17 февраля 2007
5377

Владимир Путин `над пропастью...`

Речь Владимира Путина в Мюнхене без какого-либо преувеличения является исторической. Ее комментируют, комментируют, и еще долго будут комментировать. Но вот парадокс: по мере увеличения числа комментариев речи Президента, количество вопросов не уменьшается, а, наоборот, увеличивается. Необходимо отметить, что выведение из фокуса общественного внимания личностного аспекта позволяет поставить в первую очередь вопрос о том, почему именно в данный исторический момент прозвучало нечто, что особо импульсивные интеллектуалы назвали началом "новой холодной войны". Важным является и позиционирование Путина в формате исторических деятелей прошлого.
Вопрос вопросов

Главный вопрос современной России - это вопрос о преемнике Путина. Если анализировать выступление Президента России в Мюнхене сквозь призму президентских выборов 2008 года, то необходимо признать, что одно из метапосланий Путина Западу заключается в том, что Президент России в таком формате предупредил о недопустимости "вмешательства во внутренние дела других стран".

Безусловно, стремление действующей российской власти обезопасить себя от влияния Запада как в ходе выборов в Госдуму, так и в ходе президентских выборов, является естественным. Слова Путина о недопустимости вмешательства во внутренние дела во многом созвучны с произнесенными в апреле 2005 года словами Д.Медведева: "Теперь главное - соблюдать правила приличия, не пытаться влиять на ход принятия решения...Сегодня у нас есть возможность создать традицию передачи власти законным путем на основе реальной демократии". С той лишь разницей, что Медведев обращался к российской элите, а Путин - к Западу. Но парадокс ситуации заключается в том, что Запад уже определился с кандидатурой преемника и эта кандидатура их более чем устраивает. Дмитрий Медведев в статусе "кронпринца Давосского" - это уже свершившийся факт. Именно это заставляет анализировать связанность Президента Путина с такими символами современности, как "силовики", "либералы", а также в формате определенных договоренностей Путина, которые во многом и определяли его шаги во время президентства.
Форматы анализа

Трезвый анализ не допускает использования элементов мифологизирования исследуемой реальности. Миф о всевластии Президента в России начинает улетучиваться, как только происходит обращение к анализу договоренностей и обязательств Президента Путина перед вполне определенными центрами влияния в России.

Президент Путин и Борис Ельцин. Владимир Путин получил высшую власть в России из рук первого Президента Бориса Николаевича Ельцина. И лишь затем данное решение было легитимизировано гражданами страны по итогам президентских выборов 2000 года. В бесчисленных публикациях можно найти множество версий, в которых анализируются особенности договора между Ельциным и Путиным. В большинстве подобных публикаций выделяются следующие пункты договора: гарантия личной безопасности первому Президенту России и его семье, гарантия либералам в правительстве и в определенных сегментах бизнеса и отдельно выделяются гарантии Р.Абрамовичу, как владельцу "общака" Б.Ельцина. Не исключено, что к данному списку необходимо добавить и неизменность Конституции 1993 года. Что нам дает знание о наличии соответствующего договора между Путиным и Ельциным?

Знание о наличии соответствующего договора позитивно характеризует Президента Путина, как человека, полностью отвечающего за все пункты взятых на себя обязательств. Он не является клятвопреступником, и именно это позволяет нам взглянуть на его Мюнхенскую речь через призму человека, который внутренне убежден в обязательности выполнения добровольно принятых на себя условий.

Путин и либералы. Полуавторитарные шаги Путина в сфере политики сочетались со сверх либеральными шагами в сфере экономики. Монетизация льгот, приватизация сферы социальной инфраструктуры являются, безусловно, одними из самых ярких примеров ультралиберальных реформ в России. Более того, либералы не только сохранили полностью свое представительство в правительстве (Кудрин, Зурабов, Греф, Христенко), но и были удержаны все экономические завоевания по итогам "грабительской приватизации" 90-х годов прошлого века. Договор с либералами можно назвать "минус Ходорковский". А "дело Ходорковского" - это информационная завеса, призванная скрыть незыблемость позиций олигархов в России. Не является большим секретом и то, что после 2008 года в России де-факто уже невозможно будет пересмотреть итоги приватизации, что является большой заслугой Путина перед либералами.

Путин и силовики. Выходец из КГБ и ФСБ Владимир Путин жестко связан с символом "силовики". Усилиями либералов в российском обществе формируется демонизированное представление о том, что силовики захватили ключевые посты в экономике и опутали своими невидимыми сетями не только крупный, но и средний бизнес. В либеральной прессе тема "сворачивание демократии в России при Путине" сопровождается призывами сбросить "иго силовиков". Ходят слухи про сценарии, в рамках которых по всей стране должны прокатиться суды над бывшими сотрудниками ФСБ, что должно означать окончательное крушение политических позиций силовиков в России.

Необходимо отметить, что идея освобождения бизнеса в России от оков государства в первую очередь связана с ликвидацией контроля над бизнесом со стороны бывших и действующих сотрудников ФСБ. В аналитических материалах именно данное сообщество иногда называют "партией третьего срока". Но представляется, что взаимоотношения Путина и силовиков являются более сложными, чем это выглядит в действительности.
Путин и силовики

Конструкция "Путин - силовики" оптимально подходит для нанесения концентрированного удара по данной связке. Оптимальный вариант нанесения соответствующего удара уже анализировался на ряде аналитических работ. Для Президента Путина - трибунал в Гааге по Чечне, для силовиков в России - сотни показательных процессов в стиле 1937 года. Так упрощенно выглядит процесс окончательной и необратимой ликвидации влияния силовиков в России и торжества либерализма.

Необходимо отметить, что во многих публикациях единственным форматом сохранения власти силовиками в России преподносится формат "третьего срока Президента Путина". Но это не более чем грубая попытка ввести всех в заблуждение. Президентом России станет практически неизвестный широкой общественности человек, полностью обязанный своим возвышением Владимиру Путину. Поэтому подталкивание Путина к третьему сроку - это преднамеренное заталкивание его в ловушку, из которой нет выхода, о чем так красочно пишет А.Пионтковский: "Г-н Путин прекрасно понимает беспощадные законы системы, которую он выстраивает шаг за шагом последние семь лет. Если он делает последний шаг и соглашается на третий срок, то это срок пожизненный. Он переходит в новое экзистенциальное качество, он входит в мир теней, из которого уже нет выхода. Cлепящая тьма Кремля поглощает его навсегда. Он уже не только никогда не станет Ромой или Вовой Абрамовичем. Он уже никем и ничем больше не станет. Как сказал бы Александр Григорьевич Лукашенко жить он будет плохо, но недолго".

Представляется, что и эмоциональный накал Мюнхенской речи Владимира Путина связан, в первую очередь с тем, что у него появились веские основания считать, что внутренние и международные договоренности по его будущему общественному статусу, личной безопасности и безопасности его семьи, а также сохранения экономических и политических позиций силовиков, не будут гарантированно выполнены, в отличие от того, насколько скрупулезно он выполнил свои обязательства перед Ельциным. Перспективы для Путина стать русским Милошевичем в свете некоторых событий и заявлений становятся на порядок выше перспектив для Путина стать русским Рузвельтом.

Эмоциональный заряд Мюнхенской речи Путина может быть вызван и тем, что ситуация складывается таким образом, что 8 лет его президентства - вполне может оказаться ловушкой для КГБ-ФСБ. А те немногие ресурсы, контроль над которыми было позволено взять силовикам в свои руки за время правления Путина, будут у них непременно отобраны и переданы в руки крупнейших иностранных компаний, с нетерпением ожидающих начала президентства Д.Медведева. "Личные интересы В.В. Путина объективно вступают в острое противоречие с интересами путинизма как системы" - отмечает А.Пионтковский, и с этим необходимо согласится.
Путин и договора

Выше мы отмечали то, что Владимир Путин скрупулезно выполнил все обязательства перед Первым Президентом России Ельциным. Предоставлены не только сверх комфортные условия для семьи Ельцина, а также для А.Чубайса, но и сохранена система контроля либералов над всем энергетическим сектором России в лице ставленника А.Чубайса В.Христенко. Правительство Фрадкова еще в большей степени правительство Ельцина, чем правительство Касьянова. Из чего можно сделать вывод, что Владимир Путин не только выполнил все свои обязательства перед Борисом Ельциным, но он выполнил свои обязательства и перед российскими либералами. Многое, очень многое получили от Путина и силовики.

Отдельно отметим, что действия Владимира Путина в международной сфере становятся понятными в рамках представления о том, что он действует в соответствии с некими договоренностями. Из чего можно предположить, что претензии к Западу являются следствием нарушения каких-то невидимых миру договоренностей между Владимиром Путиным и лидерами европейских стран. "...выступление Путина в Мюнхене - это эмоциональное выражение концентрированной обиды российской правящей элиты на вероломный Запад. Как же так, мы всё добровольно отдали, полностью подчинили себя Америке, отдавали даже то, что у нас не просили, а они всё равно нас за людей не считают и с гетерами в Куршавеле нормально отдохнуть не дадут" (С.Белковский).

О нарушении неких договоренностей можно судить и по косвенным признакам: предложение, а затем отказ иностранным инвесторам от участия в Штокманском месторождении и ряд других событий, позволяют говорить именно об этом. Но главная угроза - это угроза открытия трибунала по Чечне.
О невыполненных договоренностях

Из фокуса внимания экспертного российского сообщества практически выпали рассуждения Е.Примакова о казни Саддама Хусейна, которые прозвучали в интервью программе "Вести недели" от 14 января 2006 г. Рассуждения Примакова представляют интерес не только из-за того, что Примаков был лично знаком с Хусейном, но и в первую очередь потому, что это анализ специалиста, хорошо знающего оборотную сторону политических событий. Аспект, на котором концентрирует внимание Е.Примаков, достоин особого внимания.

Примаков не акцентирует внимание на том, что Саддам Хусейн воспринимался в большинстве арабских стран как "марионетка Вашингтона". Что в войне в начале 90-х годов прошлого века в спровоцированном конфликте между Ираном и Ираком США всесторонне поддерживали Ирак. После исламской революции в Иране США срочно понадобился союзник в этом регионе. И долгосрочное сотрудничество между Саддамом Хусейном и Вашингтоном оказалось для США достаточно продуктивным, поэтому у Саддама Хусейна, как ему казалось, были все основания доверять Вашингтону.

Примаков отмечает, что в поведении Саддама Хусейна и до начала вооруженного вторжения в Ирак, и особенно в ходе судебного процесса просматривались признаки тайного сговора с его противниками. Саддам Хусейн был уверен в том, что ему не только сохранят жизнь, но и что он будет вновь востребован в политической жизни своей страны. Понять поведение Хусейна на суде можно лишь исходя из предположения о наличии некоторых договоренностей между Хусейном и теми людьми, кто представлял в Ираке официальный Вашингтон. И эти договоренности, по мнению Примакова, были нарушены. Причем, необходимо отметить, что смерть Хусейна - это смерть договороносителя. И это очень важный аспект.
Предательство Медведева и принуждение к рукоположению

Кроме показательной казни С.Хусейна, другим важнейшим событием, способным повлиять на эмоциональное состояние президента Путина, является выступление Дмитрия Медведева в Давосе. Статусный российский либерал А.Чубайс отметил, что "все ключевые слова были сказаны". Из чего можно сделать вывод, что российских либералов более чем устраивает кандидатура Дмитрия Медведева в качестве преемника, устраивает Медведев и Запад. Подтверждением этому являются многочисленные публикации в зарубежных СМИ. Но есть нечто, что позиционируется рядом российских аналитиков, как предательство Д.Медведевым В.Путина.

Предательство. Оно заключено в реплике Медведева о трех разных странах: "Сегодня я хотел бы поговорить не об одной, а о трех разных странах. О России 2000 года. О России сегодняшней. И о России будущего". Из чего можно сделать вывод, что как ельцинская Россия стала для Путина своеобразной "точкой опоры", демонизируя которую он перевернул массовое сознание граждан России и выстроил "вертикаль власти" и свой незыблемый рейтинг. Так и путинская Россия уже сегодня для Медведева - нечто негативное: "Демократия не нуждается в прилагательных. Ни одна из стран не достигала успехов в условиях несвободы". Из чего следует, что Медведев планирует повести Россию от несвободы к свободе, то есть, к торжеству либерализма. И нет никаких оснований считать, что эту демонстративную готовность к символическому предательству не заметил и не оценил В.Путин и его окружение.

Необходимо выделить принципиальную разницу между комментариями либералов выступления Медведева в Давосе и комментариями патриотов. С точки зрения патриотов Медведев декларировал не только то, что он распнет "эпоху Путина", как эпоху тоталитаризма, несвободы и мракобесия, но и передаст недра и контроль над углеводородными и иными ресурсами России в руки транснациональных компаний. Эйфория российских либералов, воодушевленных фактом закрепления Дмитрия Медведева в статусе "кронпринца Давосского", привела к переосмыслению реальности. Серьезных аналитики в России сегодня уверены в том, что проект "Другая Россия" Каспарова - Касьянова и заморочки национал-оранжистов по бойкоту выборов в Госдуму - являются всего лишь проектами прикрытия. Главная цель либералов - принудить Путина передать власть Дмитрию Медведеву. Путин должен осуществить правильное рукоположение. Все остальные либеральные проекты - это лишь информационные завесы.

Эмоциональная речь Путина в Мюнхене - это еще и явный сигнал Западу о том, что он оставляет за собой право самостоятельно определить своего преемника, и что фигура Медведева может оказаться неприемлемой по широкому спектру показаний или противопоказаний. Не случайным является и то, что на одном из самых либеральных российских порталов Грани.ру появилась статья В.Абаринова, в которой предпринята попытка объяснить речь Путина в Мюнхене досадным недопониманием. Что ничего страшного не произошло, и все скоро забудут об этом демарше Путина. В данной публикации сквозит не столько стремление успокоить американских интеллектуалов, они в этом не нуждаются, сколько стремление успокоить окружение Президента Путина: "Российские комментаторы пишут, что ничего подобного по резкости со времен Хрущева Запад не слыхивал. Это, конечно, гипербола и грубая лесть. Борис Ельцин в декабре 1994 года в Будапеште на саммите СБСЕ (как тогда называлась ОБСЕ) объявил НАТО "холодный мир" и спустя три недели начал войну в Чечне".

Для более целостного видения произошедшего необходимо обратиться к статье Макса Бута в "Лос Анжелес таймс" (14.02.2007) под названием "Путин: вошь которая зарычала" (Putin: the louse that roared). Столь уничижительное отношение к Президенту России сочетается с аргументацией, почему Путин достоин именно такого отношения: "После распада Советского Союза под властью Кремля вместо 293 млн человек (не считая Восточной Европы) осталось 143 млн - меньше, чем население Бангладеш. Учитывая низкий уровень рождаемости в России и низкую продолжительность жизни (мужчины в среднем умирают в 60 лет), по прогнозам, к 2050 году население России сократится до 109 млн человек, что уравняет ее с Вьетнамом. От некогда могущественной Красной Армии осталась одна оболочка по сравнению с эпохой холодной войны: вместо 5,2 млн солдат в 1988 году теперь их 1 млн, причем моральное состояние большинства из них чудовищно, а снаряжение и того хуже. Даже при беспрецедентно высоких ценах на нефть ВВП России составляет всего 763 млрд долларов, то есть, по данным Всемирного банка, по ВВП Россия занимает 14-е место в мире, опережая Австралию, но отставая от Мексики. Путин мало что сделал, чтобы решить серьезные проблемы страны. Вместо этого он использовал нефтяные богатства в жалкой попытке создать иллюзию, что Россия остается великой державой".

Эта публикация раскрывает механизм взаимоотношения западного истеблишмента с партнерами не из своего круга. Сначала тебя всячески обласкивают, принимают в узкий международный элитный клуб и взамен побуждают отказываться от ряда силовых ресурсов, которые якобы утратили свой смысл, когда "мы фактически стали тесными союзниками и у нас общие цели". Ну а затем, когда данный лидер, добровольно лишается своих ресурсов, ему отказывают от приличного общества и глумливо награждают титулом "вошь". Каждый аналитик может провести собственную инвентаризацию сданных за годы президентства В.Путина позиций, начиная с баз в Камране (Вьетнам) и на Кубе. И лишь на исходе своего срока В.Путин обнаружил, что уступленные Западу ресурсы невозможно конвертировать в личный элитный международный постпрезидентский статус. Политик, утративший свой потенциал, перестает быть для западной элиты равноправным партнером, и по отношению к нему утрачивают силу любые прежние обязательства и договоренности.
"Вашингтонский обком", Путин или "Семья"

Кадровые шаги Президента Путина после Мюнхена призваны продемонстрировать не только то, что Президент России остается, как минимум властителем над своей собственной политической судьбой, но и то, что технология назначения преемника в Давосе может оказаться всего лишь ловушкой для легковерных политиков, экспертов и просто граждан. Безусловно, можно и дальше утверждать, что Медведев не предал Путина в своей речи в Давосе. Но постоянное позиционирование в мировых и российских СМИ нового статуса Медведева создает беспрецедентную ситуацию. Десятки тысяч просвещенных граждан в России будут неустанно твердить о том, что это не Путин выбрал себе преемником Медведева. Медведев - это ставленник Чубайса, российских либералов и в целом "семьи" Ельцина, а главное, Медведев креатура Запада. И его выступление в Давосе является подтверждением того, что он готов продать Россию с потрохами.

В рамках данного видения для большинства российских экспертов главной интригой, казалось бы, личностного выбора Президента Путина будет заключаться в том, кто именно окажет решающее влияние на действующего Президента. Так, в либеральных кругах сегодня слышны реплики: "Путин не ослушается Чубайса", "Путин не ослушается Ельцина". Сегодня сложно говорить о реальном влиянии "семьи" Первого Президента России Бориса Ельцина на Владимира Путина, но отбрасывать наличие подобного влияния нельзя.

В российских патриотических кругах постоянно обсуждается тема влияния "Вашингтонского обкома". "Вашингтонский обком" - это своеобразный символ принятия важнейших внутриполитических решений в России в некой вышестоящей инстанции. Для большинства российских патриотов Дмитрий Медведев, безусловно, ставленник "Вашингтонского обкома". И для них перспектива назначения Дмитрия Медведева преемником Путина - это технология принуждения действующего Президента принять правильное решение. А кто и как будет выкручивать руки Президенту Путину - это второстепенный вопрос.
Путин в формате исторических персоналий

Речь Владимира Путина в Мюнхене сразу же сравнили и с Мюнхенским путчем одного известного исторического деятеля и со знаменитой речью Никиты Хрущева с "ботинком" и репликой о "Кузькиной матери". Но интеллектуальная обслуга предложила комплиментарный формат видения Президента Путина. Путин - это русский Рузвельт. Заместитель главы Администрации Президента В.Сурков и телеведущий Г.Павловский убеждены в том, что Путин сделал для России то же самое, что и Рузвельт для США.

Отметим, что позиционирование Путина в одном формате с Рузвельтом не только не противоречит концепции "трех разных стран" Дмитрия Медведева, но и напрямую подталкивает Президента в ловушку третьего срока. А это позволяет предположить, что мы наблюдаем следующую картину: Президенту Путину показывают, что ему сдают карту, на которой он - Рузвельт. Но когда Путин откроет эту карту, то выяснится, что эта карта окажется картой Милошевича или картой Пиночета, или картой Саддама Хусейна. Политика - это не игра в "мерцающие" шахматы, это игра в "мерцающие" карты. А человек без власти, бывший договороноситель, может оказаться и опасным. И тогда его участь станет плачевной.

Сегодня еще не время рассуждать о том, кем именно останется Владимир Путин в истории. Один неудачный шаг и он превращается в простого охранителя наследия Президента Ельцина, а дезинтеграция нашей страны поставит его в один ряд с наиболее ненавистными правителями.
Выборы и борьба

Анализ психологических аспектов текста выступления Президента в Мюнхене позволяет утверждать, что это выступление человека, осознавшего внезапно разверзнувшуюся перед его ногами пропасть. Сегодня Путин не сделал шага в эту пропасть, но может быть, сделает завтра. Аналитики в закрытых структурах будут в первую очередь анализировать формы и методы принуждения Президента Путина к тому, чтобы тот передал высшую власть в России Медведеву.

Либеральные интеллектуалы будут анализировать тенденции к самоизоляции России. Преобразования в Сочи они признают за индикатор готовности значительной части российской элиты стать невыездной, но пока они живут в иллюзиях, озвученных К.Ремчуковым на канале RTVi: "Путин сказал силовикам, что он досиживает свой срок, а потом мы все вместе уходим". Власть не отдают, а берут. И именно это мы будем наблюдать в России в ближайшее время.

"Современной российской политической Системе для достижения органической завершенности и цельности необходима ликвидация двух атавистических признаков, оставшихся у нее от очередной неудавшейся оттепели начала 90-х. Это конституционное требование сменяемости первого лица и наличие микроскопических по аудитории, но действительно независимых от власти средств немассовой информации" - утверждает А.Пионтковский, но это лишь один из векторов в будущее. "Выбор у него не богат: либо отдать страну, своих соратников и отдаться самому на волю мировой элиты, либо остаться и попытаться возглавить трудное и неблагодарное дело - движение страны по независимому пути развития, прекрасно понимая, что его за это сразу же сделают изгоем на Западе" (В.Филин). Но есть и третий путь - передача власти абсолютно безвестному человеку, не связанному какими-либо обязательствами с кем-либо из власть имущих и в России, и за ее пределами.

Возвышение С.Иванова и уравнивание его в формальном властном статусе с Дмитрием Медведевым ровно ничего не значит. И Медведев, и Иванов - это "постановочные ложные цели". Возвышение Иванова - это всего лишь сигнал Западу о том, что именно Путин, а не "экономическая тусовка" в Давосе определит имя будущего президента России. И преемник должен быть как минимум премьер-министром. Достаточно вспомнить, что при Ельцине первыми вице-премьерами были и А.Чубайс, и Б.Немцов. Да и "премьерская чехарда" была необходима для того, чтобы не было ошибки при окончательном выборе преемника. Так что всё ещё впереди. Складывается впечатление, что Путин завис над пропастью и с ужасом вглядывается в свое будущее...

16.02.2007

Авторы: Олег Маслов, Александр Прудник
http://www.polit.nnov.ru/2007/02/16/putinspeech/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован