02 июля 2002
947

Вячеслав Лебедев: Кодекс чести

                Андрей Камакин, Владимир Новиков (фото)

"Разве я сказал, что судебных ошибок нет? Но ведь на то и существуют вышестоящие судебные инстанции. Важно, чтобы судебная ошибка была вовремя исправлена", - считает председатель Верховного суда России Вячеслав Ледебев.  С понедельника для судов и правоохранительных органов России началась новая жизнь: 1 июля вступил в силу новый Уголовно-процессуальный кодекс, кардинально меняющий отношения между гражданином и Фемидой.  По мнению разработчиков кодекса, ключевым достоинством нового УПК является реальная защита интересов граждан. О готовности судебной системы страны к переходу на новые правовые стандарты в интервью "Итогам" рассказывает председатель Верховного Суда России Вячеслав Лебедев.

Вячеслав Михайлович, какие особенности нового УПК вы считаете наиболее важными?

Новый УПК во многом изменил роль суда и положение органов, осуществляющих уголовное преследование. С одной стороны, расширены возможности суда в том, что касается рассмотрения дела, повышена его роль в защите конституционных прав граждан, установлен судебный контроль за производством процессуальных действий правоограничительного характера (арест, содержание под стражей, прослушивание телефонных переговоров и т. д.). С другой - существенно ограничены возможности суда по исправлению ошибок и нарушений, допущенных на стадии предварительного следствия. Более полно реализуется принцип состязательности сторон, что означает равенство участников уголовного процесса. Еще одна особенность - кодекс не допускает "поворота к худшему".



Что это значит?

Надзорной судебной инстанции запрещается отменять приговор за мягкостью наказания. Если суд вынес оправдательный приговор и он вступил в законную силу, отменить его в порядке надзора будет уже невозможно. Кроме того, суд связан позицией государственного обвинителя в процессе: если он отказывается от обвинения или изменяет его в сторону смягчения, суд не имеет права не согласиться с его позицией.



Я правильно понял, что с рядом нововведений вы не согласны?

Судьи - правоприменители. Теперь, когда УПК стал законом, мы не можем говорить, согласны мы с ним или нет. Однако в ходе применения нового УПК может возникнуть вопрос: соответствуют ли Конституции те или иные его положения? В этом случае суд любой инстанции вправе поставить такой вопрос перед Конституционным судом. Дискуссий по проекту УПК было немало, да и сегодня еще звучат вопросы в отношении некоторых его положений. Судебная практика покажет, насколько состоятельны имеющиеся опасения.



Насколько неожиданным для вас было решение Конституционного суда о снятии "отсрочки" для норм УПК, вводящих судебную санкцию на арест?

Оно не было для меня неожиданным. Я и большинство судей со дня вступления в силу Конституции РФ придерживались позиции, что эта конституционная норма должна быть введена как можно быстрее. Переходные положения, которые растянулись почти на 9 лет, согласитесь, ограничивали права человека и гражданина. Зная о том, что такое ходатайство поступило в Конституционный суд, я был уверен в том, что будет принято единственно правильное решение.



Есть мнение, и оно достаточно широко представлено, что судебная и правоохранительные системы России, да и общество в целом, не готовы к столь стремительному прорыву страны к мировым правовым стандартам.

Да, есть такая точка зрения у некоторых граждан и должностных лиц. Ну и что дальше? Забыть про права человека в России? Ждать, когда созреет общество? И потом, что значит "готово" общество или "не готово"? Так рассуждать нельзя.

 

В подтверждение приводится аргумент, что либерализация уголовной юстиции станет существенным подспорьем для криминального элемента. В условиях разгула преступности надо, мол, напротив, "закручивать гайки".

 

- Это довольно популистская позиция. Пожалуй, в прежние времена преступности было меньше. Но ведь Россия выбрала путь демократического развития, создания правового государства. Следовательно, проблема в другом - нужно устранять причины преступности, совершенствовать гарантии защиты прав человека и гражданина. Должен действовать принцип неотвратимости ответственности, когда все дела доходят до суда и в суде публично, прозрачно разрешаются.



Но справятся ли суды с потоком ходатайств правоохранительных органов о санкции на арест? От иных прогнозов веет холодом "лета 53-го"...

Да, можно слышать, что чуть ли не мир остановится, наступит полный беспредел. Но у нас достаточно подготовленный судейский корпус. Мы рассматриваем сложнейшие уголовные и гражданские дела, а с 1991 года, на протяжении уже 11 лет, суды рассматривают жалобы на незаконность и необоснованность применения меры пресечения в виде заключения под стражу и продления срока ареста. Так что опыт у судей есть. Да, возможны ошибки, но не "холодное лето 53-го".



Будет ли сделано исключение для такого специфического региона, как Чечня? Задержанных в горах боевиков непросто будет доставить в суд в течение 48 часов.

- Никаких исключений в отношении судопроизводства на территории Чеченской Республики в УПК нет. У нас там нормальные суды, они рассматривают достаточно много и уголовных, и гражданских дел. И хорошо рассматривают. Судейский корпус в республике сформирован на основании моего приказа из числа судей, которые пребывали в отставке. С осени этого года чеченские судьи всех уровней будут назначаться в таком же порядке, как и во всех субъектах Российской Федерации.



До недавнего времени на одного российского судью приходилось в среднем в год около 500 уголовных и гражданских дел и более 150 материалов об административных правонарушениях. Насколько возрастет нагрузка со вступлением в силу нового УПК?

Естественно, нагрузка возрастет. А потому, как только был принят УПК, мы сразу же обратились в Государственную думу с предложениями о внесении изменений в закон о бюджете на 2002 год. Мы просили уже в этом году увеличить штатную численность судей до трех тысяч единиц и работников аппарата судов - до 6 тысяч единиц. Надеюсь, эта инициатива встретит понимание. Ожидаем также увеличения ассигнований и на будущий год, поскольку с 1 января 2003 года согласно закону о введении в действие нового УПК на всей территории страны вводятся суды с участием присяжных заседателей.



В спорах о том, насколько они подходят для России, также сломано немало копий.

Можно спорить, хорош ли этот суд, в полной ли мере объективен и беспристрастен, но нельзя забывать главное - это конституционная норма. Мы потеряли много времени с ее реализацией.



Суды готовы к этой процедуре?

Мы разработали специальную программу подготовки судей, которые будут рассматривать дела в суде присяжных. Конечно, большое значение будет иметь опыт судьи. Из людей, попавших в случайную выборку, ему предстоит формировать жюри, отбирая тех, кто объективен и беспристрастен. Очень важно также то, как будет составлен опросный лист, какое напутственное слово произнесет судья присяжным заседателям, перед тем как они удалятся для вынесения вердикта...



Не получится ли так, как уже случалось: высокие правовые стандарты и реальная жизнь правоохранительных органов будут существовать сами по себе, не пересекаясь. Иными словами, есть ли опасность саботажа правовой реформы?

Думается, те, кто имеет такую мысль, быстро расстанутся с ней после того, как начнется рассмотрение дел в судах. Новый УПК предъявляет более жесткие требования к соблюдению закона при получении доказательств. По ранее действовавшему УПК суд мог возвратить дело на дополнительное расследование. Теперь таких полномочий у суда нет. Любое доказательство, полученное с нарушением закона, признается недопустимым. К сожалению, в суды нередко поступают уголовные дела, расследованные не только неполно и односторонне, но и с нарушением установленной законом процедуры. При таком положении вещей, если не будут приняты кардинальные меры по повышению качества предварительного расследования и прокурорского надзора на досудебных стадиях процесса, можно прогнозировать значительное увеличение числа оправдательных приговоров.



И все-таки иногда возникает ощущение, что есть некий закон сохранения репрессивного начала в нашей юстиции: если в одном месте убавится, в другом непременно прибудет. Не успел вступить в силу новый, либеральный УПК, как с подачи налоговой полиции в Госдуму вносится законопроект, ужесточающий Уголовный кодекс. Провинившихся налогоплательщиков хотят сажать в тюрьму, лишая права на "деятельное раскаяние".

В демократичном обществе проблемы преступности волевыми приемами не решаются. Нельзя делать поспешные выводы и ужесточать наказания, исходя лишь из того, что количество правонарушений какой-то категории возрастает. Требуется глубокий анализ причин этого роста, в том числе социальных, экономических, политических. Конечно, так работать сложнее. Гораздо проще принять очередной нормативный акт, провести массовую кампанию, чтобы потом объявить во всеуслышание: "Смотрите! Есть подвижки". Но это будут мнимые подвижки... Ну, лишим мы свободы огромное количество людей. И что, разве это хорошо для общества?

 

Возьмем действующий Уголовный кодекс. В последние годы снижается число наказаний в виде штрафа и исправительных работ: часто осужденный не в состоянии заплатить штраф, а государство не может обеспечить его работой. К таким лицам суд вправе применить условное осуждение. Но потом, если он вновь совершает даже незначительное преступление, суд назначает ему наказание в виде лишения свободы. Формально все правильно, а по существу нет. Мы полагаем, что в этой части УК требует корректировки - не должен человек за повторное совершение незначительного преступления переводиться в разряд рецидивистов.



То есть с введением в действие президентского пакета законов по судебно-правовой реформе точка в ней поставлена не будет?

Конечно. Правосудие и дальше будет совершенствоваться. Но нельзя сводить все только к изменениям УК и УПК. Требуется решать всю совокупность проблем, порождающих преступность. Это целый комплекс мер, включающих борьбу с наркоманией, с безработицей, беспризорностью, профилактику правонарушений...



По замыслу авторов реформы венчать ее должно учреждение единого следственного органа - Федеральной службы расследований. Однако по просьбам правоохранительных ведомств с ФСР было решено повременить. Как вы относитесь к этой идее?

Она живет уже более десяти лет. Как добиться качественного, беспристрастного предварительного расследования: путем создания самостоятельной службы либо каким-то другим способом. Главное - необходим высокопрофессиональный следственный аппарат. Конечно, всегда найдутся желающие обвинить во всех бедах суд. Например, когда вынесен оправдательный приговор, назначено недостаточно жесткое или, наоборот, слишком строгое наказание. Мы допускаем, что первое время после вступления в действие нового УПК может быть необоснованная критика в адрес судов.

 

Тем более что у некоторых есть свойство сразу вешать ярлыки. Скажем, некий господин публично заявляет: "Судом допущен правовой нигилизм". У него уточняют: "Вы хоть с делом-то знакомы?" - "Нет, не знаком". - "А приговор читали?" - "Не читал". И несмотря на это, обществу настойчиво внушается мысль, что имела место коррупция. Безусловно, правосудие должно быть открытым, прозрачным, общество вправе обсуждать приговор суда. Но обсуждение должно быть взвешенным, корректным и не оказывать давления на судебные инстанции.



Тем не менее на слуху некоторые, по общему мнению, действительно странные судебные решения. Неужели на вашей памяти не было вердиктов, которые у вас самого вызывали сомнения в том, что судьи руководствовались соображениями закона?

Да, были. Разве я сказал, что судебных ошибок нет? Но ведь на то и существуют вышестоящие судебные инстанции. Важно, чтобы судебная ошибка была вовремя исправлена. Конечно, сегодня, когда по новому УПК запрещен "поворот к худшему", на суд первой инстанции и кассационную инстанцию возложена особенная ответственность. Несправедливый и незаконный оправдательный приговор в порядке надзора отменить уже нельзя. И возмущение общества в таких случаях будет совершенно справедливым.



Немало ваших коллег выступило против изменений в законе о статусе судей, снижающих судейскую неприкосновенность. Насколько актуальна сегодня тема конфликта судьи и закона?

В целом такой проблемы нет, хотя не могу отрицать, что незначительная часть судейского корпуса совершает поступки, позорящие честь и достоинство судьи. Что же касается споров об уровне защищенности судей, то к нам прислушались. То, что реализовано в законах о статусе судей и об органах судейского сообщества, - это совершенно нормально, здесь нам опасаться нечего. Законодательство по-прежнему гарантирует защиту судьи от давления и от провокаций.



Скептики говорят, что пока страна будет бедной, о правовом государстве говорить не приходится...

Здоровая экономика - залог правового государства. С другой стороны, и нормальная, работающая судебная система является предпосылкой экономического развития. Все здесь взаимосвязано.

 

http://www.supcourt.ru/vscourt_detale.php?id=737&w[]=%CB%C5%C1%C5%C4%C5%C2&w[]=%C2%FF%F7%E5%F1%EB%E0%E2

02.07.2002

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован