24 августа 2004
210

Владимир Познер на JEWISH.RU

Владимир Познер - человек очень серьезный, и к тому, о чем говорит, относится тоже очень серьезно. Его мнение трудно игнорировать, даже если оно подчас вызывает возражения. Посмотрим же, что он скажет `за наши вопросы`. Интервью Владимира Познера мы публикуем, как говорится, без купюр и ретуши

Корреспондентка JEWISH.RU Оксана Химич встретилась и побеседовала с Владимиром Познером - метром российской тележурналистики, человеком, без всякого сомнения, уважаемым и авторитетным. Владимир Владимирович - человек очень серьезный, и к тому, о чем говорит, относится тоже очень серьезно. Он сформировался в эпоху 60-х, когда образованные люди искренне верили в социализм `с человеческим лицом` и были убежденными интернационалистами. В начале перестройки он стал своего рода посредником между тогдашним советским обществом и западной культурой. Ну, а сейчас Владимир Познер едва ли не единственный представитель масс-медиа в России, сохранивший высокий профессиональный уровень и чувство собственного достоинства. Вот почему его мнение может быть интересным. Посмотрим же, что он скажет `за наши вопросы`. Его слова, конечно, далеко не истина в последней инстанции, но интервью Владимира Познера мы публикуем, как говорится, без купюр и ретуши.


Часть 1. НАЦИОНАЛЬНОСТЬ РАВНА ГРАЖДАНСТВУ


- Для Вас существует такое понятие как национальность?


- Вот у меня на столе лежат копии паспортов моих друзей, посмотрите графу, где указывается `национальность`, здесь написано: `Соединенные Штаты Америки`. Документы принадлежат - Галине и Игорю Соколовым - русским по нашему представлению о национальности - и одновременно гражданам США. Для американцев, как и для всего цивилизованного мира, понятие `национальность` тождественно понятию `гражданство`. Я всегда говорю так: возьмите китайского ребенка в возрасте десяти дней, перевезите его в Америку, и пускай его воспитывает американская семья. Он по менталитету будет кто? - Американец. Значит, причем здесь национальность? Возьмите американского ребеночка в возрасте десяти дней. Перевезите в Китай, и отдайте его в семью китайцев. Он будет кто по менталитету? Какой-нибудь Майкл Чанг американский теннисист - он и есть американский теннисист, а Агасси - он же перс, он родился от иранских родителей, но родился-то он в Америке, и он абсолютный американец. Хотя внешне, если знать, что он иранец, это действительно видно. Понимаете, если говорить о национальности как о неком генотипе, который имеет внешнее выражение, то конечно можно сказать, что допустим вот это человек средиземноморского типа, например, грек. Разумеется, существует веками выработавшийся определенный тип лица, который характерен для людей проживающих на определенной территории. Но, вместе с тем, очень трудно по одной внешности отличить грузина от азербайджанца, или англичанина от француза.


- А каким образом, по-вашему, формируется национальный менталитет?


- Менталитет определяется не кровью, а историей и культурой, вырабатывается средой. Человек, который рождается и вырастает в определенной среде (не важно, какая кровь течет в его жилах) будет абсолютным ее отражением. В свое время у нас выделяли графу национальность. Слава Б-гу, что сейчас этого пункта в паспортах больше нет, но он был, и некоторые до сих пор хотят его вернуть. На мой взгляд, этим, во-первых, подчеркивается национальный миф - что не так уж страшно, а во-вторых, указывается на отличие - вот это уже плохо. Дескать: `Я не такой как ты!`. На самом деле в культурном, современном, цивилизованном мире нужно было бы всячески подчеркивать `мы одной крови ты и я`, как у Маугли. Все мы люди, все мы человеки. И если взять нас еще крохами, то мы будем такими, в какой среде окажемся: американцами, канадцами, французами. Ведь не даром в Америке, во время рабовладения были белые негры. То есть когда рабовладелец, пользовался своими рабынями, и бывало, что рождались белые дети, но с их точки зрения - это были негры. Они жили среди них, поэтому говорили, ходили и во всем были такими же, как негры-рабы, только цвет кожи был другой. Поэтому понятие национальность в его традиционном понимании я воспринимаю отрицательно, но очень хорошо отношусь к формуле: национальность равна гражданству.


- И все же, продолжая `национальную тему`, скажите, какую роль играют в современном мире евреи?


- Это очень интересная и большая тема. Если вдуматься, то ведь подавляющее число древних народностей на сегодняшний день исчезло. По идее должны были исчезнуть и евреи, потому, что государство пало, был разрушен Иерусалимский Храм, и рассеяние евреев по всему свету должно было привести к их исчезновению. Так было с древними египтянами, древними греками и многими другими. Почему же не произошло? Что же этому помешало? Тут приходится, на мой взгляд, говорить о том, что все-таки большую роль сыграла религия. Хотя я неверующий человек, здесь я должен признать, что, очевидно, эта абсолютно твердая вера (до фанатизма) оказалась спасательным кругом. Вместе с тем свое значение имел и антисемитизм. Например, легенда о Христе и о роли израильтян в его гибели и культивируемая не ее основе (прежде всего католической церковью) ненависть тоже в какой-то степени способствовали сплочению евреев. Ведь, посмотрите, как углерод превращается в алмаз - когда происходит колоссальное давление, то образуется самое твердое вещество, которое мы знаем в мире. В какой-то степени это и произошло с евреями. Ведь давление было непрекращающееся и страшное. Либо они должны были исчезнуть, либо найти способ выжить, и они нашли этот способ. На самом деле этот народ умеет приспособиться к самым страшным и тяжелым условиям, и это придает ему свои, особые черты. Причем я думаю, что в Израиле это будет исчезать.


- То есть Вы разделяете точку зрения, что израильтяне отличаются от евреев, живущих в рассеянии?


- Постепенно израильтяне начинают ощущать себя, как люди, имеющие свое государство, которые не подчинены никому и не боятся никого. Они постепенно станут такими же, как все остальные. Конечно же, со своим характером, но способность выжить, найти ход почти на генном уровне уже не будет так нужна. Я думаю, что наверно это уйдет, потому, что это атрибутика, и поскольку окружающая среда не требует этой атрибутики, она потихоньку отомрет. Не даром, когда я был в Израиле, я увидел людей, о которых я никогда не сказал бы, что они евреи. Они уже совсем другие, даже тип лица другой: очень много блондинов, голубоглазых. Мы привыкли к тому, что евреи брюнеты, имеют ярко выраженные носы - нет много носов курносых. То есть что-то постепенно меняется. А раз они сумели так выжить и приспособиться, то нет ничего удивительного в том, что в мире они сыграли и играют очень заметную роль, причем довольно специфическую.


- В чем это выражается?


- Есть определенная область, учитывая, сколько вообще существует евреев, и какой они составляют процент от человечества, и насколько они заметны в некоторых сферах, конечно, приходится говорить о каких-то особых талантах. Скажем во всем, что касается отвлеченного мышления: математика, физика, шахматы. Каким-то удивительным образом в музыке, главным образом исполнители, но не композиторы, хотя и они есть, но скрипачи - это просто поразительно, виолончелисты. Медики, преподаватели, я уж не говорю банкиры, финансисты, работники СМИ. Так что, конечно, роль евреев в мире весьма значительна. Но для меня это вытекает из того, что они выдюжили, преодолели, потому, что эта сила преодоления дала силы и на все остальное. Потому, что они были перед выбором либо исчезновения, либо выживания.


- А Вы сами сталкивались с антисемитизмом?


- Конечно, сталкивался. Он есть везде, ведь там где есть евреи, там есть и антисемитизм, который имеет очень серьезные и глубокие корни. Впервые я столкнулся с этим, живя во Франции, когда мне было семь лет, позже - в Советском Союзе. Из-за фамилии были проблемы с поступлением в ВУЗ. Сталкивался и на бытовом уровне. Встречал людей, которые убеждены, что евреи это что-то плохое. Но таких, на самом деле, можно только пожалеть, за тем исключением, когда они становятся агрессивными. К антисемитизму отношусь абсолютно нетерпимо. В отличие от многих я не стесняюсь об этом говорить. В Советском Союзе мне встречалось довольно много евреев, которые в глубине души хотели бы отказаться от своего еврейства, которые этого стесняются. Причем, я не буду никого называть, но есть среди них весьма известные люди, они бы дорого дали, чтобы иметь другую фамилию. Меня это всегда поражало. На мой взгляд, это трагическая штука. Ведь человек хочет отказаться от какой-то своей части. Это трудно себе представить, и именно этого я не понимаю.

http://www.jewish.ru/8669.asphttp://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован