25 мая 2009
5310

Введение. Компьютерное право как проблема

Ubi поп adest norma legis, omnia quasi pro suspectis habenda sunt (1)

Транспорт, как всегда, работает из рук вон плохо, и когда вы, запыхавшись, вбежали в рабочее помещение и включили персональный компьютер, на экране дисплея замерцали цифры - "6 мин 31 сек опоздания". Вы касаетесь клавиатуры, и машина сообщает вам, что ввиду неуплаты 100 000 000 000 000 000 000 рублей за пользование в прошлом месяце экспертной системой смежного института вас лишили абонемента; а задолженность будет взыскана через суд. "О, Господи! - восклицаете вы в сердцах. - Когда же, наконец, этот электронный остолоп поймет, что 1020 - это не 10 в двадцатой степени, а 10 руб. 20 коп. Теперь, чтобы расхлебать все это, с другими компьютерными бюрократами хлопот не оберешься..."

Беда, как известно, не приходит одна. Приступив к работе, вы обнаруживаете, что ночью кто-то осуществил несанкционированный доступ к памяти вашего компьютера и, по всей видимости, скопировал файлы. Это означает, что расчетами, на которые вы убили больше трех месяцев, в три секунды завладел какой-то весьма умелый коллега. Что делать? Обращаться в правоохранительные органы практически бесполезно: специалистов по расследованию компьютерных преступлений - по пальцам перечесть, поэтому заниматься мелочами они просто не в состоянии. Да и что толку? Присвоение машинной информации путем несанкционированного копирования все равно не рассматривается как хищение, потому что изъятия информации не происходит.
Чтобы отвлечься и успокоиться, вы выходите покурить, а затем делаете несколько звонков. К концу рабочего дня все почти в норме. Но, регистрируя время ухода, получаете новый подарочек. На экране высвечивается:

"Превышение времени перекуров - 12 мин 04 сек.
Превышение времени пребывания в местах общего пользования - 4 мин 51 сек.

Продолжительность личных телефонных разговоров - 29 мин 16 сек..."
К вашему ужасу записаны даже номера телефонов двух кооперативов, в которых вы тайком подрабатываете, и что еще хуже - телефон приятельницы. Возникает подозрение: уж не жена ли обшарила вчера память компьютера?..

"За нарушение трудовой дисциплины - с понедельника переводитесь на один месяц на нижеоплачиваемую работу..."

И тут ваши нервы не выдерживают. Вы запускаете прямо в экран тяжелую пепельницу и с криком: "Нет такого закона, чтобы железный ящик с чипами(2) вместо администрации дисциплинарные взыскания объявлял! - исполняете нечто вроде ритуального танца на остатках поверженного компьютера. - Нет такого закона!"
Закона такого действительно нет, как нет и других законов, касающихся иных аспектов описанной ситуации. Поскольку подходящих норм права не оказалось, вы, следуя правилу римских юристов, вольны рассматривать данную трагическую историю "как бы с подозрением". Впрочем это не спасает вас от ответственности за уничтоженную материальную ценность - компьютер, если, конечно, суд на основании заключения медицинской экспертизы, установившей у вас очевидные признаки компьютерной фобии, не признает вас невменяемым.

"Может ли существовать цивилизованное общество без законов - риторический вопрос. Ну, а компьютеризованное общество, членами которого являются люди и машины? Пришло время задать и этот вопрос" (3) Сорок с небольшим лет - возраст зрелости человека. За последние четыре десятка лет сменилось четыре поколения ЭВМ, поставив на повестку дня пятое - искусственный интеллект. Среди проблем, которые породила столь стремительная информатизация общества, немало правовых.

Особенность права заключается в том, что оно приступает к регулированию возникающих общественных отношений, лишь когда они становятся достаточно развитыми и выявляют внутри себя противоречия, которые необходимо разрешить.

Неудивительно поэтому, что правовое оформление процесса информатизации проходит с относительно большим запаздыванием, нежели, скажем, индустриализации. Ни философия, ни история, ни здравый смысл не могли подсказать людям, как компьютеры - этот странный новый вид, зародившийся в недрах человеческой цивилизации, - повлияют на жизнь в будущем, даже в ближайшем будущем, поскольку работают они совсем не так, как машины, созданные в эпоху промышленной революции.

Вместо материалов или энергии они имеют дело с "управлением" и "информацией". Право подступалось к этим загадочным феноменам с решительностью Александра Македонского, разрубившего гордиев узел. В результате лишь небольшое число правовых проблем информатики решено юридически безупречно. По мере развития информационной технологии многие подходы приводили к новым, еще большим трудностям, а иногда и попросту заводили в тупик. Довольно широкий круг информационных отношений до сих пор развивается стихийно, и не вполне ясно, в какой мере желательными для общества, а в какой нет, окажутся последствия этого развития.

Процесс общественного производства, сложившийся на основе трех элементов: предмет труда, орудия труда и непосредственно труд, претерпевает существенные изменения из-за качественной перестройки орудий труда и самого труда, вызванной расширяющейся компьютеризацией. Вслед за процессом производства изменяются и общественные отношения, связанные с присвоением продуктов производства и их обменом, что, в свою очередь, изменяет правовое положение человека в общественном производстве. Оценка последствий поведения человека, включенного наряду с ЭВМ в большую систему, резко усложняется. Объемы и характер обработки машинной информации достигли такого уровня, что человек теряет возможность проверки результатов функционирования ЭВМ, и возникает ситуация, при которой компьютеры как бы принимают самостоятельные решения. Наряду с людьми они становятся компонентами социальной формы движения. Следовательно, надо ожидать и заметных изменений в сфере общественных отношений. Поэтому, как отмечается в научной литературе, "время требует ускорения темпа развития правового обеспечения информатики, так как стихийно формирующиеся отношения могут замедлить и деформировать желательные для общества изменени (4). Более того, высказывается даже мнение, что "в связи с возможными большими материальными и моральными потерями в области компьютерной информации следует изыскать резервы для создания опережающих темпов развития нормативной базы для системы охраны автоматизированных данных" (5). С этим нельзя не согласиться с той лишь поправкой, что опережающие темпы развития нормативной базы (6)
требуются не только для автоматизированных систем, но и для всего комплекса проблем, вызванных компьютеризацией общества.

В СССР уже высказывались предложения по разработке правовой основы компьютеризации. Терминология здесь еще не устоялась, о чем свидетельствует разнородность понятийного аппарата. Говорят о компьютерном право (7) о правовом обеспечении информатики или о праве информатики (8) Отраслевики, касаясь своих проблем, называют более частные правовые институты: правовое обеспечение АСУ, так называемое программное право и др. Последний термин используется как в узком смысле (9), так и в самом широком (10), близком к содержанию понятия "компьютерное право".

Впрочем, высказывается и такое мнение: "действующие нормы и принципы права в основном достаточны для решения возникающих в процессе автоматизации вопросов правового содержания: они или содержат прямой ответ на них, или определяют исходные позиции для урегулирования соответствующих отношений посредством новых нормативных актов (11), поэтому предлагается использовать готовую правовую инфраструктуру (12), Другие ученые считают, что правовая информатика - дело будущего: "По мере расширения и углубления интеграции юриспруденции и информатики будут обогащаться знания об этом процессе, с достижением определенного уровня которых возможна постановка вопроса о выделении их в самостоятельную отрасль" (13). Иногда вместо "пробегания" по оси времени "настоящее - будущее" используют два этих же варианта как альтернативу друг другу, предлагая: "а) либо использовать для правового регулирования этих отношений исторически сложившуюся систему законодательства, взяв на вооружение весь арсенал имеющихся правовых норм... б) либо отбросить традиционные принципы действующего права и его общие нормы, объявить их неприменимыми и исходя из специфики отношений в сфере индустрии информатики сконструировать для них совершенно новую отрасль..." (14).

Думается, такое противопоставление некорректно. Отрасли права не строятся по желанию ученых или даже законодателя. В реальные структурированные образования они складываются исторически, причем в их основе лежит определенная система общественных, в частности производственных, отношений. Сегодня "наряду с сырьевыми (вещественными), энергетическими и трудовыми ресурсами в общественное производство включаются информационные ресурсы и информационно-вычислительный потенциал" (15).
Как следствие появляется тенденция обособления информационных общественных отношений (16).
Возникает вопрос: требует ли этот особый вид общественных отношений специфической формы правового регулирования? Иначе говоря, соответствует ли ему некий единый предмет правового регулирования?
Сразу дать категорический ответ невозможно. Для этого необходимо уяснить: 1) появляются здесь новые субъекты общественных отношений или возникают новые разновидности традиционных субъектов? 2) насколько обновляется сфера общественных отношений, требующих правового урегулирования, и каково ее содержание? 3) каковы новые объекты общественных отношений, т. е. предметы объективного мира, с которыми связано поведение людей и иных субъектов общественных отношений, составляющее содержание этих отношений? 4) каковы особенности внешних условий (обстоятельства, факты), которые приводят к возникновению, изменению или прекращению рассматриваемых общественных отношений?

Только после этого можно "ставить вопрос о выделении самостоятельной отрасли права, даже и вторичного плана, так называемой комплексной" (17)

Книга, предлагаемая читателю, как раз посвящена исследованию поставленных вопросов (в совокупности их можно назвать проблемами компьютерного права). В качестве рабочей гипотезы предполагается, что компьютерное право как комплексная отрасль должно включать нормы, отобранные по признаку единства предмета регулирования, нормы традиционно относящиеся к различным отраслям материального права - гражданскому, уголовному, административному и к соответствующим видам процессуального регулирования. Сложность состоит в том, что прежде необходимо их (нормы) создать, т. е. дополнить и уточнить нормативный массив каждой из данных отраслей, отразив специфику отношений в сфере информатики. Пока здесь нужных норм нет или почти нет. Разумеется, поскольку их здесь пока нет, читатель вновь отнесется к поставленной задаче "как бы с подозрением". Как говорил Френсис Бэкон, "подозрений у человека тем больше, чем меньше он знает. Поэтому надлежит избавляться от подозрений, стараясь узнать побольше..." (18).

В этом смысле объем книги выбран нами таким, чтобы свести все подозрения (в том числе и у самого автора) к исчезающе малой величине.

К решению проблемы компьютерного права можно подходить по-разному. Замечено, что описание проблем имеет много общего с описанием систем (19). Поэтому, очевидно, эффективная методология исследования проблем сходна с системным подходом, т. е. описание проблемы представляется системной моделью. Модель ставит все свои вопросы одновременно, демонстрируя обилие трудностей, поскольку отвечать на вопросы нужно также сразу на все одновременно.

Наиболее перспективный путь - декомпозиция проблем (20) Отметим, что решение проблемы не может быть однозначным, поскольку постановка проблемы никогда полностью не определена и уточняется в процессе исследования. Приступая к исследованию проблемы, мы не знаем ее размера и сложности и, только добравшись до определенного уровня знания, начинаем понимать, чего требуется достигнуть.
Чтобы подчеркнуть такой характер исследования, вместо деления содержания книги на главы нами выделены конкретные проблемы. Совершенно очевидно, что каждая такая проблема содержит ряд более частных проблем и т. д. Каждый специалист может в своей области детализировать любую из них до необходимой степени глубины и конкретности. Эта оговорка преследует цель избежать опрометчивого предположения о том, что перечень проблем исчерпывающий.

Более того, этот перечень весьма далек от исчерпывающего, так как автор по зрелому размышлению решил отказаться от таких неактуальных в обозримом будущем проблем для нашей страны, как например, проблема уничтожения выброшенных компьютеров, которая уже сейчас начинает беспокоить другие страны, в частности Швейцарию. Сроки службы компьютерной техники все более сокращаются. Сейчас они составляют три-четыре года. А на всю огромную массу выброшенных компьютеров в Швейцарии приходится одна-единственная фирма по уничтожению таких устройств. Впрочем, проблема даже не в количестве, а в том, что никто точно не знает, какие технические вещества содержатся в элементах конструкций компьютеров. Неизвестны также безопасные способы их уничтожения. Мышьяк, свинец, цинк, кадмий, синтетический каучук - это еще далеко не все опасные компоненты современной компьютерной техники, так что эта проблема прямо выходит в сферу экономики (21).

Вопрос о компьютерном праве следует ставить, конечно, не только как о новой отрасли законодательства, но и как о комплексной научной дисциплине и как об учебном курсе. Выбранная структура изложения, думается, позволит взглянуть на компьютерное право еще и с этих сторон.

И последнее, что следует оговорить во введении: законодательные акты, на которые ссылается автор этой книги, приводятся по состоянию на 1 июля 1991 г.



________________________________________________________________________________
1. Где нет норм права, там все должно рассматриваться как бы с подозрением (лат.).

2. Чип - это крохотные кремниевые пластинки, содержащие огромное количество транзисторов, - своего рода нервные клетки компьютера. Далее еще не раз встретятся специальные термины. Наиболее сложные из них, разумеется, будут объяснены. Однако предполагается, что специалистам, занимающимся компьютерным правом, основной массив терминологии достаточно хорошо знаком. Тем, кому все-таки что-то будет неясно, рекомендуется следовать закону Купера: "Если вам непонятно какое-то слово в техническом тексте, не обращайте на него внимания. Текст полностью сохраняет смысл и без него".

3. Правда. 1988. 25 нояб.

4. Карась И. З. Вопросы правового обеспечения информатики//Микропроцессорные средства и системы. 1986. N 1. С. 3.

5. Литвинов А. В. Правовые вопросы охраны компьютерной информации//Сов. государство и право. 1987. N 8. С. 88.

6. См. об этом подробнее: Влияние научно-технического прогресса на юридическую жизнь. М., 1988. С. 311-317.

7. См, например: Батурин Ю. М. Проблемы компьютерного права - В сб.: Политические аспекты глобальньа проблем современности. М., 1985. С. 147-149; Baturin Y. М. Computer Law - Is It a Fashionable Term or a Vital Problem? - In: Problems of Legal Philosophy. M. 1987. С 178-188.

8. См, например: Карась И. З. Вопросы правового обеспечения информатики. С. 3-9; он же. Правовое регулирование общественных отношений в сфере информатики//Сов. государство и право. 1987. N 3. С. 22-24.

9. См.: Рясенцев В.А, Мартемьянов В. С., Масляев А. И. Правовое регулирование отношений, основанных на создании и использовании алгоритмов и программ//Сов. государство и право. 1987. N 2. С. 20-28.

10. См.: Мамиофа И. Э. Индустрия информатики и правовая инфраструктура - В сб.: Индустрия программного обеспечения. Ч. 1. Тезисы докладов. II Международная научно-техническая конференция "Программное обеспечение ЭВМ". Калинин, 1987. С. 19.

11. Мельник В. Ф. АСУ в правовом аспекте//Сов. государство и право. 1985. N 1. С. 126.

12. См.: Мамиофа И. Э. Указ. работа С. 19.

13.Толстошеев В. В. Компьютерная технология и право//Сов. государство и право. 1988. N 3. С. 102.

14. Мамиофа И. Э. Указ. работа С. 19.

15. Карась И. З. Экономический и правовой режимы информационных ресурсов. Препр. АН УССР. Институт кибернетики им. В. М. Глушкова Киев, 1988. С. 1.

16. См.: Венгеров А. Б. Право и информация в условиях автоматизации управления (теоретические вопросы). М., 1978. С. 27-31.

17. Бачило И. Л. О предметах правового регулирования при создании и использовании вычислительных систем//Ученые записки Тартуского гос. ун-та - Tartu riikliku ?likooli toimetised. 1988. Вып. 801. Правовые проблемы программирования, вычислительной техники и изобретательства. С. 19.

18. Бэкон Ф. Соч. в двух томах. Т. 2. М., 1978. С. 424.

19. См.: Дружинин В. В., Конторов Д.С. Проблемы системологии. М., 1976. С. 73-75.

20. См. об этом подробнее: Крон Г. Исследование сложных систем по частям - диакоптика. М., 1972.

21. См.: Сов. Россия. 1989. 6 апр.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован