16 апреля 2001
1685

ВОСТОЧНЫЙ БЕРЕГ ЙОРДАНА

Потомственный дворянин немецкого происхождения, министр просвещения в столыпинском правительстве, Борис Йордан, уезжая в 1919 году в Сербию по приглашению ее короля, даже не догадывался, как именно вернется в Россию его внук и тезка восемьдесят лет спустя.
Вокруг света за 80 лет


Среди предков Бориса Алексеевича Йордана, родившегося в Америке 2 июня 1966 года,-- грузинский царь Вахтанг VI, адмирал Шишков (рьяный патриот и славянофил, враг Пушкина), историк Татищев, теолог Шмеман, да и дедушка его, как мы уже заметили, был не последний человек при дворе. К тому же, как и все Йорданы по мужской линии, дедушка-столыпинец был выпускником элитного военно-учебного Пажеского корпуса.

Отец Бориса Йордана -- Алексей -- в свое время окончил кадетский корпус в Югославии, причем в довольно высоком звании фельдфебеля; сейчас Йордан-старший входит в нью-йоркское объединение "Российский кадет" и является главным редактором журнала "Кадетская перекличка", который издается в Америке.

О кадетах и сам Борис Йордан может говорить часами, он финансирует программу по преобразованию детских домов и средних школ в кадетские корпуса. Декларированная цель учебных заведений -- воспитание молодежи в духе патриотизма и мужского братства. Йордан спонсировал фильм Никиты Михалкова "Сибирский цирюльник" и задолго до путинской кампании по формированию новой национальной идеологии сетовал: "Сегодня в России совершенно нет патриотического воспитания. Без национальной идеи мы никуда не сдвинемся! Я знаю русский народ, это народ очень циничный, может быть, самый циничный в мире -- но когда надо, он отдаст за Родину все, что имеет".

Жена Йордана, Элизабет (Елизавета), урожденная Терентьева, тоже из дворянок. В семье трое детей. От предложения корреспондента "Профиля" дать интервью для рубрики "Вторая половина" Элизабет отказалась: "Что вы, есть люди более достойные, чем я. Хотите, дам вам телефон одной монахини, которая работает в онкологическом центре?"

Оказавшись с четой Йордана в православной церкви, подчиненные нашего героя были поражены тем, как вдохновенно и со знанием дела Борис и Лиза распевали псалмы вместе с церковным хором.

В этой связи совершенно замечательно звучит заявление депутата Василия Шандыбина о том, что русского Киселева сменили на американца "Иордана".

Другое дело, что всякая ассоциация с приватизацией (а к ней Йордан имел самое прямое отношение) у коммунистов вызывает стойкую аллергию.

Учитель русского


В 1988 году Борис Йордан получил степень бакалавра Нью-Йоркского университета по истории российско-американских экономических отношений, на практику расторопного студента направили в Конгресс США. После выпуска Йордан недолго работал в отделе проектного финансирования инвестиционного банка Kidder Peabody, а с 1990 года пришел в Credit Swiss First Boston -- один из первых банков, решивших вкладывать деньги в российскую экономику.

В России наш герой в самом скором времени свел знакомство с командой приватизаторов, идеологом и вождем которой был Анатолий Чубайс, радикалом -- Альфред Кох, а душой общества -- Борис Немцов.

Работая в московском представительстве CS, Йордан начинает консультировать молодое российское правительство по вопросам приватизации и реформ. Концепция их, как известно, была сориентирована на каноны чикагской экономической школы. Не понаслышке зная о ней, Йордан значительно превосходил в этом смысле своих русских сотоварищей. Рассказывают, что в Доме правительства трудоголику Йордану даже выделили диванчик. Он целыми сутками пропадал на Краснопресненской набережной, ломая голову над новой экономической концепцией. Кстати, привычка дневать и ночевать на работе сохранилась у Йордана и по сей день.

Благодаря своим связям с реформаторами, с одной стороны, и западными инвесторами -- с другой, Борис Алексеевич скупил для банка CS First Boston 17 миллионов ваучеров -- фактически каждый восьмой чек из выпущенных Госкомимущества. Но в руках Бориса Йордана "чубайсовские фантики" превращались в живые деньги. Вскоре First Boston сделался крупнейшим оператором фондового рынка, держателем значительного пакета акций "ЛУКойла", приобрел Балахнинский бумажный комбинат.

Приватизация комбината (за $7 млн.-- это неполная стоимость одной новой бумагоделательной машины!) произошла не без участия другой американки -- Гретчен Уилсон, представительницы Мирового банка, жены президента новгородского НБД-банка Бориса Бревнова (близкий друг Бориса Немцова). Что интересно, в скором времени CS First Boston продал Балахнинский комбинат уже за $25 млн.

Борис Йордан, похоже, контролировал деятельность г-на Бревнова на посту руководителя РАО "ЕЭС России": в руки журналистов -- сомнительным, правда, путем,-- попала запись его телефонного разговора с Альфредом Кохом о том, что Боря совсем от рук отбился и надо с ним поговорить...

Но это все к слову. Бревнов был далеко не единственным человеком, на которого во второй половине восьмидесятых мог влиять г-н Йордан. В 1995 году Йордан зарегистрировал собственную инвестиционную компанию "Ренессанс Капитал", а в 1996 году заявляет о своих правах на управление Новолипецким металлургическим комбинатом, обладая 10-процентным пакетом акций промышленного гиганта.

Нельзя сказать, чтобы участие в управлении Новолипецким металлургическим комбинатом так легко сошло Йордану с рук: успехи молодого бизнесмена вызвали раздражение у всесильного тогда вице-премьера Олега Сосковца, "человека Коржакова". В начале 1996 года, на пике сосковцовского влияния, Йордану неожиданно отказали в российской визе. Но тут ему опять помог Борис Немцов -- и Йордан (правда, по разовой визе) сумел вновь вылететь в Россию...

"Ренессанс Капитал" подбирал себе кадры чрезвычайно расчетливо: с одной стороны, это были однокашники Йордана по CS First Boston (общим числом 30), с другой -- высокопоставленные чиновники из соответствующих сфер и их дети. Так, работал в "Ренессансе" Юрий Кобаладзе, более известный в качестве руководителя Центра общественных связей Службы внешней разведки, и сын бывшего руководителя КГБ Вадима Бакатина -- Дмитрий, отвечавший у Йордана за пиар. Говорят, неплохо справлялся.

Финансовый продюсер


Борис Йордан, впрочем, не столько капиталист, сколько продюсер западного капитала в России -- прежде всего речь идет о деньгах известного авантюриста, русофила и филантропа Джорджа Сороса. Именно Йордан во время известного торга за "Связьинвест" привлек в Россию соросовские капиталы, при помощи которых Владимир Потанин -- один из ближайших друзей и партнеров Йордана -- выиграл в затяжной борьбе с Гусинским и Березовским. Уже через два года Сорос писал, что участие в приобретении "Связьинвеста" было его большой ошибкой.

Тогда же Владимир Гусинский и Борис Березовский начали атаку на Йордана: у НТВ не было в последние годы более удобной мишени. Зато Потанин оставался для нашего героя другом номер один: Йордан осуществил в 1997 году "смычку" потанинской нефтяной компании СИДАНКО и British Petroleum. Менеджеры BP, обнаружив полный развал в купленной за большие деньги СИДАНКО, долго возмущались коварством русских партнеров.

Вскоре Йордан присоединяет к "Ренессансу" дочерний банк ОНЭКСИМа -- МФК. Правда, против утверждения Йордана главой "МФК-Ренессанса" взбунтовался Центробанк: тамошний специалист по связям с общественностью Ирина Ясина (дочь министра экономики) заявила, что у Йордана нет опыта руководства банком, он всего лишь финансист... Но Йордан добился личной встречи с тогдашним главой Центробанка Сергеем Дубининым -- и уладил дело...

Уже в январе 1998 года он в открытую заявляет, что девальвация рубля и крах российской банковской системы неизбежны. На пресс-конференции 28 января Йордан сообщил, что эксперты "МФК-Ренессанс" ожидают массированной продажи госбумаг иностранными инвесторами. "Фактически сейчас иностранные инвесторы играют против рубля, и ситуация становится крайне серьезной",-- отметил Борис Йордан.

Она и стала. И в 1998 году "Спутник" -- подразделение "МФК-Ренессанса", занимавшееся непосредственно скупкой российских предприятий,-- выходит на первый план. Когда после августовского кризиса 1998 года "МФК-Ренессанс" перестал существовать, "Спутник" почти не пострадал, и Йордан в рейтинге российских банкиров-политиков (по опросам "Профиля") с десятого места переместился на шестое.

Впервые на экране


Но слава Йордана сделалась по-настоящему громкой в первых числах апреля этого года, когда на скандальном собрании совета директоров НТВ (на нем демонстративно отсутствовали Евгений Киселев и Леонид Парфенов) именно Борис Йордан стал генеральным директором телекомпании.

Ситуация вокруг НТВ вызывает противоположные оценки и бурные споры: Йордан говорит, что "Газпром" вложил в структуры холдинга "Медиа-МОСТ" около миллиарда долларов и "эти деньги пропали". Евгений Киселев упирает на незаконность действий власти, на то, что новый гендиректор -- марионетка Кремля.

Почему вообще Йордан принял предложение возглавить НТВ? Возможно, потому, что первоначально оно исходило от старого друга Анатолия Чубайса (см. предыдущую статью) и помимо прочего совпало с желанием Владимира Путина видеть во главе канала человека, одержимого патриотического идеей, удобной для правящей власти.

Йордан уже сказал в нескольких интервью, что и Путин -- "это супер", и Буш-младший -- "супер". Путин -- потому что он мобильный, молодой и деловой, а Буш -- потому что он снимет наконец Россию с соски (или с иглы) мировой финансовой помощи и заставит развиваться самостоятельно. Последнее слышать на самом деле странно, ведь все последние годы Йордан выступал сталкером западного капитала на российском рынке.

Теперь Борис Йордан обещает не трогать творческий коллектив НТВ, предлагая сотрудничество и выражая свою заинтересованность в работе со старой командой. Кстати, ее лидер -- Евгений Киселев -- якобы уже получил предложение возглавить отдел по России в лондонском офисе телекомпании BBC. Правда, неизвестно, дал ли Киселев согласие. Если да -- возникает естественный вопрос о лице канала -- на эту роль нужен человек популярный и независимый, по крайней мере в глазах большинства телезрителей. В этой связи сотрудники НТВ ревностно следят за поползновениями ведущих с других телекомпаний.

И в заключении о том, что касается возможных покупателей акций НТВ, оставшихся у Владимира Гусинского. Борис Йордан сомневается в том, что американский медиа-магнат Тед Тернер будет заниматься благотворительностью, вкладывая деньги в НТВ. Йордан знает, о чем говорит.

Почему? Потому что с Тернером Йордан давно дружит. Йордан ведь с детства яхтой увлекался и не теряет надежды совершить когда-нибудь на ней кругосветное путешествие. И в кубке Америки участвовал как раз на яхте Теда Тернера -- тоже большого любителя морских прогулок под парусами.

ИНГА РОСТОВЦЕВА, АНДРЕЙ ГАМАЛОВ
N13 (235) Апрель 2001
http://www.profile.ru/items/?item=5578
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован