13 октября 2004
88

Вячеслав БАХМИН: САМИЗДАТ БЫЛ В КАЖДОМ ИНТЕЛЛИГЕНТСКОМ ДОМЕ

`В 1991 году к руководству страной пришли люди, которым диссиденты были не нужны`. С Вячеславом Бахминым, одним из активных участников правозащитного движения, беседует корреспондент `Сегодня` Ольга Пашкова.
Были ли сформулированы цели и задачи диссидентского движения?

- Диссидентское движение как таковое было очень разнородно и никак не централизованно. Основой старого диссидентского движения было неприятие системы, в которой доминировало государство, не признавались и не соблюдались человеческие права. Поэтому лозунгом движения был призыв уважать законы, зачастую даже не совершенные. Эта была затея вполне утопическая, во всяком случае по отношению к государству, поскольку оно сознательно эти законы нарушало. Тем не менее стремление `жить не по лжи`, как говорил Солженицын, бороться с несправедливостью, как говорили другие, или бороться за соблюдение собственных законов - вот это объединяло многих. Поэтому с приходом перестройки диссидентское движение закончилось, трансформировавшись в современное правозащитное движение.

Можно ли сказать, что идеи, о которых говорили диссиденты, воплотились в жизнь?

- До конца конечно же не воплотились. И сейчас достаточно нарушений прав человека, и сейчас достаточно лицемерия и ханжества со стороны государственных структур и государственных органов. Тем не менее сейчас значительно легче: можно высказывать собственное мнение, можно спокойно критиковать любое решение правительства. При этом остались проблемы: эти мнения не слушают, на них не реагируют, но за них и не сажают. Но уже есть некоторая основа для формирования свободного общества, созданная Конституцией и рядом законов, пусть не совершенных. Само движение стало качественно иным. Оно стало более широким и не всегда требует в какой-то степени отречения и героизма.

Идеи и задачи диссидентского движения понятны и близки многим. Почему же тогда диссиденты не стали политикообразующей силой, а движение так и не стало массовым?

- На то есть две причины. Первая - люди, которые занимались правозащитой по собственной воле, по зову собственного сердца остались не востребованными, потому что все места были уже заняты новой порослью политиков, замечательно натренированных, со знанием языка и т.д. А вторая причина кроется в самом диссидентском движении - большинство из его участников не принимали вообще политическую деятельность, полагая, что политика - вещь грязная.

Мешали ли развитию движения внутренние идеологические разногласия?

- Да, это помешало прийти в политику командой, у которой были свои задачи и которая могла потеснить тех новых политиков, которые мимикрируя заняли все уровни власти. Довольно большая часть талантливых и образованных диссидентов вынуждена была эмигрировать, или их выслали. Когда формировалась политическая элита, эти люди были совершенно исключены из политического процесса. Только лет через 5-6 они получили возможность приезжать, потом им вернули российское гражданство, но в итоге вернулись сюда единицы. Конечно, многие из них еще могли бы стать политиками, например Кронид Любарский, сильная фигура, талантливый журналист, но он трагически погиб. Но вот такие люди, как Владимир Буковский, полностью оказались отрезанными от России. Анатолий Щаранский совершил свою политическую карьеру в Израиле, но если бы он остался в России, то смог бы стать успешным политиком. Валерий Борщев, занимающийся религиозными проблемами, или Глеб Якунин рассматривались в Думе как маргиналы. Есть еще проблема, одна из черт диссидентства, - бескомпромиссность, в политике это не самое положительное свойство.

Создается ощущение, что диссидентское движение, широко известное на Западе, абсолютно неизвестно и соответственно непопулярно в России?

- Да, в 91-м году в руководство страны и СМИ пришли люди, которым диссиденты были не нужны. Диссидентов тихонечко отодвинули в уголок, где у них в истории есть небольшое место. Вот вы вспоминайте, как вы боролись. А у нас сейчас все по-другому, свои политики, свои времена, не мешайте и не лезьте. Поэтому мало кто знает имена участников диссидентского движения. Вот Ковалева еще знают.

Благодаря тому, что он стал публичным политиком!

- Правильно. Он стал понятен и заметен. Но он никогда не будет частью этой политической игры.

В политическом самиздате велись серьезные дискуссии на тему государства, общества, прав человека и т.д. Помогли ли они сформулировать программу под условным названием `Как нам обустроить Россию`?

- Эта дискуссия была очень полезна и даже необходима обществу. Если мы говорим о сотнях и даже тысячах диссидентах, публиковавшихся в самиздате, устраивавших демонстрации, то можем говорить о сотнях тысяч, а может, даже и о миллионах, которые эти вещи слушали. Самиздатовская литература была в каждом интеллигентском доме. Было неприлично не быть знакомым с работами Сахарова, Авторханова. Пусть с опаской, но их читали с большим интересом. На этих людей влияние было несомненным и дало начало новому этапу в развитии российской интеллигенции. Многие из тех, кто пришел сегодня к власти, в свое время читали и пропустили через себя эту литературу.

Права человека выше интересов государства?

- Государство - это абстракция. Раньше у нас была одна парадигма - люди для государства. Государственные интересы, государственные цели, государственные стройки, все что угодно, и человек может быть использован для осуществления государственных интересов. Вот это была искаженная схема, ярко характеризовавшая советскую тоталитарную систему. Как только мы отказались от этого, мы должны были перейти к демократии. Нет абстрактных государственных интересов, они складываются из интересов людей. Если люди в государстве живут отвратительно, а государство сильное, то это плохо. Хотя для многих формула `Права человека выше интересов государства` звучит еще очень странно.

Почему так и не произошло общественное осуждение КПСС?

- Потому что большинство людей, от которых это зависело, этого не хотели. Не случайно единственная страна, где этот закон был принят, - Чехия. Но я не слишком уверен, что этот закон панацея. Я считаю, что за редким исключением все были жертвами бесчеловечной системы. Вот чего действительно не хватало, так это серьезного общественного суда над КПСС. Размышления и обсуждения того, что же произошло со страной. И пройдя это, мы решили бы, что это наше прошлое и мы к этому никогда не вернемся.


`Сегодня` 11.12.1999http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован