31 мая 2013
12789

Вы за Бендера или Корейко?

Амнистия осуждённым за экономические преступления может внести сумбур в систему правосудия

Заметили, как активно в последнее время стала муссироваться тема амнистии для осужденных за экономические преступления? Вот и глава Минэкономразвития России Андрей Белоусов заявил в среду, что амнистия бизнесменов, предложенная Уполномоченным по правам предпринимателей Борисом Титовым, может в перспективе улучшить инвестклимат в стране. А это уже голос не публициста или эксперта, а фактически - голос исполнительной власти. И значит, какие-то решения на этот счет должны последовать. Остается только разобраться, кому и зачем нужна эта амнистия?

Сама идея амнистии по экономическим преступлениям выглядит довольно не только невнятно, но и непонятно.

Вообще, амнистия - это не оправдание. Это прощение. В принципе - прощать конечно хорошо. Но иногда - оборачивается вредом. В первую очередь, для тех. кто от этого прощения страдает.

Временное правительство в 1917 году объявило амнистию для уголовников, приняв их за "жертв царизма" - и потом советской власти пришлось отлавливать "керенских птенцов" в течение нескольких лет.

В марте 1953 года, как объявляется, по инициативе Берии амнистировали несколько десятков тысяч уголовников - и погрузили города страны в море как будто бы ликвидированной после войны преступности.

Уметь прощать нужно - но прощать нужно в силу чего-то. И без поощрения прощенных к дальнейшим преступлениям.

Можно простить в честь радостного для всего народа события - но тех. наверное, чьи преступления либо уже утратили свою опасность - либо малозначительны.

Прощение по виду преступления - это признание самого вида преступления не опасным. Это прощение не данного человека - а данного преступления.

Прощение "экономических преступлений" - это не прощение отдельных граждан, в силу тех или иных причин совершивших преступления и частью раскаявшихся, частью искупивших вину и, хочется верить, что они перестали быть опасными для страны.

Прощение "экономических преступлений" - это признание того, что экономические преступления - малозначительны и неопасны.

В свое время, в одном из последних фильмов сериала "Следствие ведут Знатоки" ("Без ножа и кастета"), следователь Знаменский, расследую "экономическую деятельность" директора ДЭЗа, когда ставится вопрос о закрытии дела "за малозначительностью", в изумлении восклицает: "Малозначительность? Да он такой же бандит, только без ножа и кастета. Да, плохо, когда человека побьют на улице или ограбят - но это случается с немногими. А такие - они грабят всех".

Обращает на себя внимание, что идея ослабления ответственности за "бизнес-преступления" ("декриминализация экономических преступлений") - сначала активно поддерживалась президентом Медведевым, потом была одним из пунктов политической программы кандидата Прохорова.

Уже сегодня виновные в экономических преступлениях находятся в льготных условиях по сравнению с другими преступниками. Например, человек, вступившийся на улице за честь девушки и ударивший хулигана - после осуждения попадет в категорию лишенных права на преподавательскую деятельность, а мошенник - преподавать сможет.

Мошенничество так вошло кровь нынешней российской "элиты", что она просто не способна понять, что оно - преступно.

Она хочет объявить амнистию не столько даже осужденным (среди которых лоббирует интерес своих приятелей) - но хочет на будущее обезопасить себя. Потому что мошенничество - для нее не мошенничество, а "креатив". Вообще, когда люди определенной политической тенденции встают на защиту т.н. "креативного класса" - они имеет в виду не тех, кого к ним относят обычно: педагогов, инженеров, ученых, - а именно этих, мошенников.

Остап Бендер безусловно был очень симпатичным литературным персонажем. И он, конечно, был человеком более чем креативным. Наверное, "креативщиком" можно назвать и Корейко. Только разница и в том, что, как принято считать, Бендер умел не нарушать Уголовный Кодекс - а Корейко не умел.

То есть, те, кто вступается сегодня за осужденных по экономическим статьям, вступаются даже не за "категорию Бендеров", а за "категорию Корейко".

По ВЦИОМовским данным (http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=114144), идею "экономической амнистии" поддерживают сегодня 33 % граждан. Прямо говорят, что не поддерживают - 36 %. Но и не готовы поддержать - еще 31 %.

Причем обращает на себя своего рода "асимметричная мотивация". Из тех. кто открыто говорит, что эту идею не поддерживают, большинство - 70 % определяют свою позицию в классической формуле: "Вор должен сидеть в тюрьме". То есть - они, во-первых, видят в сидящих по этим статьям никого иного, как воров. Во-вторых - прощать их не намерены.

Среди тех, кто выступает за экономическую амнистию, подобного устойчивого большинства нет: относительное большинство, лишь 23 % составляют те, кто полагает, что среди осужденных есть много, осужденных несправедливо.

Остальные рассыпаются на малые группы: 13 % полагают, что осужденные уже осознали свои ошибки, и 12 % - считают, что от их преступлений никто не пострадал, остальные мотивировки еще менее внятны. И 22 % - вообще не знает, почему они хотят простить эту группу преступников.

На что особо стоит обратить внимание: 23 %, полагающие, что речь идет об освобождении невиновных, выступает на само деле не за амнистию - то есть не за "прощение" - они не хотят прощать виновных: они хотят правосудия и освобождения невиновных. Иными словами, в своей позиции, они не противостоят тем 70 %, которые считают, что "вор должен сидеть в тюрьме" - а солидарны с ними. Равно как и с остальными противниками амнистии, полагающими, что "Закон для всех один", "Выйдя на свободу, будут дальше воровать", "Зачем тогда вообще их наказывали" и т.д.

В этом отношении говорить, что количество поддерживающих идею амнистии, и количество ее как активно отвергающих примерно (по одной трети) равно - неверно.

Это неправда, общество хочет не амнистии по экономическим преступлениям - оно хочет правосудия.

И исходит не из принципа "экономические преступления - не опасны" - а из принципа "вор должен сидеть в тюрьме. Невиновный - быть на свободе". То есть - хочет реабилитации невиновных, если такие есть.

И это - разные вещи. Потому что, амнистия - это прощение виноватого. Реабилитация - это оправдание невинного.

Настаивающие на "экономической амнистии" - с одной стороны стремятся уйти от решения вопроса о том, виновны лоббируемые ими осужденные или нет , и подменить его вопросом об их прощении. С другой - решив конкретные вопросы о том, что среди справедливо осужденных есть люди, возможно, достойные прощения - подменить вопросом о реабилитации самого понятия "экономические преступления", объявить сам этот вид преступлений общественно неопасным и, по сути, не осуждаемым обществом.

Но подмена вопроса о правосудии - вопросом о милосердии - делает бессмысленным и правосудие, и милосердие.

Равно как и подмена прощения преступника, подменой прощения преступления - вместо того, чтобы дать преступнику шанс в будущем стать честным человеком - дают шанс преступлению перестать быть преступлением в глазах общества.

Сергей Черняховский, доктор политических наук
http://концептуал.рф
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован