27 февраля 2007
1347

Военно-полевой тупик

Трагедия в Ингушетии унесла многие десятки человеческих жизней. Пожар чеченской войны может разгореться с новой силой. Похоже, что семипроцентный прирост валового внутреннего продукта за май будет съеден четырехчасовыми бесчинствами террористов и бессилием властей наконец-то навести на Кавказе порядок. Откровение недели: нужно что-то менять всерьез. Ясно ли это российской власти?
Обострение ситуации в Ингушетии и Дагестане вынуждает по-иному взглянуть на предстоящие 29 августа выборы в Чеченской Республике.
Несмотря на обилие зарегистрированных кандидатов в президенты, всерьез и в Москве, и в самой республике рассматривают лишь двоих из них: нынешнего главу МВД республики Алу Алханова и московского мультимиллионера Малика Сайдулаева. После теплой встречи президента Путина с Алхановым всей России стало понятно, на чьей стороне симпатии центральной власти. Как известно, очень важным, возможно решающим, фактором на предстоящем голосовании будет мнение Кремля. Хотя такая политика весьма далека от демократических стандартов, это лучший среди плохих вариантов. Надо честно признать: сама идея свободного волеизъявления на территории, где идет гражданская война, выглядит сомнительной. Более того, при всем своем свободолюбии чеченцы готовы принять кандидатуру федерального Центра, понимая, что от этого в решающей степени зависят мирная перспектива, финансирование и восстановление разрушенной республики.
Но в данном случае на стороне Алу Алханова симпатии значительной части чеченцев, которые гораздо больше доверяют человеку, не покинувшему республику в тяжелые для нее месяцы и годы, чем тому, который делал бизнес в далекой и безопасной Москве. Не говоря уже о серьезных сомнениях в способности московских чеченцев разобраться в ситуации в республике, обзавестись в ней надежными союзниками и друзьями. Там, где воюют, дружба оплачивается кровью, а не деньгами. А Алханов, ко всему прочему, имеет поддержку кадыровского клана - наиболее влиятельного в республике.
Остальные кандидаты при всем уважении к ним остаются скорее статистами, обеспечивающими легитимность народного волеизъявления, чем реальными претендентами на власть. И похоже, Москву устраивает такое положение дел.
Но все же главный вопрос чеченских выборов не в личности победителя, а в том, что они принесут чеченскому народу и всей России и, по большому счету, нужны ли они вообще. У ряда московских наблюдателей и у многих чеченцев существуют серьезные и обоснованные сомнения в необходимости института президентства в мятежной республике. В обществах, традиционно разделенных по клановому признаку, коллегиальная власть предпочтительнее единоличной. Другими словами, коллективное (возможно, парламентское) правление для Чечни лучше президентского.
Но еще важнее, что за последние год-полтора решение ни одной из кардинальных проблем Чечни серьезно не продвинулось. Несмотря на многомиллионные вливания из федеральной казны, Грозный по-прежнему лежит в развалинах. Обещанную компенсацию получила лишь малая толика чеченцев, да и то, похоже, за основательный "откат" чиновникам. Из заработавшей нефтянки в республиканский бюджет попадает совсем немного. Работы в Чечне как не было, так и нет.
Не очень-то удалось и замирить мятежников. По компетентным оценкам, лояльность 6-7 тысяч участников президентской гвардии, милиции и т.д. вызывает серьезные сомнения, они представляют "пятую колонну", которая в один непрекрасный момент может выступить против федеральных сил и центральной власти. Недавняя массированная вылазка боевиков в Ингушетию подтвердила их способность вести активные боевые действия и показала, что ни Москва, ни официальный Грозный не вполне контролируют зону конфликта.
Вместо упрямого следования не очень оправдавшему себя курсу стоит озаботиться выработкой новых и нетривиальных рецептов замирения Чечни.
***
ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦЕВ
Депутат Государственной думы РФ от Ингушетии Мухарбек АУШЕВ:
- Это была четко продуманная акция, которой никто не мог противостоять. И не исключено, что будут новые нападения. Те, кто проводил эту акцию, безжалостно расстреливали высший офицерский состав правоохранительных органов. Они захватили участок трассы "Кавказ", встали на постах и в черных масках под видом ОМОНа начали проверять документы. Если им предъявляли удостоверения сотрудников правоохранительных органов, они расстреливали этих людей. Причем мирное население они не трогали и рядовых сотрудников тоже не трогали, они расстреливали только офицерский состав. И никто ничего не понимал. Получилось как в песне: "А город подумал, ученья идут". Люди думали, что это мероприятия, проводящиеся правоохранительными органами. Не встретив активного сопротивления, нападавшие захватили склады с оружием и вывезли его. Никакого преследования не было - одни из них ушли, а другие растворились среди местного населения.
Эта акция - ответ на борьбу с терроризмом. В последнее время средства массовой информации сообщали о том, что в результате усиления борьбы с терроризмом много людей стало пропадать без вести. И кто на самом деле проводил эту акцию, мы не знаем, хотя на сайте сепаратистов перед нападением было написано, что они переходят к активным наступлениям.
Председатель регионального отделения Общества российско-чеченской дружбы Имран ЭЖИЕВ:
- Мы объехали все посты на дорогах, опросили очевидцев, и нам рассказали, что большинство федералов во время нападения прятались в зданиях. А после того, как те ушли, они вышли и никого, конечно, не преследовали. У нас тут есть рынок - "Торговый центр XXI века", и в его здании тоже прятались федералы, потому что оно хорошее, с толстыми стенами. Хозяин рынка испугался, что его здание разрушат, и очень сильно просил их уйти оттуда, но они не уходили. Боевики начали стрелять по зданию из гранатометов, выбили стекла, а федералы, говорят, даже не стреляли в ответ. И только через четыре часа после того, как нападавшие ушли, федералы покинули рынок. Мы разговаривали с охранниками банков и других учреждений, которые оказались в эпицентре событий, и они нам сказали, что нападавшие им говорили: "Не переживайте, мы вам ничего не сделаем, только не высовывайтесь".
А теперь, после всех этих событий, у нас стала накаляться обстановка между местным населением и беженцами. Некоторые наши горе-патриоты призывают всех садиться на "КамАЗы" и бить беженцев. На следующую ночь после нападения мы не спали до четырех часов утра, и нам удалось предотвратить столкновение. Сейчас мы опять едем улаживать конфликты - хотим собрать совет старейшин и попытаться с его помощью успокоить людей.
Администратор ЗАО "Информационные технологии и телекоммуникации" Батрудин МАНИЛОВ:
- Я наблюдал за тем, как происходил захват здания МВД из окна - наш офис находится рядом и в ту ночь у меня было дежурство. Это было похоже на настоящую войну - был сильный обстрел из всех видов оружия. Наше здание не пострадало, потому что в нашу сторону огонь не велся - он шел только в сторону МВД. Но трупов вроде немного потом осталось лежать возле здания. А сейчас у нас все обсуждают произошедшее. Какого-то страха нет - на улицах все как обычно, только военных стало больше, но все равно их не так много, как ожидалось. Да и клиентов у нас меньше не стало.
Житель Назрани Батыр:
- Пока никаких БТРов на улицах у нас тут нет, но, говорят, войска скоро введут. То, что произошло, - это какой-то беспредел. Как могли такое допустить? Страха у нас нет - мы люди привычные, мы испытываем не столько страх, сколько возмущение. Если боевики зашли сюда и сделали что угодно, что может быть дальше? Они в основном на МВД, ГУВД нападали, но им дали достойный отпор. И убивали они в основном сотрудников правоохранительных органов, а потом машины их поджигали. Никто ведь ничего не понимал: стоят люди в форме и в масках и останавливают. Человек выходит из машины, ничего не подозревая, показывает удостоверение, и тут его убивают. Но мирное население тоже пострадало - те, кто не успел спрятаться.
Пресс-секретарь МЧС Республики Ингушетия Мака ГАДИЕВА:
- Из-за атаки боевиков загорелось несколько зданий - пожары возникли из-за обстрела снарядами. В их тушении приняли участие 8 человек и 2 единицы техники от поисково-спасательной службы и 25 человек и 11 единиц техники от противопожарной службы. Они спасли трех человек. Здание МВД удалось отстоять. Из-за обстрела там начала гореть проводка на первом этаже, а потом от проводки огонь пошел вверх. Но его удалось остановить, поэтому уже на следующий день сотрудники МВД были на своих рабочих местах. А те, чьи кабинеты сгорели, переместились в уцелевшие. Только вот жертв у них очень много среди сотрудников... Здание погранотряда сгорело частично - возгорание вовремя локализовали. А здание РОВД отстоять не удалось - оно практически полностью выгорело, и восстановлению уже не подлежит.
Пресс-секретарь президента Республики Ингушетия Мурата Зязикова Иса МЕРЖОЕВ:
- Сейчас ситуация полностью контролируется и органы власти работают в обычном режиме. Люди, конечно, боятся. Да и как можно не бояться после всего произошедшего? Но тем не менее жизнь идет своим чередом. Хотя на территории республики, конечно, вводятся меры усиленной безопасности.
Обозреватель "Родной газеты" долго пыталась дозвониться до некоторых организаций, находящихся в городе Карабулаке, который также пострадал от ночной атаки. А потом выяснилось, что около месяца назад в городе вышла из строя одна из телефонных линий и до сих пор ее не могут починить, несмотря на то что обстановка в этом регионе уже долгое время продолжает оставаться неспокойной.
Опрашивала Алла Тучкова

РОДНАЯ ГАЗЕТА, МОСКВА

25 июня 2004

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован