14 января 2003
1344

Вячеслав Фетисов: Защитник атакующего плана готов вывести спортивную индустрию в пятерку лидеров

Интервью Председателя Госкомспорта России В.А.Фетисова корреспонденту Интернет - проекта "Е-xecutive"

E-xecutive: Вячеслав Александрович, Вы начинали свою спортивную карьеру в середине 70-х, когда модель управления российским спортом была чисто административной, но, тем не менее, российские спортсмены занимали пьедесталы почета в различных видах спорта. В конце 80-х, когда система российского спорта уже начала давать серьезные сбои, Вы уехали в США, где управление спортом построено совершенно по другому принципу. Теперь Вы снова в России, но спорт здесь уже совсем не в таком фаворе, как прежде. Вы почувствовали, что называется, "на своей шкуре" три разных типа государственного отношения к спорту, три совершенно различные модели управления спортом. В чем, на Ваш взгляд, их разница? Какая из них наиболее комфортна для спортсмена? И, если смотреть на это с точки зрения главы Госкомспорта, какая из них наиболее эффективна?

Вячеслав Фетисов: Что лучше для спортсмена? Ну, наверное, если смотреть с точки зрения достижения результата, для спортсмена идеальной была советская модель. Идеальные условия, полные стадионы, поддержка государства. В то время на спорт высших достижений тратились миллиарды рублей, потому что для советской системы это был один из немногих козырей на международной арене. Чем еще мы могли тогда похвастаться? Хоккей, космос, балет и цирк - вот все, что у нас было, потому и денег не жалели. Про зарплаты спортсменов мы не будем говорить - заработков не было нормальных, поездками компенсировали. Правила были жесткие, платили только за победу, проиграл - ничего не получил. Нет, конечно, если сравнивать со средним человеком, спортсмены жили хорошо, особенно в нашем виде спорта, просто система компенсаций была соответствующая - квартира, холодильник, телевизор, видеомагнитофон... Не стоит забывать и о том, что спорт был тогда идеологизирован, как нигде больше спортивные победы были доказательством триумфа идеологии, поэтому спортсменов ориентировали только на победу, и они готовы были драться за нее любой ценой. На Западе, безусловно, победа для спортсмена не менее важна, однако там равно уважают и победителей, и побежденных.

Для тренера советская модель тоже была идеальной: тотальный контроль над командой, железное управление, масса рычагов воздействия на спортсмена - снял зарплату, не дал квартиру, не дал новую машину и т. д. Механизмов было достаточно, чтобы управлять, плюс полноценное питание для спортсменов, непрерывные тренировки и полная концентрация и ориентация на достижение результатов. Не говоря уже о том, что в такой, например, команде, как ЦСКА, у тренера была прекрасная возможность выбирать лучших спортсменов из других армейских команд (равно как и "ссылать" неугодных в провинциальные команды). На Западе тренеры находятся в совершенно другой ситуации: полная независимость, спортсмены зарабатывают больше, чем тренеры, и за счет авторитарного давления спортсменом управлять невозможно. Это можно делать только за счет знаний и мастерства, особенно психологического мастерства, ведь спортивные методики одинаковы и всем известны. Поэтому тренер должен быть в первую очередь хорошим психологом, но, кроме того, он должен уметь добиваться результатов: не сможет он справиться с поставленной задачей, его просто уволят.

E-xecutive: Тем не менее, советская административная модель управления спортом, которая была эффективна прежде, оказалась неэффективна, как только к спорту в мире начали подходить как к бизнесу.

В.Ф.: Но спорт и раньше был в мире бизнесом. Можно даже взять такую страну, как Советский Союз, хотя здесь официально спорт и не был бизнесом, но на самом деле деньги на спорте огромные зарабатывались. Другое дело, куда все это шло. Я думаю, это была своеобразная копилка такая...

E-xecutive: Копилка без дна?

В.Ф.: Я имею в виду нечто наподобие "черной кассы", потому что она не проверялась. Я помню, как мы таскали хоккейными мешками подарки в ЦК и т. д. Никто не знал, сколько зарабатывает команда, куда это идет. Но бизнесом спорт был (правда, мы его не называли бизнесом), потому что стадионы всегда были полные, телевидение показывало спорт постоянно, спортивные сооружения новые строились, - это был настоящий бизнес, только социалистический. Я думаю, он, в определенном смысле, тогда даже больше был бизнесом, чем сейчас.

E-xecutive:Тем не менее эта модель рухнула, в отдельных видах спорта мы еще завоевываем какие-то медали, но рухнула вся пирамида от массового спорта до спорта высших достижений, доказав таким образом всю неэффективность этой спортивной системы...

В.Ф.: Да, мы еще по инерции что-то получаем. Фактически, если говорить о зимних видах спорта, в которых мы были традиционно сильны, мы сейчас можем завоевывать медали только по нескольким видам спорта: это лыжи с биатлоном, фигурное катание, коньки (достаточно проблематично), ну и, может, еще хоккей. На самом деле, один из главных вопросов сегодня - материально-техническая база спорта, которая давно уже устарела. Во многих российских детско-юношеских спортивных школах, которые являются "кузницей кадров" для большого спорта, оборудование и инвентарь не менялись более 20 лет. Даже на основных спортивных базах, где тренируются сборные команды России, оборудование не обновлялось долгое время. Спортивные сооружения, построенные в стране на протяжении последних 10 лет, можно сосчитать буквально по пальцам. Что уж тогда говорить о дворовых спортивных площадках и хоккейных коробках, место которых давно уже заняли гаражи?

Во всем мире лучше всего развивается, имеет больший шанс на медали тот вид спорта, который имеет какую-то массовость, а у нас наоборот - мы реагируем и начинаем массово развивать тот или иной вид спорта потому, что он стал олимпийским. Это совершенно неправильный подход, однако у нас пока сложно развивать новые виды спорта - нет инвентаря, нет методик, нет тренеров. А традиционные виды спорта еще имеют какой-то результат лишь по инерции. С другой стороны, в том же фигурном катании, например, все наши лучшие фигуристы катаются в Америке, тренируются там в идеальных условиях, у них стимул есть: если они удачно выступают за Россию на Олимпийских играх, завоевывают медали, у них там жизнь обеспечена, они выступают в американских шоу, зарабатывают деньги.

E-xecutive: Зарабатывают там деньги не только фигуристы, но и тренеры. Соревнования фигуристов на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити наглядно продемонстрировали, насколько сильна российская тренерская школа хотя бы даже в одном только этом виде спорта: между собой соревновались не страны, а зачастую подопечные одних и тех же российских тренеров, представлявшие разные страны. При этом сами тренеры говорили, что они готовы тренировать российских спортсменов, но за рубежом, поскольку в России нет для этого достойных условий. Если я не ошибаюсь, за границей сегодня работают порядка 20 тыс. российских тренеров по различным видам спорта и тренируют сильнейшие сборные мира. Что необходимо для того, чтобы вернуть российским тренерам и спортсменам интерес к работе в России?

В.Ф.: С тренерами действительно дело обстоит сложно. Только институты физкультуры готовят и выпускают каждый год около 5 тыс. тренеров и преподавателей физкультуры, но в отрасли остаются всего около 20%, остальные уходят. Это связано с низкой зарплатой, отсутствием необходимых условий, специфическими сложностями профессии. Действительно, огромное количество наших тренеров работает сегодня за границей, и мы сейчас прилагаем серьезные усилия для того, чтобы их вернуть. Как вы знаете, с 1 июля 2002 года спортсменам и тренерам начали выплачивать президентские стипендии в размере 15 тыс. рублей, это распространялось на небольшую группу людей - всего 500 спортсменов и 500 тренеров, но с 1 января нынешнего года эти деньги будут платить всем спортсменам-олимпийцам. Они уже не надеялись, что о них когда-нибудь вспомнят. Эти стипендии также теперь будут получать и тренеры, но нам необходимо, помимо этого, создать систему компенсаций тренерам за подготовку спортсменов, включая туда детских тренеров. Пусть по западным меркам это деньги не такие большие, но по российским, тем более, если учесть, какие деньги получают тренеры в регионах, это будет стимулировать людей. Еще один из механизмов для возвращения специалистов на родину - создание условий для работы, предоставление квартир тренерам. Я думаю, если удастся это сделать, можно будет вернуть людей. Я со многими общался на Западе, люди уехали в свое время из-за нищенской зарплаты, и те настоящие тренеры, кто ехал за куском хлеба, заработав его, хотят работать на результат. Ведь мало кого из наших тренеров, работающих в той же Америке, подпустят на первые позиции, и они, отдаваясь делу, не получают того удовлетворения, того морального вознаграждения, которое тренеру просто необходимо. Так что при определенных условиях они могут вернуться обратно.

E-xecutive: А что нужно для того, чтобы в международных спортивных организациях Россию начали воспринимать как равного если не партнера, то хотя бы соперника? Ведь олимпийский антидопинговый скандал показал, что защищать наших спортсменов на международном уровне некому, а сама Россия сделать это не в состоянии.

В.Ф.: Вы помните, наверное, что в советское время Госкомспорт имел даже больше международных связей, чем МИД, государство полностью контролировало этот процесс, поскольку спорт - это действительно политика. Если на каких-то международных соревнованиях возникает очередной скандал, это неминуемо негативно отражается на имидже страны, которую представляет спортсмен. В свое время представительство России в международных спортивных организациях было отдано Олимпийскому комитету, который с успехом всю эту работу и провалил. Где-то через месяц с небольшим после того, как я возглавил Госкомспорт, я поехал на совещание министров по спорту европейских стран. Так вот, приехав туда, я понял, что у нас нет ни позиции, ни соратников, ни друзей, у нас даже врагов нет - нас просто игнорируют. Я был в шоке! Посудите сами, в WADA нет ни одного представителя России, несмотря на то, что это страна с великими спортивными традициями. Ни одного! Зато там американцев - 12, канадцев - 11, австралийцев - 10, есть немцы, китайцы и представители всех тех стран, с которыми мы боремся за медали. Главным вопросом совещания была антидопинговая проблематика, мне подготовили доклад по ситуации в этой области, и, наверное, в свете продолжающегося олимпийского антидопингового скандала от меня ждали какого-то другого выступления, но я встал и сказал: "Мы тут красивые слова говорим о том, что у нас fairplay, что мы собираемся строить международную спортивную семью... Мне бы не хотелось произносить сегодня такие слова, как "дискриминация" или "неуважение к России", однако ничего другого мне не остается. Страна, которая воспитала 700 с лишним олимпийских чемпионов, страна, которая имеет огромные традиции спортивных побед, здесь попросту игнорируется. Если вы посчитаете, сколько у всех ваших стран, вместе взятых, медалей, то окажется, что это будет ненамного больше, чем у одной России. Поэтому я считаю, что Россия должна иметь представительство в международных спортивных организациях, а точнее - в их руководящих органах. В противном случае бессмысленно говорить о честной игре". Конечно, все присутствующие были в недоумении, такого они от России давно не слышали и не ожидали услышать. Кроме того, я предложил продолжить обсуждение этих проблем в Москве.

В результате в начале декабря в Москве при поддержке правительства было проведено V совещание Международной межправительственной консультационной группы по вопросам антидопинга в спорте. А до этой встречи нами была проведена серьезная работа со странами СНГ, с некоторыми странами Восточной Европы, поскольку для нас сегодня политически очень важно объединяться в этом вопросе, вырабатывать общие позиции. Потому что даже если собрать только 15 бывших республик - это уже пул, который может себя грамотно позиционировать, лоббировать свои интересы в международных организациях. И, надо сказать, такого давно не было, чтобы страны СНГ выступили единым фронтом. Я переговорил с представителями всех хоккейных стран и за счет своего авторитета склонил их к тому, чтобы внести в протокол требование России о предоставлении одного места в исполкоме WADA странам Восточной Европы, от которых там тоже нет ни одного представителя. Вроде все проголосовали "за", однако, когда печатался протокол, этот пункт опять пропустили. Пришлось снова воевать, и только после этого мы получили нужную нам формулировку. И в конце совещания президент Всемирного антидопингового агентства Дик Паунд заявил о том, что он поддерживает инициативу России и для того, чтобы поднять авторитет этой организации, предлагает включить меня в ее состав. Это вообще небывалый случай, если бы месяцем ранее кто-то сказал, что Паунд способен так высказаться, никто бы не поверил.

Так что работа сегодня ведется очень серьезная, во всех международных общественных организациях, в международных федерациях по видам спорта мы заявляем нашу позицию. Я несколько раз встречался с президентом МОК Жаком Рогге, с Самаранчем, их тоже волнует ситуация в России, потому что без сильной спортивной России интерес к любым соревнованиям моментально падает. Я побывал уже в нескольких крупных спортивных странах, внимательно изучил их систему управления спортом, посмотрел, как у них формируется бюджет, как они привлекают внебюджетные средства на развитие спорта, какой процент инвестируется в строительство спортивных объектов, какой идет на развитие детского спорта, какой - на спорт высших достижений, профессиональный спорт. Есть еще целый пласт работы, которую необходимо поднимать, - это спортивная наука, спортивная медицина, на их развитие нужен огромный бюджет, а без них полноценное развитие спортивной индустрии в стране невозможно.

Недавно в необычной обстановке был подписан меморандум о сотрудничестве в области спорта с госсекретарем Канады по делам непрофессионального спорта. Он собирался сюда на конференцию на полтора дня, позвонил мне и предложил поиграть в хоккей, мы организовали команду, и, чтобы не терять время, я предложил ему подписать договор прямо на льду. Так и подписывали - в хоккейной форме, с клюшками. В канадских СМИ резонанс был колоссальный, у нас это не так громко прошло. Так что, как видите, мы стараемся делать что-то неординарное, чтобы привлечь внимание к проблемам российского спорта.

E-xecutive: Как Вы считаете, что мы можем взять в наш спорт из западной модели управления, что оставить из старой советской модели и можно ли вообще эти модели совместить?

В.Ф.: В принципе, есть всего две-три модели государственного управления спортом. Во Франции, например, государственное управление спортом. Финансирование и поддержка спорта в этой стране - одна из главных общенациональных задач. Общественные организации играют второстепенную роль, они находятся под полным контролем государства, в конце каждого года они отчитываются и защищают свои бюджеты на следующий год, там все прозрачно и ясно, что происходит. Китайская модель аналогична советской. Там широко развита система спортивных школ, по последним данным, порядка 100 млн мальчишек и девчонок занимаются в детских спортивных школах по современным методикам. Спортивный бюджет Китая составляет порядка $3-4 млрд, то есть это значимая отрасль экономики. В Америке спорт - это серьезный бизнес. Не секрет, что самая дорогая реклама - это реклама во время спортивных соревнований. Когда показывают супербол (американский футбол), экономика Америки зарабатывает по средним подсчетам порядка $2 млрд за один уик-энд. Потому что это праздник для всего народа, люди к нему готовятся: собирается компания, скупает все пиво в Америке, закупает сосиски... Бары, рестораны, магазины - все готовятся, продается вся необходимая атрибутика: открытки, футболки, бейсболки, значки с эмблемами команд, - и вся Америка смотрит супербол. Неделю перед матчем обсуждают, у кого из игроков какие проблемы со здоровьем, потом неделю обсуждают результаты. У нас так не относятся ни к одному спортивному мероприятию.

Конечно, в той ситуации, которую мы сегодня имеем, спорт существовать не может. Что можно взять из западной модели? Что касается финансов, мы сейчас действуем примерно по такой же схеме. Госкомспорт полностью контролирует финансовую ситуацию, на федерации по видам спорта спускаются лимиты, оттуда приходит в конце года план действий, мы его согласовываем, утверждаем им календарь. Некоторые федерации финансируются на 100%, некоторые - в зависимости от того, сколько они способны заработать сами. На сегодняшний день многие федерации подписали с Госкомспортом договоры о финансировании и передали нам право на проведение соревнований, чего раньше никогда не было - каждый старался проводить соревнования сам, бегал, добывал деньги. Сейчас у нас есть "пакет" соревнований, который мы можем предложить тем же спонсорам, чтобы им это было интересно. Так что с федерациями у нас уже налажен рабочий контакт.

Что касается подготовки спортсменов, первый вопрос, который мы подняли во время встреч с Олимпийским комитетом и с федерациями по видам спорта, - это вопрос о том, что такое олимпийская подготовка. Это 4-летний цикл или "тушение пожара" в последний месяц перед Олимпиадой? Раньше было именно так. Все согласны с тем, что подготовка к Олимпиаде - это 4-летний цикл, и именно, исходя из этого, сегодня федерации работают с командами, с тренерами, готовят спортсменов. В бюджет 2003 года впервые отдельными строками включены такие статьи расходов, как экипировка сборных команд (от юношеских до главных), переоборудование основных спортивных баз.

Главное, я думаю, что необходимо взять из западной модели, - это отношение государства к спорту как к индустрии, как к значимой отрасли экономики, которая может и должна приносить доход. И первое, что необходимо сегодня сделать для того, чтобы этого достичь, - это разделить профессиональный спорт, спорт высших достижений и спорт массовый. Профессиональные команды сегодня финансируются из местных бюджетов, и это неправильно, поскольку это отрывает средства от массового спорта. Профессиональный спорт - это тот спорт, который должен зарабатывать самостоятельно, стать бизнесом. Спорту высших достижений государство должно обеспечивать финансовую поддержку в области развития материально-технической базы, осуществлять финансирование олимпийской подготовки спортсменов. Так что в ближайшие годы нам предстоит создать базу, на основе которой сможет развиваться спорт высших достижений. Серьезные усилия придется предпринять и в области массового спорта, и в области спорта детско-юношеского. Не говоря уже о том, что это основная составляющая, которая питает спортивную элиту, это еще и здоровье нации. И здесь не обойтись без пропаганды спорта и здорового образа жизни. Мне не нравится это слово, но оно наиболее точно характеризует то, в какую сторону должны быть направлены наши усилия: помимо того, что о спорте нужно рассказывать, нужно создавать новые спортивные программы, возрождать детские спортивные программы, связанные с играми, такие как "Мама, папа, я - спортивная семья", "Веселые старты". Занятия спортом должны стать модными.

E-xecutive: Вы говорите о разграничении профессионального спорта, спорта высших достижений и спорта массового, но профессиональный спорт, спорт высших достижений предполагают серьезную коммерческую составляющую. При этом у нас в спорте пока не так много профессиональных менеджеров высшего звена, способных грамотно управлять финансовыми ресурсами, и на недавней конференции "Развитие и инвестиции в спортивной индустрии" практически каждый выступающий это подчеркивал. В связи с этим, не опасаетесь ли вы коммерциализации спорта? Ведь привлечь инвестиции в отрасль - это еще не главное, нужно еще научиться грамотно ими управлять.

В.Ф.: В основном инвестиции пока идут в командные виды спорта, такие как футбол, хоккей, сюда же можно отнести фигурное катание - это особенность России, у нас именно эти виды спорта наиболее популярны. Но при определенных условиях деньги пойдут и в другие виды спорта, я думаю, это уже необратимый процесс. А что касается хороших менеджеров, то их не хватает везде. Вы же знаете, есть менеджеры, которые могут создать компанию с нуля, а есть такие, которые могут развалить серьезную сложившуюся организацию, и примеров тому масса. Если говорить о спорте как об индустрии, то здесь, конечно, необходимы и спортивные менеджеры, и спортивные юристы, и специалисты по спортивному маркетингу. Госкомспорт уже выдвинул инициативу о подготовке менеджеров соответствующих специализаций, есть академии, которые готовят спортивных менеджеров.

E-xecutive: Но сколько на это потребуется времени?

В.Ф.: Если сегодня заняться этим вплотную, то, я думаю, через несколько лет мы сможем получить квалифицированных менеджеров, вооруженных не только институтскими знаниями, но и на практике изучивших, как работает этот механизм, скажем, в той же Америке, в других крупных спортивных странах.

E-xecutive: Но для того, чтобы менеджеры пошли в спорт, он должен еще сам стать привлекателен для них - как профессия, как точка приложения сил. Получается замкнутый круг: пока нет менеджеров, невозможно полноценно развивать спорт как отрасль, пока он как отрасль полноценно не развивается, менеджеру неинтересно туда идти. Как из этого замкнутого круга вырваться?

В.Ф.: Конечно, для того, чтобы сделать сегодня такой шаг, нужно иметь определенный характер, уметь мыслить на перспективу, уметь идти на риск. Но идут же люди работать в компании, которые имеют только идеи и перспективы? Идут. Так и здесь. Естественно, менеджер не будет работать бесплатно, он будет, помимо зарплаты, иметь определенный компенсационный пакет. Вот вам пример: Лу Ламорелло, один из лучших менеджеров Северной Америки, который привез меня в свое время в НХЛ. Он был президентом и генеральным менеджером команды NewJerseyDevils, за хорошую работу хозяин команды каждый сезон давал ему процент, в результате за время работы в этой команде у Ламорелло набежало 15%, и когда два года назад хозяин продал команду за $175 млн, менеджер, помимо зарплаты, получил еще 26 с лишним миллионов. Потому что это был человек, который поднял бизнес, он заработал эти деньги: команда, которая была куплена за $18 млн и до прихода Ламорелло считалась аутсайдером Лиги, его усилиями за 10 лет выросла в цене до $175 млн. Конечно, хозяин мог сэкономить и держать менеджера на одной зарплате, но он понимал, что если человек будут заинтересован в том, чтобы бизнес рос, он приложит для этого все силы. И он не прогадал - команда стала одной из сильнейших в Лиге и дважды завоевала Кубок Стэнли. А Ламорелло в результате новым хозяином команды был оставлен на той же должности и работает на тех условиях, которые сам продиктовал.

E-xecutive: Вы думаете, у нас в спорте возможны в будущем подобные формы поощрения?

В.Ф.: А почему бы нет? Может быть, поначалу не в такой степени, но надо же поощрять людей. А по поводу привлекательности спорта - интерес к нему все-таки есть, и серьезный. Вот вам пример: спортивный канал, о создании которого мы сейчас говорим. Ведь телевидение - это один из главных участников спортивного бизнеса, а у нас сейчас на телевидении практически нет спортивных передач. Что, ждать, пока все раскрутится, а потом подключать телевидение или начинать вместе создавать бизнес, который в итоге вырастет в гигантскую индустрию? Нашлись люди, которые готовы рискнуть вместе с нами, и я уверен, что они не прогадают.

E-xecutive: Да, у нас нет спорта на телевидении, я согласна, один только факт того, что наши зрители не увидели, как россияне завоевали Кубок Дэвиса, говорит о многом. Но есть платные каналы - например, на "НТВ+". Ведь на Западе, насколько я знаю, спортивные каналы не являются государственными, они практически все платные, а Вы говорите о создании государственного спортивного канала.

В.Ф.: Правильно, но на Западе несколько другая ситуация: там телевидение платит командам за показ, а здесь наоборот - команды платят телевидению за то, чтобы их показали. Это совершенно разные вещи, и при таком подходе формирование полноценной спортивной индустрии практически невозможно. Я думаю, на сегодняшний момент создание государственного спортивного канала - это единственный выход из ситуации. Потом это все может трансформироваться, но сейчас кто-то должен первым сделать шаг вперед для того, чтобы начать создавать спортивную индустрию. Появится телевидение - придет спонсор, придет спонсор - придет болельщик, придет болельщик - придут дети, придут дети - надо будет идти в магазин, покупать кроссовки, спортивную форму, клюшки, коньки и т. д.

E-xecutive: Какой, на Ваш взгляд, должна быть государственная политика в области спорта и какими в рамках этой госполитики должны быть взаимоотношения между Госкомспортом и такими организациями, как Олимпийский комитет и федерации по различным видам спорта? Пока, к сожалению, складывается такое впечатление (последняя Олимпиада и последовавшие за ней события это подтверждают), что между этими организациями единства нет и на согласованные действия они не способны.

В.Ф.: В российской Конституции записано, что каждый человек имеет право заниматься спортом. На то, чтобы реализовать это право, и должна быть нацелена государственная политика в спорте. А если конкретнее, я считаю, что задача государства - создать условия. Если государство само не может вкладывать деньги в строительство спортсооружений и развитие спорта, значит, оно должно создать условия для того, чтобы это было интересно делать инвестору. Естественно, международная политика в спорте должна быть государственной, чтобы нам не стыдно было потом за то, как относятся к нашим спортсменам на международных соревнованиях.

А что касается общественных спортивных организаций, я могу сказать одно: безнаказанность порождает безответственность. Не может общественная организация быть по статусу выше государственной, а, согласно Закону о спорте от 1999 года, мы имеем сейчас именно такую ситуацию. Поэтому и происходит вся эта неразбериха. Мы сейчас предложили новую систему - государственно-общественную организацию, которая объединит и Госкомспорт, и Олимпийский комитет, и федерации. Это даст возможность консолидировать усилия государства и общественных организаций в области спорта, наладить четкое взаимодействие между всеми этими субъектами. По крайней мере, пока не будет принят новый грамотный закон о спорте, у нас другого способа объединить эти усилия нет.

E-xecutive: Когда, Вы полагаете, может быть принят этот закон?

В.Ф.: Сегодня все понимают, что без нормального закона дальнейшее развитие спорта невозможно - это было озвучено на Совете при президенте. Я думаю, при понимании депутатов, при поддержке президента за полгода подобный закон можно принять. Со своей стороны Госкомспорт необходимые предложения уже внес.

E-xecutive: Насколько я понимаю, Вы намерены инициировать и какие-то законодательные документы по поводу спонсорской деятельности? Ведь при том законодательстве, которое мы имеем, ожидать активности спонсоров бессмысленно.

В.Ф.: Да, ситуацию необходимо менять, должен быть закон о спонсорстве, и тогда деньги появятся сразу. У нас сейчас спонсоров привлечь очень сложно, поскольку на спонсорские деньги есть еще НДС. В результате только во время Олимпиады на НДС спонсоры потеряли порядка $800 тыс. А как проводить соревнования без спонсоров? На Западе спонсорство дает в среднем порядка 60% поступлений в спорт, мы же собираем по крохам.

E-xecutive: Как это должно быть в идеале?

В.Ф.: Я думаю, в идеале это может быть так: стадион построил, объект спортивный передал городу - с этих денег ты не платишь налог. Так, по крайней мере, устроено во многих спортивных странах. У нас налоговые льготы - тема запрещенная, хотя, на мой взгляд, в данной ситуации это единственно возможный вариант. Если мы не урегулируем законодательно вопросы спонсорства, нечего говорить о развитии спортивной индустрии.

E-xecutive: В какую сумму Вы можете оценить сегодня потребности российского спорта, включая спорт высших достижений, массовый спорт?

В.Ф.: Столько, сколько сегодня нужно российскому спорту, государство дать не в состоянии, но если удастся принять закон о спонсорстве и урегулировать некоторые другие вопросы, нам будет легче привлекать эти инвестиции самим. На Совете при президенте шла речь о создании и обновлении материально-технической базы. В ходе формирования бюджета мы получили из регионов заявки на строительство и ремонт спортсооружений - дворцов спорта, стадионов, катков и т. д. - в общей сложности на 19 млрд рублей. В правительстве нам сказали, что это слишком много и урезали цифру до 9 млрд рублей. Далее эта цифра все уменьшалась и уменьшалась, правительство обещало нам, что строчка бюджета на строительство и ремонт спортсооружений составит 1,9 млрд, а получили мы в итоге 380 млн. При этом наш бюджет на следующий год составляет 4,2 млрд рублей, однако, сколько тратится на спорт на местах, мы пока не знаем. Точно так же, как не знаем пока точно, что у нас конкретно есть в наличии, ведь помимо спорта государственного есть еще спорт муниципальный, ведомственный, а там свои потребности и свои бюджеты. Вот когда мы все эти данные обобщим, систематизируем все это спортивное хозяйство (а этим мы сейчас занимаемся вплотную), картина существенно прояснится.

E-xecutive: Насколько я понимаю, основные потребности все-таки - это поддержание и обновление материально-технической базы?

В.Ф.: Не только. Мы проводим календарь игр - из 4,2 млрд руб. в 2003 году 2,5 млрд у нас уйдет на проведение соревнований.

E-xecutive: Как Вы считаете, при той стратегии, которую Вы сейчас выстраиваете, через 10-12 лет есть шанс у российского спорта стать одной из главных составляющих экономики? Выйти, скажем, в пятерку лидеров по капитализации, по объемам привлекаемых ресурсов?

В.Ф.: Если правильно все построить, если нам удастся сделать все, что мы задумали, я думаю, это вполне возможно.

E-xecutive: Как профессиональный хоккеист, Вы привыкли играть в команде и понимаете, что один, даже самый суперпрофессиональный игрок не может изменить ход игры, если команда не настроена на победу и каждый играет за себя. Какой должна быть Ваша команда, чтобы совершить прорыв? Какими должны быть личные и профессиональные качества людей, отвечающих за спорт в стране?

В.Ф.: Личные качества, наверное, в бизнесе не должны иметь значения. А что касается качеств профессиональных, то профессионал должен знать свое дело, выкладываться максимально, уметь работать на результат и отвечать за этот результат. Здесь нужны люди, которые владеют системным подходом к решению задач, способны мыслить на перспективу, умеют разрабатывать стратегию и, в соответствии с этой стратегией, давать задания команде, которая будет этот план осуществлять.

E-xecutive: То есть опять мы возвращаемся к вопросу о нехватке профессиональных менеджеров в спорте.

В.Ф.: Конечно. Пока, к сожалению, от этого никуда не деться.

E-xecutive: Задача защитника в хоккее - прервать атаку противника и вывести свою команду на ударный бросок. Вашу игру всегда отличал точный первый пас - и в ЦСКА, и в сборной, и в НХЛ. Кому бы Вы хотели отдать пас, чтобы атака, которую Вы сегодня ведете, завершилась успешно?

В.Ф.: Первый пас... Сложный вопрос. Блуждающему форварду отдал бы. Есть еще один термин хоккейный - защитник атакующего плана...

E-xecutive: То есть, Вы хотите вести атаку в одиночку? Ведь это Вы - защитник атакующего плана.

В.Ф.: Понимаете, первый пас отдается тому, кто уходит в отрыв, у кого ситуация лучше, кто готов забить...

E-xecutive: Кому в хоккее отдается первый пас, я знаю. Я еще помню, что такое ларионовская пятерка. Я говорю о нынешней ситуации в Госкомспорте и в российском спорте вообще. Кто сейчас уходит в отрыв?

В.Ф.: Первый пас можно отдать и ближнему, здесь не все так однозначно, как кажется. Все зависит от ситуации: или она сложилась спонтанно, или это наигранная система, которая отрабатывается на тренировках. Для того, чтобы суметь правильно отдать первый пас, надо уметь видеть, что происходит на площадке, кто отвлекает противника, кто когда открывается, чтобы этот пас пришелся на клюшку именно тому, кому нужно... Вот и выходит, что мы опять говорим о создании команды. Создать хорошую команду грамотных, умных, по-хорошему амбициозных людей - это сложная задача, а сделать так, чтобы каждый из них работал на команду, на общий результат, еще сложнее. Поэтому я бы сказал, что пока идут тяжелые, напряженные тренировки в поисках оптимального состава, но о первом пасе, наверное, пока говорить еще рано.

Беседу вела Светлана Карташова
14.01.2003
http://www.rossport.ru/xml/t/mainr.xml?nic=press&mid=41&pid=298&lang=ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован