26 февраля 2007
2091

Война не кончится, пока кому-то это выгодно

Интервью с председателем Комитета по делам воинов-интернационалистов при Совете глав правительств государств - участников СНГ, экс-президентом Ингушетии Русланом Аушевым.

"Yтро": Руслан Султанович, как вкратце вы можете оценить свою деятельность на посту главы Ингушетии? Что удалось сделать, а что не удалось?

Руслан Аушев: Мне до конца не удалось решить проблему беженцев из Северной Осетии. Там поставили такие заборы... Решение этого вопроса заглохло вообще, было торпедировано на всех этапах - и при Ельцине, и при Путине.

Мы всегда подчеркивали: люди должны вернуться домой, даже если убрать политические, конституционные вопросы. Ведь в 1993 г. 73 тыс. беженцев пришло в Назрань. Мы думали о возвращении; потом одно соглашение, второе, третье. Северная Осетия постоянно ставила условия - что нужно сначала помириться, какое-то соглашение подписать. После настаивали на встрече духовенства, ну и пошло-поехало - встречи учителей, врачей, горбатых женщин, усатых мужчин в папахах и без, в галстуках и без галстуков... Мы поняли, что все затягивается. Потом началась первая чеченская кампания, потом президент Ельцин избирался, болел долго и так далее, а мы находились во всем этом "кордебалете", который происходил на Северном Кавказе. Во вторую кампанию пошли беженцы из Чечни. Мы надеялись, что Путин скажет: всё, люди должны идти домой. Но, увы... Сегодня осталось около 20 тыс. беженцев, пострадавших в ходе осетино-ингушского конфликта. Есть населенные пункты, куда людей вообще не пускают, - это Чернореченский, Октябрьский, Южный и другие.

Если говорить о проблемах региона, то напряжение остается. Терактов меньше не стало, инвестиции не идут, экономика стоит, одно светлое пятно - Казанцева убрали. Надеюсь, новое руководство поймет, что происходит в регионе в реальности.

"Y": В Кремле неоднократно подчеркивали, что переговоров с Масхадовым не будет. В то же время, есть сведения, что ранее на него выходили представители федерального центра. Вы выступали за переговоры. Как, в каком русле, на ваш взгляд, ситуация развивается сегодня?

Р.А.: Я всегда считал и считаю: лучше худой мир, чем хорошая война. В любом случае, к этому придут. И дело не в Масхадове конкретно, он тут ни при чем. Я говорю о той части чеченского населения, которая считает, что с ней неправильно поступили, и теми, кто будет выражать ее интересы. Кто это будет? Масхадов, Иванов, Петров или Исаев.

Насчет Масхадова все уже ясно - центр сам себя загнал в угол: тянули время, резко высказывались. А если и предлагали и предлагают, то только поднятые руки и выход спиной вперед.

"Y": А какие гарантии приемлемы для Масхадова по вашему мнению?

Р.А.: Вопрос не о гарантиях для него. Он не сдастся, это сто процентов. Если его только контуженным не захватят. Ему легче застрелиться. Что ему, войти в историю, как сдавшемуся? Как будут жить его внуки? Смеяться же будут над ними. Что будут говорить позже? Мужество состоит в том, чтобы жить не только сегодняшним, но и завтрашним днем.

Это война была предопределена, а Масхадов мало что мог сделать, его мало кто слышал. Да, он наделал кучу ошибок. Но я вас уверяю, что ни один президент не может полностью контролировать все сферы и всех людей. Вот сидит на границе с Дагестаном его политический противник и устраивает вылазку. Масхадов едет извиняться в Дагестан за это вторжение. А его не пускают на Герзеле. Потом, когда стали бомбить, он ушел в горы.

"Y": Получается, что президентство Масхадова было фикцией?

Р.А.: Получается, что все - фикция.

...Сейчас все понятно. Ну, не надо с Масхадовым разговаривать, но есть другие. Вопрос в другом -сегодня все замяли. Сейчас можно задавить СМИ, блокировать территорию войсками, избрать президента и парламент - все сделать, как бы видимость создать. Но при первой возможности чеченцы опять поднимутся. И надо понимать такие вещи. Потому что слишком много пролито крови... Вот осетин Калоев поехал в Швейцарию, и у нас все говорят "молодец", морально поддержали. Дзасохов приехал, собрали деньги. Это горский обычай, мы понимаем. Так почему мы понимаем Калоева и не можем понять тысячи людей?

Чеченцы хотят независимости, а федеральный центр говорит, что Чечня - субъект Российской Федерации. Два противоположных мнения, нужен компромисс. Ведь так не может быть, что президент России просто подарит независимость, а там скажут - хорошо, мы сдаемся, станем на колени. Нет, необходимо найти такой вариант, который бы устраивал бы обе стороны. И надо прекратить, чтобы война была выгодна кому-то.

"Y": Ваше мнение о нынешних события, происходящих в Ингушетии.


Фото: old.echo.msk.ru

Р.А.: Я дал слово, что после ухода никаких комментариев по действию властей в Ингушетии не будет. Избрали их? Пусть народ и говорит. Я свое дело выполнил.

Скажу лишь, что я агитировал за другого кандидата - министра внутренних дел республики Хамзата Гуцериева. Ну не получилось, Гуцериева сняли.

"Y": Во время предвыборной кампании в республике огласку получила история с самолетом авиакомпании "Карат", на котором, якобы, перевозились огромные средства в поддержку Гуцериева. В итоге деньги изъяли...

Р.А.: Это чистой воды вранье. "Бин-банк" завозил в свой филиал, в свои отделения финансы официально, как это обычно делают все банки. А из этого устроили шум, средства арестовали, еще и сумма какая-то при этом пропала... Деньги расскассировали. А везли-то их как положено - все было опечатано, опломбировано. Все это происходило в рамках предвыборной кампании, когда закрыли глаза на элементарную законность.

"Y": Сейчас в Ингушетии проходят спецоперации, уничтожаются и задерживаются бандиты. По мнению силовиков, боевики рассчитывали в Ингушетии на помощь и поддержку...

Р.А.: Вот как Гелаев оказался в Ингушетии? Прошел Осетию. Как там оказался? Из Грузии. Почему ничего не говорят про Осетию, которую Гелаев прошел насквозь? Задайте этот вопрос. Граница Ингушетии с Грузией - 34 километра. Она закрыта напрочь. Они прошли Осетию, их пропустили - сказали, что в Осетии воевать нельзя, а там (в Ингушетии) - можно. Насколько я знаю, их же там чуть ли не сопровождали. Сказали, что в Ингушетии дадите бой, там можно населенные пункты рушить, запустили в Галашки...

"Y": По вашему мнению, руководство Ингушетии, когда вы были президентом, адекватно реагировало на угрозы деструктивных сил в регионе?

Р.А.: Мы делали все для того, чтобы не втянуть Ингушетию в войну. Вы думаете, что я не ставил министрам задачи по преступникам и всем этим элементам? Достаточно поднять сводки того времени. Говорили, что боевики у нас лечатся. Во время второй кампании я подал в суд на Ястржембского, когда он заявил, что в одном из наших санаториев в Джейрахском районе лечатся боевики. Я тогда приказал МВД: блокируйте и проверьте всех. Все оказалось неправдой. Мы подали в суд, и Ястржембский проиграл, сведения не подтвердились.

"Y": Тем не менее, существует так называемый "ингушский джамаат" ваххабитов, который связан с боевиками в Чечне...

Р.А.: Есть ингушский, есть чеченский, дагестанский. Они связаны, скорее всего. При мне этого не было, а сейчас - не знаю. Болезнь знаете как прогрессирует, если ее не лечить вовремя? Вы почитайте мои указы еще 98-го года, что мы делали, чтобы не допустить политического, религиозного и другого экстремизма. Мы тогда подвергли цензуре многие вещи, изучили, кто и что преподает, какая программа в конкретном медресе и так далее. Там много моментов, всех не помню. Но смысл был такой: кто и куда, в какие вузы, едет учиться за рубеж, с какими мыслями приезжает домой. Примерно так...

"Y": Будучи президентом, вы резко отрицательно относились к идее воссоединения (объединения) Чечни и Ингушетии. Но, судя по высказываниям отдельных политиков, такой вариант рассматривается и сегодня. Изменилось ли ваше отношение к этой идее?

Р.А.: У руководства России такой взгляд: есть 89 субъектов Федерации, их можно укрупнить. А Чечня и Ингушетия - это отдельный вопрос. Хотя есть мнение: они - вайнахи, и мы, объединив их, решим тысячу задач. Мол, легче будет управлять, разбавим этот "коктейль", где неспокойная Чечня. Я думаю, что сегодня ингуши не захотят так просто расстаться со своей государственностью. Да, мы были вместе, потом разошлись. Сколько можно? Где вы видели, чтобы мужчину и женщину, которые год пожили вместе, развели, а потом свели и снова развели? И потом, где гарантия того, что в этом образовании к власти не придут такие же силы, как в 91-м году? Что тогда делать другой части объединенной республики?

"Y": Когда вы говорите о реалиях Северного Кавказа, то не называете конкретных фигур. Более того, все время говорите о будущем, пусть и ближайшем...

Р.А.: Да, я смотрю в будущее. Надо понять - выросло поколение других людей. Вы видели глаза этих парней? Это же полный "холодильник"! Эти хоть учились - тот же Басаев в советской школе учился, в советской армии служил, Радуев был комсомольским работником, редактором газеты, замполитом в какой-то роте. Масхадов был вообще отличником боевой и политической подготовки, лучший дивизион и полк был у него в советские времена. А эти же - ноль, эти ребята, которые с десяти лет носят гранатомет. И все говорят - вот, в Чечне стабильность...

"Y": Каков ваш прогноз на развитие ситуации в регионе?

Р.А.: Скажите мне, какую задачу мы решили там?! Да, неуместно сравнивать, но все же - у американцев в Ираке что получается? Им же говорили - не надо, к этому все придет. Так что они там сейчас контролируют? Они только увеличивают войска, а считается, что у них лучшая армия в мире. Они только начали, а у нас четыре года прошло. За четыре года они там в Ираке тоже утрамбуют, стопроцентно, к выборам там порядок наведут. Информацию закроют, 30 июня дадут какому-нибудь иракскому лидеру флаг, миллиард долларов и скажут: "Вперед!". Всем лидерам раздадут деньги. То есть афганский вариант управляемого конфликта. Ведь в Афганистане было так: сверху - бомбы с В-52, а внизу доллары раздают. Вот и все. То же самое сделают и в Ираке. Но с шиитами они ошиблись...

"Y": В феврале в России отмечали 15-ю годовщину вывода советских войск из Афганистана. Сегодня многие участники тех событий оценивают действия СССР в этой стране, в том числе и в контексте контртеррористической операции, проводимой США, несколько иначе, нежели 15 лет назад. Претерпели ли изменения ваши взгляды на действия Советской Армии в Афганистане с тех пор, когда вы сами выполняли интернациональный долг?

Р.А.: Афганистаном мы закрывали "подбрюшье" Союза. Почему раньше англичане пытались завоевать Афганистан? Чтобы создать вокруг Индии кольцо из непроходимых племен, чтобы никто к этой жемчужине не подошел. Так и мы хотели закрыть свое "подбрюшье", ведь у нас была Средняя Азия, где ситуация становилась тяжелой. Мы в Афганистан зашли, конечно, не самым лучшим образом. Я считаю, что принимались такие неверные решения, как убийство Амина. Мы ввели большой контингент, но могли решать задачу другими средствами. Американцы нас обхитрили: дали возможность зайти, а потом обвинили во всех грехах, как дали Саддаму Хусейну зайти в Кувейт, а потом обвинили его в агрессии.

Вот сравнивают наши действия в Афганистане и американцев во Вьетнаме. Мы потеряли 14 тыс. человек, а США - 57 тысяч. Потом, они били напалмом, а мы не трогали населенные пункты. Но несмотря на более гуманные методы СССР, против нас поднялся весь мир, кроме соцлагеря, - весь Ближний Восток, западные страны, даже Китай. В этом регионе союзников у нас не было. А у американцев были союзники, у них был и Южный Вьетнам.

Афганцы могли сами действовать у себя в стране, а мы, скажем, помогать авиацией. В 1991 г. я был в Афганистане при Наджибулле, они там нормально справлялись.

"Y": Что не помешало талибам Наджибуллу повесить...

Р.А.: А почему? Ельцин принял решение - прекратить поставки топлива, оружия и боеприпасов Наджибу. Мы перекрыли все. И сегодня в Афганистане говорят: дураки мы, что Наджиба не сохранили, и дураки, что с вами воевали. Говорят, что советские хоть воевали - автомат на автомат, а американцы - только бомбами. Сегодня к советским войскам совсем другое отношение.

"Y": И все же, если сравнить наши действия в Афганистане и то, что делают там сейчас американцы...

Р.А.: Они проводят точечные операции, не такие массовые, как мы. Мы высаживали в горы одного десанта на вертолетах по две тысячи человек, не считая других частей и подразделений. Американцы же проводят только разведывательные операции, больше применяют разведывательно-огневые комплексы и спецподразделения. В чем еще различие между нами и ими? Нам ставили задачу - в этом населенном пункте в провинции нужно посадить власть, скажем, прокабульскую. Мы блокируем провинцию, десантируемся, выходим, привозим партийное руководство, флаг вешаем, сажаем там царандой, полк какой-то, и уходим. Потом, как правило, опять выбивали "духов". Еще задача - борьба с караванами, этим занимались спецподразделения. Я считаю, что мы действовали в Афганистане куда масштабнее и эффективнее, чем американцы сейчас.

"Y": Сейчас в Афганистане президент Карзай контролирует лишь Кабул, а американцы, по некоторым данным, делают ставку на Дустума...

Р.А.: Ну, это неправильно. Все познается в сравнении. Вот наша ошибка - мы хотели навязать Афганистану, феодальной стране, образ жизни, который был в Советском Союзе. Хотели провести коллективизацию и так далее, отвернули от себя духовенство, и это при том, что афганцы - очень религиозный народ. И надо разбираться, какой вес имеют пуштуны, таджики, узбеки и так далее. А американцы спонсируют всех, включая моджахедов. Полевые командиры строят виллы, а потом через СМИ американцы натравливают народ на этих полевых командиров.

"Y": Бен Ладена можно назвать виртуальным персонажем?

Р.А.: Я давно это говорил, агенты спецслужб все такие. Когда мы были в Афганистане, через него шли финансовые потоки, поставки оружия, снаряжения и боеприпасов моджахедам. Тогда он работал под знаменами ЦРУ. А кто создал талибов? Опять же, спецслужбы...

20.04.04

Утро.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован