13 августа 2004
212

Владимир Шахрин: `Скандалы нужны, когда нечего петь`

В рок-кругах появилась новая мода. Раньше было принято выступать с симфоническими оркестрами, теперь пришло время брать в `подрядчики` коллективы народной музыки. Инициатором стала известная уральская группа `ЧАЙФ`, выступающая отныне с ансамблем народных инструментов `Изумруд`. О тенденциях сегодняшнего рока и о жизни `ЧАЙФа` корреспонденту `Новых Известий` рассказал бессменный лидер группы Владимир ШАХРИН.

- Как вам удалось породниться с народной музыкой?

- Нас часто называют народной группой, вот мы и подтверждаем это наименование. С ребятами из ансамбля народных инструментов `Изумруд` познакомились случайно. Они тоже из Екатеринбурга, и мы решили сыграть с ними одну песню на Днях культуры Свердловской области в Москве. И так нам понравилось, что мы решили сделать вместе что-нибудь еще. Так и пошло. Сначала часовая программа, потом двухчасовая. Сейчас готовим диск. Никакой развесистой клюквы, звучит `ЧАЙФ`, в который вкраплены народные инструменты. Не только русские, но и латиноамериканские, и африканские. Мы сделали два видеоклипа к этому проекту, очень забавные. Люди напрасно считают, что клипы обязательно должны быть высокобюджетными. Первый клип на песню `Африка` мы сами сняли на видео, он нам обошелся очень недорого, даже смешно говорить сколько. Как нам кажется, диск весь пропитан иронией по отношению к себе.

- А в чем заключается самоирония?

- Там все куплеты вместо меня поют остальные музыканты группы `ЧАЙФ`, и так или иначе они не попадают в слова, то есть идет несинхрон, в фонограмму не попадают, и это пытаются как-то обыграть... А в самом конце, когда камера отъезжает, оказывается, что эти люди рассказывают историю, а перед ними сидит медицинский консилиум, который говорит, что это ярко выраженная шизофрения и всех надо изолировать.

- Это вы так шутите над собой?

- Да. Мальчиковые шутки такие. Такой стиль общения внутри группы, и это, мне кажется, один из секретов, позволяющих нормально до сих пор относиться друг к другу. А второй наш клип - это мультипликационный фильм. Один из наших поклонников нарисовал на нашу песню клип. Я не знаю технологии, но мне понравилось: очень милый, добрый и хорошо нарисованный мультфильм. Вот у нас есть два клипа. Но очень сложно эти клипы показать, потому что известные артисты настолько заполонили телепространство, их так много, они так раскинулись, что им уже самим тесно. А нам просто некуда вклиниться. Но в конечном итоге это не самоцель - быть в телевизоре с утра до вечера.

- Вы сказали, что у вас в группе шутки достаточно жесткие. Мне кажется, что Владимиру Бегунову в этом плане конкуренцию сложно составить. Или он только на публике такой активный?

- Нет, он такой же активный и в быту, но поверьте мне, остальные в группе тоже могут кое-что, хотя на концерте они молчаливы. С другой стороны, наш сценический образ сложился так, что шутки на грани фола прощают только Бегунову. Я понимаю, что, если я скажу то же самое, публика обидится. А про него каждый раз думают: какую же он еще гадость скажет? При том, что он не готовится заранее. Это стопудовый экспромт.

- Вам с Владимиром уже в пору отмечать 30-летие совместной творческой деятельности. За это время были какие-нибудь разногласия, ссоры?

- За 28 лет общения бывают периоды, когда люди начинают уставать друг от друга. В последний раз такое было лет пять назад, и мы научились чувствовать момент, когда нужно просто сделать паузу. И сейчас мы вместе ездим в отпуск. И я могу позвонить и сказать: `Давай я тебе песню покажу, прямо сейчас`. Он приезжает, мы берем гитары и начинаем играть, обсуждать.

- Можно говорить, что `ЧАЙФ` мог расколоться?

- Мне кажется, да. Было несколько моментов, когда группа могла расколоться: в конце 80-х и в конце 90-х годов.

- Возникает ощущение, что `ЧАЙФ` в последнее время все чаще появляется на одной сцене с поп-группами...

- Если говорить о каких-то видеосъемках, то других групп просто нет. Мы трезвые люди и понимаем, что должны появляться в телевизоре. Чтобы знали: эти парни еще есть. Здесь здоровый компромисс. Но мы стараемся соблюдать собственные правила. Если публика в зале, то мы играем только вживую. По большому счету, какая разница, что перед нами играет какая-то `Фабрика-4`? Мы выходим и поем свои собственные песни. Мы их не слушаем, мы с ними не встречаемся. К нам приходят и говорят: следующий выход ваш, мы отыгрываем и уходим. Если бы мы начали рядиться в какие-то немыслимые костюмы, петь песни из репертуара `Фабрики`, это было бы странно. Можно было бы сказать, что мы прогнулись. Можно встать в гордую позу и стоять в ней очень долго, но никто не узнает, что ты стоишь в гордой позе. Можно кричать и ругаться, говорить, что я гордый, никому не продамся, только никому это не интересно. Я не осуждаю и тех, кто сидит у себя в подвале, но мы посчитали, что этот компромисс для нас уместен, эта игра стоит свеч.

- А в начале творческого пути у вас были мысли в стиле `попса - отстой, рок - круто`?

- Конечно. Раньше я совершенно искренне считал, что группа ABBA - это попса, а слушать Smokie - ниже собственного достоинства. Сейчас я понимаю, что ABBA - замечательный коллектив, у них замечательная музыка, просто я был излишне консервативен или не хотел к ним прислушаться. Нет ни одного музыкального жанра, который был бы плох. Есть хорошие или плохие артисты, но не жанр.

- Песни `ЧАЙФа` поют в огромных количествах на улицах, в переходах, у костра в лесу, по всей России, Украине, Белоруссии. Вы должны, по меньшей мере, ощущать себя живыми легендами...

- Нам это часто говорят. Подходят люди: `Я вырос на вашей музыке`. Но эти слова пролетают мимо меня. Голову это не кружит. Когда я вижу на концертах, что весь зал берется за руки, поет, это производит фантастическое впечатление. А когда начинают говорить, что вы легенда... Говорят много чего, и в газетах пишут, и на заборах...

- А еще говорят, что в первый раз вы почувствовали себя знаменитым, когда вышли в коридор какой-то гостиницы, а из номера доносилась ваша песня...

- Я всегда эту историю рассказываю с эпиграфом. Однажды утром Стинг проснулся в отеле и услышал, что мойщик окон поет его песню. Вот тогда он почувствовал себя знаменитым. У меня было примерно то же самое. В гостинице, после одной нашей гулянки, я шел по длинному коридору, часа в 4 утра, и вдруг услышал, как поют песню `Не спеши ты нас хоронить...`. И второй раз, когда я увидел, как шли роты три десантников и пели строевым хором эту же песню.

- Вы были депутатом. Что вам больше всего запомнилось из этой деятельности, если она вообще была?

- Такое было в 84-м году. Я работал на стройке землекопом, пришел начальник участка и сказал: `От нашего управления нужно юношу в депутаты районного совета. Вот ты и будешь им`. Я спросил, что нужно делать. Оказалось, ничего, только раз в месяц приходить куда-то в жэк, и за это мне предоставляется бесплатный проезд в общественном транспорте. Я два раза честно посетил какую-то сессию районного совета, где выдавали напечатанные решения, и все единогласно за них голосовали. Больше я туда не ходил. Когда говорят, что Шахрин был депутатом, никто не вспоминает, что в 84-м году я демонстративно отказался от депутатства, сказав, что это полный бред. Это было действительно опасно, меня вызывали в серьезные организации. Говорили: `У нас есть бабушки, которые отказываются голосовать, потому что у них в доме крыша течет, и они требуют, чтобы им отремонтировали. Но ты-то, собака, отказываешься по политическим мотивам, тебе не нравится система, ты понимаешь, что ты своим детям жизнь портишь?`



- На музыкальную деятельность эта история никак не повлияла?

- Почему же? Через неделю после того разговора у нас забрали репетиционную базу в ДК Горького. Это был дом культуры строителей, а я был строителем, я был самодеятельностью строителей. Кончилось тем, что пришли пожарные и сказали, что наша комната в таком состоянии, что здесь не могут находиться люди. Нам пришлось все вынести.

- И что вы сделали?

- Мы нашли человека, Сережу Искина, который нас приютил и сделал концерт наш и `Наутилуса Помпилиуса`. Потом его уволили. Человек с консерваторским образованием в конечном итоге работал таксистом. Все это было достаточно невесело.

- По-моему, это какая-то неизвестная страница истории `ЧАЙФа`...

- Я эту историю стараюсь не рассказывать. Получается, что ты герой какой-то. Мы были молодые, ничего не понимали и не боялись. Где-то в 88-м году я ушел с работы и понял, что мне не надо больше ходить на стройку. Мы стали известной группой. Получали поначалу меньше, чем на стройке, но я занимался любимым делом, и это позволяло не умирать с голоду мне и моим детям. А реальный прорыв произошел в 93-м году, когда у нас появился профессиональный менеджмент, мы сделали запись альбома `Дети гор`, стали известны не только рок-клубовской тусовке, но и широкой публике.

- Вы абсолютно не скандальная группа. Вас пиарщики не пытались перевоспитывать?

- Перевоспитывать нас уже поздно. Конечно, сейчас залезаешь в Интернет, и на тебя вываливается физиономия Киркорова, на все страницы газет он попал, а надо было всего-то послать девочку далеко. Какие бы иски ему ни вменяли, но интерес к себе, безусловно, он подогрел, да и интерес к этой девочке тоже. У меня такое ощущение - лично мое ощущение, что они с ней договорились сначала. Или опытнейший Киркоров все просчитал, а потом ей сказал: `Ты на меня в суд подай обязательно, давай мы эту фишку разыграем до конца`. У нас так никогда не получалось. Только один раз мы пытались сделать такую скандальную PR-кампанию. По пьянке договорились с группой `Агата Кристи`: давайте мы будем друг на друга баллоны катить. Полгода мы этим занимались, потом пропал к этому интерес. А `Агата Кристи` вообще забыла про уговор. Их директор очень удивился. Говорит: мы приехали в город, а вы про нас такое... Люди это подхватывают с удовольствием, и сказал вроде бы всего каплю, а они додумывают. После этого поклонники группы `Агаты Кристи` звонили нам лет пять и говорили разные гадости. В конце концов мы несколько раз появились на сцене вместе, в обнимку, спели их песни, они - наши, объяснили, что это шутка была. А они: `Нет, мы не верим, это не шутка`. Людям хочется верить во все это. Конечно, скандал привлекает внимание. Но, слава богу, у нас есть еще песни, концерты. Когда концерт скучен, тогда нужно устроить скандал.

- Чем сегодня живет `ЧАЙФ`?

- Готовим новый альбом. По сравнению с предыдущим альбомом `48`, который был экспериментальный, разноплановый, этот будет гораздо ближе к ранним альбомам группы, к ее корням. Там будет мало электроники, там будет то, что мы давно проповедуем - такой настырный, наглый, абсолютно непричесанный гитарный звук из середины 60-х... Я думал, что гораздо больший успех будет у альбома `48`. Но почему-то этого не произошло.

- Насколько я помню, с `Аргентиной - Ямайкой` была обратная ситуация...

- Мы абсолютно не ставили на нее как на хит. Это случается практически всегда: любимая песня на альбоме остается в тени.

- То есть вы - народная группа, но настроение народа, получается, не угадываете?

- Получается, так.

Справка `НИ`

Владимир ШАХРИН родился 22 июня 1959 года в Свердловске в семье преподавателей техникума. В 1981 году окончил Свердловский строительный техникум. В 1981-1988 гг. работал монтажником в СУ No 20 Свердловского домостроительного комбината. Играть на гитаре и петь начал в школьные годы. В 1985 году Шахрин вместе с одноклассником и сослуживцем Владимиром Бегуновым организовал рок-группу `ЧАЙФ`. С тех пор группой выпущено 19 альбомов. Она участвовала во многих фестивалях, в том числе `Единый мир`, `Рок против террора`, `Аврора`, `Максидром`, `НАШЕствие`, `Крылья` и др. `ЧАЙФ` Шахрина был инициатором движения `Рок чистой воды`, объединившего музыкантов Урала, Поволжья, Москвы и Ленинграда.


КОНСТАНТИН БАКАНОВ
`Новые Известия`.http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован