18 мая 2007
2350

Владимир Пехтин: Прощание с гражданской войной

уховным лицам положено быть миротворцами - и радостно сознавать, что главы двух православных церквей 17 мая исполнили свой долг вполне. Долгожданное подписание акта "О каноническом общении" уже вызвало и еще вызовет воистину шквал комментариев и споров, но саму суть события лучше всего выразил Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, сказавший за несколько дней до события в храме Христа Спасителя, что это станет еще одним шагом к окончанию гражданской войны и устранению ее последствий. Или же, как говорится в тексте документа, достигнутые соглашения будут способствовать "исполнению воли Господней о том, "чтобы и рассеянных чад Божиих собрать воедино".
Грустно сознавать, но простые и понятные теперь большинству истины десятилетиями представлялись в СССР едва ли не преступными. Еще в шестидесятые годы прошлого века, в пору скромной, но все же ощутимой политической оттепели, из динамиков в залах кинотеатров и из репродукторов вовсю неслась песня с рефреном "Пройдут года, но кажется все чаще, что не прошла гражданская война ". Люди, оказавшиеся по воле исторических судеб за рубежами "социалистического Отечества", в лучшем случае уподоблялись властями и идеологией заблудшим душам, а чаще всего именовались неприкрытыми врагами.
Раздел проходил даже не по границам, но по душам. Иной раз это выглядело трагикомически. На моих глазах служитель храма Русской зарубежной церкви в Иерусалиме категорически отказался допустить группу паломников из России к мощам вдовы великого князя Сергея, основавшей после его убийства Марфо-Мариинскую обитель, а после 1917 года зверски убитой на Урале. Мотив был прост - храм закрыт, а вы не наши! Но у разъединения церквей были и куда более мрачные последствия. Люди, говорящие на одном языке, но разбросанные по разным странам мира теряли, а иногда и вообще не испытывали чувства общности с исторической Родиной, превращаясь просто в русскоговорящих американцев, аргентинцев, французов
Для несведущего наблюдателя объединение может показаться неравноценным. Все-таки у Русской православной церкви Московского патриархата около 27 тысяч приходов, а у Русской православной церкви зарубежья их менее трехсот. Но цифры склонны лукавить. Встретившись несколько лет назад с благочинным Австралийским и Новозеландским протоиереем Михаилом Протопоповым, я не без удивления узнал, что его прихожанами числят себя почти двести тысяч австралийцев и их соседей. Разговор наш приключился во время проходившего в России конгресса Международной музейной ассоциации. Почетным гостем его был знаменитый коллекционер и меценат из Лихтенштейна барон Эдуард Фальц-Фейн. Двум видным собирателям - у Протопопова одна из самых представительных частных коллекций наград старой России и Белой армии - вроде бы имело смысл говорить о тонкостях своих увлечений. Да нет же, потомок русских аристократов и донской казак вели речь как раз о том, что единение православия давно назрело, что надо искать пути к устранению преград для того, чтобы две ветви одной веры тянулись ввысь, не противореча одна другой.
В акте "О каноническом общении" есть трогательные слова об "уврачении ран разделения". Десятилетиями две братские по сути дела церкви обменивались нелицеприятными упреками и прямыми обвинениями. Из-за границы слышались укоры в сотрудничестве с "безбожными" властями и призывы отречься от "сергианства", как именовалась деятельность патриарха Сергия, стремившегося найти Церкви место в послереволюционной России. Болезненной и жестокой темой на почти весь ХХ век оставалось отношение к новомученикам - священнослужителям и верующим, ставшим жертвами гонений и репрессий. Сближение позиций было медленным и деликатным, как и подобает при исцелении от столь хронических недугов. Мудрость возобладала. Три года назад Патриарх Алексий II и первоиерарх Русской православной церкви за рубежом митрополит Лавр впервые вместе вознесли молитвы на Бутовском полигоне, где приняли мученическую смерть десятки тысяч православных. Во время первого и, без преувеличений, исторического визита митрополита Лавра в Москву было немало значимых событий, но эта молитва воистину стала молитвой объединяющей.
Сближение шло и среди верующих, никогда не претендовавших на участие в высокой политике. В прошлом году австралийка Татьяна Уатсон перезахоронила в фамильной усадьбе под Вологдой своего деда, покоившегося во Франции. Это вроде бы сугубо семейное действо имело и подтекст, выходящий далеко за пределы интересов одного рода. Двоюродный прадед преподавательницы психологии из города Перта Игнатий Брянчанинов во время празднования 1000-летия Крещения Руси был причислен Русской православной церковью к лику святых. Вот и получилось, что прихожанка Русской зарубежной церкви, исполнив волю предка, скромно помогла достигнутому ныне согласию.
Для рядовых верующих канва последующих событий проста. Исчезли запреты на совместные богослужения и на причащение из единой Чаши. Но Церковь - это не только посредница между возвышенным и земным. Церковь еще и сложнейшая структура, управление которой неминуемо связано с решением имущественных и финансовых забот. Эту сторону взаимоотношений стороны смогли уладить деликатно и ясно. Патриарх Алексий II подчеркнул в телеинтервью, что Русская православная церковь зарубежья сохранит полную автономию и право распоряжаться всем достоянием, накопленным за годы ее существования. Верующие многих стран связывают с ней свою духовную жизнь, и нет оснований изменять это положение. "Достаточно сегодня тех забот, которые мы имеем то духовное возрождение, которое происходит в России, - это чудо, на которое, может быть, мы надеялись всегда, но не могли предположить, что будем свидетелями этого чуда и участниками его", - подчеркнул Алексий II.
________________________________________
КОММЕНТАРИИ ПО ПОВОДУ
________________________________________
Любовь Слиска
первый заместитель Председателя Госдумы
Мы отпраздновали воскресение православной веры, единение с нашей сестрой - Русской православной церковью за рубежом.
________________________________________
Владимир ПЕХТИН
заместитель Председателя Госдумы
Скрепленное сегодня на бумаге единство двух частей Русской православной церкви уже давно свершилось в душах и помыслах православных во всем мире.
________________________________________
Владимир КАТРЕНКО
заместитель Председателя Госдумы
Восьмидесятилетний раскол Русской православной церкви - это трагедия целого народа, разъединенного не только территориальными границами, но и границей в духовном пространстве. Сегодня эти границы сняты.

Ольга Зенькович

Парламентская газета, Город: Москва
Дата: 18 Мая 2007
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован