Эксклюзив
Подберезкин Алексей Иванович
18 ноября 2020
374

ВПО как система динамично меняющихся факторов: субъектов, акторов и тенденций

Развитие ВПО, таким образом, постоянно находится в динамике, когда некоторые, формирующие её факторы, опережают в своём развитии другие факторы и тенденции. Соответственно начинает быстро меняться и вся структура МО, вслед за ней и ВПО, что далеко не всегда успевает отражаться в практической деятельности (не говоря уже о традиционном отставании теоретической мысли ТМО и военной теории)[1]. Консерватизм в данном случае ведёт к крупным политическим ошибкам. Так, например, в 90-е годы произошли качественные изменения в отношении государств и экстремистских (и террористических) государств. Если прежде только сильные государства и их спецслужбы могли позволить себе создание и использование террористических организаций, то во второй половине 90-х годов уже некоторые акторы (влиятельные террористические организации) начинают сами финансировать государства. Это стало неожиданностью, например, для ЦРУ, когда Усама Бен Ладен стал инвестором талибов Афганистана[2]. Через несколько лет ситуация повторилась в Ираке и Сирии, где террористические организации создала целое государство.

В целом международные отношения (МО) перешли из стадии отношений между субъектами МО, прежде всего, между ведущими государствами, в стадию системного развития международной обстановки (МО), где важнейшую роль  играют уже  другие факторы и тенденции, без учёта которых анализ и прогноз развития МО и ВПО теряет смысл. Так, например, резко возросло влияние не государственных силовых акторов – разного рода общественных организаций и институтов, – которые (как, например, ИГИЛ) могут уже соперничать по своим возможностям влияния на ВПО с государствами. 

Было бы ошибкой считать, что в истории человечества не государственные акторы стали играть выдающуюся роль в формировании МО и ВПО только в настоящее время. Разного рода не правительственные организации играли иногда выдающуюся роль, а некоторые из них сохранили своё влияние и в настоящее время. Прежде к таким акторам можно было отнести, пожалуй, только тайные организации и религиозные ордена[3], которые создавали собственные государства, или крупные компании типа Британская Ост-Индская компания[4], Вест-Индийской[5] или Русско-американской капании[6].

Однако в настоящее время можно говорить об усилении влиянии этих не государственных акторов на формирование ВПО. Особенно если речь идет о тайных организациях террористического и экстремистского толка.

Другая особенность – усиление влияния на формирование ВПО наднациональных международных организаций, в том числе и закрытых от публичного контроля, тесно связанных, как правило, с государственными разведывательными службами. Так, появление, сохранение и развитие многочисленных организаций террористического и экстремистского толка на Ближнем и Среднем Востоке связывают справедливо с деятельностью спецслужб США и Великобритании, а теперь и Израиля.

Эта первая и важнейшая тенденция – формирование МО под влиянием новых факторов – должна стать основой современного анализа. Не только ВПО в Сирии, но и на Украине, в Казахстане, Таджикистане, Ираке, Ливии и Афганистане невозможно анализировать без знания этих организаций и учёта их влияния на формирование ВПО.

При этом важно подчеркнуть, что следует отличать международные отношения (МО) и международную обстановку (также МО) для того, чтобы понимать разницу между этими структурами и, как следствие, структурой военно-политической обстановки (ВПО), как части международной обстановки (МО), которая и является интересующим нас объектом анализа.

Я исхожу из того, что международные отношения (МО)[7] – не только отношения, как правило, между государствами, но и политическая практика и научная дисциплина, изучающая взаимодействия между государствами и другими субъектами и акторами в рамках единой системы отношений внутри человеческой цивилизации во взаимодействии с другими тенденциями и факторами, а в более широком смысле – деятельность всей международной системы как единого целого.

Международная обстановка (МО) – более широкое понятие, включающее в себя уже синтез взаимодействия и взаимовлияния международных отношений между субъектами и акторами, а также тенденциями и другими факторами, формирующими МО, который превращается в некий результат, динамическую систему. Этот конечный результат проявляется в самой общей, генеральной, тенденции мирового развития, частью которой являются сценарии и варианты развития МО и ВПО[8].

Разница между международными отношениями и международной обстановкой (здесь мешает, безусловно, одна и та же аббревиатура МО) вытекает из самих названий – «отношения» (как правило, между субъектами) и «обстановка» (результат отношений между всеми 4 группами субъектов и акторов). Очевидно, что понятие «обстановка» – результат не только развития самих субъектов МО (в том числе в и внутриполитического), но и  отношений между субъектами в самом широком смысле слова, который требует анализа всех (или максимально многих) факторов и субъектов, а также влияния одних на других. Иначе говоря, собственно традиционное понятие «международные отношения» – только одна, причём небольшая, часть более широкого понятия «обстановка», которая во многом совпадает с понятием «дипломатия» («политико-дипломатические отношения»).

Для того чтобы представить себе состояние и перспективы развития «состояния» МО и ВПО точнее, надо понимать, что эти две системы (основная – МО – и её часть, подсистема, – ВПО) находятся постоянно в динамике, меняются. Причём,  меняются не только сами субъекты и акторы, но и отношения между ними. В результате процессов саморазвития, хаоса и энтропии, происходящих внутри этих факторов, тенденций и подсистем, а также между ними. В том числе и под влиянием неких тенденций мирового развития, например, научно-технических или демографических. Так, например, если говорить о влиянии внешних технологических факторов, то, по оценке ВЭБа, таких глобальных тенденций, влияющих как на состояние МО-ВПО, так и на всех субъектов и акторов, десять[9]:

1. Прорывные технологии.

2. Индустрия 4.0 (Большие базы данных)

3. Частный капитал, который начинает входить в самый крупный государственный сектор.

4. Стартапы, которые устраивают «атаки» на крупные кампании.

5. Новые взаимодействия государства и участников экономики (например, блокчейн).

6. Конвергентные технологии.

7. Длинная жизнь

8. Усиление дисбалансов и эффект технологий.

9. Новые способы организации работы персонала.

10. Лидерство в ХХI веке.

Очень трудно, если вообще возможно, оценить как эти тенденции вместе или по отдельности повлияют на формирование будущей МО, а тем более ВПО, но очевидно, как минимум, что они радикально изменят отношения между ними. В качестве примера можно привести разработку и оснащение ВС РФ с 2007 года  новыми комплексами ПВО С-400. С-400 «Триумф» (по кодификации США и НАТО – SA-21 Growler – «Ворчун»), но и создателем одной из самых основных ее частей – фазированной радиолокационной антенной решетки, как ее называют в народе – «суперантенны», которая обнаруживает любые воздушные цели, как самолеты и вертолеты, так и баллистические и крылатые ракеты, в том числе и гиперзвуковые с маневрирующими головными частями, на предельно допустимой на сегодняшний день дальности – 600 км. Благодаря ей «Триумф» может сбивать цели на высоте от 5 м до 30 км, что до сих пор не удается ни одному зарубежному зенитно-ракетному комплексу. В том числе и хваленной системе ПРО/ПВО американской фирмы Raytheon Patriot PAC-3, которую часто сравнивают на Западе с нашей «четырехсоткой».

«Пэтриот» может работать по низколетящим целям, только если они находятся выше 100 м. Потому во время недавней атаки йеменских хуситов на саудовский нефтеперерабатывающий завод Saudi Aramco все сделанные на коленке их беспилотники с самодельными ракетами, летевшие ниже этой высоты, достигли цели. «Американец» их даже не заметил. А наши С-400 на российской военной базе Хмеймим в Сирии видят такие дроны на расстоянии в несколько десятков километров, и ни один из беспилотников террористов до нас еще не долетел.

Кстати, американские F-22, барражирующие в воздушном пространстве к востоку от Евфрата, и израильские F-35, наносящие удары по иранским базам с воздушного пространства в Ливане, в зону действия нашего "Триумфа" стараются не попадать. Его ФАР видит все. В том числе и самолеты-«невидимки», созданные с использованием технологии stealth.

Можно только констатировать, что их влияние будет усиливаться, а также, что роль субъективного фактора, прежде всего, политического и военного искусства, качества управления правящих элит будет постоянно расти. Именно та группа факторов, которая объединяет национальный человеческий капитал (НЧК) и его институты в качестве инструментов политического влияния, менее всего пока что рассматривается среди факторов, формирующих МО и ВПО, однако именно она становится решающей.

Поэтому анализируя состояние МО и его «проекцию», важнейшую часть, – ВПО, необходимо постоянно иметь ввиду растущее влияние глобальных, региональных и национальных тенденций и факторов, что усложняет анализ многократно по сравнению с «добрым старым временем», когда он основывался на простом и традиционном анализе отношений всего 4–6 важнейших государств-субъектов МО.

К сожалению, до настоящего времени сохраняется, как правило, прежнее отношение к анализу и прогнозу развития ВПО (особенно, если речь идет о частных, региональных случаях), а именно – он делается, как правило, на базе анализа 5–7 основных факторов. Происходит недопустимое упрощение анализа и его искажение результатов. Это тем более опасно, что в настоящее время уже есть методики и ресурсы, в том числе алгоритмы, ББД, другие инструменты для системного и комплексного анализа ВПО, упрощенность которого связана с недостатком ресурсов.

Для того чтобы избежать такого опасного упрощения и как-то систематизировать анализ всех факторов и тенденций ВПО несколько лет назад я предложил объединить эти факторы и тенденции в 4 основные группы, где собственно субъекты[10] – МО и ВПО – (государства) составляют только одну такую группу.

Другая группа относительно независимых участников обозначена как акторы[11],,а в целом все эти 4 группы представляют собой некую сложную систему, которая лежит в основе модели МО и производной от неё – ВПО.

 

______________________________

[1] Более того, как правило, вообще не отражается. Такие обобщения в лучшем случае делают руководители государства, МИДа и Минобороны. См. подробнее: Подберёзкин А.И. Состояние и долгосрочные военно-политические перспективы развития России в XXI веке. М.: ИД «международные отношения», 2018, сс. 1265–1269.

[2] Бывший директор ЦРУ Дж. Тенет достаточно откровенно и подробно описал эту ситуацию в своих мемуарах. См. Тенет Дж. В центре шторма. Откровения экс-директора ЦРУ. М.: Эксмо, 2008, сс. 138–150.

[3] Ры́царские о́рдена – многочисленные (несколько десятков) разнообразные по направлению деятельности и характеру «сообщества воинов Христовых» (milites Christi), в том числе аристократов (рыцарей) в странах Западной Европы, в первую очередь Священной Римской Империи в период в современных стран Европы, как то: Франции, Германии, Испании, Португалии, Нидерландов, Великобритании и других, некоторые из которых соперничали по своему влиянию с государствами.

[4] Британская Ост-Индская компания – зд.: акционерное общество, созданное в 1601 году указом Елизаветы I и получившее обширные привилегии для торговых операций в Индии. С помощью Ост-Индской компании была осуществлена британская колонизация Индии и ряда стран Востока.

[5] Вест-Индские компании – название ряда торговых обществ в европейских странах колониальной эпохи:           
         – Голландская Вест-Индская компания (Geoctroyeerde Westindische Compagnie) – период деятельности 1621–1792 годы;      
         – Датская Вест-Индская компания (Vestindisk kompagni) – период деятельности 1659–1776 годы;            
         – Французская Вест-Индская компания (Compagnie des Indes occidentales) – период деятельности 1664–1674 годы;      
         – Шведская Вест-Индская компания (Svenska Västindiska Kompaniet) – период деятельности 1787–1805 годы.

[6] Русско-американская торговая компания – зд.: полугосударственная колониальная торговая компания, основанная Григорием Шелиховым и Николаем Резановым, и утверждённая указом императора Павла I 8 июля 1799 года. После продажи Аляски США в 1867 году формально прекратила свою деятельность, но фактически существовала до 1881 года и выплачивала дивиденды до 1888 год

[7] Международные отношения (МО) – трад.: особый вид общественных отношений между субъектами международной деятельности

[8] Военно-политическая обстановка (ВПО) – зд.: основная часть международной обстановки, характеризующая состояние военно-политической системы в мире в определённый период времени, а также состояние и перспективы развития факторов и тенденций, формирующих МО и ВПО. См. подробнее: Подберёзкин А.И. Состояние и долгосрочные военно-политические перспективы развития России в XXI веке. М.: ИД «международные отношения», 2018, сс. 1265–1269.

[9] Следующие 20 лет. Ведущие бизнесмены, экономисты и политики предсказывают будущее. М.: Росконгресс, 2018, с. 9.

[10] Субъекты МО и ВПО – зд.: суверенные с точки зрения международного права государства, способные к проведению относительно самостоятельной внешней и военной политики.

[11] Акторы МО и ВПО – легитимные и нелегитимные негосударственные организации и структуры, участвующие в формировании МО и ВПО.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован