28 марта 2005
1289

Владислав Иноземцев. ГЛОБАЛЬНЫЕ УГРОЗЫ-2005

2007 год может открыть период серьезных испытаний ведущих западных экономик на внутреннюю прочность и устойчивость к изменению внешних факторов




Вторая половина 2004-го и начало 2005 г. ознаменовались устойчивым хозяйственным ростом в большинстве как развитых, так и развивающихся экономик. В США прирост ВВП составил в 2004 г. 3,9%, в Великобритании - 2,8%, в странах еврозоны - 1,6%. Еще более впечатляющим он был в странах Восточной Европы: от 3,6% в Чехии до 4,8% в Польше, в России - 6,7%, а в Китае - 9,5%. В Соединенных Штатах фондовый индекс DowJones вплотную приближался к отметке в 11 тыс. пунктов; развивающиеся рынки вновь показали результаты, невиданные со времен кризиса 1997-1998 гг.; объем сделок по слиянию и поглощению компаний увеличился в 2004 г. почти на треть по сравнению с предшествующим годом - до 1,88 трлн. долл. Стабильно повышался спрос на сырье, производственные мощности и объекты недвижимости, что свидетельствовало о благоприятной хозяйственной конъюнктуре. Постепенное повышение процентных ставок центральных банков не оказывало серьезного замедляющего воздействия на экономический рост и увеличение объемов конечного потребления.



Развитые страны и главные факторы риска



Но можно ли на основании этих данных утверждать, что глобальная экономика оставила позади кризис 2000-2003 гг. и вступила в период устойчивого роста? На наш взгляд, это было бы неосмотрительно. Недавний кризис действительно преодолен, и сегодня достаточно уверенно можно утверждать, что 2005-й и даже скорее всего первая половина 2006 года не принесут серьезных экономических потрясений. Однако за выход на этот относительно безопасный отрезок пути заплачена большая цена, да и сам этот отрезок характеризуется рядом особенностей, которых нельзя не учитывать. В этом таятся значительные риски, с которыми глобальная экономика может столкнуться уже в ближайшие полтора-два года.

Итак, основная группа факторов риска обусловлена проблемами развитых стран, и прежде всего - Соединенных Штатов.

Несмотря на общепринятое мнение о растущей конкурентоспособности экономики США, большинство статистических данных за последние 20 лет говорит об обратном. Если в 1970 г. почасовая производительность американских работников превышала показатель 15 стран ЕС на 42%, то сегодня - только на 9,5%. Если в середине 80-х годов внешняя торговля Соединенных Штатов оставалась в целом сбалансированной, то итогом 2004 г. стало отрицательное внешнеторговое сальдо в 650 млрд. долл., или 5,6% ВВП (для сравнения можно заметить, что по итогам прошлого года положительное сальдо торгового баланса составило в зоне евро 0,8% ВВП, в Китае - 2,9%, а в Японии - 3,7% ВВП). При этом растущее потребление американцами товаров, произведенных за рубежом, опирается на более чем шаткое основание - долги домохозяйств, с 1996 г. выросшие более чем вдвое. Американские товары теряют рынок за рынком, а иностранцы уже владеют американскими активами, стоимость которых соизмерима с ВВП Соединенных Штатов и составляет 10,5 трлн. долл., что на треть превышает совокупную стоимость американских активов за пределами самих США.

Разумеется, проблемы, связанные с недостаточной хозяйственной эффективностью, возникали в разное время практически в любой стране. Особенность американской ситуации состоит, однако, в том, что США остаются крупнейшим в мире потребителем промышленной продукции и при этом являются эмитентом главной резервной валюты, доллара. В этих условиях динамика мировой экономики зависит от динамики спроса в США, а последний - от роста денежной массы. Поэтому многие страны готовы идти на риск увеличения вложений в доллар, если это обеспечит стабильность экономического роста в Америке и поддержит их экспортно-ориентированные отрасли.



Бегство от доллара



В 1998-2004 гг. долларовые резервы только четырех стран - Японии, Китая, Российской Федерации и Южной Кореи - суммарно увеличились более чем в 4,5 раза - с 383 млрд. до 1,73 трлн. долл. Однако сначала отток инвесторов с американского фондового рынка, а затем и ухудшение фундаментальных экономических показателей США вызвали постепенное снижение курса доллара, что должно было разрядить ситуацию за счет сокращения американского импорта и выправления торгового дисбаланса. Но этого не произошло.

За период 2002-2004 гг. доллар подешевел на 38% по отношению к евро, на 32% по отношению к британскому фунту и на 24% по отношению к японской иене, а дыра в американском торговом балансе не только не затянулась, но и расширилась почти на 80%. Экспорт товаров и услуг из США в 2004 г. снизился; в октябре прошлого года нетто-приток капитала впервые оказался меньше месячного значения внешнеторгового дефицита (48,1 млрд. долл. против 56,0 млрд. долл.), а в ноябре само это значение установило абсолютный рекорд - 60,3 млрд. долл., или более 2 млрд. долл. в день. В этой ситуации вполне реальным может стать "бегство от доллара", которое способно спровоцировать резкое снижение стоимости американской валюты и кризис в экспортно-ориентированных отраслях Европы и большинства азиатских стран. Сама Америка, увы, также не избежит кризиса.

Насколько реальна такая перспектива в ближайшее время? Мы полагаем, не слишком. Однако трудно рассчитывать на оздоровление ситуации. Подавляющее большинство экспертов полагает, что по итогам 2005 г. объем отрицательного сальдо торгового баланса США снизится, хотя и незначительно - до 5,3% ВВП (прогнозы Белого дома гораздо более оптимистичны - до 4,9% ВВП). Эти оценки представляются основанными не более чем на благих пожеланиях. Наш прогноз - не менее 6,0% ВВП, или 700 млрд. долл. в абсолютном выражении.

Не приходится ожидать и укрепления доллара по отношению к остальным валютам: к началу 2006 г. его курс может упасть до 1,46-1,48 к евро и до 2,15-2,17 к британскому фунту; за доллар вряд ли будут давать больше 95 японских иен. Однако, повторим еще раз, оба эти процесса - рост торгового дефицита США и снижение курса доллара - не выйдут из-под "контроля" и сохранят постепенную динамику. Серьезного кризиса на валютных рынках не произойдет - по крайней мере до достижения знакового рубежа в 1,5 доллара/евро.



Безработица - главная проблема Европы



Однако определенные риски для глобальной экономики проистекают и из Европы. Во всех западных странах (за исключением, возможно, одной только Германии) существует проблема переоцененности активов, переместившаяся с фондового рынка, где коррекция 2000-2002 гг. сыграла свою роль, в сферу недвижимости. За последние семь лет цены на жилье выросли в США на 57%, а в Европе и еще сильнее: в Италии на 62%, во Франции - на 68%, в Голландии - на 74%, в Испании - на 125%, в Великобритании - на 132%, а в Ирландии - почти втрое. При этом большую часть жилья только условно можно назвать принадлежащей ее владельцам: так, например, в США, где стоимость недвижимости, находящейся в собственности граждан, составляет 8,4 трлн. долл., под ее залог получено ссуд на 7,6 трлн. долл. Снижение цен на этом рынке всего на 20%, которого сегодня ожидают многие аналитики (и с ними трудно не согласиться), сократит суммарные активы американских домохозяйств на 2-2,5 трлн. долл., а британских - на 450-600 млрд. фунтов, чего может оказаться вполне достаточно, чтобы экономики этих стран сорвались в полномасштабную рецессию даже без резкого ухудшения международной конъюнктуры и серьезного колебания валютных курсов.

Еще одна проблема, остающаяся особенно актуальной в Европе, - безработица. Семь лет назад, когда в 1997-1998 гг. к власти в большинстве европейских стран пришли социал-демократические правительства, сокращение безработицы было объявлено одним из главных приоритетов. И действительно здесь были достигнуты большие успехи. Но сегодня картина уже не столь радужная - во Франции вновь достигнут уровень безработицы в 10%, в Германии - 11,7% (в США он остается гораздо ниже - 5,4-5,5%). Растущая безработица оказывает давление на европейскую систему социального обеспечения, и без того отягощенную огромными тратами, и это представляется серьезной угрозой стабильности европейской экономики - хотя, заметим, и в этом случае угрозой скорее среднесрочной, чем непосредственной.

Итак, подводя промежуточный итог, заметим: внутри сообщества развитых стран в последнее время наблюдаются процессы, вызывающие тревогу. Основную угрозу представляют собой искусственно поддерживаемый рост в США и переоцененность доллара по отношению к главным мировым валютам; существенный риск связан также с продолжающимся бумом на рынке недвижимости и перенапряженностью систем социального обеспечения (прежде всего в европейских странах).



Китай, Индия и нестабильность



Существует и целый ряд дополнительных факторов, характеризующих нынешний этап экономического развития, причем масштаб их воздействия на динамику этого развития едва ли поддается надежному прогнозированию. Главный из этих факторов - бурное развитие двух крупнейших экономик Азии - Китая и Индии. Многие специалисты уже давно указывали на его дестабилизирующий характер, но именно в последние два года произошли события, заставляющие обратить на него особо пристальное внимание.

Во-первых, чисто количественный рост китайской экономики воплотился в качественном изменении положения КНР в мире. Если в 1996 г. Китай поставлял на мировой товарный рынок меньшую по стоимости массу товаров, чем Бельгия (!), то по итогам 2004 г. он стал третьей по объему экспорта экономикой мира. В то же время КНР остается одним из крупнейших реципиентов иностранных инвестиций. Однако власти КНР отказываются выполнить свои обязательства относительно либерализации курса юаня. Пользуясь всеми преимуществами членства в ВТО, они не подчиняются важнейшим "правилам игры" этой организации. На наш взгляд, недалек момент, когда и сам объем китайской экономики, и нормы поведения Китая станут серьезным фактором возможной глобальной экономической нестабильности.

Во-вторых, быстрое экономическое развитие Индии, на протяжении последних пяти лет демонстрирующей средний темп прироста ВВП в 7,4%, также способствует росту доли Азии в мировой экономике, что является дестабилизирующим фактором, справиться с которым будет не так просто, как многим на Западе хотелось бы.



Психология сырьевых цен



Следующий фактор, о котором много говорят, но который, на наш взгляд, носит в целом конъюнктурный характер, - это рост цен на сырьевые товары и в первую очередь - на энергоносители. В этом контексте оказываются важными два обстоятельства, в определенной мере уравновешивающие друг друга. С одной стороны, наиболее быстро увеличивается спрос на товары двух групп - металлы и энергоносители. Индекс цен на металлы вырос за 2004 г. на 22,8%, цены на нефть повысились более чем в 1,5 раза. Характерно, что, в отличие от ситуации 70-х и 80-х годов, когда цены на сырье находились под воздействием жесткого регулирования со стороны стран - членов сырьевых картелей, в наши дни нет серьезных ограничений на предложение этих ресурсов, что можно проследить в первую очередь на примере нефти.

В начале 2005 г. страны ОПЕК поставляли на рынок 29,5 млн. баррелей нефти в сутки, тогда как не входящие в картель государства - 55-56 млн. баррелей. Потребление же оценивалось экспертами в 84,2-84,5 млн. баррелей в сутки и, таким образом, удовлетворялось в полной мере.

Сегодня рынок ориентируется на устойчивые уровни потребления нефти в США (18,7 млн. баррелей в день, прирост на 4,6% в 2004 г.) и стремительное увеличение ее использования в Китае (6,3 млн. баррелей в день, прирост на 26% (!) в 2004 г.). Учитывая, что нефтедобывающие мощности в Персидском заливе (за исключением Ирака) и России задействованы практически на 100%, можно утверждать, что нынешняя цена в 55 долл. за баррель западнотехасской выглядит рациональной и в перспективе будет расти по мере повышения спроса.

На наш взгляд, прогноз цены в диапазоне 65-70 долл. за баррель к середине 2006 г. совершенно реалистичен (хотя сегодня фьючерсы на 2008 г. и котируются на уровне 38 долл. за баррель, они отражают лишь медленное изменение ожиданий участников рынка - ведь и в 1996-м, когда цены упали ниже 20 долл. за баррель и шли вниз, сделки на 1998 г. заключались по 26 долл. за баррель, а не по 12, как можно было надеяться). Аналогичная картина имеет место и на рынке металлов, где цены в последние три года поднимаются на 18-26% в год благодаря спросу со стороны Китая и Индии.

С другой стороны, очевидно, что этот рост цен не является критичным для западных экономик. Во-первых, сейчас их зависимость от нефти не столь критична, как тридцать лет назад; например, рост цен с нынешних 55 до заоблачных 100 долл. за баррель обойдется американской экономике в 300 млрд. долл., или 2,5% ВВП, а странам ЕС - менее чем в 200 млрд. долл., или 1,4% ВВП. Во-вторых, следует иметь в виду, что в 2004 г. прирост цены нефти, импортируемой в США, оказался на 30% меньше чистого прироста отрицательного сальдо американского торгового баланса, т. е. фактически нефть была получена в обмен на необеспеченные доллары; что касается ЕС, то и здесь разумно сделать корректировку на рост курса евро, в результате чего повышение цены нефти в европейской валюте составило за прошлый год всего 28%, а не 52%, как в долларах. Таким образом, на наш взгляд, рост сырьевых цен оказывается скорее психологическим, чем реальным, фактором хозяйственной дестабилизации.



Непредсказуемость политиков и выводы



Наконец, немаловажным фактором являются действия политиков, которые не могут быть предсказаны экономистами. Прежде всего вызывает озабоченность политика Соединенных Штатов и, в частности, их борьба "за укрепление демократии" на Ближнем Востоке, а также их озабоченность ядерными программами Ирана и Северной Кореи.

Весьма уверенно можно утверждать, что в ближайшие 12 месяцев США в той или иной форме предпримут агрессивные действия против Ирана, что может иметь крайне плачевные последствия для курсов валют и международной экономической стабильности в целом. Разумеется, детально предсказать эти последствия сегодня не представляется возможным. Рост напряженности в отношениях России с западным миром также способен дестабилизировать сырьевые рынки, хотя и в гораздо меньшей степени. Остается не вполне проясненной возможность ухудшения хозяйственной конъюнктуры в Японии, где в 2004 г. уже фиксировалось сокращение ВВП на протяжении двух кварталов подряд, что обычно квалифицируется как "техническая рецессия", и где ведущие банки продолжают испытывать нарастающую нехватку собственного капитала.

В итоге положение мировой экономики в начале 2005 г. выглядит несколько более стабильным, чем в 2003 и 2004 годах. Можно ожидать, что до лета 2006 г. фондовые рынки в основных странах Запада продолжат свое восстановление, хотя этот процесс не будет очень динамичным; темпы роста ВВП и промышленного производства сохранятся на уровне 2004 г., а в странах Европы скорее всего несколько превзойдут прошлогодние; не произойдет и существенного изменения в уровнях занятости.

В то же время макроэкономические показатели США ухудшатся; дефицит федерального бюджета уменьшен не будет, отрицательное сальдо внешнеторгового баланса возрастет; как следствие, евро укрепится по отношению к доллару - вероятнее всего, вплотную подойдя к отметке 1,5 долл./евро. Экономическое развитие Китая и Индии сохранит свои высокие темпы - около 9 и 7% в год соответственно; цены на нефть, вероятнее всего, достигнут новых максимумов на уровне 65-70 долл. за баррель.

Ближайший год не вызовет серьезных потрясений в мировой экономике; все отмеченные изменения будут происходить постепенно, хотя их негативный характер и будет постоянно углубляться. Однако, если прогнозируемые параметры действительно окажутся реальностью, 2007 год может открыть период серьезных испытаний ведущих западных экономик на внутреннюю прочность и устойчивость к изменению внешних факторов.


НГ Дипкурьер No5
28 марта 2005
http://www.postindustrial.net/content1/show_content.php?table=newspapers&lang=russian&id=119
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован