14 июля 2005
1241

Владимир Григорьев: Догнали Америку

Нет ни писателей, ни читателей, ни денег - съезд Российского книжного союза нарисовал мрачные перспективы отечественного книгоиздания.

В среду в Санкт-Петербурге прошел IV съезд Российского книжного союза - самого многочисленного, самого представительного и потенциально самого влиятельного объединения людей, делающих свой гешефт на "лучших подарках". Лоббистские потенции, кстати, подтверждаются хотя бы составом президиума - компанию президенту РКС Сергею Степашину, бывшему премьеру, а ныне председателю Счетной палаты, составляли питерский губернатор Валентина Матвиенко, руководитель Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Михаил Сеславинский, и тому подобные официальные лица - даже депутатов Госдумы согнали в зал. Из анонсированных вип-персон отсутствовал лишь министр культуры Александр Соколов, за что, наверное, и удостоился зловещей оговорки от Степашина: "Пока два бывших министра (!) ссорятся между собой, можно многое успеть сделать.

Но и без Соколова в зале отеля "Европа", действительно, собрался полный состав всех мало-мальски значимых фигур книжного рынка России, способных добавить подлинности в нарисованную в отчетном докладе общую картину.

Портрет, надо сказать, не радует - краше в гроб кладут. Советник главы Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Владимир Григорьев не случайно начал свое выступление с того, что посоветовал обратить внимание на следующий факт: книжный бизнес - единственный сегмент отечественного рынка, избавленный от пресловутых "слияний и поглощений". Кому нужны эти живые мощи?

Книжный рынок сейчас похож на собачку с привязанной к хвосту консервной банкой. Псинка по кругу бегает за банкой, носится, все наращивая и наращивая темп, но так и будет бегать, пока не рухнет.


Ситуация довольно простая. Издательства приняли на вооружение тактику тотального чеса - издавай всех, читатель сам отберет популярных. Но так как всех издавать накладно, то стартовые тиражи неуклонно падают - если еще в прошлом году минимальный тираж для коммерческого продукта составлял 5 тысяч, то сейчас все чаще и чаще - 3. А это уже на грани окупаемости - понятно, что чем выше тираж, тем меньше себестоимость. В итоге книги дорожают, а значит, спрос упадет еще ниже.

Такая ситуация не устраивает никого - ни издателей, призванных лихорадочно тискать всех и постоянно избавляться от неликвидов, ни распространителей, затопленных невостребованными изданиями, родившими новый проф-термин "Стояк". Обижены писатели - если раньше автор получал за дебютный роман тысячу, то сейчас - еще меньше; психуют читатели, которым приходится выискивать хоть что-то съедобное в тоннах дерьма. Даже литературные критики, и те обижены - портите, де, читателя, подсаживаете его на книжные сериалы. Ну да, подсаживают. Доля сериальных изданий в общем массиве растет стремительно, в 2004 году она достигла 35% от общего количества книг и 53% всего тиража.

Крупнейшее издательство "Эксмо", по слухам, вообще не рассматривает авторов, принесших один роман - имейте как минимум два. А что делать? Если уж повезло найти хорошего автора, приходится выдаивать его по полной.


Почему издатели ищут востребованных авторов таким странным способом, а не проводят, к примеру, маркетинговые исследования, не отслеживают новые имена? А у них денег нет ни на хороших специалистов, ни на нормальные исследования - есть только "метод тыка". Как отмечалось на съезде, специалисты, работающие в издательском бизнесе, получают в 1,5-2 раза меньше, чем в компаниях других отраслей.

Почему у них денег нет? А потому что ситуация с книгоизданием сложилась уникальная. Цены на производство - мировые, цена продажи - российская. Оптовая цена книжки в России - $1,5, розничная - порядка 3, в то время как на западе - около 15. Поднимите руки - кто купит книгу за пятьсот рублей? На бумагу и печать и у нас, и на западе уходит в среднем полдоллара, но если у них это 5-10% себестоимости, то у нашего издателя - половина. Реально это означает, что у буржуя есть на оплату автору, зарплату сотрудникам, рекламу и маркетинг $9,5 с книги, у нас - доллар с небольшим.

Но дорогие книги брать не будут, значит, нужно уменьшать издержки. За счет чего? Ну не за счет бумаги же, кто тебе цену сбросит?

Представитель крупнейшего российского поставщика бумаги, компании "Папирус", г-н Муслимов озвучил на съезде следующие данные.

Крупнейший российский производитель, бумажный комбинат в Сыктывкаре, поднял цены на 20%. Все идет к тому, что в стоимости книги стоимость бумаги будет составлять 80-85%.


Куда податься? Уповать на помощь государства? Не делайте мне смешно - в прошлом году книжный рынок получил от него два увесистых пинка под дых. С 1 января этого года государство отказалось от экономической поддержки книгоиздания, все участники книжного рынка, кроме распространителей, потеряли льготы по НДС и вместо 10% платят 18, как взрослые. А со следующего года обещают срезать льготы и у книгопродавцев.

Кроме того, в прошлом году были приняты поправки к закону об авторском праве - его продлили до 70 лет после смерти автора. Плюсуйте и это в стоимость книги. На сетование участников съезда, почему эти поправки были приняты безо всяких консультаций с издателями, депутат Думы Елена Драпеко разъяснила ситуацию с редкой откровенностью: "Это было связано с подписанием международных соглашений. Поэтому был приказ правительства Думе - срочно, в три недели, принять!".

Очень похоже на правду, все явно шло в кильватере принятых ранее поправок к аналогичному американскому закону.


Но дело даже не в неизбежном росте цен на книги. Все гораздо хуже и гораздо глубже.

Генеральный директор "Московского дома книги" Надежда Михайлова сообщила следующее. По данным "Московского дома книги", проблема падения продаж наметилась в 2002-2003 году - в это время рост практически прекратился. В 2004-м начался спад, пока еще очень робкий, падение составило порядка 3%. Но нынешний год начался просто пугающе - за первое полугодие темпы падения составили уже более 15%. И это в Москве, где в отличие от провинции ценовой фактор никогда не был определяющим.

В чем дело? А причины, по ее мнению, даже не коммерческие, а социальные. Россияне теряют потребность в чтении, подсаженное на книги советское поколение уходит, а на смену им никто не идет. По оценкам международных исследований PISA, по качеству чтения в 2000 году российские дети 9 и 14 лет заняли 27-е место. И это при том, что всего в исследованиях участвовали 32 развитые страны. В 2003 году этот показатель был еще хуже - 33-е место из 42 стран. Владимир Григорьев объявил на съезде шокирующие результаты социологического исследования "Левада-центра":

52% россиян никогда не покупают книг, а 37% их никогда не читают. Если еще пару лет назад вариант "активно читаю" отмечало более 30% населения, то сейчас - только 23%.


Что называется, "догоним и перегоним Америку" - в Штатах, согласно отчету Американского Национального фонда искусств 2002 года, никогда не читают книги 53% населения. В 1992-м году их было 46%.

Что делать? Государства Европы в свое время спасались массированной государственной компанией. Как напомнил тот же Григорьев, когда Германия рухнула в низ списка читающих стран, нация испытала культурный шок. Через пять лет массированного мозгоклюйства и протекционистских мер они изрядно улучшили свои показатели.

Но наше государство, увы, надеждами не питает даже юношей. Один пример - для того, чтобы дети привыкали к чтению, они должны как минимум иметь возможность книгу купить. В странах ЕС один книжный магазин на 10-12 тысяч читателей. У нас - все хуже в шесть раз, один магазин на 60 тысяч.

Что делает наше правительство? Объявляет третий этап приватизации - муниципальной собственности. Поэтому скоро книжных магазинов станет еще меньше. Из 2,5-3 тысяч книготорговых организаций эту компанию точно переживут не более 5% - те, что имеют свои магазины в собственности. Все остальные сидят на аренде, причем в большинстве - на муниципальной. Потому как собственники площадей более охотно сдают свои помещения предприятиям, имеющим рентабельность повыше, чем в книжном бизнесе.

Что же решил на съезде Российский книжный союз - бить в набат или всем президиумом идти на прием к Путину, открывать царю правду?

На вопрос "Парка культуры" президент Степашин, помявшись, заметил: "Ну я не вижу трагедии".


А за конкретикой отослал к вице-президенту РКС Олегу Ткачу, так как тот лучше владеет ситуаций. "Вице" действительно проблему знает не понаслышке - до того как стать сенатором от Калининградской области в Совете федерации, он возглавлял "Олма-пресс" - одно из трех крупнейших издательств страны. Олег Поликарпович, подумав, тоже решил не драматизировать ситуацию и высказался в духе известного анекдота: "Нет, но оно, конечно, ужас, но не ужас-ужас-ужас!!!". Главное - рынок не рухнет.

Книги не исчезнут - их просто будет меньше, и стоить они будут дороже.


14.07.2005
www.gazeta.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован