16 февраля 2005
1363

Встреча с Г.Батановым в редакции газеты `Труд`

Геннадий Николаевич, как вы попали в Пенсионный фонд?

Когда я был аудитором Счетной палаты, в сферу моих обязанностей входил контроль за исполнением бюджетов негосударственных фондов. В том числе и самого крупного из них - Пенсионного фонда (ПФР). Поэтому нельзя сказать, что я попал на эту должность с улицы. В качестве доказательства расскажу о том, что случилось на днях. Меня пригласили на заседание комитет Госдумы РФ по бюджету и налогам - там рассматривался проект закона об исполнении бюджета Пенсионного фонда в 2002 году. Основные замечания, которые обсуждали члены комитета, содержались в заключении аудитора Счетной палаты РФ Геннадия Николаевича Батанова. Мне пришлось выступать сразу в двух ипостасях: аудитора, который подписал заключение, и Председателя Правления ПФ, который рассказывал, какая работа проведена для устранения замечаний. В 2002 году мне бы и во сне не приснилось такое:

Почему сейчас, в 2004 году, принимается закон об исполнении бюджета 2002 года?

Как вы помните, пенсионная реформа начала делать первые шаги именно в 2002 году. Тогда новое пенсионное законодательство впервые применили на практике, система назначения пенсий была не отработана. В итоге около 8,5 миллиардов рублей не были разнесены по индивидуальным лицевым счетам.

Поэтому сейчас, в 2004 году, законодатели совершенно резонно задали вопрос: что делать с этими деньгами? Предложений было много: отправить их в федеральный бюджет, вернуть работодателям: В конце концов, остановились на мудром, как мне кажется, предложении Правительства: деньги будут зачислены в резерв Пенсионного фонда и по мере того, как будет отыскиваться <потерявшиеся> застрахованные работники, средства зачислят на их индивидуальные лицевые счета. Человек сам сможет решить, как ими распорядиться - отдать в управление государственной или частной УК, либо передать в НПФ.

Почему возникла эта проблема? Мы сможем точно ответить на этот вопрос нынешней осенью. И деньги, могу вас заверить, дойдут до адресатов. Не до копейки, конечно. Честно скажу: около 200 миллионов рублей из тех средств, которые перечислили нам работодатели, никогда не попадут на индивидуальные лицевые счета. Так устроена электронная система начисления пенсий: она округляет копейки. Но эти миллионы никуда не исчезли: мы пустили их на выплаты пенсий нынешним пенсионерам.

Стоило ли вообще менять пенсионную систему?

Даже богатые страны - например, Канада - которые выбрали распределительную пенсионную систему, испытывают серьезные трудности по исполнению взятых на себя социальных обязательств. Продолжительность жизни растет, рождаемость падает. Постепенно пенсионеров становится больше, чем работающих, и доля пенсионных выплат в ВВП неуклонно растет. Некоторые страны - например, Германия и Чили - раньше других отказались от распределительной системы и стали внедрять систему обязательного пенсионного страхования. В 2002 году мы тоже пошли тем же путем. Я глубоко убежден: курс взят верный. В стратегическом плане отказ от распределительной пенсионной системы для России - благо. Кроме того, только таким способом граждане смогут самостоятельно заработать достойную пенсию.

К чему, на ваш взгляд, приведут разговоры о повышении пенсионного возраста?

Во многих странах выход на пенсию происходит в 65 лет у мужчин и в 60 - у женщин. У нас - в 60 и 55. Так записано в законе "О трудовых пенсиях". Но особенность российской ситуации в другом: 30 процентов работающих россиян выходят на пенсию досрочно. Это врачи, учителя, творческие работники - огромный список профессий. Ни в одной стране мира ничего подобного нет! И надо понимать: долго так продолжаться не может. России как воздух нужен закон о профессиональных системах, где для каждой профессии будет прописан свой тариф, который должен отчислять в Пенсионный фонд работодатель за особые условия труда работника, чтобы он смог пораньше выйти на пенсию. Стоит ли повышать пенсионный возраст? Полагаю, это политическое, очень ответственное решение. Если смотреть на проблему глазами председателя Пенсионного фонда, - да, стоит. Только не резко, не разом на 5 лет. Для начала, скажем, поднять планку до 62 лет у мужчин и 57 - у женщин. Потом, лет через пять, - до 63 и 58, еще через пять лет - до 65 и 60-ти. На эти меры можно пойти. Тем более, что уже сегодня бюджет Пенсионного фонда формируется с большим трудом. После снижения ставки Единого социального налога в нем образовалась дыра в 170 миллиардов рублей. В 2005 году мы ее закрываем наполовину за счет собственных резервов - перечисляем 90 миллиардов рублей, еще 80 миллиардов дает федеральный бюджет. Но я ответственно заявляю: на 1 января 2006 года резервы Пенсионного фонда будут исчерпаны. И в 2006 году из федерального бюджета придется перечислять (с учетом инфляции) уже не 80, а около 200 миллиардов рублей.

Почему будущие пенсионеры не отдали деньги в частные управляющие компании, а предпочли государственную?

Я думаю, главная причина - слабая информированность людей. Мало кто понимает, что в действительности происходит. Совсем недавно, например, ректор одного из ведущих вузов Москвы пришел ко мне и спросил: расскажи, что такое УК? Он - доктор наук, член-корреспондент РАН. Я опешил: Володя, говорю ему, что же в нашей стране творится, если даже ты не знаешь таких элементарных вещей? На кого же мы рассчитываем, предлагая их населению?! В этом году к управляющим компаниям добавились НПФ. На сегодня их зарегистрировано около 40. Граждане смогут размещать накопительную часть пенсии или в УК, или в НПФ. Единственное, что им нужно точно знать: в управляющей компании - не важно, государственной или частной - перечисленные средства остаются в федеральной собственности, и за их сохранность отвечают Пенсионный фонд и федеральный бюджет. Но как только гражданин передаст деньги в НПФ, они перестанут быть федеральной собственностью. И отвечает за них только НПФ и сам застрахованный работник.

Из участия в реформе исключили граждан с 1953 по 1967 годов рождения. Правильное ли это решение?

Это вопрос, на который очень трудно ответить. Потому что заранее знаешь, что тебя никто не поймет. Действительно, на третий год реформы менять правила игры, - не очень, мягко говоря, корректный шаг. Но только сейчас выяснилось несколько важных моментов. Видимо, просчитывая проект закона на пороге реформы, аналитики недооценили простой факт: за 10 лет невозможно собрать приличную сумму в накопительной части пенсии. Если разделить ее на так называемый период дожития (а сегодня он составляет19 лет), в большинстве случаев получиться смешная сумма - 200-300 рублей ежемесячно. Это что, достойная пенсия, которую мы обещали? Я считаю, хорошо, что опомнились, исключили из накопительной составляющей реформы тех граждан, которым на накопление выделили всего 2 процента, не дали скомпрометировать идею. Вот в Чили не ошиблись. Реформу пенсионной системы там начали в 1981 году почти по такой же схеме, как мы сейчас. Но было существенное отличие: право участвовать в реформе получили граждане не старше 25 лет - словом, те, кому до пенсии оставалось минимум 40 лет. За этот срок, действительно, можно сформировать приличный капитал в накопительной части.

Не стоит забывать, что "выпавшим" гражданам будет неплохими темпами индексироваться страховая часть пенсии. Сейчас, например, по итогам 2003 года, она увеличивается на 17 процентов в год. Какой банк начислит сегодня по вкладу 17 процентов годовых? Нет такого банка. Мы надеемся, что высокие темпы индексации сохранятся, и вот почему: фонд заработной платы (именно из него идут отчисления в Пенсионный фонд), по нашим прогнозам, будет расти опережающими темпами. Ожидается, например, что деньги, сэкономленные работодателем на уплате ЕСН - а это почти 280 миллиардов рублей - хотя бы частично пойдут на повышение заработной платы. Кроме того, сейчас разрабатывается проект закона о дополнительном добровольном пенсионном страховании. Если гражданин станет отчислять 4 процента от своей зарплаты в накопительную часть пенсии, государство будет доплачивать ему 2 процента в страховую часть. Эта схема, надеюсь, позволит снять напряженность вокруг этой проблемы, поскольку она действительно выгодна для граждан.

Что бы вы хотели изменить в работе Пенсионного фонда?

Я работаю в ПФ четвертый месяц, и много работаю. Хочу вникнуть в структуру Фонда: она огромная, в ней занято около 110 тысяч человек. Кое в чем, а именно в отношениях с нашими клиентами, я хотел бы простроить работу иначе, чем сейчас. Недавно, например, мы объявили приоритетным для нашего бюджета 2005 года финансирование клиентских служб. Кое-где такие службы уже работают. Это комфортабельные помещения, с индивидуальными кабинами, со штатом квалифицированных специалистов. Мне было бы приятно, если бы пенсионеры просто приходили туда пообщаться. Хотелось бы, чтобы им подавали чай, чтобы они чувствовали себя удобно. И не только пенсионеры. Не менее важны для нас 63 миллиона застрахованных лиц. Вы работаете? Значит, вы - наш клиент. У нас около 5,5 миллионов работодателей, которые ежегодно сдают нам декларации о доходах. Они тоже наши клиенты. По сути, клиентами нашего фонда являются две трети россиян. Мы работаем для них, и хочется верить, что они останутся довольны нашей работой.


2004
http://www.pfrf.ru/content/view/2512/131/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован