23 июня 2008
2107

Владимир Миклушевский: Выпускникам-2008 предстоит кардинально изменить Россию

Радио РСН

Рустам Арифджанов : Здравствуйте, в студии Рустам Арифджанов. Рядом со мной Владимир Владимирович Миклушевский, директор департамента прогнозирования и организации бюджетного процесса Министерства образования и науки Российской Федерации. Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Владимир Миклушевский: Добрый вечер.

Р.А.: Еще скажу, что Владимир Владимирович - заведующий кафедрой металлургии цветных, редких и благородных металлов Московского института стали и сплавов - сейчас он называется, по-моему, Российский технологический университет, да?

В.М.: Точно.

Р.А.: Спасибо, что пришли к нам. Начну с грустного для науки факта - сегодня в Санкт-Петербурге сразу два трагических события. Умерла Наталья Петровна Бехтерева, известный российский академик, и ушел из жизни Федор Углов, известный хирург - на 104-м году жизни, кстати, - хирург, академик медицинских наук. Наверное, многие задумались, пить или не пить, когда прочитали когда-то его брошюрку о трезвости, об алкоголизме? Наталья Петровна в этом году стала почетным гражданином Санкт-Петербург, а вот Федора Углова не успели избрать почетным гражданином, хотя 70 лет он этому городу посвятил. Я вспомнил этих выдающихся людей еще и потому, что, безусловно, существовала в нашей науке и школа Бехтеревой, и школа Углова - точно так же, как была школа Ландау, школа Гинзбурга, лауреата Нобелевской премии, школа Курчатова? Так вот, в последнее мы, к счастью, стали задумываться: а не пресекается ли вот эта традиция школ выдающихся советских ученых? И что происходит с нашей научной молодежью? Мы уже привыкли достаточно зло говорить о 90-х годах - но ведь правда, Владимир Владимирович, действительно 90-е годы были такими плохими для молодых ученых, молодых преподавателей? Вот Вы в 1990 году закончили вуз, начали свою деятельность в науке? В.М.: Они были непростыми вообще для всей страны, и это не могло не сказаться и на Высшей школе. Но, тем не менее, я оптимист, и я бы не стал говорить о том, что 90-е годы стали для российской Высшей школы совсем уж черными. В тот момент у ее руля находились достаточно опытные люди, включая и руководство образованием России, и руководство вузов - и, благодаря их самоотверженности и героизму, Высшая школа выстояла.

Р.А.: Именно выстояла? Не развивалась?

В.М.: Развивалась. Вот пример Института стали и сплавов: были времена тяжелые, но во все эти годы, тем не менее, мы развивались. Не было ни одного года, когда мы что-то не закупали, не делала что-то новое. Хотя были времена, когда перед коллективом стояла дилемма: платить зарплату, или развиваться. Умудрялись делать и то, и то.

Р.А.: Ну, может быть, МИСИС - исключение, одно из немногих. Во всяком случае, вот Вы - талантливый ученый, организатор; знаю, что ваш ректор - практически Ваш ровесник, тоже никуда не уехал, как и Вы, остались работать в России, и добились успеха. Но ведь многие Ваши ровесники из Вашего вуза и из других, предпочли, получив хорошее образование, и являясь талантливыми людьми, уехать за границу. Почему так происходило? И происходит, наверное, да?

В.М.: По-моему, причина лежит на поверхности? Р.А.: Деньги?

В.М.: Это одна из причин. Я вообще не считал никогда, что это главная причина для ученого - хотя это важно, безусловно. Потому что если человек не имеет возможности нормально содержать семью - конечно, у него о науке мыслей уже меньше. Но, тем не менее, важнейшая причина - создание условий для работы. И в этом смысле 90-е годы были тяжелыми. Потому что оборудование, которое сохранилось с советских времен - оно ветшало, и не было денег на ремонт. И в этом смысле - мы не могли создать нормальную мотивацию тогда для тех молодых людей, которые хотели заниматься наукой, но вынуждены были уехать.

Р.А.: Владимир Владимирович, у нас сегодня был очень важный информационный повод для приглашения Вас - в Вашем родном вузе, который Вы закончили, в котором много лет работали, сегодня побывал премьер-министр России Владимир Владимирович Путин. По-моему, это первое его посещение за все годы руководства страной, и вообще первое посещение в жизни его МИСИС, да?

В.М.: МИСИСа - да.

Р.А.: Ну, я понимаю, что вообще вузы он посещал. И сразу после этого состоялось заседание президиума правительства. На президиуме обсуждалась целевая программа "Научные кадры инновационной России". А в МИСИСе - он просто посмотрел, как живет вуз, похвалил вас, и сказал, что у МИСИСа есть все шансы стать федеральным университетом. Я хотел бы теперь услышать от Вас, как от руководителя важного департамента Минобрнауки, департамента, который определяет будущее развитие министерства, а значит, и нашей науки и образования. Так вот - что такое федеральные университеты? И почему избран этот путь развития высшего образования в стране? Это был один из первых указов Дмитрия Анатольевича Медведева - о том, что должны быть федеральные университеты в стране.

В.М.: Совершенно верно.

Р.А.: Вот хотелось бы понять, что это такое, и чем они от обычных университетов отличаются. И зачем это нужно? Получается, есть университеты высшей лиги, а есть - низшей лиги?

В.М.: Я бы не стал делить на высшую и низшую лигу. Я бы характеризовал федеральные университеты как системообразующие вузы. Они должны стать научным, образовательным и культурным центром региона, в котором они расположены. И они должны не только участвовать в программе социально-экономического развития региона, но вокруг них должны формироваться партнерские отношения с другими вузами этого региона, с институтами Академии наук, с отраслевыми институтами. Я не говорю про работодателей, потому что об этом я бы хотел сказать отдельно; потому что это, на мой взгляд, один из ключевых моментов, ради чего, в том числе, создаются федеральные университеты.

Характеризуя отличительные особенности федеральных университетов по сравнению с другими ВУЗами, я бы начал с того, что, помимо того, что им будут даны достаточно серьезные дополнительные средства, они будут обладать и достаточно серьезной степенью ответственности. Перед обществом, перед своими студентами, перед жителями региона. Этим ВУЗам, помимо денег, еще будут даны существенные права. Например, им будет дано право самим устанавливать образовательный стандарт - потому что сегодня, мы знаем, стандарты? Р.А.: Ваше же министерство и устанавливает.

В.М.: Абсолютно правильно.

Р.А.: Я несколько лет назад был деканам факультета журналистики одного из ВУЗов, и нужно было аттестовать этот факультет на 5 лет. Знаете, сколько это времени у меня заняло?! Это такая бумажная работа! Огромная! И все это под единый стандарт, а шаг влево, шаг вправо?.

В.М.: Ну, мы сейчас немного о другом говорим. Сейчас у нас существует государственный образовательный стандарт. Он действительно устанавливается приказом Минобрнауки. В законе написано - приказом правительства, правительство это поручило Министерству образования устанавливать, а федеральные университеты получат право самостоятельно это делать. Но - по тем канонам, которые установлены в государственных образовательных стандартах. И вторая вещь, которая, на мой взгляд, принципиальна - это присуждение ученых степеней и ученых званий.

Р.А.: А остальные вузы не имеют сейчас права? У меня такое впечатление, что научные советы сейчас в каждом вузе, и все присваивают звание кандидата.

В.М.: Да, но есть еще Высшая аттестационная комиссия. Звание кандидата, действительно, присваивается научными советами, но окончательное утверждение все равно сейчас идет в этой комиссии. Сейчас такое право будет предоставлено самому федеральному университету - так, по крайней мере, написано в законопроекте - и, соответственно, сам же ВУЗ будет выдавать диплом или аттестат, подтверждающий звание. Но при этом степень ответственности, как я уже сказал, будет так же серьезна повышена. Например, планируется, что ректор такого федерального университета будет избираться не собранием трудового коллектива, как это сейчас происходит, а будет утверждаться правительством Российской Федерации на срок до 5 лет.

Р.А.: Ну, тут ущемляется вольница университетская - чуть ли не со Средневековья университеты отчасти бравируют тем, что никто не влияет на решение ученого совета университета. А теперь, значит, правительство назначать?

В.М.: Ученый совет, равно как и попечительский, и наблюдательский - они остаются. ВУЗы на самом деле оставляют за собой достаточно большое число академических свобод - но вот высшее должностное лицо будет назначать правительство, которое, собственно, и будет учреждать федеральные университеты. Я думаю, что ничего странного в этом нет.

Р.А.: Я слышал, что запланировано до 2020 года на базе каких-то вузов организовать с десяток таких федеральных университетов. Я знаю, что такое право присвоили двум ведущим ВУЗам страны, Санкт-Петербургскому и Московскому университетам, и еще появились в Ростове и в Красноярске федеральные университеты. Где еще будут?

В.М.: Я бы хотел уточнить. Московский и Санкт-Петербургский университеты статусом федеральных не обладают, и сейчас разговор идет о том, что будут обладать каким-то специальным статусом, которые не будет называться "федеральный университет". Это предусмотрено в законопроекте.

Р.А.: То есть денег им давать будут меньше, и ректора правительство назначать не будет?

В.М.: Речь идет о том, что они будут иметь специальный статус. Мы его сейчас обсуждаем, поэтому я не готов пока эту тему подробно освещать. Ну, а финансирование они всегда имели хорошее, и я думаю, что это положение будет сохраняться.

Что касается двух уже созданных федеральных университетов - мы действительно имеем этот опыт, и указ Дмитрия Анатольевича Медведева, который, действительно, был одним из первых им подписан, говорит о том, что высшее руководство страны оценивает этот опыт положительно. Каждый из этих ВУЗов были созданы на базе объединения четырех существующих ВУЗов в ноябре 2006 года, содержательную часть деятельности они начали в 2007 году.

Р.А.: Я встречался с преподавателями, учеными из Красноярска и Ростова, и все они говорили о том, какую важную роль будут играть эти федеральные университеты в развитии регионов. И я понимаю, что в регионах нам действительно нужны такие федеральные университеты - на Дальнем Востоке, например, учитывая некоторую запущенность этого региона. Я думаю, что и в Сибири - если в Красноярске появился федеральный университет, то и новосибирцы уже стали поводить плечами, а может быть, и в Екатеринбурге задумались о том, что и им там нужно создавать. Может быть, я ошибаюсь, может быть, вообще другой принцип будет организации этих университетов?

В.М.: Основной принцип, заявленный Минобрнауки, состоит в том, что это должен быть региональный вуз, который должен работать на регион, и в этом смысле - Дальневосточный федеральный университет уже прямо прописан в указе Медведева, работа идет.

Р.А.: Он во Владивостоке будет?

В.М.: Да, совершенно верно. Причем, по предложению Дмитрия Анатольевича, те объекты, которые будут сооружены для саммита АТС в 2012 году на острове Русский - часть этих сооружений будет использоваться как кампус этого университета.

Р.А.: Ну, если мост построят. А то загонят студентов? В.М.: Насколько я знаю, там должны быть два моста, так что это будет все. Что касается остальных регионов - то мы сейчас только приступили к рассмотрению заявок, процесс в самом начале, поэтому я сейчас не готов говорить о том, в каких регионах они будут.

Р.А.: А это регионы или ВУЗы подают заявки? Или же это вы в министерстве, в вашем департаменте, прогнозируете, что вот тут нам нужна "точка роста"?

В.М.: Нет. Методика будет простая. Будут сформулированы критерии, по которым будут отбираться эти ВУЗы. Один из основных критериев - ВУЗ должен уже сейчас обладать высоким качеством образовательного процесса. Во-вторых, ВУЗ должен уже сейчас продемонстрировать свою ориентированность на работодателя. Безусловно, мы будем смотреть, какая доля выпускников работает на работодателя - это очень важно. Доля аккредитованных международным сообществом образовательных программ, удельное количество публикаций на одного научного работника, и так далее - это только некоторые из критериев, которые могут быть применены. Окончательный список еще не сформулирован, мы как раз это сейчас обсуждаем. Когда мы говорим о том, какой принцип будет положен в основу принятия решения - я не исключаю, что это будет на конкурсной основе.

Р.А.: Я уже говорил вначале о том, что Владимир Владимирович, когда посещал Ваш родной ВУЗ, упомянул о том, что у МИСИСа есть все шансы стать федеральным университетом. Поговаривают еще о том, что МИФИ может стать таким университетом. Причем МИСИС называют "федеральным технологическим университетом", как бы определяя его место в структуре, а про МИФИ говорят "российский ядерный университет", понимая, что там действительно много внимания уделяют подготовке физиков, которые будут работать в этой области. Но это же отход от регионального принципа!

В.М.: Отход. Поэтому, повторюсь, окончательные критерии еще не определены, и мы думаем, какой статус будут иметь эти два ВУЗа. Концепции были рассмотрены на межведомственной рабочей группе по реализации национальных проектов 28 мая этого года, их представляли три ректора: планируемы дальневосточный, ядерный и технологические университеты. Думаю, окончательный статус мы определим в ближайшее время, может быть, эти два ВУЗа будут обладать каким-то специальным статусом. Они действительно не являются региональными: МИСИС планируется, как межотраслевой университет, потому что он уже давно не является в чистом виде институтом стали и сплавов.

Р.А.: По большому счету, современная металлургия - это и есть материалы. Даже нанотехнологии - это тоже материалы.

В.М.: Безусловно. Я Вам больше скажу: обычный металлургический сплав - это тоже продукт нанотехнологии по сути, потому что структура сплава формируется на уровне атомов и молекул. И когда стал модным термин "нанотехнологии", мы, в институте стали и сплавов, обнаружили, что этим у нас занимается как минимум половина университета.

Р.А.: Владимир Владимирович, а вот русские кузнецы, и их коллеги дамасские кузнецы, когда ковали булаты, или дамасскую сталь - они тоже нанотехнологиями занимались?

В.М.: Ну, может быть, не понимая этого. Таким образом, МИСИС, все-таки, позиционирует себя как межотраслевой ВУЗ в той концепции, которую он представил. Что касается МИФИ - то он наоборот, позиционирует себя как отраслевой в чистом виде, но регионально распределенный, потому что у него будет несколько опорных центров. Вообще он планируется быть созданным на базе 6 ВУЗов, 13 учреждений среднего профессионального образования, и 5 учреждений начального профессионального образования.

Р.А.: То есть это будет вертикально интегрированное учебное заведение? В.М.: Да, совершенно верно. На самом деле, тема профессионального образования, и вот этой интеграции, давно обсуждается. Это, безусловно, не является самоцелью системы реформирования профессионального образования в России - то есть мы не ставим целью, что все учреждения среднего профессионального образования вольются в ВУЗы, потому что это не правильно; но в ряде случаев - это обосновано.

Р.А.: Владимир Владимирович, меня немножко смутило назначение ректоров федеральных вузов правительством. Какова самостоятельность тогда будет этих учебных заведений? Мы все более и более усиливаем во всех областях нашей жизни роль государства, вот теперь дошли до Высшей школы? В.М.: Ну, мы законопроектом предусмотрели, что федеральные университеты будут создаваться в форме автономных учреждений.

Р.А.: Что это такое?

В.М.: Автономное учреждение отличается от бюджетного большей степенью свободы. Р.А.: То есть счетная палата не придет?

В.М.: Счетная палата, возможно, придет, потому что деньги, которые они будут получать в виде субсидий, все равно будут бюджетными - но суть не в этом. Суть в том, что сейчас бюджетные учреждения в основном финансируются строго по смете, а автономное учреждение получает свободу в расходовании этих средств, с учетом того виденья, которое они имеют. Ну и программы развития, безусловно.

С другой стороны - автономное учреждение имеет возможность открывать счета в коммерческих банках, чего не могут сейчас бюджетные учреждения. Коллеги, которые работают в этой системе, знают, что она достаточно жестко регламентирована, и направлена на то, чтобы обеспечить точное и неукоснительное целевое расходование средств, это правильно. Но она имеет и определенные недостатки - в частности, довольно сложное оперирование в расходовании этих средств, и так далее. Ну и бюджетные учреждения не имеют права брать кредиты, предоставлять залоги, учреждать коммерческие фирмы? Р.А.: То есть от этих финансово-организационных пут федеральные университеты частично избавятся?

В.М.: Да.

Р.А.: Какие времена наступают! Не жалеете? Недавно еще работали первым проректором МИСИСа, как раз отвечали за экономику. Не жалеете, что рано ушли?

В.М.: У меня там очень хорошая смена в университете, я им желаю успеха.

Р.А.: Владимир Владимирович, я вот все время почему-то думал, что известный технологический ВУЗ у нас - это МГТУ им. Баумана, а тут МИСИС становится конкурентом, и даже опережает его? В.М.: Я не вижу здесь никакой конкуренции. МГТУ им. Баумана - это известный и очень уважаемый ВУЗ, старше нашего на 100 лет, а это о чем-то говорит? Р.А.: Это говорит о том, что лаборатории у них устарели, наверное?

В.М.: Нет, я так не думаю. Я много раз там бывал, там замечательные лаборатории. Просто МГТУ им. Баумана позиционирует себя, как технический университет, а МИСИС - как технологический, и в этом есть некоторая особенность и отличие. И, зная круг специальностей, которые выпускают оба эти ВУЗа, я могу сказать, что прямой конкуренции между ними практически нет. Поэтому я не считаю, что мы кому-то могли "перейти дорогу" в этом смысле.

Р.А.: Владимир Владимирович, вот есть федеральные университеты. Вы сказали, что Московский и Санкт-Петербургский университеты получат особый статус. Потом сказали, что рассматривается вопрос о возможном особом статусе МИФИ и МИСИСа. А есть еще просто университеты и просто институты. И что, у нас вот такая чехарда будет?

В.М.: Нет, никакой чехарды не будет. Действующий закон об образовании подразумевает введение категорий. То есть типы и виды учебных заведений у нас сейчас задействованы, а вот категории были до сих пор свободны - они были предусмотрены законом об образовании, но не были до сих пор задействованы. Фот федеральные университеты - это первая категорийность, которая вводится, и в рамках этого понятия легко могут быть введены еще какие-то категории, никаких здесь противоречий нет. И, на мой взгляд, это ничуть не повредит процессу.

Р.А.: Владимир Владимирович, я прочитал стенограмму одного из заседаний правительства, где говорилось о том, что государство будет финансировать более 2,5 тысяч исследовательских проектов в год, проводимых молодыми учеными; посмотрел программу "Научные кадры инновационной России" на 2009-2013 годы, и посмотрел ряд других заявлений - постоянно делается упор на молодых ученых. А что же делать ученым не молодым? Им что же, и денег давать не будут? По 30, по 40, некоторые даже по 50 лет работают в науке - а тут такой упор на молодых кандидатов и докторов наук, им и деньги, и гранты, и целевые программы? В.М.: На самом деле, если мы говорим о фундаментальных исследованиях - то в феврале вышло постановление правительства, которое утвердило программу фундаментальных исследований до 2012 года для Российской академии наук и отраслевых академий. Там очень приличная сумма, 255 млрд. рублей, и я думаю, что это серьезная поддержка фундаментальной науки в России.

Что касается молодых кадров - то это серьезная проблема у нас, и не замечать ее просто нельзя. Это характерно как для фундаментальной науки, так и для науки вузовской, так и для отраслевой науки. Маленькие зарплаты, отсутствие мотивации с точки зрения проведения исследований на современном оборудовании, малая мотивация с точки зрения карьерного роста, и почти совсем никакой мотивации с точки зрения жилья - вот основные факторы, которые привели к тому, что сегодня средний возраст исследователей составляет 49 лет в России. При этом кандидатом наук становятся в среднем в 53 года, а доктором наук - в 61 год. Это достаточно тревожная цифра. При этом считается, что на кафедре в ВУЗе должны три поколения присутствовать, и для научных организаций это тоже в полной мере справедливо: должны быть умудренные жизнью люди, которые могли бы передавать свои знания молодежи, и достаточно серьезное среднее звено, которое могло бы эти идеи воплощать в жизнь. В этой связи сегодня на правительстве была одобрена федеральная целевая программа "Научные и педагогические кадры инновационной России". Период ее действия, как вы справедливо сказали, с 2009 по 2012 годы, общий объем финансового обеспечения 90,5 млрд. рублей (с учетом бюджетных и не бюджетных источников), из федерального бюджета будет затрачено 80,4 млрд. рублей. Эти средства будут затрачены как на предоставление грантов на конкурсной основе, так и на инфраструктурные проекты - закупку оборудования, постройку общежитий, и так далее. Это не единственная программа, которая направлена на реализацию общежитий для молодых преподавателей, студентов, аспирантов, ученых. Достаточно большие деньги запланированы в федеральной целевой программе " Образование" на эти цели, заказчиком и координатором которой является Мирнобрнауки. Достаточно большие деньги запланированы и в федеральной программе "Жилье", заказчиком и координатором которой является Минрегион. Иными словами, программа "Научные и педагогические кадры инновационной России" - это программа, сфокусированная на этой проблеме. Это не значит, что этой проблемой не занимались - просто она настолько глубока, что ею надо заниматься, поставив ее в фокус.

Р.А.: Отсюда возникает еще вопрос. Конечно, наука - чрезвычайно важная вещь, но подавляющее число выпускников ВУЗов нужны не столько в науке, сколько в экономике страны. Многие гости нашей студии почему-то с юристами приводят пример: чуть ли не 600 тысяч ежегодно готовится ежегодно в нашей стране, причем даже совсем не профильные ВУЗы готовят юристов, а потом их девать некуда. А МИСИС, технические ВУЗы - в основном готовят инженеров, технологов, которых ждет экономика, но часто и многие из них оказываются без работы тоже. А многие бизнесмены, которые у нас здесь бывают, и представители крупного бизнеса тоже, говорят о том, что их надо или переучивать, или доучивать потом. Я им предложил, как Гус Хиддинк - его помощники ездят по стране, находят хороших игроков, и собирают; вот и они могли бы то же самое делать. Мне сказали, что это кустарный подход, а нужна система. Причем крупный бизнесмен может себе позволить такую селекционную работу, а мелкий и средний бизнес себе такого позволить уже не может. Вот есть ли, создается такая система?

В.М.: Главным прообразом такой системы является переход на двухуровневую систему образования. Вообще-то она многоуровневая, но мы будем говорить пока о двух.

Р.А.: А их там больше, уровней?

В.М.: Конечно. Уровни образования начинаются с общего, потом - послевузовское, и так далее. Я сейчас хотел говорить о бакалавриате и магистратуре. Одна из основных проблем заключалась в том, что горизонт планирования у большинства компаний не выходит за рамки того образовательного курса, который реализуется в ВУЗе - 5 лет. И поэтому предприятию трудно прогнозировать, какова его потребность в тех или иных специалистов. И поэтому многие бизнесмены, кстати, не готовы вкладываться в молодого человека на первой стадии его обучения - потому что велика вероятность, что его отчислят, или он поймет, что это не его, и попытается изменить свою профессию, либо покажет не то качество знаний, которое требуется работодателю. Введение двухуровневой системы, я уверен, позволит приблизить качество выпускников, которые выходят из ВУЗов, к потребностям работодателей. Потому что на второй ступени, когда уже магистратура, работодатель, по сути, будет уже иметь возможность заказать обучение "под себя" причем магистратура планируется как во многом практикоориентированный курс, выпускник будет иметь возможность пройти большое количество практик, и я считаю, что это может серьезно изменить ситуацию.

Если говорить дальше, то, безусловно, одна из ключевых проблем, которую должна решить система высшего профессионального образования - это, конечно, ориентация на потребителя. В этой связи Минобрнауки предпринимает достаточно серьезные шаги по установлению этой обратной связи. В прошлом году мы впервые сделали прогноз потребностей подготовки специалистов; и, если говорить о конкретных ВУЗах, то все больше и больше из них стараются выстраивать свои программы под потребности конкретного работодателя. Тот пример о юристах, о котором вы сказали - мы это знаем, и стараемся как-то, в том числе контролем цифр приема, влиять на это. Потому что это ведь не просто потраченные зря деньги государства или семьи - это еще и неправильный социальный посыл для человека. Он получил профессию, а в результате оказался не востребованным обществом - в силу того, что столько юристов просто-напросто не нужно. Это очень серьезная проблема, на которую мы обращаем самое пристальное внимание.

Р.А.: Я вот смотрю на структуру МИСИС: есть институт металлургии экологии и качества, это понятно; есть институт технологии материалов, институт физикохимии материалов, институт экономики и информатики, это я понимаю; я даже согласен с не очень понятным мне институтом базового образования - но зачем вам гуманитарный институт в институте стали и сплавов?

В.М.: Мы всегда считали, что классический университет должен иметь в своем составе структуру, которая занимается гуманитарным образованием, хотя то образование гуманитарное, которое получали наши выпускники - оно профилированное. Поэтому если на гуманитарном факультете выпускали менеджеров - то они ориентированы на тот менеджмент, который может быть востребован металлургическим предприятием.

Р.А.: Но так вы можете сказать и про юристов, и исторический факультет открыть, психологический - все, что хочешь! Можно даже физкультурный факультет открыть - они будут тренерами в "Северстали" или в Магнитогорском "Металлурге".

В.М.: Ну, Вы преувеличиваете.

Р.А.: Ну конечно!

В.М.: Этого делать, конечно, ни в коем случае не нужно. Я еще раз подчеркну, что тот гуманитарный институт, который есть в составе МИСИС - он достаточно небольшой, и его основная цель не выпускать (хотя он имеет выпуск небольшой), а работать на обслуживание других, заниматься подготовкой профильных специалистов.

Р.А.: Ну, чтобы иностранные языки знали? В.М.: Конечно, конечно. Дмитрий Викторович Ливанов, ректор института, поставил очень амбициозную задачу, которая сводится к тому, что выпускник должен владеть если не в совершенстве, то достаточно серьезно английским языком. В условиях глобализации экономики это необходимо.

Р.А.: Владимир Владимирович, а какие перспективы развития у МИСИС?

В.М.: Прежде всего, я начну с того, что МИСИС одним из первых вузов стал победителем конкурса инновационных программ, в 2006 году, и нынешняя программа развития университета опирается на те достижения.

Р.А.: Как сказал Владимир Владимирович Путин, МИСИС станет федеральным вузом - это такой переход в "высшую лигу". Что это даст вузу? Как он будет выглядеть в 2013 году, допустим?

В.М.: В основу программы развития университетов заложено формирование кампусов. Это иностранное слово, значение которого все по-разному себе представляют, на самом деле означает максимальное погружение и студентов, и преподавателей в ту учебную среду, в которой они и должны находиться.

Р.А.: То есть чтобы с лекции на лекцию через весь город не ездить, да? В.М.: Ну, упрощенно можно и так сказать. Потому что этим грешат очень многие вузы, почти все московские, и не только они. МИСИС представил на рассмотрение программу, достаточно амбициозную - создание полностью нового кампуса. Процесс займет несколько лет, этот кампус будет создаваться на территории Ленинского района Московской области. Бизнес-партнером там выделен участок земли около 100 Га - это вклад бизнеса в этот совместный проект. Этот проект рассматривается как создание города-спутника Москвы, и университет рассматривается как одно из научных, культурных? Р.А.: И градообразующих учреждений.

В.М.: Да, не побоюсь этого слова - и градообразующих учреждений.

Р.А.: Сколько сегодня в МИСИСе учится?

В.М.: Порядка 12 тысяч человек на московской площадке, всего, вместе с филиалами - порядка 16 тысяч студентов.

Р.А.: Нам дозвонилась радиослушатель, она хочет поступить на вечернее отделение и спрашивает, надо ли знать английский язык?

В.М.: Вступительных испытаний по английскому языку не предусмотрено, но знать язык нужно, потому что потом пригодиться.

Р.А.: Появятся ли какие-то новые специальности в рамках будущего федерального университета?

В.М.: Планируется создание выделенного направления по наноматериалам и нанотехнологиям, планируется медицинского института? Р.А.: Это зачем?

В.М.: Речь идет об институте, который ориентирован на биотехнологии. В силу того, что материалы, которые МИСИС сейчас создает, имеют и медицинское назначение - у нас есть целое направление, которое создает эти материалы.

Это же инженеры, но они должны знать и медицину тоже, да?

В.М.: Что-то вроде этого.

Р.А.: Потрясающая специальность. А когда вы собираетесь это создать?

В.М.: Насколько я понимаю, это планируется не завтра еще делать, потому что это достаточно серьезная вещь - создание нового института в структуре университета. Насколько мне известно, это планируется сделать в течение 3-4 лет.

Р.А.: Отлично. У меня как раз дочка подрастет. Спасибо большое, с нами был Владимир Миклушевский, директор департамента прогнозирования и организации бюджетного процесса Министерства образования и науки Российской Федерации, и еще заведующий кафедрой металлургии цветных и редких благородных металлов Московского института стали и сплавов.

В.М.: Спасибо вам.

Р.А.: В студии был Рустам Арифджанов, всего доброго, до завтра.

В.М.: Всего доброго.


Радио РСН
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован