02 октября 2008
2861

Владимир Пантелеев: Иистоки крушения `Енисейнефтегаза`

ОАО "Енисейнефтегаз" фактически прекратило своё существование. Вывеска ещё красуется на козырьке его здания в центре Красноярска. Но это фикция. В начале года был уволен последний штатный генеральный директор "Енисейнефтегаза", затем настал черёд и других немногочисленных работников: секретаря, юристов и бухгалтеров. А ведь были времена, когда в Красноярске ставки делались на это предприятие, как главное в нефтегазовой сфере края.

Возникшее на основе бывшего госпредприятия "Енисейнефтегазгеология" ОАО "Енисейнефтегаз" до 2003 года являлось крупнейшим предприятием, осуществляющим поиск и разведку углеводородного сырья на территории Красноярского края и Республики Хакасии. В 2002 году в нём работало около 1500 человек. Превращение этого предприятия в бумажную пыль стало логическим итогом борьбы его акционеров за право контролировать "Енисейнефтегаз", ставший по существу предтечей и составной частью знаменитого "дела ЮКОСа".

ПРЕДЫСТОРИЯ КОНФЛИКТА

К концу прошлого века стало очевидным, что наиболее перспективный и ёмкий рынок сбыта российских нефтепродуктов - Китай. Это и обусловило интерес ЮКОСа к месторождениям углеводородов Восточной Сибири. А поскольку Восточно-Сибирская нефтегазовая компания (ОАО "Востсибнефтегаз") обладала лицензией на самое разведанное и готовое к разработке месторождение Эвенкии - Юрубченское, в 2000 году ЮКОС купил у "Сибнефти" 38-процентный пакет акций этого акционерного общества, а затем довёл его до контрольного. Но "Востсибнефтегазу" принадлежала не только лицензия на Юрубчен, в его владении были и по 38 процентов акций двух красноярских предприятий ОАО "Енисейнефтегаз" и ОАО "Енисейгеофизика". Смена собственника "Востсибнефтегаза" первоначально благотворно сказалась на финансовом состоянии его "дочек". В отличие от "Сибнефти" он стал реально вкладывать средства в геологоразведку, а соответственно эти предприятия получили от головной компании серьёзные заказы на работы.

В то время Россия ещё не оправилась от дефолта 1998 года, другие заказчики, в том числе государство, платить живыми деньгами, а не зачётами да ещё и вовремя часто были не в состоянии. Пользуясь этим, ЮКОС откровенно занижал цены на услуги своих красноярских "внучек". Прибыльными эти предприятия так и не стали. Да и не ставил ЮКОС перед собой такой задачи. Ему это было просто невыгодно. Дивиденды ведь достались бы не только ему, но и другим акционерам. А зачем с ними делиться! Вот и возобладало в ЮКОСе мнение, что необходимо оставить в своей собственности только те активы, которые ему нужны для проведения работ, а от остальных, кстати, в значительной степени не обеспеченных заказами на работы, а потому и зачастую убыточных, - избавиться.

Планы планами, а в условиях хронического недофинансирования менеджмент "Енисейнефтегаза" и "Енисейгеофизики" вынужден был сам искать источники покрытия дефицита своих бюджетов. И был у них актив, который ЮКОСу поначалу не показался интересным. В 1992 году возникло российско-британское ООО "Енисейнефть", получившее лицензию на Ванкорское месторождение. Доли в этом ООО распределялись следующим образом: 59 процентов принадлежали Англо-Сибирской нефтяной компании, 22 процента - ОАО "Енисейнефтегаз", 15 - ОАО "Енисейгеофизика", 4 - фонду имущества Туруханского района. Когда это предприятие создавалось, думали местные геологи, что придёт сюда с помощью западного партнёра британский капитал, и заживут они хорошо.

Однако шло время, а реальные инвестиции в проект не поступали, Англо-Сибирская нефтяная компания так и не смогла профинансировать бурение скважины. Вложив сравнительно небольшие средства в доразведку Ванкора геофизическими методами, она только и занималась тем, что пыталась найти западного инвестора. Но цены на нефть тогда были по нынешним меркам аномально низкими, и особых охотников на Ванкор не находилось. Даже компания "Шелл", попытавшись зайти на этот проект, в конечном итоге от него отказалась.

Понимая перспективность Ванкорского проекта, в августе 2001 года возглавляемая экс-министром топлива и энергетики Юрием Шафраником группа компаний "Союзнефтегаз" приобрела у "Енисейнефтегаза" 21 процент, а у "Енисейгеофизики" 14 процентов участия в "Енисейнефти". Уже потом в ЮКОСе будут утверждать, что эти сделки были с ним не согласованы, и начнутся судебные тяжбы. Когда же на горизонте замаячила франко-бельгийская компания TotalFinaElf, пожелавшая участвовать в Ванкорском проекте, в ЮКОСе особенно явственно осознали, что потерян очень ценный актив. Позднее председатель правления ЮКОСа Михаил Ходорковский так объяснит свою позицию: "Пусть судебные разбирательства длятся 8-10 лет. Но на суды я потрачу 100-300 тысяч долларов, а доля оценивается в 30-40 миллионов долларов. Я не хочу становиться мажоритарным акционером в проекте по освоению Ванкора и готов буду продать этот пакет любому инвестору, будь то TotalFinaElf или "Роснефть".

ПОД ДИКТОВКУ ЮКОСА

Так началась трёхлетняя битва за "Енисейфтегаз". Не буду пересказывать все перипетии этой борьбы, достойной захватывающего триллера. Выделю лишь главное. Попытка ЮКОСа через суд доказать, что продажа руководством "Енисейнефтегаза" долей в "Енисейнефти" была незаконна, провалилась: в октябре 2002 года арбитражный суд признал её законной. ЮКОСу ничего не оставалось делать, как идти обходным путём - через захват исполнительной власти в "Енисейнефтегазе".

В то время в составе "Енисейнефтегаза" было два буровых предприятия - Эвенкийское, работавшее на территории Эвенкийского АО, и Красноярское, специализировавшееся на работах в других территориях Красноярского края. Осенью 2002 года ЮКОС учредил свою 100-процентную "дочку" ООО "Геологоразведочная компания "Эвенкия", туда в соответствии с утверждённым "Планом реструктуризации бизнеса в Красноярском крае" и предполагалось перевести активы Эвенкийского бурового предприятия. В дальнейшем ГРК "Эвенкия" должна была войти в состав 100-процентной "дочки" ЮКОСа ЗАО "Сибирская сервисная компания", генеральный директор которой Сергей Петелин к тому времени получил должность исполнительного вице-президента по сервисам ЗАО "ЮКОС ЭП".

В январе 2003 года ЮКОСу при поддержке менеджмента Англо-Сибирской нефтяной компании, доверившей ему голосовать своими акциями "Енисейнефтегаза", удалось поставить во главе предприятия своего человека Михаила Тетюшева.

Люди, ранее работавшие в Эвенкийском буровом предприятии "Енисейнефтегаза", были переведены в ГРК "Эвенкия", и ему же "Енисейнефтегаз", разумеется, по очень невысоким ценам, отдал в аренду все свои основные активы в Эвенкии. Словом, явочным порядком, при прямой опоре на исполнительную власть общества шло откровенное растаскивание его имущественного комплекса. Попутно на бывшего генерального директора "Енисейнефтегаза" Евгения Жуйкова было "организовано" уголовное дело, впоследствии закрытое из-за отсутствия состава преступления.

Чтобы полностью контролировать "Енисейнефтегаз", ЮКОСу важно было нарастить свой пакет его акций. 3 апреля 2003 года между ЮКОСом (в лице Сергея Петелина), Англо-Сибирской нефтяной компанией (в лице её тогдашнего руководства) и близкими к ней структурами было подписано рамочное соглашение, в соответствии с которым ЮКОС или назначенное им лицо должны были после оформления договоров купли-продажи и других соответствующих документов приобрести у Англо-Сибирской нефтяной компании и "Дженерал Раши Инвестмент Компани" соответственно 75 313 и 14 302 акции ОАО "Енисейнефтегаз". Стоимость акций была определена в 250 тысяч американских долларов. Эти деньги действительно перечислены Англо-Сибирской нефтяной компании, но затем возвращены, так как не были ли до конца оформлены необходимые документы.

Судя по всему, не без участия "Союзнефтегаза" Ванкорским проектом заинтересовалась компания "Роснефть". 4 апреля 2003 года она разместила на Лондонской фондовой бирже предложение владельцам Англо-Сибирской нефтяной компании выкупить их доли, исходя из оценки компании в 46,3 млн фунтов стерлингов, то есть по цене, вдвое превышавшей рыночную стоимость. Когда же в конце апреля согласие было получено и сделка была оформлена, изумлённый менеджмент "Роснефти" обнаружил, что в конце мая в соответствии с решением Прикубанского суда Краснодарского края, впоследствии отменённого, подконтрольный ЮКОСу регистратор ЗАО "М-Реестр" списал с лицевого счёта Англо-Сибирской нефтяной компании в пользу оффшорной компании Maastrade Limited 75 313 акций (19,8 процента) "Енисейнефтегаза".

Это деяние стало основанием для того, чтобы президент "Роснефти" Сергей Богданчиков обратился за помощью к Генеральной прокуратуре РФ. 14 июля 2003 года Генеральная прокуратура завела соответствующее дело, ставшее составной частью "дела ЮКОСа". А спорные акции скитались по разным структурам, время от времени засвечиваясь на собраниях акционеров "Енисейнефтегаза". В июле 2003 года они значились за ООО "Оренбургское юридическое агентство". В январе 2004 года арбитражный суд г. Москвы признал незаконной деятельность ЗАО "М-Реестр" по списанию этих акций со счёта АСНК. В марте 2004 года первый вице-президент "Роснефти" Николай Борисенко в официальном письме предложил вернуть акции. Президент ЗАО "ЮКОС ЭП" Юрий Бейлин в ответ сообщил, что структуры ЮКОСа к этой сделке непричастны, однако обещал в недельный срок разобраться. По состоянию на 16 апреля 2004 года спорные акции числились уже за ООО "Торговый дом "Оренбургстройматериалы", однако в июле 2004 года они вернулись прежнему владельцу - Англо-Сибирской нефтяной компании.

ПОСЛЕДСТВИЯ

К этому периоду "Роснефть", сосредоточившись на реализации Ванкорского проекта, не стала держать акции у себя и продала их взаимодействующим структурам "Союзнефтегаза", взамен получив долю "Енисейнефти", владеющей лицензией на это месторождение. В результате существенного расширения работ на Ванкоре теперь уже никто не сомневается, что это самое перспективное месторождение госкомпании в Восточной Сибири. "Союзнефтегаз" сосредоточил усилия на развитии собственного сервисного блока для разведочного бурения в интересах "Роснефти" и "Газпрома". В целях реструктуризации этого направления он продал ЮКОСу 44 процента акций в обмен на часть активов его сервисных структур. Собрав у себя наконец-то вожделенные 82 процента акций "Енисейнефтегаза", ЮКОС так и не стал его развивать, поддерживать и практически бросил на произвол судьбы. Постепенно без финансирования и с накопившимися долгами предприятие пришло в упадок.

В 2007 году "Роснефть" приобрела на аукционе по продаже имущества обанкротившегося ЮКОСа его восточно-сибирские активы, в том числе акции "Востсибнефтегаза" и "Енисейнефтегаза". Поскольку "Енисейнефтегаз" по существу превратился в акционерную пустышку, значительную часть доходов которому давала переплётная деятельность (!), решено было целиком ликвидировать штат этого предприятия, по совместительству его функции выполняют соответствующие подразделения "Востсибнефтегаза".

Какова судьба инициаторов разгрома "Енисейнефтегаза"? По версии Генеральной прокуратуры РФ, план хищения 19,8 процента акций "Енисейнефтегаза" разработал в конце 2002 года вице-президент ЮКОСа Александр Темерко, в его реализации участвовали вице-президент ЮКОСа Юрий Бейлин, руководитель департамента корпоративных финансов ЮКОСа Олег Шейко и вице-президент "ЮКОС ЭП" Сергей Петелин. Непосредственную же исполнительскую работу вёл стажёр Иван Колесников, который заключал фиктивные договоры купли-продажи, подделывал документы и участвовал в проведении фиктивного судебного разбирательства.

Сегодня ни одна из названных персон не живёт в России. Проживающий в Лондоне Александр Темерко довольно часто даёт комментарии западным СМИ вокруг событий в России и даже иногда публикует статьи в солидных изданиях. Генеральная прокуратура РФ пыталась его экстрадировать в Россию в рамках дела по "Енисейнефтегазу", но английский суд отказался выполнить эту просьбу. Юрий Бейлин создал в Лондоне консалтинговую фирму. Чем занимается в Великобритании Сергей Петелин, неизвестно, но зато его видели в качестве болельщика в конце августа на матче в Монако за Суперкубок УЕФА между "Зенитом" и "Манчестер Юнайтед". Олег Шейко после увольнения из ЮКОСа уехал на Украину. Больше всего не повезло Ивану Колесникову, живущему на Кипре. Около года решал местный суд, выдавать его или нет российским правоохранительным органам. Хотя генеральный прокурор России Юрий Чайка специально приезжал по этому делу на Кипр, в просьбе было отказано.

Недавно британская компания GML (бывшая Group Menatep Ltd) подала иск в суд Гааги, обвинив российские власти в реализации плана принудительного банкротства ЮКОСа. GML, являющаяся его мажоритарным акционером, намерена взыскать с правительства РФ 23 миллиарда евро. Интересно, не стоят ли за этим иском, кроме главы GML Тима Осборна и проживающего в Израиле заочно приговорённого российским судом к пожизненному заключению мажоритарного акционера Group Menatep Ltd Леонида Невзлина, также и те, кто разрабатывал и реализовывал план хищения активов "Енисейнефтегаза", а сегодня скрывается от российского правосудия в Лондоне?

Владимир ПАНТЕЛЕЕВ.

www.krasrab.com

02.10.2008
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован