15 апреля 1997
2338

Возвращение Горького

МХАТ им. М. Горького обратился к одной из интереснейших пьес писателя "Зыковы", поставленной ленинградским режиссером Алексеем Морозовым. Cпектакль получился выдержанный, в какой-то деликатной стилистике, сказал современному зрителю о нашем гнилом, смутном времени больше, чем это могло быть сделано в прямом и жестком разговоре.

Пьеса "Зыковы" написана в 1912 году, в пору растерянности и депрессии русского общества, в период предвоенного духовного и нравственного упадка. Состояние мира обрисовано здесь одной лишь фразой: "образовалось смятение понятий". Ее произносит персонаж по фамилии Тараканов, "проповедник добра и правды в отставке", как чуть иронично характеризует его автор. Сергей Габриэлян, играющий Тараканова, ведет роль так, что когда этот смешной, несуразный, но добрый и умный старичок произносит свою роковую фразу, у зрителя мороз пробегает по коже и ясно становится, что Тараканов и есть - трагическое отражение общества, что это общество больно слишком серьезно, если сломано в нем единство отцов и детей... Разговор будет о нас, о России, вернувшейся к проблемам столетней давности.

Ничто не предвещает трагедии. Раскрывается занавес и в зал плещет летний день, яркое солнце изливается радостным светом сквозь стройные сосны. Чудная музыка, написанная специально к этому спектаклю Евгением Догой, чарует, тревожит душу... И эта же мысль отражена в совершенстве природы, столь выразительно изображенной художником Владимиром Серебровским в декорациях спектакля.

На сцене уютный, чистенький мир мещанки Анны Марковны Целованьевой. К ней прибыли знатные и богатые гости - лесопромышленник Антипа Зыков с сыном Михаилом и сестрой Софьей, - чтобы сладить помолвку дочери Целованьевой Павлы с Михаилом. Целованьева рада - Михаил хоть и пьет, но тих, добр, покладист. Стихи сочиняет, на гитаре играет. Богат, и к тому же единственный наследник. Не пропадет ее Павла, прошедшая трудное детство: отец пил, бил мать, и упрятала она ее в монастырь от греха подальше. После смерти отца вернулась Павла в родной дом, и вот теперь согласна выйти за Мишу. Однако Антипа сам положил глаз на Павлу: "Иди за меня... Это я буду тебя молодо любить". И... Павла согласна. А Миша? "Ты, кажется, всегда будешь лишний", - говорит ему с горечью Софья. "Мы будем жить дружно", - жалко лепечет согрешившая против совести Павла.

Конфликт отцов и детей - одна из главных тем творчества Горького. Казалось, поступательное движение истории с ее идеалами гуманизма и мечтой о достойной жизни для всех членов человеческого сообщества выстрадано землянами. Ан нет! И снова, по праву сильного, целая советская цивилизация опрокинута в пучину эгоизма и наживы. В свое время, сто лет назад, неграмотный Антипа, человек от природы богатый, ищущий, сраженный стрелой купидона, жадно пытался разобраться в драме своей жизни: "Отец работал, я работал, накопил добра на тысячу человек, а девать его некуда". Сердце болит, гнетет змея-печаль, душа страдает в жажде душевной близости к такой непонятной и недоступной ему Павле. Все это тонко подметил народный артист России Валерий Гатаев, который играет Антипу широким, обаятельным, трогательным в муках любви. Он жаден к работе, не жаден к деньгам, ищет истину в жизни, всем существом своим чувствуя, что есть назначение человеку в жизни высокое. Так думают и Софья, и Тараканов, и Михаил, и в какой-то мере и Павла. Это роднит их и ведет к другой теме пьесы - безусловной ценности человеческой жизни.

В свое время наше литературоведение объясняло трагедию Антипы неизбежностью нравственного вырождения буржуазии. Спектакль решает эту проблему шире и глубже, подходя к осмыслению личной жизни своих героев с позиции Православия. Один из ключевых образов - Михаил в исполнении Валентина Клементьева - отступает под напором отца смиренно, глубоко пряча свою боль, светящуюся разве что в глазах. Да, он тихо спивается, убежденный, что отец его - "топор в руке Божьей... в чьей-то великой, строящей руке... А вот я и все такие, как я - ржавчина..." Но его тихое пьянство и есть протест против неправедного (а он в тайниках души уже хорошо это знает) дела отца. Благородство его недоступно Антипе, оставшемуся наедине с неразрешенным вопросом: "Отчего это: я человек здоровый, до дела жадный... а вот сын у меня слабый, ни к чему не привязан?.." - "Я тебя старше душой", - пытается объяснить Михаил.

Неизменная вера в человека не оставляет Горького в этой пьесе. Верой пронизан и спектакль МХАТа им. М. Горького, берущий корни свои в Православии. Антипа "ломается" на любви, пытаясь проникнуть в истоки чистоты Павлы. Она не принимает в Антипе злобу, равнодушие к людям. Так трактует причину их конфликта театр, вступая в противоречие с автором пьесы именно в обрисовке образа Павлы. Известно, что он писал его во многом как антипод образу Алеши Карамазова, существа забитого, наслаждающегося своим страданием. Во многом образ Павлы получился схематичным, отражающим политическую позицию писателя. Татьяна Шалковская сумела "обтесать" его, оживить характер своей героини. Павле еще предстоит раскрыться - убеждает зрителя актриса - пока она "спит" и словно во сне произносит слова о добре, любви, сострадании.

Она не прижилась в доме Антипы: "Уходи" - гонит он Павлу. "Куда же?" - еще не осознав случившегося, спрашивает она. Тоненькая, грациозная, она стоит спиной к зрителю в дверном проеме. Непокоренная, несломленная, она, поняв наконец свое положение, шагает в жизнь, как в никуда. И исподволь растет уверенность, что поймет она истину добра и любви. Дайте только время... А пока для нее весь мир - мир Целованьевой.

Актриса Юлия Зыкова играет свою героиню выразительно, раскрывая существо образа резкими красками сатиры, не скрывая внутреннего неприятия природы мещанства. В ее хорошенькой бабенке, которая не забудет и крест положить, и грех прикрыть, живет что-то мелкое, суетное, противное природе натуры ищущей, одаренной. Зыкова своей игрой утверждает позицию Горького: "Театр, обнажая перед зрителем гнуснейшую сущность мещанства, должен возбуждать презрение и отвращение к нему". Анна Марковна Целованьева - не одинока. Ее философия близка и другому персонажу пьесы, который высоко ценит ее житейскую мудрость: "прожить тихо и с удовольствиями". Умный, образованный, он не любит работать, от скуки он пьянствует, развращает людей, которые тянутся к нему как к человеку знающему. Он к ним безжалостен: "Я раздавлю их, кто-то другой, или они сами медленно передавят друг друга - не все ли равно?" Непрост Муратов. Виталий Зикора создает образ человека умного, изворотливого, с каким-то сатанинским обаянием, впрочем, не лишенного и человеческих слабостей - он искренне любит Софью, и теплота в отношении к ней подкупает зрителя, который сострадает Софье, с трудом порывающей с Муратовым: "Быть Мефистофелем в уездном городе - это очень легко. Вы бы попробовали быть честным человеком..." - "Но что значит - честный человек?" - ерничает он в ответ. И это не больше, чем попытка прикрыть душевную пустоту, путь человека, безудержно скользящего вниз, перечеркнувшего в себе личность во имя тихих радостей мещанина.


И не пора ли, наконец, посмотреть открыто правде в глаза, чтобы увидеть истинное свое лицо: десять лет русское общество безудержно отступает, сползая в болото национального порабощения и государственного краха. Именно к подобным вопросам подводит зрителя спектакль "Зыковы", и здесь МХАТ им. М. Горького выходит на передовые рубежи общественной жизни, что всегда было в России достоинством русского театра, и Московского художественного - особенно.

Сегодня общество ждет слова надежды, веры в победу добра и справедливости. И это слово звучит в спектакле. "В моей душе есть вера в возможность иной жизни - значит, она есть в людях, эта благая вера!" Это говорит Софья - женщина трудной судьбы и богатейшей одаренности. Такой ее создает народная артистка СССР Татьяна Доронина. Это, безусловно, центральный образ спектакля. Она - центр притяжения всего доброго, что есть в людях, ее окружающих. Человек сильный, властный, деятельный - она настойчиво развивает в себе высшие духовный потребности.

- Такие, как вы, в свое время уходили в революцию, - бросает ей Муратов. Спор этих двух людей о смысле жизни - центральный конфликт пьесы. В ответ на муратовское: "Я всегда говорю правду", - она взрывается:

- Это правда ленивых, обиженных, что-то злое, гнилое. Это - издыхающая правда... Есть другая Русь, не та, от лица которой вы говорите!

Не было спектакля, чтобы зал в этот миг не взорвался бурей, чтобы слезы благодарности не вырывались из души измученного унижением Родины зрителя! В истории русского театра не раз бывало, что образ, созданный великим актером, становился завоеванием времени, отражением его идеала, чаяний, надежды. Именно такой стала Софья в исполнении Дорониной.

Все в ней говорит о душевной щедрости, о желании быть полезной. А что же ее личная судьба, ее любовь? Здесь все непросто. Не может она торговать своей душой и не пойдет на компромисс. Вот напыщенный немец Хеверн явился к ней в дом с предложением руки и сердца. Сколько затаенного сарказма в ней, сколько высокой гордости человека, осознающего свое достоинство!

- Вы все бесцеремоннее и глубже залезаете в карман моего брата. По-вашему, эта деятельность необходима России? - недолгая пауза, а затем: - Вон!

Какой взрыв благодарности в отклике зала! Гражданский пафос актрисы - это выплеск народного настроения, народной боли, зов совести родной, потерявшейся Родины.

Театр, с гордостью носящий имя Максима Горького, сумел не только с позиции современности прочитать текст великого писателя, но и проникнуть в глубины современных процессов, происходящих в русской жизни, показать драму внутренней борьбы современного человека, волей судьбы живущего на сломе двух исторических эпох и вынужденного существовать сразу в двух измерениях - исторического прошлого и будущего России.


www.zavtra.ru

15.04.1997
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован