11 октября 2004
87

Владимир АНИКИЕВ: ЗАКОН СУРОВ. ОСОБЕННО ЗАКОН ПРИРОДЫ

Отсутствие четкой государственной политики в области экологии может привести к бедствиям и катастрофам, считает академик РАЕН, заведующий лабораторией экологической безопасности ВНИИ геосистем Владимир АНИКИЕВ
Владимир Васильевич, в феврале правительством России будет рассмотрена Экологическая доктрина РФ, разработанная группой ученых по поручению президента Путина. Вы являетесь одним из разработчиков этого документа. С вашей точки зрения, что новая доктрина реально может дать государству и обществу?

- По оценкам академика Львова и профессора Рюминой, из-за того, что у нас не предусмотрена плата за пользование природными ресурсами, государство ежегодно недосчитывается 30 млрд. долларов, которые должны были бы платить ему нефтяные компании. Во всем мире существует природная рента, ее размер зависит от того, где находится, скажем, нефтяное месторождение, какой сорт нефти там добывают. Все эти деньги получает государство. А у нас просто платят налог с добытой тонны нефти, что несравнимо меньше. Вот вам один из ответов на знаменитый вопрос президента: `Где деньги?`.

В Экологической доктрине предлагается пересмотреть механизм природопользования, учитывать интересы будущих поколений, препятствовать разрушению окружающей среды. Совершенно не изменять ее, конечно, невозможно, но надо обязательно соблюдать допустимый уровень экологической безопасности.

Сейчас, например, в Северном Каспии разворачивается промышленная добыча нефти, предполагается ежегодно выкачивать миллионы тонн. Если вовремя не предусмотреть все негативные последствия, то увеличение добычи может стать причиной нарушения равновесия внутри природных систем, что может привести к землетрясениям.

Но ведь нефтяники работают там уже долгие годы, почему именно сейчас это может вызвать землетрясение?

- Считается, что землетрясения, которые уже были в Средней Азии, тоже вызваны работой нефтяных вышек, поскольку в результате нарушилось пластовое давление. Вообще, по оценкам специалистов, морская нефтегазодобыча считается наиболее рискованной, и тем не менее на нее приходится около 30% мировой добычи.

И во всех районах добычи бывают землетрясения?

- Там, где активно проводятся превентивные мероприятия, ничего такого не происходит. Мы подсчитали, что для возмещения ущерба от добычи нефти с морского дна необходимо затрачивать 9-11% стоимости проекта. Такие оценки были опубликованы в журнале `Доклады РАН` еще в 1995 году. Например, проект `Сахалин-1` стоит 15 млрд. долларов. В его рамках на сохранение окружающей среды нужно выделять 1,5 млрд. долларов. А затрачивается на эти цели всего 3 млн. долларов, и работы продолжаются. Я показал эти оценки представителям компании `Exxson`, которая участвует в проекте. Они сказали, что если случится авария, последствия будут ликвидированы. При таком подходе в Америке категорически запрещают приступать к работам. В 1910 году там начали вести морскую нефтегазодобычу на шельфе Калифорнии, но в 1980-х годах закрыли проект, потому что затраты на сохранение окружающей среды съедали почти всю прибыль. После аварии, которая была у `Exxson` в Аляскинском заливе, там изменилась экосистема. И так бывает всегда: если происходит сильное воздействие на экосистему, то через какое-то время она восстанавливается, но уже в другом, как правило, более упрощенном виде.

Но простая система более устойчива...

- Устойчива к чему - к новым катастрофам? Так мы постепенно можем дойти до простейших микроорганизмов, которые живут даже на ядерном реакторе.

На ваш взгляд, в море можно только рыбку ловить?

- Между прочим, учеными подсчитано, что `рыбку ловить` в промышленных масштабах в два раза выгоднее, чем добывать нефть с морского дна, которая обходится в 4 раза дороже, чем при добыче на суше. А рыба - это еще и ресурс, который возобновляется.

Вообще мировая ценовая политика устроена таким образом, что тот, кто продает нефть, газ, полезные ископаемые, очень быстро оказывается в кабале у тех, кто поставляет ему технологии. По оценкам У. Ведзейкера, экологическая справедливость может быть достигнута только в том случае, если цены на природные ресурсы увеличатся в 30-40 раз. Он предлагает изменить мировую ценовую политику.

Вы считаете, что это возможно, не говоря уже о том, что тогда технический прогресс может сильно затормозиться?

- Надо посмотреть, на что он направлен: если на самоуничтожение, значит, его надо останавливать. Сейчас уже все признают, что глобальный экологический кризис нарастает. Если ничего не предпринимать, то уже в ХХI веке встанет вопрос о существовании человека как биологического вида. Так что альтернатива, как видите, проста. Уже сейчас существует дефицит питьевой воды, в особенности чистой. Воду половины рек европейской части России нельзя употреблять без специальной очистки, а 80% очистных сооружений не соответствуют стандартам. Или трансграничный перенос загрязняющих веществ. На территорию Москвы, которая сама является источником загрязнения, поступает до 70% загрязняющих веществ из Европы, где выброс на одного человека в 4 раза выше, чем у нас.

Вы хотите сказать, что у нас воздух чище?

- Суть в том, что Россия обладает мощным экологическим потенциалом. Мы, можно сказать, всему миру оказываем бесплатные экологические услуги за счет того, что у нас сохранились природные экосистемы - тундра, тайга. Считается, что 40% природных экосистем находится на территории России, а в Европе их вообще уже не осталось. Там насаживают искусственные леса, но вот, например, в Германии искусственные сосновые леса вытеснили естественные буковые, а из-за того, что нарушился баланс, леса стали болеть.

Вы все время говорите о том, что сохранение окружающей среды в нынешних условиях требует огромных затрат. На что конкретно должны идти эти деньги?

- Для того чтобы избежать катастроф, определить возможные риски и разработать меры по их предотвращению, нужны высокоэффективные системы мониторинга. Мы же должны знать, что и когда может произойти на том или ином участке, чем это может быть вызвано, должны заранее разработать способ предотвращения негативного явления или хотя бы, если это неотвратимое природное бедствие, сделать все возможное для снижения ущерба. Все это требует, конечно, немалых затрат, но они в 15 раз меньше, чем те, которые уходят на ликвидацию последствий аварий.

Вы написали доктрину, будут приняты нормативные акты - и что дальше? Вы уверены, что их будут исполнять?

- Что значит, не будут исполнять? Будут игнорировать законы природы? Но тогда просто не будет общества. Вот и весь прогноз.

Беседовала Лариса УХО



Век, 25.01.2002http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован