23 мая 2006
525

Власть выступает против излишеств в отношениях с народом




Доказать не может никто - говорят все. Якобы в прошлом году РАО ЕС потратило 100 млн. долларов на поощрение своих топ-менеджеров. А повышение тарифов на газ, похоже, целиком "съели" сотрудники "Газпрома", не имеющие никакого отношения к добыче и транспортировке основной продукции. Кроме того, обе госмонополии, по слухам, втридорога закупают оборудование у "своих" фирм. Не может ведь такое твориться в госкомпаниях без ведома государства? В общем, крутится на языке нехорошее слово "коррупция".

Надо это государству? Проще либо развеять домыслы, либо показательно высечь своих чиновников и менеджеров, использующих должностное положение в личных целях. Нет механизмов воздействия? Так вот же они! Давным-давно бродят по Госдуме два законопроекта. Принимай - и действуй.

Секрет монополиста

Всю весну в правительстве спорили, влияет ли на разогнавшуюся инфляцию рост тарифов естественных монополий. Мнения разделились, но в перечень мер, которыми власть попытается обуздать инфляцию, включили-таки "установление обоснованных темпов роста цен (тарифов) на продукцию (услуги) субъектов естественных монополий для населения".

При этом никто не вспомнил: обоснованности пресловутых темпов пятый год безуспешно добиваются несколько депутатов Госдумы. Суть многократно вносимого ими законопроекта проста: тарифы "Газпрома", РАО ЕС и других естественных монополий ежегодно должны утверждаться парламентом одновременно с рассмотрением федерального бюджета. Это вынудит монополистов публично доказывать целесообразность своих затрат, в том числе на покупку оборудования, оплату труда топ-менеждеров, содержание "непрофильных активов" и т.д. По версии сторонников такого контроля, благодаря ему удастся обуздать завышенные аппетиты монополистов. Пока же тарифы утверждаются исполнительной властью, считают авторы закона, существует возможность неких полюбовных договоренностей. Тем более что естественные монополии этой власти не чужие: в их советах директоров заседают высокие госчиновники.

Многих инициаторов самого первого законопроекта о контроле за естественно-монопольными ценами уж и в парламенте нет - не переизбрались в 2003 году. Но несколько бойцов продолжают сражение: независимые депутаты Валерий Зубов и Владимир Рыжков, член партии "Единая Россия" Геннадий Гудков. В прошлой Думе Зубов и Гудков входили в депутатскую группу "Народный депутат", вместе работали над законопроектом. Но сегодня их пути разошлись.

Гудков пытается сагитировать за контроль над монополиями родную фракцию, а сопредседатели Республиканской партии Зубов и Рыжков апеллируют к общественности, организовав в двух десятках регионов митинги и пикеты в поддержку рассекречивания бюджетов естественных монополий. Общественность, удрученная ростом цен, к рассекречиванию относится сочувственно, но на Думу влияния не имеет. Не менее удрученная "Единая Россия" влияние имеет, однако пока не получала команды его употребить. Геннадию Гудкову лишь удалось настоять на включении законопроекта в план вопросов, которые обсудит фракция. Правда, без указания даты обсуждения.

Шпионскими тропами

В Госдуме предыдущего созыва законопроект по крайней мере обсуждался на пленарном заседании. Даже - несмотря на сопротивление правительства - осенью 2002 года был принят в первом чтении. Но в 2004 году правительство добилось отзыва проекта, а до нового рассмотрения дело так и не дошло.

Технология торможения проста. Снова и снова вносимый в Думу документ снова и снова возвращается авторам по формальному поводу: отсутствует заключение правительства. По Конституции, такое заключение обязательно в случае, когда принятие закона повлечет изменение финансовых обязательств государства, расходов федерального бюджета. "Наш закон не потребует дополнительных трат, наоборот, позволит сэкономить за счет уменьшения коммунальных платежей бюджетных учреждений!" - возмущаются авторы. "Вот и посчитайте экономию, а потом вносите закон!" - отвечает им Совет Думы, состоящий в основном из членов "Единой России".

И посчитали бы, если б отрывочные сведения о доходах-расходах монополистов депутатам не приходилось добывать чуть ли не шпионскими методами. Понятно, что собранные подобным образом цифры не могут гарантировать точных расчетов.

Некоторая картина, конечно, вырисовывается. Скажем, 150 тыс. из 400 тыс. сотрудников "Газпрома" заняты в непрофильных секторах, приносящих компании миллиардные убытки. Или, по агентурным данным депутата Зубова, вместо того, чтобы закупать оборудование у производителей, естественный монополист кормит цепочку посредников - за счет платежей населения и госбюджета, между прочим... Но это не может поколебать фракцию "Единой России", оберегающую тайну монопольных инвестиций и зарплат. Круг замыкается: без закона о гласном отчете монополий исчерпывающие данные об их доходах-расходах недоступны депутатам, без исчерпывающих данных - не появится закон. Если, разумеется, не будет дана отмашка "сверху". Приняла ведь Дума в одночасье, без всякого финансово-экономического обоснования, закон об ограничении тарифов ЖКХ, когда об этом президент попросил.

Пока же, по "оперативной информации" Геннадия Гудкова, монополисты усиленно агитируют народных избранников против закона. Кого и как? Без комментариев. А общение представителей правительства и президентской администрации с любопытствующими депутатами идет на уровне "да зачем вам, ребята, закон - все и так под контролем".

Тем временем замминистра экономического развития Андрей Белоусов, оглашая план министерства по борьбе с инфляцией, специально подчеркнул, что "госмонополии должны четко объяснить принцип формирования издержек". "До тех пор, - сказал он, - пока мы не увидим обоснованных цифр по динамике издержек, не будет смысла пересматривать тарифы". В общем, может, расходы монополистов и под контролем. Только непонятно, под чьим.

Меньше знаешь - крепче спишь

Не меньше, чем тайны монополистов, правительство оберегает чиновничьи секреты. Вопреки, кстати, пожеланию президента, высказанному в прошлогоднем послании к Федеральному собранию. "Полагаю, что мы прежде всего должны обеспечить право граждан на объективную информацию, - ровно год назад сказал Владимир Путин. - В этой связи определенные надежды возлагаю на обсуждающийся сейчас законопроект об информационной открытости государственных органов. Важно, чтобы он был принят как можно быстрее. Его реализация позволит гражданам получать больше объективной информации о деятельности государственного аппарата, поможет им защитить свои интересы".

Президент, кстати, был не вполне точен. На самом деле обсуждаемых законопроектов - два. Один родился в Минэкономразвития, называется "Об обеспечении доступа граждан и организаций к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления". Авторы второго - "О гарантиях предоставления информации о решениях органов госвласти, органов местного самоуправления" - депутаты Госдумы Владимир Рыжков, Игорь Морозов, Святослав Насташевский и Виктор Черепков.

На пути министерского законопроекта непреодолимым препятствием стало само правительство, которое уже четыре года регулярно заворачивает документ на доработку. Депутатский аналог, внесенный в Госдуму полтора года назад, застрял в комитете по конституционному законодательству и госстроительству. Никакого саботажа: раз существует два альтернативных проекта, надо их рассматривать вместе. Уважительная причина, если бы хоть кто-то мог сказать, когда "альтернатива" доберется до Охотного ряда.

У федеральной, региональной и местной управленческой элиты нет никакого желания вступать в близкие информационные отношения с народом. Само внесение законопроекта в Госдуму (даже если удастся саботировать его принятие) вынудит чиновников публично объяснять, что именно они готовы сообщить массам, а что - нет. И, главное, почему.

По сведениям "БП", они, например, не горят желанием размещать в открытых информационных сетях даже проекты законов и других нормативных актов. Действительно, потом придется объяснять гражданам, почему, скажем, закон оказался куда хуже, чем первоначальный проект.

Есть возражающие против обязательного размещения в интернете информации о возможных и уже возникших чрезвычайных ситуациях, о мерах по защите от них населения.

Не всем нравится перспектива обнародования результатов проверок деятельности органов власти. Зачем народу знать подробности чиновничьих шалостей?

Есть противники обнародования регистров входящих и исходящих документов. Сегодня гражданину ни за что не выдадут заверенный дубликат решения властного органа, потому что с этой бумагой он может пойти в суд и, чего доброго, отстоять свои права. Если же решение будет опубликовано на официальном сайте министерства или местной администрации, в суде можно будет ссылаться на него. Или, скажем, требовать у чиновников отчета о деньгах, потраченных на тот или иной проект.

Прекратить четырехлетние мытарства правительственного законопроекта, по-видимому, можно только усилием политической воли.

Не так давно полтора десятка депутатов обратились с письмом к премьер-министру с просьбой ускорить внесение в Думу проекта закона, "который находится на неоправданно длительном обсуждении в правительстве". Ответа не последовало ни через месяц, ни через два. Примечательно, что письмо к Фрадкову подписал и Владимир Плигин, председатель комитета, где маринуется депутатский закон. То есть комитет в принципе против доступа народа к информации не возражает. Но, похоже, предпочитает, чтобы этот доступ санкционировала исполнительная власть - в приемлемых для нее пределах.

А поговорить?

Авторы депутатского законопроекта об информационной открытости по-разному оценивают его перспективы. Святослав Насташевский высказал осторожную надежду, что в процессе работы над двумя альтернативными проектами удастся из двух "болванок" сделать один полноценный документ. Владимир Рыжков почти уверен, что Госдума примет правительственный вариант, проигнорировав все более демократичные новации депутатского. По его мнению, у власти есть множество способов продекларировать в законе свою открытость, но минимизировать возможности населения воспользоваться этой открытостью. Например, предусмотреть слишком высокую плату за выдачу гражданам копий тех или иных официальных бумаг.

Если закон об информационной открытости будет выхолощен, станет ли это очередным поражением "независимых"?

В нынешней Думе критерии успешности индивидуальной депутатской деятельности не те, что были в Думах предыдущих. Раньше настоящим достижением для народного избранника было проведение с минимальными смысловыми потерями через парламент своего законопроекта. Иногда это удавалось даже независимым депутатам. Случалось - вопреки воле парламентского большинства (для этого нужно было сколотить временную коалицию из оппозиционно настроенных коллег). Порой и депутаты проправительственных фракций рисковали голосовать по социально значимым вопросам самостоятельно... Но сегодня расклад другой. Максимум, на что может рассчитывать оппозиция - пробить стену глубоко эшелонированного саботажа и добиться вынесения на пленарное заседание закона, не нравящегося "партии власти". Не так уж мало в нынешних условиях, когда власть делает все, чтобы не допустить несанкционированного публичного обсуждения чего бы то ни было. "Пленарку" ведь не засекретишь, как кулуарные или внутрикомитетские разборки. Всем фракциям придется высказаться, представителям правительства - тоже. Газеты напишут, телевизор покажет. И станет ясно, кто у нас на самом деле хочет знать правду про коррупцию, а кто - не очень.

"Большая политика"

Татьяна Скоробогатько





http://www.ryzkov.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован