01 февраля 2001
3547

Вручение ежегодной премии журнала `Дружба народов` за лучшие публикации минувшего года

1 февраля 2001 года
В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" писатель Даниил Гранин.
Эфир ведут Марина Королева, Майя Пешкова

М.КОРОЛЕВА: Прежде всего, позвольте Вас поздравить с премией. Вы сегодня
буквально через 1 час 45 минут в Доме-музее Цветаевой получите премию журнала "Дружба народов" за лучшую публикацию минувшего года. Ваш роман "Вечера с Петром Великим" был назван одним из лучших. Мы Вас поздравляем и хотели бы, прежде всего, узнать, как Вы к этой премии относитесь. Премия вроде бы небольшая, не Государственная, премия небольшого журнала. Для Вас это важно?
Д.ГРАНИН: Наверно, важно, потому что в этих премиях журнальных значительно больше процент литературы, чем тусовки.
М.КОРОЛЕВА: Вы как считаете, сейчас многие читают журналы? Как я понимаю, Вы свой роман сначала опубликовали в журнале "Дружба народов", и потом он вышел отдельной книгой. Как Вы считаете, читателей у тех романов, которые публикуются в подобных журналах, сейчас много?
Д.ГРАНИН: Нет, мало. Сейчас журналы выписывают немного и, соответственно, читают немного. Но, слава богу, журналы все еще живы. Журналы - это очень важная часть нашей литературы, потому что это главное прибежище и для критиков, и для поэтов, и для очеркистов, и для прозаиков. Куда еще идти?
М.КОРОЛЕВА: Я хотела Вас спросить по этому поводу. А может быть, и не нужно? Собственно, книги сейчас продаются хорошо, может быть, сразу обращаться писателю в издательство со своей повестью, романами, стихами? Пусть публикуют отдельными книгами
Д.ГРАНИН: Может быть, и так. Но я просто привык, и кругом меня люди
привыкли, какая-то традиция журнальная, столетняя, даже больше, в России. Кроме того, журнал - это атмосфера литературы, это ее физиономия. Литература это процесс, а книга - это явление. А процесс - в чем он будет, в какой колбе он будет вариться? Поэтому я думаю, что у журналов есть своя прелесть. Там литературная среда, там кухня литературы.
М.КОРОЛЕВА: Теперь, видимо, о самом романе
М.ПЕШКОВА: Да, хотелось бы узнать, почему Вы так долго писали этот роман, почему он так трудно шел? Вы приступали к нему, отходили и снова возвращались? Что случилось?
Д.ГРАНИН: А случилось то, что случалось у всех, кто брался за эту тему. Лев
Николаевич Толстой начал писать и бросил, он вообще не мог дописать его и
отступился, у Пушкина тоже не получалось - у многих не получалось. Это меня очень мучило и смущало: если уж они не могли Это фигура настолько
противоречивая, трудная, настолько спорная фигура, что мне надо было найти свой подход, я не мог смотреть на него сверху вниз, и я не могу смотреть на него снизу вверх. И то и другое было невозможно, тогда невозможно писать.
М.КОРОЛЕВА: Так, может быть, следовало отступиться, извините за такой
провокационный вопрос.
Д.ГРАНИН: Я отступал и бросал, и опять что-то меня заставляло возвращаться к этой теме. Очень хотелось
М.КОРОЛЕВА: А был какой-то толчок первоначальный? С чего, собственно, все началось?
Д.ГРАНИН: Просто я люблю этого человека. Я влюблен в Петра.
М.КОРОЛЕВА: Даже так? В такого сложного и тяжелого человека?
Д.ГРАНИН: Но любят ведь неизвестно за что. Может быть, потому что я
питерский человек, да и вообще в России Петр - это очень много для всех. А что меня подтолкнуло? Это интересная вещь, я только недавно догадался. Современная жизнь - она мне стала многое объяснять в загадках петровской жизни и петровского окружения. Допустим, фигура Меньшикова, противоречивая фигура очень: вроде лихоимец, казнокрад, а вроде замечательный организатор и работяга. Некоторые фигуры нашей современной жизни очень много мне объяснили. Допустим, мы сейчас говорили Чубайс что-то мне объяснил, какую-то сторону жизни и сложности Меньшикова, какие-то другие фигуры петровской истории. Фигура Петра
Андреевича Толстого - интриган, убийца, чего только не намешано, фигура
Гагарина и т.д. Эта современность чрезвычайно помогала разобраться в этом
механизме довольно сложном петровской жизни. Потому что мы можем судить о фигурах того времени только по законам той жизни, а не нашей жизни. Мы не имеем права привносить туда наши понятия.
М.КОРОЛЕВА: А как же Вы говорите о том, что современность Вам очень много помогла в этом смысле? Нет тут противоречия?
Д.ГРАНИН: Есть противоречие, я люблю противоречия. Но оказывается, что
все-таки какие-то вещи в нашей российской жизни неумолимы, постоянны. Проблема взяток, проблема казнокрадства, проблема воли правителя и т.д. - много было интересных
М.КОРОЛЕВА: Архивы-то Вы какие-то поднимали, пришлось Вам работать с архивами для этого?
Д.ГРАНИН: Очень немного. У меня другая была опасность: литература о Петре
настолько огромная, что я боялся захлебнуться просто в ней. Мне нужно было
найти свой подход к Петру, увидеть его таким, каким не видел его никто.
М.КОРОЛЕВА: Получается, это фактически писательская фантазия?
Д.ГРАНИН: Нет. Фантазии есть немножко, но дело не в этом. Дело в том, что я, например, существую в жизни один для своих товарищей, другой для своей семьи, третий в официальных учреждениях То есть каждый человек это несколько людей, это разные люди совершенно. Вот надо было мне найти своего Петра, которого никто не видел никогда. Я его вдруг увидел однажды, что это, оказывается, на самом деле, ученый.
М.КОРОЛЕВА: Вот те раз!
Д.ГРАНИН: Да, естествоиспытатель, человек огромной любознательности, человек, которому жизнь помешала заниматься наукой, и т.д.
М.ПЕШКОВА: И в этом сказалось Ваше пристрастие к науке, Ваша любовь к науке, которая еще началась тогда, когда Вы писали "Иду на грозу" ?
Д.ГРАНИН: Может быть, отчасти.
М.ПЕШКОВА: Хотелось бы спросить, не обращался ли кто-нибудь из Ваших соседей (я знаю, что Вы живете в том доме, который расположен недалеко от Ленфильма ), Ленфильм не обращался с просьбой экранизации вашего романа?
Д.ГРАНИН: Нет, он только не так давно вышел, поэтому, может быть, не освоен читателями. Но это вообще не обязательно.
М.ПЕШКОВА: Ленфильм - Ваша сердечная боль. Продолжается ли эта боль сейчас?
Д.ГРАНИН: Да, конечно. Ленфильм в трудном положении находится до сих пор.
М.КОРОЛЕВА: Пришло интересное сообщение от нашей слушательницы, которая подписалась, но только инициалами - Т.А., вопрос-реплика Даниилу Гранину. Известно, что при Петре I мужское население уменьшилось на треть, Петербург построен на костях, узнав об измене Кочубея, он предложил уничтожить его город вместе с детьми и женщинами. Как по-Вашему, это отрицательная или положительная фигура в истории? Это удивительным образом напоминает вопрос нашего сегодняшнего "Рикошета", но об этом мы поговорим чуть позже, а пока - Ваш ответ на этот вопрос.
Д.ГРАНИН: Я думаю, что здесь работает какая-то мифология. Откуда известно, что Петербург построен на костях? Никакой статистики не было, никакого учета не было. Во времена Петра, когда строили Петербург, очень ценили мастеровых людей и создавали им условия, которые могли создать в то время. Конечно, это было трудное строительство, болото осваивали, но, во-первых, не нам об этом говорить, потому что мы знаем, что и как строилось на костях, во-вторых, я хочу сказать, что когда Версаль строили во времена Людовика XIV, 15 тысяч погибло при строительстве Версаля. Так что приписывать Петру особую неразборчивость и жестокость - я думаю, это установившийся стереотип неоправданный.
М.КОРОЛЕВА: Но Вас ведь могут упрекнуть читатели Вашей книги, которые скажут, что это, собственно говоря, Ваш субъективный взгляд на Петра I, Вы его таким увидели в какой-то момент, и Вы его таким создали. Как бы Вы ответили на этот упрек?
Д.ГРАНИН: Я могу сказать, что даже когда историк пишет историю (а я не
историк), история всегда версия, а тем более, когда это художественное
произведение. Это тоже версия. Версия была у Алексея Николаевича Толстого,
версия была у Мережковского, у Тынянова.
М.КОРОЛЕВА: Мы с Майей, к стыду нашему, не читали романа, о чем Вам честно сказали, такая жизнь, я надеюсь, что прочитаем после разговора с Вами в этой студии, потому что ужасно заинтересовались. Но Вы сказали, что один из главных героев романа - учитель истории. Это как?
Д.ГРАНИН: Да, потому что действие происходит в санатории, где собрались
разные люди и где идут эти споры как раз. Вопрос, который мы получили, в русле этих споров, и человек, который рассказывает о Петре, - это человек, влюбленный в Петра, который присутствует в петровском времени, он знаком с Петром.
М.КОРОЛЕВА: То есть это такой рассказ в рассказе, некое путешествие в прошлое? Бывают такие фильмы фантастического плана - машина времени
Д.ГРАНИН: Во всяком случае, он знаком с Петром, знаком со всеми петровскими людьми.
-
М.КОРОЛЕВА: Здесь пришло сразу несколько вопросов по поводу сходства
нынешнего именинника Бориса Ельцина, которому сегодня, как известно,
исполняется 70, с образом Петра I. И видимо кому, как ни Вам провести такую
параллель, поскольку Вы были еще и членом Президентского совета несколько лет. Возникали ли у Вас такие ассоциации, когда Вы писали этот роман, или это только теперь Вам приходит в голову?
Д.ГРАНИН: Эти ассоциации возникали у всех, по-моему, довольно близко как-то все это сопоставлялось, потому что тоже фигура могучая, высокий рост, голос, решительность, на танке, такая личное мужество, храбрость, отвага,
решительность и все прочее Но все это было в первый период. Первый период, когда он пленил, когда собрал вокруг себя единомышленников и когда ясно было, что он выступает против того коммунистического режима, который был, - все было ясно и все привлекало нас. А потом постепенно начался второй период его жизни, вернее, нашей жизни с Ельциным, период, когда он начал терять и привлекательность, и любовь, и начались разочарования одно за другим. Почему это произошло? Вот тут я не берусь сказать, думается, что все-таки время, аппарат, может быть, а может быть, непонимание того, как надо действовать, чего надо добиваться, каким образом - это все, конечно, сделало его уже совершенно другим в памяти людей, и, собственно говоря, этим закончился его срок президентский.
М.КОРОЛЕВА: Мы сегодня любопытный опрос проводили в нашей программе
"Рикошет". Нам позвонило 5,5 тысяч человек за 5 минут. Мы спрашивали, Борис Ельцин является для наших слушателей фигурой скорее положительной или скорее отрицательной в российской истории. Удивительный результат мы получили: 50 на 50 процентов. Вы могли бы ожидать такого расклада голосов? И второй вопрос: для Вас это какая все-таки фигура, прежде всего?
Д.ГРАНИН: Я не мог бы ожидать, конечно, но у меня у самого 50 на 50.
М.КОРОЛЕВА: То есть, у Вас внутри такое ощущение?
Д.ГРАНИН: Да. Но мы почему так удивляемся всегда! Потому что на самом деле это действительно Мы ведь как любим - либо герой, либо пес худой, у нас либо - либо. А на самом деле человек - это такое сложное устройство: тут и злодейство, тут и геройство, тут и прелесть, тут и гадость - все что угодно
намешано в человеке, такой сложный человек. И в Ельцине тоже. Я все-таки отдаю должное Ельцину первого периода, он мне очень тогда нравился, и заслуги его несомненны.
М.КОРОЛЕВА: А как Вы относитесь к его выбору в смысле преемника? Ведь,
собственно говоря, это он привел к власти нынешнего президента. Вы это выбор одобряете?
Д.ГРАНИН: Ой, какой вопрос
М.ПЕШКОВА: Вопрос к земляку.
М.КОРОЛЕВА: Тоже Ваш, питерский, как и Петр.
Д.ГРАНИН: Земляк, да. Ну что вам сказать? Я знаю, что Путину как президенту достались Авгиевы конюшни, хозяйство страшное досталось ему: воры, лихоимцы, казнокрады, растленное, запущенное хозяйство и т.д.
М.КОРОЛЕВА: Так ведь и при Петре так было?
Д.ГРАНИН: Разница большая. Разница в том, что у Петра была воля, воля и воля, он знал, что надо делать, и знал, как надо делать. И поэтому Россия могла
собраться, сосредоточиться и все-таки понять, во имя чего это делается, для
чего - что надо выйти к морю, что надо стать просвещенной державой, что надо
поехать к европейцам учиться и т.д. Люди понимали, что это не каприз, не
глупость. Ну и сейчас - мое ощущение, что мы не знаем, куда мы движемся, мы в поисках будущего. Требуется будущее, мы ищем будущее. Куда? Зачем? Для чего?
М.КОРОЛЕВА: Но ведь в том, что касается железной руки, так, как Петр
действовал - железной волей, железной рукой, несмотря на какие-то жертвы,
трудности, стон и вой, боярам бороду брили, вспомним самые расхожие вещи, о которых все вспоминают. Может быть, здесь иначе и нельзя? Жесткая вертикаль власти, железная рука - может быть, так и надо, может быть, по-другому-то нельзя в России?
Д.ГРАНИН: Может быть. Между прочим, я хочу заметить: боярам брили бороды насильно, но они потом, после смерти Петра, не стали отпускать бороду. Одевали европейскую одежду - они потом не стали обратно возвращаться к своим старым боярским кафтанам. Женщин выпустили на ассамблеи, на балы - потом они не вернулись в терема. Так что какая-то мера насилия оправдала себя. Не вся.
М.КОРОЛЕВА: Еще есть один важный вопрос. Наша слушательница, пятиклассница Карина, во-первых, говорит Вам большое спасибо за Ваши книги, а дальше задает свой важный вопрос: я хочу гордиться страной и своим президентом, а "Эхо Москвы" всегда критикует его. Как Вы думаете, должна ли я уважать своего президента?
Д.ГРАНИН: Прекрасное желание гордиться и уважать своего президента, но слово должна - не то, наверно, она выбрала слово. Потому что человек не должен никого уважать, уважение рождается у человека в ответ на какие-то поступки, в ответ на какие-то действия человека, оно ответное - чувство уважения, оно не должное чувство, это чувство, которое надо заработать.
М.КОРОЛЕВА: И последний, видимо, вопрос. Здесь много спрашивают о том, вышла ли книга. Насколько мы знаем, она вышла уже отдельным изданием. В каком издательстве? И можно ли ее уже купить?
Д.ГРАНИН: Она вышла, небольшое издательство есть, называется "Историческая иллюстрация", это петербургское издательство. Она продавалась в Москве и продавалась в Петербурге, этот тираж распродан, сейчас выходит вторым тиражом.
М.КОРОЛЕВА: Поскольку сегодня у Бориса Ельцина юбилей, Вы были членом его Президентского совета, хотели бы Вы пожелать что-то ему самому и возможно его преемнику?
Д.ГРАНИН: Да, ему самому я хотел бы пожелать здоровья и какого-то осмысления своей жизни, немножко другого, чем он это сделал в своей книге последней. Насчет преемника, что я хотел бы пожелать Владимиру Владимировичу Путину? У меня есть одно нескромное пожелание: чтобы он, если будет время, прочитал мою книжку.
В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" был писатель Даниил Гранин.
 

 

http://www.echo.msk.ru/programs/beseda/13526/

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован