25 февраля 2007
1627

Выбор президента: встреча Путина с представителями российских партий

Е.АЛЬБАЦ: Добрый вечер, 19.08 и 29 секунд, в эфире радиостанция "Эхо Москвы". Мы вещаем на частоте 91,2 ФМ, и я, Евгения Альбац, начинаю нашу традиционную программу, посвященную главным событиям недели, тем событиям, которые отзовутся и в ближайшие недели, а то и месяцы. Таким событием на этой неделе с тала встреча президента Росси В.Путина с лидерами политических партий, на которой, как сообщали СМИ, президент говорил о проблеме экстремизма и о той угрозе, которую экстремизм представляет для России. Вслед, или последам этой встречи президента с политиками, В.Путин подписал поправки к избирательному закону - поправки, которые запрещают, в том числе, антиагитацию в СМИ, отменяют порог явки, накладывают разные другие ограничения на права граждан избирать и быть избранными. Обо всем этом мы и будем говорить с теми, кто присутствовал ан этой встрече в резиденции президента в Ново-Огарево. Это, прежде всего, Никита Юрьевич Белых, лидер "Союза правых сил".

Н.БЕЛЫХ: Добрый вечер.

Е.АЛЬБАЦ: Я поздравляю вас с замечательной победой в Перми - 16% - мы давно такого результата от демократов не видели. Владимир Вольфович Жириновский, лидер ЛДПР.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Добрый вечер.

Е.АЛЬБАЦ: И Владимир Николаевич Плотников, председатель "Аграрной партии России", здравствуйте.

В.ПЛОТНИКОВ: Здравствуйте.

Е.АЛЬБАЦ: Наши контакты, напоминаю, эфирный пейджер 72566-33, телефоны в студию 783-90-25 - для звонков из Москвы, и 783-90-26 - для звонков из других городов России, из других стран. Код России - 7, код Москвы - 495. Во второй части передачи мы будем выводить ваши звонки в прямой эфир. Хочу сразу сказать участникам передачи, что Михаил Тверской, ученый из Санкт-Петербурга, нам написал: "Большая просьба проследить за соблюдением одинаковой длительности звучания в эфире участников передачи". Дорогие участники передачи - обещаю вам, что я обязательно выполню это пожелание слушателя, и если кто-то будет тянуть одеяло на себя, то наш звукорежиссер будет отключать микрофон. Итак, первый вопрос - пенсионерка Татьяна из Петербурга: "были ли журналисты на этой встрече политиков с президентом? Есть ли стенограмма встречи в СМИ? Если встреча не было освещена достаточно, то как вы к этому относитесь? Что самое интересное было на встрече с вашей точки зрения? Слышал, что Явлинский выступил очень резко - это правда? Что вы об этом думаете?" Отвечу сразу нашей слушательнице, что на официальном сайте президента в Интернете - это "президент.кремлин.ру" есть стенограмма встречи. НО... как бы это правильнее выразиться - стенограмма сильно усеченная - там только вступительное слово президента и выступления лидеров двух прокремлевских партий, как принято уже говорить, "двух ног партии власти" - г-на Миронова, лидера "Справедливой России" и г-на Грызлова, лидера "Единой России". Причем, в духе славного советского времени, кремленологии, нельзя не отметить, что С.Миронову слово было предоставлено первым, поперек батьки из "Единой России". Поэтому, уважаемые гости, вам придется сегодня нам рассказывать то, что не удалось прочитать в стенограмме, на сайте президента РФ. Итак, вы, наверное, знаете, что поправки к избирательному закону крайне непопулярны. Некоторые наблюдатели ожидали даже, что президент отклонит эти поправки. Но случилось то, что случилось - президент, после встречи с вами, подписал эти изменения в избирательной закон. Скажите, вы советовали президенту подписать поправки? Шел ли разговор на встрече на эту тему? Н.Белых?

Н.БЕЛЫХ: По самим поправкам разговора не было, хотя лидеры партий в своих выступлениях касались темы поправок в избирательное законодательство. Но сам формат общения был построен следующим образом - выступали лидеры партий, кто-то 10, кто-то 15 минут, а потом президент комментировал те моменты, которые ему показались наиболее интересными. Видимо, вопросов, касающихся избирательного законодательства, в списке интересующих президента не было. Поэтому каких-то комментариев по этому поводу - может быть, я ошибаюсь, - но, по-моему, комментариев к избирательному законодательству президент не давал, хотя еще раз говорю, так или иначе, вопросы, с вязанные с этими изменениями, упоминались в достаточно большом количестве выступлений.

Е.АЛЬБАЦ: Вы не один раз заявляли, в том числе, в СМИ, что устранение порога минимальной явки, запрет на критику в ходе избирательной кампании - все это фактически означает отмену выборного процесса - вы говорили это президенту?

Н.БЕЛЫХ: Я говорил немножко о другом. Я говорил о том, что нам крайне важно вопросы экстремизма отделять от гражданского протеста. Я говорил. Что гражданский протест, в том числе, связанный с изменением избирательного законодательства, вещь не только возможная, но и крайне полезная. И, соответственно, реакция власти на гражданский протест и на экстремизм должна быть разная - из гражданского протеста власть должна извлекать уроки. И когда я говорил о гражданском протесте, ссылался, прежде всего, на те изменения, которые внесены в избирательное законодательство.

Е.АЛЬБАЦ: Правильно я вас поняла, что вы напрямую президента не спрашивали, и не говорили ему, что поправки, как вы об этом писали в СМИ - к избирательному закону, нарушают, собственно, демократическую процедуру - вы этого президенту не говорили?

Н.БЕЛЫХ: Нет, я этого не говорил.

Е.АЛЬБАЦ: Спасибо, понятно. В.Плотников - скажите, дл вас было неожиданностью, что вслед за встречей президента с вами в Ново-Огарево президент подписал поправки к новому закону?

В.ПЛОТНИКОВ: да я бы эти события вообще не связывал. Одно дело - встреча, сама по себе, которая имеет свое значение, а другое дело - подошел срок, когда по Конституции президент должен подписать, или не подписать поправки в законодательство.

Е.АЛЬБАЦ: Скажите, как ваш избиратель, избиратель "Аграрной партии", относится к этим поправкам?

В.ПЛОТНИКОВ: Ну, по разному. Могу только сказать, что я, как депутат, я не голосовал за эти поправки.

Е.АЛЬБАЦ: То есть, ни за, ни против.

В.ПЛОТНИКОВ: не голосовал, не поддерживал эти поправки, потому что считаю, что это действие неправильное, которое не будет способствовать нормальному, цивилизованному выстраиванию отношений, и вообще политическому развитию. Поэтому я считаю, что и отмена порога явки сегодня - преждевременное решение.

Е.АЛЬБАЦ: Вы голосовали против?

В.ПЛОТНИКОВ: Да, я не голосовал "за".

Е.АЛЬБАЦ: Нет, объясните. Я не понимаю, что такое "не голосовал "за"

В.ПЛОТНИКОВ: Депутаты, которые сидят в зале, принимают это решение. Если они поддерживают эту поправку, то они голосуют "за". А если "против", не голосуют или воздержались - то они не поддерживают.

Е.АЛЬБАЦ: То есть, сидят под кроватью и предпочитают, чтобы кто-нибудь другой за них принимал решение.

В.ПЛОТНИКОВ: Нет, они просто занимают такую позицию.

Е.АЛЬБАЦ: А вы какую позицию занимаете?

В.ПЛОТНИКОВ: Я занимал позицию такую, что я не поддерживал эти поправки, и не поддерживаю сейчас. И считаю, что они преждевременны, и не будут способствовать выстраиванию нормальных цивилизованных процессов в сегодняшней ситуации.

Е.АЛЬБАЦ: Вы эти слова говорили президенту?

В.ПЛОТНИКОВ: Нет.

Е.АЛЬБАЦ: Спасибо большое. Насколько я понимаю, вы поддерживали поправки.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: да, поддерживали, и они абсолютно правильные, и никакой проблемы здесь нет. Порог явки - всегда будет приходить минимум 30%, максимум 70%, поэтому здесь ненужно ни о чем думать. Против всех - ради бога - приходите, и во всем бюллетене всех зачеркивайте. Поэтому никакого давления на выражение воли избирателя, нет абсолютно. Если говорить об экстремизме - об этом шла речь - мы разбирались с законодательством. Тема была одна - об участии партий в противодействии экстремизму. Вот оно сегодня произошло снова. 7 ноября левые вывели на улицу, и сегодня вывели. Они каждый месяц будут выводить, и провоцировать массовые беспорядки в стране. Вы поздравили только что Н.Белых с победой демократов. А вы получите данные из Пермского края - о том, сколько было подкупа избирателей со стороны активистов СПС, и на кого ориентировались демократы от СПС. Они ориентировались на бомжей, на самые низшие слои.

Н.БЕЛЫХ: Видимо, на избирателей ЛДПР,

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Не надо мешать. Мешать не надо. Наш избиратель за нас голосовал - 14%.

Н.БЕЛЫХ: 13.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: не важно - 13,8. Вам все хочется уменьшить. Ведущая уже называет это победой - никакой победы нет. И они единственный регион, где хоть что-то приняли участие. Во всех остальных они вообще участия не принимают, и набирают 3-4%.

Е.АЛЬБАЦ: Владимир Вольфович, правильно я понимаю, что вы не призываете своих сторонников приходить на митинги, демонстрации?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Мы проводим свои митинги строго в формате разрешенных мероприятий. Мы никогда не поведем людей, не заблокируем центр столицы, никогда не будем выкрикивать, или провоцировать людей на революцию. Это делают демократы-реформаторы и левые силы. Это две силы, которые нанесли огромный удар по стране - от октябрьской революции у нас до сих пор сжигают священников - в Тверской области, и горят больницы - там, где лежат больные люди, больные от этого советского режима.

Е.АЛЬБАЦ: Что вы говорили на встрече? Поскольку в стенограмме нет вашего выступления.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Наказывать. Я предлагал жестко наказывать превентивно.

Е.АЛЬБАЦ: Это как, расскажите.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Объясняю. Вот на 16 декабря "Другая Россия", новая экстремистская организация, планирует свое несанкционированное шествие по Москве.

Е.АЛЬБАЦ: На чем вы основываетесь, когда говорите, что это новая экстремистская организация?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я говорю свой термин - я имею полное право. Вы же за свободу? Я вам говорю, что все левые партии - их было 8 на встрече, из 10. 8 были левые, они в принципе не нужны России, они вредят. И есть некоторые партии прозападные, которые считают себя демократическими, но тоже толкают страну к беспорядкам, к революции - это вот организация "Другая Россия", СПС, "Яблоко".

Е.АЛЬБАЦ: А вы к чему толкаете Россию?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: И вот Бабурин, Рогозин. Мы - в рамках закона все должно быть. Все в рамках Конституции. Проблемы всегда будут. Не надо обманывать людей как левые, что коммунизм... Коммунизма не будет. Демократы обманывают, что мы будем жить, как на западе - никогда так жить не будем. Надо говорить правду - проблемы эти никогда не решить, которые у нас сегодня есть, и Россия может существовать только в рамках авторитарного режима - так было тысячу лет. Если вы хотите поломать тысячелетнюю Россию - у вас это не получится.

Е.АЛЬБАЦ: Спасибо. У нас, к сожалению, формата передачи не хватит, чтобы обсудить тысячу лет, или не тысячу. Я вам напомню. Что у нас была Новгородская республика, у нас была Псковская республика. И в Новгородской республике за два века сменилось более 50 князей со средним сроком правления 3 года и 8 месяцев. Следующий вопрос. Г.Явлинский, лидер демократической партии "Яблоко", согласно тексту, который был вывешен на Интернет-сайте этой партии и самого Г.Явлинского - опять же, в стенограмме, официально опубликованной на сайте президента России этого нет, - так вот он заявил, что, цитирую: "экстремизм, являющийся серьезной угрозой для нашей страны - это прямое следствие отказа от парламентской демократии, норм Конституции, презрения к законности, коммерциализации, коррумпированности правоохранительных органов. Силовых структур и судов". А политический экстремизм он считает "следствием резкого сужения поля легального политического и гражданского самовыражения, цензура в СМИ, ужесточение избирательного законодательства, законодательное установление 100%-ного бюрократического контроля над партиями, манипуляция выборами. Полная безальтернативность выборов губернаторов и отказ от ограничений в два срока являются политической ошибкой - сказал Г.Явлинский. Скажите, как отреагировал президент на это довольно резкое заявление лидера "Яблока" - поскольку мы, к сожалению, не имеем полной стенограммы встречи?

Н.БЕЛЫХ: Для того, чтобы вообще снять вопросы на будущее - журналисты были только на тех выступлениях, которые делали Миронов и Грызлов, потом их не было. Поэтому других выступлений там не может быть просто по определению.

Е.АЛЬБАЦ: На официальном сайте президента России очень часто бывают встречи, где не бывает журналистов, при этом вывешивается полностью стенограмма. И там написано - стенограмма встречи.

Н.БЕЛЫХ: Во всяком случае, судя по тому, что висят только Миронов и Грызлов - это как раз совпало с тем периодом, когда присутствовали журналисты в этом зале. Что касается выступления Григория Алексеевича - оно может быть такое резкое по содержанию - то есть, по своему формату оно не выглядело как какое-то очень резкое, более того, оно было последним в этой четырехчасовой беседе, поэтому я бы не сказал, что реакция была какая-то серьезная. Это не потому, что Григорий Алексеевич не прав - я с многими его выступлениями согласен, и в своем выступлении говорил о близких вещах. Но насколько я понимаю, президент из этого разговора для себя выделил только тему, что сужается политическое пространство, и в качестве контраргумента привел - ну вот мы с вами здесь сидим, вот в таком составе - видите, мы же расширяем политическое пространство.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: И другие могли придти, но испугались.

Н.БЕЛЫХ: Насколько я понимаю, именно после этого и была сформулирована идея о том, что давайте организовывать некий политический консультативный совет, как некий формат расширения политического пространства - вот это была реакция, если я не путаю - на заключительное выступление Григория Алексеевича.

Е.АЛЬБАЦ: Политический консультативный совет при президенте РФ? Или что это?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да.

Н.БЕЛЫХ: Меня часто об этом спрашивают. Но поскольку идея родилась - она не была в достаточной степени продумана - никто вам сказать не может, что это за формат. То есть - вот давайте собираться для обсуждения и других вопросов - в таком же формате - я считаю, что тот формат полезный - сказал Владимир Владимирович, и все вроде бы согласились, что - да, во всяком случае, ничего плохого от того, что каждый высказал свою точку зрения, точно не происходит. Но что это будет за совет, в каком режиме он будет собираться, какие именно вопросы он собирается обсуждать - вот у меня понимания нет.

Е.АЛЬБАЦ: В.Плотников, скажите, а вообще какие-то решения по итогам этой встречи были приняты? По итогам встречи с президентом? Президент сказал - давайте собираться каждые две недели, или еще как-то - нет?

В.ПЛОТНИКОВ: Ну, это не была цель - принять какие-то решения. Тема была по участию партий, или по ответственности партий за политический экстремизм, который существует, который есть в стране. Но что касается первой части вопроса - что касается Григория Алексеевича Явлинского, которого мы как депутата, как коллегу уважаем - но там просто совсем наоборот как вы сказали. Какое-то такое резкое заявление? Григорий Алексеевич там тихо излагал то, что больше понравится президенту, говорил - мы с вами, мы на этом фланге, мы вас поддержим мы всегда против территориальной целостности, и так далее.

Е.АЛЬБАЦ: Против территориальной целостности?

В.ПЛОТНИКОВ: Нет, за. Извиняюсь. Как раз мы за территориальную целостность, и в этом смысле...

Н.БЕЛЫХ: Поскольку Григорий Алексеевич мой друг и товарищ, то я говорю, что по содержанию действительно выступление было то, как вы цитировали. Но по форме - нужно учитывать еще и организационные моменты - это был конец 4-часовой встречи. Там уже на особые эмоции и какие-то активные действия, мне кажется, даже нельзя было рассчитывать.

В.ПЛОТНИКОВ: ну, их и не было - этих активных действий. Была такая как бы спокойная... поэтому, что касается стенограммы, опубликованной на сайте - она немножко идет резонансом после того, что мы там слышали, на встрече.

Е.АЛЬБАЦ: Резонансом? Вы, наверное, хотели сказать - противоречит?

В.ПЛОТНИКОВ: Вы просто сказали, что там что-то такое, революционное какое-то заявление с какими-то особыми...

Е.АЛЬБАЦ: Я процитировала то, что висит на сайте "Яблока". Того не было?

В.ПЛОТНИКОВ: Я этого не заметил просто-напросто. Была спокойная.. и он там все это так правильно говорил, Григорий Алексеевич - и что касается расширения политической поляны, там другие моменты. Ну а то, что на сайте вы процитировали - я так об этом... не заметил.

Е.АЛЬБАЦ: Не услышали.

В.ПЛОТНИКОВ: Не услышал. Теперь следующий вопрос.

Е.АЛЬБАЦ: Пожалуйста. Вот одна из поправок к избирательному закону, как отмечали критики этих поправок, как раз переводит в разряд экстремистов даже тех, кто участвует в гражданских акциях протеста, в акциях, которые в нарушение конституции и закона, раз за разом запрещают власти. Скажите, вот Никита Юрьевич сказал, что он об этом упоминал в разговоре с президентом. А вы как-то на этом - ведь ваши избиратели часто выходят на улицы - вы задавали вопрос президенту по этому поводу?

В.ПЛОТНИКОВ: Да, мы обращали внимание президента на то, что надо ответственность партий за те акции, которые проводятся, чтобы она была как-то установлена - это первое. И второе - мы тоже проводим эти акции. И вот каждый год проводили аграрники такие акции, но сегодня все больше молодежи, тем более, несовершеннолетних ребят подключают к этим публичным мероприятиям. И для них уже это становится как бизнес - им все равно, какие флаги держать. Они поучаствовали в акции... мы проводим акцию, пришли там ребята - не хочу партии называть - с флагами определят, говорят - мы просто постоим, сфотографируемся, и уйдем.

Е.АЛЬБАЦ: Это когда и где было?

В.ПЛОТНИКОВ: Это было на Горбатом мосту у Дома правительства в октябре прошлого года, и это было 22 сентября у памятника Карла Маркса в этом году.

Е.АЛЬБАЦ: А что за ребята были?

В.ПЛОТНИКОВ: Это ребята были из других политических партий, которые приходят, и как бы услуги свои предлагают они услуги... - написать транспаранты, флажочки издать, там другие расценки у них уже существуют. И это не политическая культура, это не идейная убежденность молодежи, это уже просто по-другому называется. И когда смолоду человек не приучается к культуре политической и ответственности как к бизнесу, он вырастает закононепослушным человеком. И мы об этом говорили как раз президенту.

Н.БЕЛЫХ: Можно маленький комментарий, чтобы нам дальше в правильном русле идти? Дело в том, что не было как такого резюме по итогам встречи. Я почему начал с того, в каком формате это происходило все. То есть, после того, как один из руководителей партии делал свое выступление, президент комментировал или пытался комментировать те предложения или мысли, которые ему показались интересными, и тут же давал какие-то поручения, или какие-то указания Суркову, который сидел рядом, или другим работникам аппарата.

Е.АЛЬБАЦ: И что это были за указания?

Н.БЕЛЫХ: Там разные моменты. В частности, я говорил о необходимости разработки и внедрения методик в образовательный процесс - то есть, повышение правовой и политической культуры нашей молодежи. Он сказал - да, вот эта мысль правильная, давайте ее каким-то образом возьмем на вооружение.

Е.АЛЬБАЦ: Это наиболее важное сейчас, конечно сейчас.

Н.БЕЛЫХ: Я считаю, это принципиальнейшим вопросом, потому что многие вещие, о которых говорили мои коллеги из других политических партий, в том числе, и участие малолетних в этих экстремистских организациях - это как раз следствие отсутствия каких-то базовых понятий.

Е.АЛЬБАЦ: То есть, вы это не считаете следствием того, что людям, по сути, запрещают пользоваться теми правами, которые им гарантирует Конституция РФ?

Н.БЕЛЫХ: Вот здесь очень важный момент. Я просто сейчас не хочу злоупотреблять вниманием коллег, но я начал с того, что я считаю, что всплеск экстремизма в России - явление закономерное. Вот есть две позиции - теория заговора, условно говоря, и теория бардака. То есть, либо всплеск экстремизма - это следствие госполитики, или все-таки, как я считаю, это следствие ошибок госполитики. И тогда власть должна начать с того, что признать эти ошибки.

Е.АЛЬБАЦ: Президент с вами согласился, что надо признать его ошибки?

Н.БЕЛЫХ: Да.

Е.АЛЬБАЦ: И после этого подписал поправки к законодательству.

Н.БЕЛЫХ: Вот я как-то не связываю эти события, но он сказал, что - да, безусловно, ошибки надо признавать.

Е.АЛЬБАЦ: Ваша позиция понятна. Александр, преподаватель из Нижнего Новгорода: "Господа, как Путин понимает слово "экстремизм", кого все-таки президент относит к экстремистам?" - Владимир Вольфович?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: ну, здесь как бы экстремизм уже наш в демократической прессе нашей. Вы с удовольствием даете высказаться побольше Никите Юрьевичу, и мне не даете высказаться.

Е.АЛЬБАЦ: А может, вы меня боитесь?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, это вы мешаете. Вы сами сказали, что будете отключать микрофон. Я не хочу, чтобы радиослушатели слышали, что вы мне отключаете микрофон. Значит, единственная тема встречи была - я уже сказал - только участие партий в противодействии экстремизму. Не увязывайте с законодательством, ничего президент не подписывал ни при нас, ни после нас, никаких указаний не давал, и никаких заявлений Явлинский не делал. Вот он промямлил там что-то такое свое, ничего не значащее, и все. То есть, это была обычная встреча. Но каждый разу встречи какая-то тема есть. Вот эта тема была. И консультативный совет, если будет - это пожелание партий пока они не захотели подписать ни одного документа - было предложение подписать документ.

Е.АЛЬБАЦ: Какой документ?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: О борьбе с экстремизмом - вот был уже Антифашистский пакт, и здесь какой-то документ вместе подписать - не хотят. Уже не хотят, даже там, находясь рядом с президентом.

Е.АЛЬБАЦ: Президент предложил там подписать?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Не там подписать, а предложили мы... если будет...

В.ПЛОТНИКОВ: Хартию подписать.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Хартию какую-то подписать. Но, уже выйдя из кабинета, Зюганов начал отказываться, еще кто-то стал отказываться.

Н.БЕЛЫХ: Секундочку. Я стал отказываться именно там.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Как овечки сидели, кстати, и все поддакивали президенту. Как вышли в приемную - и начали каждый...

Н.БЕЛЫХ: Это не так.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: И Явлинского из Интернета вы нам зачитываете - он совсем этого не говорил.

Е.АЛЬБАЦ: Извините, у нас новости на "Эхе".

НОВОСТИ

Е.АЛЬБАЦ:Еще раз добрый вечер, 19.33 и 40 секунд, в эфире радиостанция "Эхо Москвы", в студии Никита Белых, лидер "Союза правых сил", Владимир Жириновский, лидер ЛДПР, Владимир Плотников, председатель "Аграрной партии России". Мы говорим о встрече политиков с президентом РФ в Ново-Огарево, вслед за этой встречей президент Путин подписал поправки к избирательному закону. Александр Шевелев, наш постоянный слушатель из Ленинградской области пишет: "Я не являюсь сторонником СПС, скорее, наоборот, но не могу не отметить тот факт, что Никите был вполне закономерно задан вопрос: кто и как будет определять и различать проявления экстремизма от законного права граждан на выражение своего мнения путем шествий и манифестаций?" А.Шевелеву интересно мнение и других участников передачи. Итак, скажите, вот я перед перерывом спрашивала у вас - определил ли президент, кто является экстремистом, кто будет определять - эти граждане законно выражают свой протест, а эти граждане - экстремисты?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Президент и поставил только этот вопрос. Он сказал в своем вступительном слове, что начинаются выборы через год. Приблизительно вот такое количество партий примет участие в выборах - 10, а может быть, даже 15. И надо вести предвыборную кампанию так, чтобы не перейти грань. У нас очень хрупкая грань. Вот сейчас стабильно, а можно так провести кампанию на выборах 2 декабря 2007 г., что где-то могут произойти беспорядки, насилие.

Е.АЛЬБАЦ: А кто будет определять, кто экстремист?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Политические партии.

Е.АЛЬБАЦ: Значит, вы будете определять?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: да. Если мы своими действиями привели, например, к таким ситуациям, как Кондопога, Сальск, Сыктывкар - то есть, если после митинга политической партии начались погромы в этом городе, эта партия виновата в этом. Если экстремистская литература вызвала тоже какие-то столкновения - то есть, там, где перешли к силовым воздействиям, там, где нарушился мир и спокойствие, начались межэтническая рознь, социальная какая-то рознь, межрелигиозная - то есть, насилие. Как только какая-то партия приведет к насилию... Вот простой пример- 4 ноября, если бы жестко ФСБ Москвы не провело бы действия, ГУВД, были бы насилие. Потому что 2 тысячи молодчиков. Ребят, которым просто хотелось похулиганить - пожечь машины, побить витрины - они могли это устроить.

Е.АЛЬБАЦ: Это вы говорите об участниках "русского марша"?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да, 4 ноября. То же самое 7-го - они пошли по тротуару. Но ведь мог быть взрыв милиция не может контролировать толпу на тротуаре. Ведь все митинги огорожены рамками. Ведь почему сейчас не разрешают шествия? На любом шествии может быть теракт. Как милиция может предотвратить? Когда митинг - огораживают, пропускают только через определенные проходы, и ни на одном митинге пока не было терактов.

Е.АЛЬБАЦ: Но коммунисты сегодня провели.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Сегодня опять провели они. Опять провели.

Е.АЛЬБАЦ: И не было теракта.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Ну и, слава богу. Но он может быть. Ведь они привлекают туда и "нацболов", и скинхедов, и на каком-то этапе... ведь они же уже шли таким же маршрутом, помните? И их активист сорвал флаг - был экстремизм - сорвал флаг с Госдумы, государственный флаг. И он до сих пор не наказан. Другой раз с Кремля пытаются сорвать флаг. Начнут, как в Париже, переворачиваться машины, начнутся столкновения между этническими группами - вот об этом шла речь. А предвыборная кампания будет очень горячая, потому что когда выборы - очень жесткие обвинения друг против друга происходят. Это вот проблема. Ведьмы тоже просили шествие - нам дважды отказали, мы провели просто на площади. Но коммунистам отказывают, а они все равно ведут людей наперекор, перекрывают движения, тысячи людей волнуются - это тоже все порождает нехорошие настроения.

Е.АЛЬБАЦ: да вообще демократия безумно неудобна, как известно.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: А что делать? Вот об этом шла речь - или мы сохраним вот эту хлипкую, может быть, куцую, обрезанную демократию, или страна перейдет к более худшим временам. Вот об этом давайте подумаем. Чтобы хуже у нас не стало.

Е.АЛЬБАЦ: В конце этой недели в газете "Московский комсомолец" известный журналист Юлия Калинина написала материал, в котором сказала, что московские власти запретили Марш памяти погибших журналистов. Юлия Калинина, в месте с еще несколькими известными журналистами, хотели организовать такой марш памяти. И запретили это на основании того, что этот марш помешает москвичам гулять в выходные по бульварам. На прошлой же неделе в эфире "Эхо Москвы" Гарри Каспаров и Эдуард Лимонов, члены организации "Другая Россия" сообщили, что им отказано в проведении намеченного на 16 декабря Марша несогласных. Причем, как они сказали, никакой официальной бумаги из Мэрии Москвы организаторам Марша несогласных, который должен был пройти под политическими и социальными лозунгами в полдень 16 декабря - так вот никакой официальной бумаги из Мэрии они так и не получили. Хотя по закону срок такой бумаги уже вышел. Вместо этого пресс-секретарь мэра, г-н Цой - наверное, услышал В.Жириновского - обвинил организаторов в том, что они готовят беспорядки, и за это должны понести наказание. Я же позволю себе еще раз напомнить, что право на митинги и шествия гарантировано законом прямого действия, каковым является Конституция РФ. А сам закон о митингах и демонстрациях предусматривает уведомительный характер согласования места и проведения такой акции. Другими словами, запрет шествия закон не разрешает. Равно как и изменение формата протестной акции - люди вправе выбирать для себя тот формат протестной акции, который они считают правильным, власти могут лишь предложить изменить место проведения шествия, но никак не формат. Значит ли это, что власти всех несогласных априори могут записать в экстремисты? Как вы, Н.Белых, относитесь к этой ситуации? Я помню год назад примерно то же самое было с Антифашистским маршем - так?

Н.БЕЛЫХ: Да.

Е.АЛЬБАЦ: Вы говорите, что вы как-то поднимали этот вопрос на встрече с президентом? Как быть гражданам? Теперь мы как-то все оказываемся в категории экстремистов. Нет?

Н.БЕЛЫХ: Я вообще считаю, что борьба с экстремизмом запретами не решается. То есть, мне кажется, что как разного рода запреты, в том числе, на проведение мероприятий - они только усиливают экстремистские настроения. Я, что называется, уверен просто, что запрет этого русского марша", тех людей, которые хотели в нем принять участие, еще больше их убедили в правильности их идеи. То есть, они себя чувствуют такими героями, которых запрещают - у нас, как известно, сладок запретный плод. По поводу того документа, который предложили подписать - сразу скажу, что я на самой встрече сказал, что не вижу необходимости в подписании подобной Хартии о борьбе с экстремизмом. Потому что у меня есть опыт подписания Антифашистского пакта - потому что когда его подписали с помпой, я наслушался много упреков со стороны своих коллег по демократическому лагерю, но говорил, что я делаю это, потому что считаю, что действительно такое объединение усилий для борьбы с фашизмом - абсолютно правильная вещь. Я убедился в работоспособности этого документа - когда 4 ноября у нас было принято решение о том, что мы проводим свое антифашистское мероприятие, я обратился к лидерам всех политических партий, которые подписали Антифашистский пакт с призывом - уважаемые коллеги, предлагаю придти на антифашистский митинг без партийной символики, это будет беспартийный митинг- просто принять в нем участие, чтобы показать людям, избирателям, в том числе, среди которых вы пользуетесь авторитетом, на чьей стороне ваши симпатии. Никто не пришел. Никто. Поэтому для меня все стало понятно - Антифашистский пакт - это было специальное пиар-мероприятие на Поклонной горе, когда под звуки оркестра все это дело подписывалось, и красиво обставлялось. Поэтому любая хартия по борьбе с экстремизмом будет носить точно такой же характер. Тут ведь вопрос не в подписании документа, тут надо в голове что-то менять - надо, чтобы люди действительно хотели с этим бороться. А для того, чтобы они действительно хотели с этим бороться, надо, чтобы они понимали опасность экстремизма. Почему я и говорил о необходимости работы в сфере образования и просвещения - надо, чтобы люди по уровню своей правовой и политической культуры, у них возникало неприятие экстремизма - вот в каком направлении надо действовать.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, вот простой экстремизм - вы только что упомянули Лимонова. Вот он здесь у вас был, на передаче. А 30 ребят сидят в тюрьме - вот и есть экстремизм. Он довел своих активистов до тюрьмы. Его ребята, и он сам, везли патроны и взрывчатку в Северный Казахстан, за это он сидел 4 года в Саратовской тюрьме, и только под мое ходатайство его выпустили, и мой адвокат его защищал - выпустили из тюрьмы. Это вот и есть экстремизм. Когда АКМ, "Авангард красной молодежи", допустим, где-то боевики РНЕ, скинхеды. Нацболы, с ними иногда сливается "Яблоко", коммунисты - вот они иногда провоцируют такие действия, которые могут привести к печальным последствиям.

Е.АЛЬБАЦ: А с Конституцией как быть? Вот я поражаюсь...

В.ЖИРИНОВСКИЙ: действует. Все митинги разрешены, все партии могут дать заявки на митинги, любая группа граждан, и всем разрешат. Ограничивают только шествия. Потому что невозможно обеспечить безопасность.

Е.АЛЬБАЦ: Это не так.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Любой митинг. Тому же Каспарову и Лимонову сказали - на Болотной площади проводите. Нет, они хотят идти через весь центр Москвы.

Е.АЛЬБАЦ: Ничего подобного. Им предложили митинг провести.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: без шествия.

Е.АЛЬБАЦ: А право на шествие записано в Конституции.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: А представьте себе, что на них нападут скинхеды? И будет кровавая бойня в центре Москвы. Кто это остановит? Милиция не сможет.

Е.АЛЬБАЦ: Наташа пишет: "Вспомните, как организация "Наши", нацепив майки с портретом Путина, перекрыла Ленинский проспект, забила весь центр автобусами, и жителям было запрещено выходить из домов - что, только этой организации разрешено проводить митинги и шествия?" кстати говоря, "Наши" собираются 17 декабря - опять какая-то много тысячная будет демонстрация. Почему одной организации можно, а другим нет?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Объясняю. Неприятно, когда есть вот такая дискриминация, но когда выведут "Наших", и когда там было мобилизовано огромное количество сил правопорядка, была полная тишина - ни одного отрицательного последствия. Но если мы разрешим - я не говорю "мы", не я - московское правительство разрешит "Другой России" идти, я вас уверяю - обязательно кто-то на них нападет, и будут трупы, как сегодня трупы в тверской области или в Наркологическом диспансере.

Е.АЛЬБАЦ: Секундочку, что вы все в одну кучу?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Потому что тогда уже трупы. А почему это все произошло?

Е.АЛЬБАЦ: В Наркологической больнице митинг был?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вот чтобы этого не произошло - надо регулировать. К сожалению, это ограничивает свободы - я согласен. Но лучше меньше свободы, и - безопасность, все живы, чем очень много свободы и революция. Уже была свобода для большевиков - чем кончилось?

Е.АЛЬБАЦ: Вы знаете, когда был самый низкий уровень преступности в Советском Союзе?

В.ПЛОТНИКОВ: При Сталине.

Е.АЛЬБАЦ: Да, в 1937 г., когда ГУЛАГ был, когда одна часть страны сидела, а вторая ее охраняла.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: При Брежневе было меньше, чем сейчас.

Е.АЛЬБАЦ: Нет, что вы. Меньше, чем сейчас, но самый низкий уровень был именно при И.Сталине.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Это плохо, конечно. ГУЛАГ тоже плохо.

Е.АЛЬБАЦ: В.Плотников?

В.ПЛОТНИКОВ: Когда обсуждался этот вопрос, то все партии как раз сошлись в том мнении, что право Конституции должно быть свято - право на митинги, шествия, они были и будут. Но надо повысить ответственность политических партий, повысить всех организаторов, всех инициаторов за те последствия, которые митинг может дать. Это правильная, цивилизованная форма. И в этом смысле говорит - давайте подпишем, давайте будем эти вопросы обсуждать - президент в этом плане как бы был единомышленником со всеми - чтобы повысить ответственность. Никто не против, никто не запрещает эти все акции, никто не ущемляет права граждан.

Е.АЛЬБАЦ: Секундочку, Владимир Николаевич. Может быть, вы не услышали, может быть, вам не всегда удается посмотреть СМИ, но я вам цитировала статью Ю.Калининой в "Московском комсомольце" - они хотели провести шествие под лозунгом "Не стреляйте в мою маму", и им это запретили.

В.ПЛОТНИКОВ: Мы знаем Ю.Калинину, очень уважаем, это талантливый... Но смотрите дальше - все захотят проводить митинги на Красной площади - все захотят. Это не значит, что нужно всем разрешать. Есть власть, которая должна регулировать. Это полномочия власти. И правильно делает власть - чтобы не было последствий, чтобы потом не сказали - а куда власть смотрит? Поэтому это должен быть жестко отработанный механизм, и не было выборности - одному дал, другому запретил. Это неправильно, это не пойдет так. Но все, кто с такой инициативой к власти обращается - о проведении - он должен знать, что ты отвечаешь. Мы проводим акции, и я в том числе, мы подписываем, ответственность берем на себя - как, что, чего.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: По другому скажем. Вот была огромная свобода при Ельцине - 1989-1999 гг., условно. К чему мы пришли? Это же страшно. Вот все последствия правления Ельцина. Идеи были хорошие все - демократия, рынок, приватизация - все было хорошо. Но кончилось тем, что за период правления Ельцина самоубийством покончили жизнь миллион человек.

Е.АЛЬБАЦ: Владимир Вольфович, а вы смотрели статистику самоубийств в России сейчас?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: И сейчас в России растет, я согласен. Я и говорю об этом - что за годы реформ, которые по идее хорошие, умерло, погибло - искусственно, досрочно - 15 млн. человек - убиты, расстреляны, погибли, самоубийства. Это что такое? Это демократия, по-вашему? Поэтому речь и идет о последствиях. Последствия большевистской революции...

Е.АЛЬБАЦ: Владимир Вольфович, а где бы вы были, простите великодушно, если бы не демократия? Сидели бы юрисконсультом в издательстве "Мир", и не высовывались бы.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да, с удовольствием. И сидел бы, с удовольствием. Вот давайте выбирать - или бы у нас продолжался мягкий вот тот режим брежневской эпохи, и 90% сегодня это поддержат - только 10% поддерживают, чтобы было так, как сейчас - давайте из этого исходить. 90% хотят назад, к Брежневу.

Е.АЛЬБАЦ: То есть, вы хотите, чтобы не было нормального парламента - тогда вы там не представлены, Владимир Вольфович, возвращаетесь юрисконсультом в издательство "Мир"?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: В нашей стране... вы поймите меня, Евгения - в нашей стране не годится демократия, как вы не можете понять? Не потому, что мы не хотим.

Е.АЛЬБАЦ: Так зачем вы тогда сидите в парламенте, не пойму?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Потому что раз мы с вами это приняли, мы по этим правилам и действуем. Мы с вами приняли Конституцию, мы с вами объявили выборы, и пошли партии на выборы - все.

Е.АЛЬБАЦ: Так откажитесь.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: От чего отказываться?

Е.АЛЬБАЦ: От участия в выборах.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: И дальше - что?

Е.АЛЬБАЦ: Как? Вы же говорите, что нашей стране демократия не нужна.

Зачем тогда избиратели за вас голосуют?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Чтобы им объяснить. Вот я иду на выборы, чтобы им объяснить.

Е.АЛЬБАЦ: То есть, они дураки. Без вас они не догадаются?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Не дураки они. Вы, демократы, их обманули. Вы сказали, что будут партии, профсоюзы, демократия, рынок, мы будем жить хорошо. Мы не живем хорошо. Мы их снова обманули. И большевистская революция обманула - там был упор на низы, ваша революция - упор на верхи. А я хочу упор на середину - чтобы верхи убрать, там, где богатенькие Абрамович и Ходорковский, и низы убрать, где бомжи сегодня, Шариковы.

Е.АЛЬБАЦ: Ходорковский уже в Краснокаменске.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вот я и говорю. Вот таки люди сегодня являются идеалом демократического режима.

Е.АЛЬБАЦ: Вопрос пришел: "Г-н Жириновский прибыл на встречу с президентом в свадебном лимузине. Почему?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да чушь пишут. На чем мы сюда к вам приехали? Никакого лимузина. Приезжаю на машине, ей 14 лет.

Е.АЛЬБАЦ: На какой?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: "Мерседес", эти машины выдает нам Управление делами президента, это не наши машины. Бывают БМВ, бывают другие. Закупают и обслуживают парламент. Я, как зам. пред Госдумы пользуюсь машиной. Никакого лимузина.

Е.АЛЬБАЦ: А разве не "Ауди" вам выдают?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: "Ауди" выдают, БМВ - какие есть. Какие закупают в определенные периоды, такие машины и выдают.

Е.АЛЬБАЦ: А "Мерседес"?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Любые машины закупаются, как и мебель любая закупается, канцтовары.

Е.АЛЬБАЦ: А я помню в 1989 г. вы пешком ходили.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: пешком ходил. И сейчас с удовольствием буду ходить пешком.

Е.АЛЬБАЦ: То ест, вам что-то демократия дала?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да при чем здесь она дала? Вы поймите, что демократия дала 10% населения. А остальные 90 не могут жить в таких условиях. Что мы с вами будем с ними делать? 90% не хотят, в том числе, москвичей. Спросите у москвичей, они вам скажут - тяжело жить стало, жить стало тяжелее. Зачем устроили эту революцию, зачем распустили СССР? Кто разрешил это делать? Вот, где экстремизм был. Экстремисты - Ельцин, Шушкевич и Кравчук. Кто им дал право распускать страну? Такого нет нигде в мире. Кто дал право отпускать цены? Вот проблема.

Е.АЛЬБАЦ: Владимир Вольфович, остановитесь, мы на эту тему не разговариваем сегодня.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: А это и есть экстремизм, это порождение экстремизма. Порождение - отсюда. Раз они это все сделали, сегодня мы сидим в разграбленной стране, и люди будут бунтовать. И если им разрешить выйти на улицы, они все сожгут, и будет как во Франции - будут жечь машины, грабить магазины, убивать друг друга.

Е.АЛЬБАЦ: То есть, не надо людям выходить на улицы. Не надо протестовать.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Выходить в рамках установленных правил. Еще раз хочу объяснить...

Е.АЛЬБАЦ: И ВОХРы вокруг.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я проводил идею, мысль, на встрече с президентом, что облеченные властью не должны это организовывать. Вот Лимонов и Каспаров пусть это делают. Но депутаты Госдумы не имеют права это делать - им уже народ дал власть, пускай борются в стенах Госдумы, на встречах с президентом. Но люди, облаченные властью, собирают бомжей, скинхедов и всех экстремистов, и могут привести к силовым действиям - вот это не должны делать парламентские партии. Парламентские партии занимаются в одном формате, уличные партии - в другом. Должен быть определенный раздел.

АЛЬБАЦ: Галина Георгиевна из Москвы: "Не кажется ли вам, что ваши гости путают, кто власть в стране? По Конституции власть принадлежит народу. Почему народ должен спрашивать у себя, или у кого-то еще, идти на митинг, или нет? Он только уведомляет исполнительную власть" - правильно совершенно, Галина Георгиевна знает Конституцию. Н.Белых - что скажете?

Н.БЕЛЫХ: Я полностью согласен. Именно поэтому я говорю о том, что когда речь - то есть, вообще, экстремизм - это некогда много людей выходят на улицы, а когда на улицы выходят люди, которые ну уважают чужие права - вот это экстремизм. А когда люди выходят для того, чтобы заявить, что их права попираются - избирательные, например - еще раз говорю - задача исполнительной власти обеспечить правопорядок, чтобы не произошло никаких эксцессов, чтобы не было никаких провокаций, и самое главное - извлечь уроки из тех требований, которые люди выдвигают. Более того - у нас собственно, так и записано, что по большому счету организаторы должны потом уведомлять органы власти о том, что и какие требования там выдвигались - собственно для того, чтобы власть на это как-то реагировала.

Е.АЛЬБАЦ: Спасибо. Мы сейчас будем включать наши эфирные телефоны. Пожалуйста, слушаем вас?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, это "Эхо"? Добрый вечер, Анна Васильевна, Москва. У меня вопрос ко всем вашим собравшимся. Я хочу спросить, товарищи - вот, вы собрались, ну и что вы поговорили, что вы добились, чего вы подняли? Ничего.

Е.АЛЬБАЦ: Спасибо. Вам не интересно? Мы выводим вас из эфира. Отвечать тут не на что. Мы собрались, потому что работа у нас такая.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Это и есть демократия.

Е.АЛЬБАЦ: Совершенно верно, и граждане имеют право на информацию.

Н.БЕЛЫХ: Евгения, насколько я поняла, Анна Васильевна спрашивала. Зачем мы собрались у президента, и что мы там решили - вопрос был об этом, а не зачем мы здесь, за этим круглым столом сидит.

Е.АЛЬБАЦ: А, может быть. Тогда моя вина - я недослушала. И у вас есть ответ на этот вопрос - зачем вы собирались у президента, зачем вас позвал президент?

Н.БЕЛЫХ: Президент нас позвал для того, чтобы выслушать мнение партий о том, какие действия необходимо предпринять для того, чтобы противодействовать экстремизму. Я свою позицию сформулировал, еще раз говорю - власть должна признавать свои ошибки - раз, во-вторых, власть должна сделать так, чтобы экстремизм был андеграундом политической жизни, а для этого необходимо, чтобы были очень четко обозначены рамки, где у нас гражданский протест, а где у нас действительно экстремистские действия. Для этого нам необходимо придти к некоему национальному консенсусу, пусть даже мы являемся идеологическими противниками, но есть вещи, которые мы понимаем одинаково - в частности, отношение к экстремизму, независимо от того, КПРФ, ЛДПР, "Единая Россия", или СПС - мы одинаково понимаем, что это вредно для политической жизни. Вот к этому национальному консенсусу необходимо приходить. Но это не просто подписание документа. Еще раз - это вопрос понимания внутреннего содержания.

Е.АЛЬБАЦ: Я вас слушаю, и мне просто любопытно становится. На наших с вами словах нарушается Конституция РФ, а вы рассказываете какие-то очень милые, безусловно, соображения, и при этом простой вопрос, который можно было бы ожидать, что именно вы задали бы президенту - Владимир Владимирович, вы являетесь гарантом Конституции РФ - почему нарушается Конституция РФ, почему людям отказывают в их праве протеста, почему им отказывают праве нормальной избирательной процедуры. Вы этого простого вопроса президенту не задали.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Отвечаю.

Е.АЛЬБАЦ: Вы за Никиту Юрьевича отвечаете?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, за президента. Только что прозвучала фраза, что власть принадлежит народу. Вот когда это заблуждение закончится? Никакая власть никогда в РФ и в царской России народу не принадлежала.

Е.АЛЬБАЦ: Конституция есть такая. Слышали?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Это написано, только написано. Все остальное принадлежит чиновникам и политической элите. Все. И если пойти по пути, что кто что хочет, то и делает - каждый день будут митинги, марши и страна развалится.

Е.АЛЬБАЦ: Из-за митингов и маршей?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да. Потому что на каждом митинге будут кричать - долой этих черных, "чемодан-вокзал-Кавказ", "долой таджиков, долой Ходорковских, долой евреев, долой эту власть, антинародный режим, зачистим" - вот эти сотни лозунгов выведут людей, до такого состояния доведут, что погромы начнутся, пожары, поджоги, и огромное количество жертв. Мы должны всех предупредить - вы должны выбрать: вот такая мерзкая демократия, урезанная, когда не все разрешают, но все-таки мы все живы, и страна развивается. Или все можно - гражданская война.

Е.АЛЬБАЦ: Я надеюсь, что ваши избиратели слушают вас сейчас.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: И я так говорю 17 лет, и понимают.

Е.АЛЬБАЦ: И понимают, кого они выбирают в парламент - человека, который не уважает собственный народ, не уважает собственного избирателя, не уважает Конституцию РФ.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я говорю правду. Вот - правда.

Е.АЛЬБАЦ: Я и поражаюсь, почему слушая вашу правду, избиратели за вас голосуют.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да. Вот им нравится эта правда.

Е.АЛЬБАЦ: Еще звонок. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я хотела задать вопрос. Меня зовут Надежда, из Санкт-Петербурга. Владимир Вольфович, вы - сама противоречивость. Вы совсем недавно сказали, что Россия любит авторитарный режим.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да.

СЛУШАТЕЛЬ: так, да? Скажите, пожалуйста, вообще авторитаризм может взаимодействовать с демократией? Вы же сказали, что у нас свобода слова, да?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да. Вот он сегодня взаимодействует в том виде, как сейчас. Евгении Альбац это не нравится, и я с ней согласен. Но если мы пойдем по ее пути - стопроцентное соблюдение Конституции и все имеют право делать все, что они хотят, страны нашей не будет. Вот это можно понять? Есть правила дорожного движения - 100 километров, не больше. Все аварии - когда 120, 140, 160 или пьяный за рулем. Но если дать права человеку - он имеет право напиться. И мы имеем 60 тысяч погибших на дорогах.

Е.АЛЬБАЦ: опять передергиваете, Владимир Вольфович, потому что есть закон, который запрещает ездить после принятия алкоголя, есть закон, который запрещает ездить выше...

Н.БЕЛЫХ: Конституция это и есть правила дорожного движения, и безусловное соблюдение Конституции гарантирует демократическое развитие государства.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Но не идет у нас - я об этом говорю. Не идет у нас вот та, стопроцентная демократия. Не идет.

Е.АЛЬБАЦ: Еще звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Это "Эхо Москвы". Прямо сейчас можно говорить?

Е.АЛЬБАЦ: да. Представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Георгий меня зовут.

Е.АЛЬБАЦ: Ваш вопрос?

СЛУШАТЕЛЬ: У меня не вопрос. Я вот поддерживаю Владимира Вольфовича, но я хочу сказать, что существуют две крайности.

Е.АЛЬБАЦ: Вы - избиратель ЛДПР?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Просто москвич поддерживает. Видите, Евгения - вам не нравится это.

Е.АЛЬБАЦ: Да почему же? Все бывает.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вот передергивает вас - как так - просто москвич, и вдруг поддерживает ЛДПР. Вот бы "Яблоко" поддерживал, или СПС.

СЛУШАТЕЛЬ: Послушайте. Есть две крайности - есть супер-демократия, когда переходит в анархию, и есть вторая...

Е.АЛЬБАЦ: Георгий, можно вопрос?

СЛУШАТЕЛЬ: Вот вопрос - как сбалансировать. Вот вы спорите, вы находитесь в совершенно разных лагерях.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да.

СЛУШАТЕЛЬ: Есть баланс, есть середина.

Е.АЛЬБАЦ: Спасибо вам большое. В.Плотников - как сбалансировать анархию и демократия - так, я понимаю, был вопрос?

В.ПЛОТНИКОВ: Попробуем ответить на этот сложный вопрос. Есть основы, которые сегодня создают плацдарм для политического экстремизма, и этот баланс между демократией и жесткой диктатурой - все взаимосвязано. Поэтому корни надо и почву выбить под ногами. Какие это основы? Первое - это бедность населения, бедность населения. И тогда люди, когда ничего не имеют - работы, доходов, выходят на улицы, и им уже закон, Конституция - наплевать. И что хотелось бы еще отметить - это то, что сегодня СМИ, особенно телевидение, со своих экранов несет насилие, несправедливость, жестокость, кровь, и это тоже людей подстегивает для того, чтобы они были экстремистами.

Е.АЛЬБАЦ: Вот это - прямо так берут, и подстегивают.

В.ПЛОТНИКОВ: Подстегивает напрямую, провоцирует. В этом надо наводить тоже порядок. Тоже порядок.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вот простой пример, Евгения, вам он понравится - как в Белоруссии все? Вот большинство людей в Белоруссии поддерживают Лукашенко. Ограничены свободы, нет политических партий, шествий нет. Но полная безопасность, все работают, учатся, нет дедовщины в армии, нет наркотиков, проституции, олигархов. Вот наши граждане, к сожалению, именно этого и хотят - 90%. 90 - Евгения, можете понять? Я с вами согласен, вас - 10%. Ну, не получится это в России, можете вы это понять? В большой, огромной России, многострадальной, вот такой хорошей, европейской, полнокровной, соблюдающей Конституцию и демократию - у нас не получится.

Е.АЛЬБАЦ: Спасибо. У нас остались две последние секунды, я хочу закончить на письме Полины из Москвы: "Если мы не будем выходить на митинги, ваша камарилья никогда не покинете властных коридоров, никакие страшные последствия шествий не принесут столько вреда, сколько народ видит от этой власти". На этом я благодарю всех, кто участвовал в этой передаче, а у нас были Никита Белых, лидер "Союза правых сил", Владимир Жириновский, лидер ЛДПР, Владимир Плотников, председатель "Аграрной партии России".

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Но вместо нас придут Шандыбины и Лимоновы. И скинхеды. И будет только хуже.

Е.АЛЬБАЦ: Услышимся через неделю.

10.12.06

Эхо Москвы

Персоны (1)

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован