25 апреля 2008
4585

Владислав Лапин: Интервью: Перспективы превращения Москвы в мировой финансовый центр

Не так давно прошла третья ежегодная конференция по рынкам капитала на ММВБ. Ее участники заявили о том, что Россия не может оставаться в стороне от состояния дел на мировых финансовых рынках и должна стремиться к тому, чтобы стать мировым финансовым центром. Дмитрий Медведев также уделяет теме финансовых рынков много внимания, считая это приоритетным направлением в политике России. О перспективах превращения Москвы в мировой финансовый центр мы решили поговорить с первым заместителем председателя Комиссии по обучению участников финансовых рынков Совета предпринимателей при Мэре и Правительстве Москвы, руководителем Экспертно-аналитического комплекса Владиславом Александровичем Лапиным.  

корреспондент: Здравствуйте, Владислав Александрович. 

Владислав Лапин: Добрый день.    

корреспондент: Сейчас многие говорят о необходимости превращения Москвы в финансовый центр мирового значения. А нужно ли это Москве? Что это может дать нашей столице и стране?   

Владислав Лапин: Помимо престижа и нового статуса на международной арене это даст России много других преимуществ. Во-первых, это приток дополнительных средств и финансовых потоков в экономику страны, что повлечет за собой экономически рост и развитие многих важнейших отраслей. Во-вторых, развитие национальных финансовых институтов станет мощным импульсом для перехода внутренних сбережений и накоплений в инвестиционные потоки. Если сейчас граждане России предпочитают хранить деньги под подушкой, то появление новых возможностей и финансовых инструментов позволит людям отдавать свои деньги в работу, более эффективно использовать личные сбережения. Это повлечет за собой рост финансовой грамотности населения. Преимуществ много, и они перекрывают негативные стороны. Это было бы полезным для России.  

корреспондент: А есть и негативные стороны? 

Владислав Лапин: Как и у любого другого явления. Появление у нас мирового финансового центра несет не только преимущества, но и целую группу рисков. Ведь мы делаем наш внутренний рынок более открытым, а значит уязвимым перед внешними воздействиями. Станет гораздо сложнее контролировать движение капитала через границы, да и держать инфляцию в узде станет сложнее. Но, как я уже и говорил, все эти риски с лихвой перекрываются многочисленными преимуществами такого положения. Кроме того, речь не идет о том, хотим мы или нет становиться мировым финансовым центром. Для нас это осознанная необходимость, потребность. Например, не так давно г-н Тимофеев (прим. - речь идет о главе НАУФОР) сказал о том, что только это поможет нам обеспечить должное финансирование национальной экономики. Что иностранные финансовые рынки этого обеспечить не смогут. С этим сложно поспорить.   

корреспондент: Если это полезно для страны, то нам действительно стоит к этому стремиться. Насколько это реально? Будет ли Москва мировым финансовым центром? Хочется услышать Ваше мнение на этот счет.  

Владислав Лапин: Определенно будет, если начнем работать в нужном направлении. Вопрос лишь в сроках достижения этой цели, какими темпами мы пойдем к этому результату. Потенциал для этого есть, задача поставлена, к ее реализации уже приступили, а сам процесс поставлен на контроль на высшем уровне. Правительство РФ, Правительство Москвы и другие высокопоставленные представители власти, авторитетные эксперты и практики говорят о том, что Москва будет мировым финансовым центром. Помимо этого, я слышал и читал мнения зарубежных экспертов, которые подтверждают осуществимость такого сценария.    

корреспондент: Но ведь это все только разговоры, мнения и установки. Разве этого достаточно?  

Владислав Лапин: Разумеется, только мнений и установок не достаточно для того, чтобы Москва достигла этой цели! Даже решений государственных органов совершенно не достаточно, ведь глобальные рынки им не подчиняются. Но ведь помимо мнений и установок, которые сами по себе не являются беспочвенными, существует очень много предпосылок для превращения Москвы в крупный международный финансовый центр. 

корреспондент: Так мировой или международный? Мы переходим от одного понятия к другому.   

Владислав Лапин: В этом разговоре они для меня практически идентичны. Давайте сразу определимся с основными понятиями. Когда я говорю “мировой финансовый центр” или “международный финансовый центр”, я не имею в виду самый главный финансовый город планеты. Я говорю о городе, который имеет международное значение в финансовой сфере. Ведь мы же не называем Нью-Йорк или Лондон центрами мира. Но эти два города имеют огромное международное значение в финансовом мире. Как и биржи Японии, Германии, Канады и т.д. Речь идет о том, чтобы Москва вошла в число таких международных центров. А вместе с ней и Россия. Об этом мы говорим. 

корреспондент: Теперь понятно. Вы говорили о том, что существует много предпосылок для превращения Москвы в мировой финансовый центр. Давайте поговорим о них. Вы могли бы назвать несколько таких предпосылок? 

Владислав Лапин: Легко. Одна из таких предпосылок – историческая. Москва была и остается негласным центром не только России, но и других территорий постсоветского пространства. Центром, который обслуживал потребности значительных территорий Азии и Восточной Европы. Это сложилось исторически, а такие вещи перестраиваются очень долго и сложно. Ведь здесь переплетаются ставшие уже традиционными и укоренившимися межличностные, межнациональные и экономические связи. Многострадальное словосочетание СНГ, хотя его и критикуют очень часто, имеет много крепких взаимосвязей и взаимозависимостей. И в этом клубке интересов и взаимоотношений лидерство Москвы оспаривать сложно. Если мы начнем восхождение на финансовый Олимп, то начинать его нужно с закрепления финансового лидерства России в регионе. Для нас и наших соседей это будет не только выгодно, но и удобно. Это верный путь для укрепления рубля, и превращения его в региональную валюту, и хорошая стартовая позиция для выхода на мировую арену в новом качестве.  

корреспондент: С историческими реалиями действительно не поспоришь, и в этом есть смысл. Лидерство России на этом пространстве было бы серьезным шагом. Но разве Россия еще не лидер?  

Владислав Лапин: Лидер, но с большим числом оговорок. Я говорю о том, что все эти преимущества и исторически сложившиеся выгодные позиции нужно постоянно использовать и укреплять, иначе мы просто рискуем их потерять. Россия – центр, а вокруг нее – пространство. А вокруг этого пространства – другие центры, которые не только хотят, но и могут распространить там свое влияние. Даже заокеанские центры силы постоянно пытаются что-то делать у самых наших границ, и это явно не идет нам на пользу. Мы не должны бездействовать. Закрепив свое финансовое лидерство на этом пространстве, мы выйдем на мировую арену уже региональным финансовым центром, а не национальным. 

корреспондент: Тогда развитие будет поэтапным – от национального к региональному, и от регионального к мировому.  

Владислав Лапин: Совершенно верно. Последовательность еще никому не вредила. Да и скачок от национального сразу к мировому осуществить сложно. Не нужно перескакивать через ступеньки.                      

корреспондент: Согласна. Какие еще предпосылки есть у России и Москвы? 

Владислав Лапин: Например, рост нашей инвестиционной привлекательности и экономическая стабильность. Хотя об этом многие спорят, и все это не так однозначно, но в итоговых отчетах многих международных организаций эта стабильность признается. Рост политического и экономического влияния России в мире тоже является такой предпосылкой. Страна заметно поднялась после известных трагических событий, и с нами все больше считаются во всем мировом сообществе. Этот рост можно перебросить и на финансовую сферу. Наличие значительных внутренних накоплений тоже является хорошей предпосылкой. У населения есть деньги, которые они готовы вкладывать. Есть и другие предпосылки укрепления финансовых рынков России, но их нельзя расценивать совсем уж однозначно, да и упоминать лишний раз не хочется. Но многие эксперты говорят о них все чаще, и это нужно воспринимать нормально. Мне кажется, что уже в ближайшие годы может измениться существующая картина в международной расстановке сил на финансовых рынках. И при новом раскладе Россия может заметно усилить свои позиции, если правильно воспользуется ситуацией. Мы все видим, что традиционные лидеры в рейтингах мировых финансовых центров сегодня переживают не самые лучшие времена. В первую очередь я говорю про США, где кризисные явления развиваются с пугающей скоростью. Не удивлюсь, если уже в самое ближайшее время когда-то созданный американцами финансовый “мыльный пузырь” лопнет. Хотя последствия этого могут быть страшными по своим масштабам и размаху, этот кризис может стать большим шансом для России.  

корреспондент: О каких последствиях идет речь? Чем это грозит США? Сейчас многие говорят о том, что кризис в американской экономике будет развиваться.   

Владислав Лапин: В том все и дело, что грозит, и не только США. Для Америки такой кризис может стать чем-то вроде Великой депрессии, или даже более серьезным, но страшнее всего другие последствия. Если этот “мыльный пузырь” лопнет, то дело не обойдется только национальным американским финансовым кризисом. Это перерастет в глобальный мировой финансовый кризис, который затронет всех. В современных условиях все мы слишком взаимосвязаны, и эта связь не даст остальным странам остаться в стороне от беды. Происходящее сегодня покажется ерундой по сравнению с тем, что может произойти дальше. Впрочем, даже если это и произойдет, то Россия будет затронута кризисными явлениями в меньшей степени, чем США и ее ближайшие партнеры. Мы дальше других от эпицентра этого взрыва.  

корреспондент: Негативные сценарии сейчас действительно звучат все чаще, хотя оценки и прогнозы очень осторожные. Кто-то пугает, кто-то успокаивает, а некоторые эксперты даже называют сроки. Раз уж Вы разделяете это мнение, то каковы Ваши прогнозы по срокам?  

Владислав Лапин: Поймите меня правильно. Мне бы очень хотелось, чтобы этот прогноз оказался ошибочным, но сложно не замечать очевидные проблемы и их прогресс. Особенно волнуют принятые и реализованные на финансовых рынках решения, которыми нас баловали США в 2006 году и летом 2007 года. Не буду углубляться в подробности, но именно эти меры по спасению американского финансового “мыльного пузыря” стали одной из действительно серьезных отправных точек для развития грядущих кризисных явлений. Это уже привело к кризису ликвидности, кризису доверия, изменениям в практике кредитования. Все это уже происходит, и может оказаться первыми ласточками действительно серьезного обвала. А насчет сроков этого обвала сказать сложно. Ситуация очень накалена, и прорвать все это может уже очень скоро. Вполне возможно, что час “Х” наступит уже летом, или осенью этого года. Я бы сказал июль-октябрь 2008. Посмотрим. Не хочу кричать “Пожар!”, ведь пламени пока нет. Но возгорание уже началось, и потушить его сейчас крайне сложно, если вообще возможно. 

корреспондент: Будем надеяться на лучшее, и вернемся к основной теме нашего интервью. Хотелось бы услышать Ваше мнение о том, что конкретно должна сделать Россия, чтобы стать международным финансовым центром. Часто замечала, что многие ограничиваются утверждением “Это возможно!”, но не говорят о конкретных шагах для достижения результата.                        

Владислав Лапин: Согласен. Долго и нудно проговаривать все шаги мы сейчас не будем, ведь для этого есть более подкованные специалисты. Но в общих чертах могу обрисовать. Давайте рассуждать логически. Вдумайтесь в сами понятия “международный финансовый центр” и “финансовый рынок”. Они подразумевают некое пространство для взаимодействия участников финансовых отношений и процессов. Нужно задуматься над тем, как привлечь участников именно к нам, т.е. “в наше пространство”. Сделать так, чтобы они предпочли работать и взаимодействовать именно на наших финансовых площадках. Капитал сам выбирает для себя более комфортные условия, и течет туда, где лучше. Нам нужно создавать удобные условия работы. Необходимо предложить им эффективность, безопасность, простоту, скорость расчетов и процессов, обеспечить наличие удобных механизмов и инструментов для работы, прозрачные и понятные правила игры, предоставить определенные гарантии. В условиях конкуренции предпочтение более дешевых механизмов и услуг тоже пока никто не отменял, так что стоит подумать и об этом. Все эти преимущества можно и нужно создавать.

Разумеется, помимо создания преимуществ нужно очень предметно заниматься и решением существующих проблем. Устранять то, что является препятствием на пути к достижению этой цели. К сожалению, таких проблемных явлений у нас в стране хватает. Необходимо всесторонне и качественно улучшить российскую финансовую систему и структуру. Наконец, нужно развивать и повышать финансовую грамотность и финансовую культуру населения страны. Сейчас все это не на самом высоком уровне. 

корреспондент: А какие именно проблемы Вы бы выделили? С чего нужно начать, чтобы сделать наши финансовые рынки более привлекательными?  

Владислав Лапин: Не люблю говорить о проблемах. Их все прекрасно знают и видят. Если кратко, то это сама инфраструктура финансовых рынков, законодательная база и действующие правила игры, обилие сложных регистрационных и разрешительных процедур, высокий уровень коррупции, неконкурентоспособные налоги. Да много всего. Работы хватит всем, и желание работать в этом направлении у первых лиц государства есть. Главное чтобы осилили.   

корреспондент: Вы ничего не говорили о существующем опыте других стран, который Россия могла бы использовать. Такой опыт есть?  

Владислав Лапин: Я просто не акцентировал на этом внимание. То, что я говорил, когда перечислял необходимые меры – это и есть уже давно существующий опыт. Мы не должны изобретать велосипед. Все уже придумано. Если хотите услышать о существующем положительном опыте, то могу вспомнить, например, знаменитый лондонский “Big Bang” в 80-х годах, или успехи Китая. Во всех случаях эти пакеты мер были достаточно стандартными, но приводили к впечатляющим результатам. Информация о них легко доступна в Интернете, если поискать.  

корреспондент: Так значит, в Лондоне помимо Биг Бэна был еще и Big Bang”? Стало даже интересно. Обязательно поищу об этом информацию в Интернете. Напоследок хотела бы Вас спросить о сроках достижения обозначенной цели. За какой срок реально превратить Москву в мировой финансовый центр? 

Владислав Лапин: А вот с этим прогнозом я бы пока повременил. Очень много факторов, накладывающих неопределенность. Есть анонсы о предстоящих действиях в этом направлении, но пока мало конкретики. Да и грядущий мировой кризис тоже внесет свои коррективы. Хотя прогнозы все-таки звучат. Например, г-н Миловидов из федеральной службы (прим. – глава ФСФР) говорит о том, что реально добиться значительный успехов уже в ближайшие 4 года, г-н Тосунян (прим. – президент Ассоциации российских банков) делает прогноз, называя срок в 5-10лет. Юрий Михайлович Лужков тоже говорил о том, что уже в ближайшие 10 лет Москва будет финансовым центром международного значения, а еще лет через 10 – войдет в пятерку крупнейших мировых центров. Думаю, что все это реально. Мнений очень много, но я бы подождал обещанных властью программ и планов. Когда мы увидим, что конкретно и в какие сроки собираются предпринимать российские власти, можно будет делать более или менее реальные прогнозы.  

корреспондент: Спасибо за интервью и откровенные ответы, Владислав Александрович. 

Владислав Лапин: И Вам спасибо.  
 

Источник:www.mos-fin.ru

Новый Арбат 36/9, Совет предпринимателей при Мэре и Правительстве Москвы

дата публикации: 25.04.2008

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован