21 октября 2008
876

Вологодское благочестие. Часть II

ИНТЕРВЬЮ С ЕПИСКОПОМ МАКСИМИЛИАНОМ. ЧАСТЬ 2.

- Владыка, в списке новомучеников, канонизированных на Архиерейском Соборе, есть и новомученики вологодские. Расскажите о них, пожалуйста.

Из Вологодской епархии на этом Соборе канонизировано 14 человек - архиереи, священники, которые пострадали за Христа. Первым пострадал епископ Варсонофий с монахиней Серафимой. Это был кирилловский викарный епископ, мать Серафима - последняя игумения Ферапонтова монастыря. Они были расстреляны практически без суда и следствия в 1918 году, 15 сентября, были близ города Кириллова, недалеко от Кирило-Белозерского монастыря у горы Золотухи. Мы пытались найти мощи, но пока безуспешно. Мы планируем продолжить поиски в сентябре. Епископ Варсонофий канонизирован для общецерковного почитания, а остальные прославлены как местночтимые святые. Я думаю, что их прославление послужит к увеличению духовной ревности вологжан, и они будут чаще прибегать к молитве этим святым, а святые, в свою очередь, станут новыми предстателями за Вологодчину перед престолом Вседержителя.


На Архиерейском Соборе в сонме новомучеников и исповедников Российских от Вологодской епархии канонизированы:
архиепископ Великоустюжский Алексий (Бельковский; 1842-1937)
епископ Вельский Николай (Караулов; 1871-1932)
епископ Кирилловский Варсонофий (Лебедев; 1871-1918)
игумения Серафима (Сулимова; 1858-1918)
протоиерей Константин Богословский (1871-1937)
протоиерей Сергий Рохлецов (1876-1938)
священник Иоанн Иванов (1864-1918)
священник Прокопий Попов (+ 1918)
монах Никифор (Югов; + 1918)
Филипп Марышев (1864-1918)
Анатолий Барашков (1870-1918)
Михаил Трубников (1855-1918)
Николай Бурлаков (1889-1918)
Нина Кузнецова (1887-1938)



- Видимо, пришлось проделать большую работу, чтобы собрать материалы для канонизации?

Да, мы старались все основательно подготовить, но не всегда наши материалы сразу проходили в Комиссии по канонизации: там требования довольно высокие. И приходилось еще согласовывать каждый материал с ФСБ, потому что именно оттуда мы получали все дела новомучеников. Работникам ФСБ известны законы, регламентирующие правила публикации архивных материалов.

- Владыка, как сейчас протекает жизнь в Вологодской епархии, как обстоит в монастырях, какие проблемы возникают?

Самая главная проблема в Русской Православной Церкви - это то, что у нас, как и в большинстве епархий, недостаточно воцерковлен народ, он мало знает о вере, о христианском пути духовной жизни. В Вологодской епархии ощущается острый недостаток опытных духовников, которые подсказывали бы людям, как им жить. Исполняются слова, которые произнес святитель Игнатий Брянчанинов: "Наступил глад слышания слова Божия". Да мы слышим слово Божие, но как его понимать, как его претворять в жизнь, мы подчас не знаем и от этого множество бед происходит. Хотя идет возрождение, идет довольно активно и энергично - за 7 лет, которые я управляю Вологодской епархией, например, количество храмов в городе выросло в 2 раза, монастырей - в 3 раза, но они еще слабенькие, они, как нежные росточки, только начинают расти.

И я стараюсь сделать крепким один монастырь, Спасо-Прилуцкий. Слава Богу, там появился, по-моему, очень неплохой игумен, наместник монастыря. Пока главным его недостатком является возраст - 28 лет, и соответственно отсутствие духовного опыта. Но этот недостаток со временем проходит. Там уже братия: 10 братьев, 15 послушников. Открыт у нас еще Горицкий монастырь, монастырь опальных княгинь, куда великие князья отправляли неугодных жен. Он стоит на красивейшем месте, но разрушен очень сильно. Но сейчас там очень хорошая настоятельница, вологжанка, 17 лет она трудилась в Мукачево, набралась опыта и сейчас прибыла в монастырь. У нее активный, энергичный характер, и она хорошо знает не только духовную жизнь, но и хозяйственную. И монастырь возрождается очень быстро. Я не сторонник необоснованного роста количества монастырей и храмов, а сторонник качества, т.е. духовного возрастания в монастырях и храмах, которое со временем трансформируется в количество. Сейчас я обратил в первую очередь внимание на пастырей. В духовном училище мы организовали отделение ставленников. Несмотря на финансовые трудности, они у нас учатся на стационаре, потому что на стационаре сразу видно насколько человек готов. И у нас уже более трети священнослужителей - выпускники нашего духовного училища, уже четыре выпуска было. И нареканий на них практически нет. Есть маленькие шероховатости, проходящие, я думаю, они все разгладятся со временем. Большую роль у нас занимает работа с внешними, с армией, с правоохранительными структурами, с местами заключения, больницами, детскими домами и т. д. Образована у нас комиссия по церковному искусству и реставрации, потому что сейчас идет активное восстановление храмов.

- Владыка, а как, например, в Кирило-Белозерском монастыре отношения с музеем складываются?


Я считаю, что у нас складываются хорошие партнерские отношения, хотя в рабочем порядке иногда бывают и трения. Когда стал вопрос о том чтобы открыть Кирило-Белозерский монастырь, там был музей. Кирило-Белозерский монастырь делится на 4 части - Успенский, Иоанновский, Острог и Подол. Мы просили отдать Иоанновский монастырь - именно туда пришел преподобный Кирилл, выкопал пещеру, поставил поклонный крест. Нам пошли навстречу. Но мощи преподобного Кирилла находились в Успенском монастыре, в стене между Успенским собором и храмом преподобного Кирилла. В связи с этим я попросил директора музея, чтобы нам этот храм тоже передали. Она согласилась. Мало того, она полностью закончила реставрацию храма преподобного Кирилла и отреставрированный храм передала епархии. Но бывают, конечно, какие-то трудности в наших взаимоотношениях. Вот, к примеру, решили в Кириллово-Белозерском монастыре устроить гостиницу международного уровня - я выступил против. Или хотели устроить "музей Бабы-Яги" рядом с монастырем - я опять выступил против, хотя понимаю, что это директору не понравилось.
- Но Вам удалось ее переубедить?

Не знаю, убедил я или не убедил, во всяком случае удалось предупредить и строительство гостиницы, и создание музея, потому что, конечно, Баба-Яга - это настоящий сатанизм.


- Владыка, Вы говорили о том, что все больше людей приходит к Богу, но много ли среди них молодежи?

Все, что происходит в Москве, до периферии доходит с некоторым запозданием. Когда я в Богоявленском соборе помазывал людей, то поразился тому, сколько там молодежи. Зашел в алтарь и говорю протпресвитеру Матфею: "Батюшка, у вас, наверное, средний возраст - лет 40". - "Нет, владыка, 30 лет". То же самое я наблюдал в других, вот у вас в Сретенском монастыре. В Вологде это только-только начинается. Но в "омоложении" прихожан большим подспорьем являются воскресные школы. И уже те дети, которые приходили в 10-12 лет, выросли, поют на клиросе, поступают в духовные училища. Я целиком поддерживаю ту позицию, которую высказал Святейший: надо огромное внимание уделять молодежи, детям - нашему будущему. Иначе наши храмы через некоторое время могут оказаться пустыми. Лет 5-8 назад молодежь приходила в храм на Пасху, из любопытства, посмотреть. Года 2-3 назад любопытство в их глазах сменилось на вопрошение. Они ищут в храме ответов на волнующие их вопросы, и не покидают церкви сразу после пасхального крестного хода, а стоят гораздо дольше, многие - до конца службы.

- А есть ли, по Вашим наблюдениям, какие-нибудь отличия, скажем, московского благочестия от вологодского?

Здесь, в Москве, более высокий интеллектуальный уровень. А вера, наверное, покрепче там, в Вологде. Там народ неторопливый: он долго думает, взвешивает, но если сделает выбор, то идет уже твердо.

www.pravoslavie.ru
21.10.2008

Фотографии

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован