27 февраля 2007
2865

Все начинается с любви

Таганка... Когда слышишь это слово, сразу же вспоминаешь известную мелодию. Кажется, в каждом из нас она живет с самого рождения. И вдруг натыкаешься глазами на скромную афишу в вагоне метро: "Театр "Содружество актеров Таганки". В Минске...
С Николаем Николаевичем ГУБЕНКО - актером, режиссером, сценаристом - мы беседуем в номере гостиницы "Октябрьская". А еще он - последний министр культуры СССР, народный артист РСФСР. Сегодня - художественный руководитель театра "Содружество актеров Таганки", где продолжает работать и как актер, и как председатель комитета по культуре и туризму Государственной думы.

В Минск театр привез три постановки: злободневный "Афган", сказку для взрослых "Дурь" по мотивам произведений Н.Некрасова и "ВВС" - спектакль, посвященный 60-летию Владимира Высоцкого, который при желании вы еще успеете увидеть.

- Скажите, приезд вашего театра в Минск - это столь привычная уже антреприза?

- Я вообще не сторонник антрепризы и считаю, что она граничит с пошлой дешевкой, направленной исключительно на обман зрителя и его надежд. Плюс заработки тех, кто ее организовывает. Она не достигла нужного уровня театра, ради чего, собственно, он и был изобретен человечеством. Наш приезд проходит в рамках обменных гастролей по договоренности союзных государств. И через месяц-полтора в Москву приедет Белорусский академический театр имени Якуба Коласа из Витебска.

- Московские театры в Минске - явление частое. А как в Москве с белорусскими постановками?

- Год назад белорусский театр с достаточным успехом работал в Театре Ермоловой. Но это, пожалуй, практически единственный пример, так как после 1991 года культурные связи наших стран были свернуты. И, к несчастью, все необходимые кровотоки, как-то обмен опытом, идеями, мыслями и знаниями, заметно сникли. Однако последние год-два между Россией и Беларусью что-то начало складываться в этом плане. Я имею в виду и совместную постановку картины Пташука "В августе сорок четвертого...", и заказы "Беларусьфильму" и вашему ТВ отдельных работ для России. Но, конечно, хотелось бы, чтобы объем был больше, поскольку сегодня все только на стадии восстановления. Как после войны.

- Что сегодня происходит с московскими театрами? Есть ли что-то поистине выдающееся?

- Ничего выдающегося я не вижу вообще, все идет в пределах прежних разработок, попыток совмещения реализма с авангардом. Если же говорить о выдающемся в отрицательном плане, то им можно считать то огромное количество пошлости, мерзости и дешевизны, которое нынче заполонило театральную Москву. Что же касается настоящего искусства, то это прежде всего работы студии Фоменко, который, кстати, начинал в театре на Таганке. А так... Виктюк работает в своем прежнем плане. МХАТ сейчас в периоде нового становления, совмещения "Табакерки" со старыми традициями. Захаров, найдя себя 15 - 20 лет назад, тоже работает в прежней стилистике. Ему повезло с теми, кто у него работает, - хороший, слаженный ансамбль. Но уровня Брука, Стрейлера или Брехта нет ничего.

- А как работаете вы, на что делаете ставку?

- В первую очередь на содержание. В основном мы работаем с классикой: в нашем репертуаре Чехов, Салтыков-Щедрин, Андерсен, Гоголь, компиляция на тему Некрасова. Трудно ее, конечно, назвать некрасовской. Это, скорее, режиссерский эксперимент. Плюс попытка освоить текущий момент посредством того же "Афгана", который перекликается с Чечней, того же "Высоцкого", который через ретроспективу дает оценку нынешнего времени. Еще мы ставим новую пьесу "Очень простая история", где действующие лица в основном животные. Пытаемся найти, что у нас еще осталось человеческого.

- Какие чувства вы испытываете, находясь в Минске? И чем отличается гастрольный ритм от вашего привычного образа жизни?

- В 8.30 я прихожу на работу в Думу, потом в два часа еду на репетицию в театр, потом опять в Думу, потом, если в театре есть спектакль, играю или смотрю, потом домой. Вот моя жизнь в Москве. А в Минске мне очень приятно бродить по улицам, наблюдать чистоту и ухоженность ваших парков, улиц, видеть открытость лиц, доброжелательность людей, куда ни зайдешь - попить кофе, пообедать или просто пообщаться. Люди другие. Вы как-то сумели в себе сохранить то, чего в Москве и Питере уже давно нет, потому что это центры сгустков противостояния, где все мерзкое в человеке выпирает наружу. А здесь, в Минске, реализуется некая ностальгия по спокойствию и доброжелательности.

- Вам не тяжело совмещать работу в театре и Думе?

- Дело в том, что я всю жизнь совмещал по меньшей мере две работы. Конечно, сейчас тяжело, сказывается возраст, хотелось бы что-то предпочесть, от чего-то отказаться. Но от профессии отказаться нелегко - как только ты ее бросишь, значит, кончилась жизнь.

- Создается Союзное государство России и Беларуси. Вы поддерживаете эту идею?

- Абсолютно. И не потому, что я тоталитарен или - есть такое слово ругательное - интернационалист. Дело в том, что я воспитан среди таких понятий, как "братство", "дружба", "товарищество", как бы пафосно они ни звучали. Ведь все произошло от любви, а эти понятия свойственны этому главному слову. Лучше любить, чем ненавидеть друг друга, лучше прощать, чем быть злопамятным. Зачем определять человека по национальному признаку? Это по меньшей мере глупо. Ну согласитесь: вы - молодой человек, я - пожилой, вы - белорус, я - по паспорту украинец, по гражданству русский. Зачем нам враждовать? Вообще, Гоголь говорил: "В какой степени можно расчленить в себе меру русского, меру белорусского и меру украинского? Нельзя же, чтобы жили только одни руки, только одна голова или одни ноги". Ведь все это единое целое - наша культура, наши традиции, религия, общая история, жертвы, надежды.

- Что бы вы хотели пожелать читателям?

- Думать и принимать решения.

Максим НАХВАТ
"Советская Белоруссия", 24 марта 2001 года
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован