03 марта 2008
280

Выборы дались немалой кровью

В минувшие выходные в Ереване в результате разгона акции оппозиции и последовавших за ним уличных беспорядков было убито 8 и ранено, по разным данным, от 120 до 200 человек. В городе введено чрезвычайное положение. За тем, как развивались события, наблюдала спецкор "Ъ" ОЛЬГА АЛЛЕНОВА.

Зачистка на Театральной площади
В субботу в 7.30 утра у меня на мобильном раздался звонок. Звонил знакомый оппозиционер с площади у оперного театра. "Приезжай, тут началось!" - крикнул он в трубку.

Когда я подъехала к Опере, площадь была оцеплена спецназовцами со щитами наперевес. На площади уже не было митингующих, только полицейские сворачивали палатки. Кое-где виднелись пятна крови. Зачистка площади заняла всего 10 минут.

А ведь накануне ничего не предвещало таких событий. В ночь с пятницы на субботу на Театральной площади были уверены, что разгона митингующих не будет. Только что закончилось массовое шествие оппозиции. Воодушевленные этой акцией люди пели и танцевали в центре площади. Здесь было несколько тысяч человек - остальные после шествия разошлись по домам и готовились выйти на площадь утром.

Всюду горели костры, у которых грелись группы озябших забастовщиков. Накануне власти перестали пропускать на площадь машины с дровами и продовольствием, и теперь местные жители приносили дрова из разных частей города. На палатках висели таблицы с названием городов и районов, откуда прибыли в Ереван оппозиционно настроенные граждане. Здесь были палатки из Ванадзора, из Гюмри и Арарата. Атмосфера безудержного торжества подогревалась словами бессменного оппозиционера-оратора Никола Пашиняна, который говорил, что здесь, на площади, бьется сердце Армении и все, кто здесь стоит, герои. Молодые девушки аплодировали Николу, а крепко сложенные мужчины в камуфляже сдержанно улыбались. Про этих мужчин говорили, что они ополченцы, воевавшие когда-то за Карабах.

Поздно ночью на площади танцевал лидер оппозиции Левон Тер-Петросян. Танцевал очень заразительно. Многие здесь ждали именно его. Всю последнюю неделю первый президент Армении проводил вместе с забастовщиками - днем выступал на митингах, ночью ходил среди палаток и костров, подбадривая соратников. Спал тут же, в своей машине.

В полуподвале маленького кафе на краю площади собирались согреться лидеры оппозиции. Кафе называлось "Лебединое озеро" и работало круглосуточно. Здесь обсуждали сделку властей с кандидатом в президенты Артуром Багдасаряном, который отказался поддержать Левона Тер-Петросяна. У Багдасаряна огромный электорат, и если бы он пошел вместе с Тер-Петросяном, успех оппозиционному движению был бы обеспечен. В новом правительстве президента Сержа Саркисяна Артур Багдасарян должен занять пост секретаря совбеза. Впрочем, оппозиционеры были уверены, что теперь электорат Багдасаряна перейдет на сторону Тер-Петросяна. Самого Артура Багдасаряна называли предателем.

Многие лидеры оппозиции, которых я увидела в эту ночь в "Лебедином озере", ночевали на площади, опасаясь арестов, волна которых прошла по Еревану. У этой площади был своеобразный иммунитет - полиция сюда не заходила.

В кафе вошел лидер партии "Республика" Арам Саркисян в бейсболке и куртке нараспашку. Обычно сдержанный, сейчас он смотрел горящими глазами.

- Я даже не ожидал, что народ будет столько стоять! - поделился он.- Наш народ понял все даже лучше, чем мы им объясняли! Энергетика, которая сейчас на площади, уже распространилась по всей республике. Люди поверили, что могут изменить свою страну. И я уверен, что будут новые выборы. Не знаю когда, но Саркисян не будет президентом весь свой срок.

- А если вас арестуют? - спросила я.

- Знаете, власти ведь понимают, что если народ останется без лидеров, начнется восстание,- сказал оппозиционер.- Поэтому нас они не трогают.

А потом, подумав, добавил:

- Один мой брат убит, другой уже пять лет сидит в тюрьме. Потому что занимались политикой. Я тоже занимаюсь политикой. В Армении это опасное занятие. Но всех не пересажают.

Временная победа
Утром после разгона демонстрации на перекрестке Маштоца и Туманяна у оцепленной площади стали собираться группы людей. Они кричали спецназовцам, чтобы те не позорили своих матерей и уходили домой и еще что этого разгона Сержу Саркисяну никто не простит. Группы спецназовцев, стуча дубинками в щиты, разгоняли эти акции протеста довольно грубо. На моих глазах пожилого мужчину повалили на землю, скрутив руки и надев наручники, а женщину лет пятидесяти, что-то кричавшую в лицо спецназовцам, ударили кулаком по голове, отчего она упала. Это вывело из себя остальных присутствующих, и началась потасовка, в результате которой спецназ оттеснил толпу с проспекта. "Почему ваше русское телевидение ничего не передает (о внимании российского телевидения к событиям в Ереване см. "Доступ к теле" на стр. 4.- "Ъ")! - накинулся на меня разъяренный пожилой мужчина, увидев фотоаппаратуру.- Наше молчит, потому что Кочарян и Сержик запрещают, а вашим кто запрещает? Почему ваш Путин поддерживает этих подонков?!" Пока я объяснялась с ереванцем, фотокорреспондента "Ъ" Дмитрия Лебедева, снимавшего акцию спецназа, задержали и увели за оцепление. Через полчаса его отпустили, при этом майор спецназа сказал напоследок: "Еще увижу тебя здесь, пеняй на себя".

Группы людей, собиравшиеся в этот час вокруг площади, стали перемещаться в сторону французского посольства. "Левон собирает всех у посольства Франции",- передавалось от человека к человеку. Когда мы подошли к посольству, вся площадь Мясникяна, на которую выходят окна французского и итальянского посольств, а также Дома Москвы и мэрии Еревана, оказалась заполнена людьми. Место для акции протеста, которую должны были наблюдать представители трех иностранных государств, выбрали как нельзя более удачно. Уже через час площадь была оцеплена спецназом. Однако в какой-то момент спецназ оказался зажат со всех сторон митингующими. В спецназовцев полетели камни - те закрылись щитами. "Убирайтесь! - раздавалось со всех сторон.- Мы победили!" Подъехала спецмашина с водометами, но первые же слова из громкоговорителя, призывавшие площадь разойтись, были заглушены мощным ревом толпы. Постояв полчаса как бы в нерешительности, спецмашина стала отъезжать назад. Это было встречено бурными криками радости. "Победа! - кричала площадь.- Объединение! Левон!" После попытки спецназовцев потеснить толпу и встреченного ими ожесточенного сопротивления белые каски стали отходить назад, к мэрии. Несколько сотен радикально настроенных молодых людей бросились следом, и уже на ступеньках мэрии завязалась потасовка. Было заметно, что митинг неуправляем - ни одного лидера оппозиции здесь не было. Слева от площади, на улице Григория Просветителя, раздался взрыв и повалил черный дым. Пробравшись дворами мимо французского посольства, мы увидели горящую милицейскую машину. Вокруг нее стояли молодые парни, которые что-то выкрикивали. Через десять минут вдали показалась пожарная машина, однако ей не дали подъехать к очагу возгорания - молодые люди облепили машину и, разбив лобовое стекло, вывели пожарных на улицу. Они говорили, что эта машина пыталась задавить несколько человек и поэтому должна сгореть. Правда, вскоре пожарных все-таки подпустили к машине.

С каждой минутой обстановка накалялась. Площадь скандировала: "Левон!" А в это время первый президент Армении находился под домашним арестом - так говорили представители его штаба. По телевидению выступал министр иностранных дел Вардан Осканян, который объяснял, что Тер-Петросяну нельзя на площадь, потому что это "спровоцирует толпу". Но толпу провоцировало как раз обратное - отсутствие руководителя и возрастающая провокационными выкриками агрессия. "Сержик - преступник! - скандировала площадь.- Кочарян - преступник!" В километре от этого места, на площади Республики, где расположен правительственный комплекс, в это время уже собрались армейские подразделения и бронетехника. "Кочарян вывел армию! - кричала толпа у французского посольства.- Он идет против своего народа! Позор!" В руках многих мужчин появились металлические прутья, куски арматуры и камни. "Сражаться!" - кричали молодые люди в толпе.

Уличные погромы
Когда наконец на площади появился Никол Пашинян (его принесли на руках и встретили как героя), обозначилась какая-то программа действий. Оппозиционный лидер призвал всех не расходиться и ждать Левона Тер-Петросяна. К этому часу на маленькой площади собралось не меньше 100 тыс. человек. Однако ни через два часа, ни через четыре экс-президент здесь так и не появился. Все это время Никол Пашинян и присоединившийся к нему лидер Народной партии Степан Демирчян разогревали толпу горячими речами. Примерно в девять часов вечера со стороны проспекта Маштоца спецназ предпринял попытку прорваться в толпу и начать разгон. Впрочем, это было настолько небольшое подразделение, что сама операция казалась даже странной. Впустив первую шеренгу спецназа и проглотив ее, толпа вступила в яростную схватку со следующей. Раздались крики и автоматная стрельба. Через несколько минут выстрелы раздавались сразу с нескольких сторон, и было непонятно, кто стреляет. Местный журналист Арман Ванескинян схватил меня за руку и потащил в арку ближайшего со стороны проспекта дома. Отсюда было видно, как спецназ стал отступать. Их преследовали до перекрестка проспекта Маштоца с улицей Прошяна. Отсюда опьяненная победой молодежь, держа отобранные в схватке со спецназом дубинки и щиты, ринулась вниз по проспекту, переворачивая и поджигая легковые автомобили. Это была совершенно неуправляемая, безумная толпа. На моих глазах кто-то бросил камень в витрину магазина "Ереван-Сити" - уже через минуту магазин был разгромлен, и оттуда понесли ящики с конфетами, печеньем и коньяком. "Это магазин одного нашего олигарха,- крикнул мне радостно молодой парень.- Он шестерка Сержика! Так ему и надо!"

В это время на площади Мясникяна у французского посольства Никол Пашинян тщетно призывал присутствующих к порядку. "Мы осуждаем мародерство! - кричал он.- Нельзя нарушать закон! У нас мирная акция протеста! Мы запрещаем на этой площади спиртное! Наша задача - победа законным путем!" Но на проспекте Маштоца его никто не слышал.

Почерк "железного Роберта"
Поздно вечером президент Роберт Кочарян ввел в городе чрезвычайное положение на 20 дней. На внеочередном заседании парламент утвердил его почти единогласно. С этой минуты армия и полиция получали право применения самых жестких методов для разгона оппозиции. Площадь Мясникяна окружила бронетехника и военные подразделения.

В три часа ночи Левон Тер-Петросян обратился к своим соратникам с просьбой покинуть площадь. "Власти намерены пролить кровь, и мы не можем этого допустить!" - передал его слова митингующим Никол Пашинян. Несколько тысяч человек почти одновременно покинули площадь. Остались самые отчаянные. Они развели костры и собрали груды камней, чтобы защищаться. В половине пятого утра сюда вошел спецназ в сопровождении военной техники. В течение нескольких минут без единого выстрела площадь была зачищена.

В воскресенье город был запружен военной техникой и полицией. Полицейские просили прохожих не останавливаться на улицах, особенно это касалось групп более трех человек. Проспект Маштоца с останками обгоревших автомобилей и площадь Мясникяна с пятнами крови на земле были оцеплены полицией. Стали известны результаты ночных беспорядков и столкновений войск и демонстрантов - 8 убитых, от 120 до 200 раненых.

Оппозиция обвинила во всем президента Роберта Кочаряна, посчитав, что ночные беспорядки "срежиссированы" им лично. "За девять дней, пока на Театральной площади продолжалась акция протеста и там находился Левон Тер-Петросян, не было ни одного пострадавшего, ни одна витрина не была разбита,- сказал мне политолог Гагик Авакян.- Но за одну ночь, пока его не было, произошли погромы. Его намеренно не выпускали из резиденции, чтобы он не мог остановить эти провокации". По мнению оппозиции, атака и отступление спецназа в десять часов вечера, оголившие проспект Маштоца, были устроены намеренно - "чтобы провокаторы повели воодушевленную победой молодежь громить магазины". Сторонники Роберта Кочаряна считали, что он "переиграл оппозицию" и что в минувших событиях "виден четкий почерк "железного Роберта"". И те, и другие считали, что Серж Саркисян ничего не знал о плане Кочаряна, все еще единолично руководящего страной. Однако и те и другие были уверены, что беспорядки поставили под удар президентство Сержа Саркисяна, за победу которого Армении пришлось заплатить такую цену.

Ольга Ъ-Алленова, Ереван
Коммерсант,03.03.08
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован