18 февраля 2007
3744

`Выборы на Ближнем Востоке - лучший друг террориста`

Итоги года на Ближнем Востоке

В уходящем году Ближний Восток постоянно был в центре внимания СМИ и мировой общественности. Об основных событиях 2006 года в регионе и их последствиях для мировой политики нам рассказал директор Институт изучения Израиля и Ближнего Востока Евгений Янович Сатановский. Интервью взял Иван Гринько.

Что бы вы назвали главным событием уходящего года для Ближнего Востока?

Война в Ливане - фактически первая ирано-израильская война. Это событие номер один, номер два и номер три по важности.

Каковы основные итоги этого конфликта?

Иран доказал, что он может "по-сталински" - малой кровью на чужой земле - защищать свои интересы, распространяя сферу влияния не только на шиитских территориях Ближнего Востока (в том числе на арабских шиитских территориях), но и в пограничье - там, где меняется демографический баланс в пользу растущих шиитских общин.

Иррегулярные формирования "Хизбаллы" показали, что они являются чрезвычайно серьезной военной силой. Это означает, что на Ближнем Востоке (и не только там) современное вооружение и профессиональное обучение нерегулярных формирований может превратить их в военную силу, с которой даже одна из наиболее серьезных армий современного мира - израильская - справиться в разумные сроки не может. Этот опыт, несомненно, будет распространяться далеко за пределы региона и заслуживает чрезвычайно серьезного внимания.

Наконец, превращение бывшего заморского департамента Корпуса стражей исламской революции, которым в момент создания, в 80-е годы, и была "Хизбалла", в самостоятельную политическую, экономическую и военную силу, которая сегодня успешно претендует на блокирующий пакет власти в Ливане, - также весьма серьезный факт. Неслучайно, что уже в ходе ливанской войны сложился неформальный, но весьма действенный арабо-израильский блок, направленный против Ирана, его сателлитов и союзников. Причем в него входят и Египет, и Иордания, и государства Аравийского полуострова, включая как малые монархии залива, так и Саудовскую Аравию. Несмотря на всю критику Израиля, симпатии египетского, иорданского, саудовского руководства отнюдь не были на стороне "Хизбаллы".

Последует ли продолжение этого конфликта? Если да, то в какой форме?

Иран продолжает расширять сферу своего влияния в Персидском заливе и в так называемой "Дуге нестабильности", идущей через Ирак, Сирию и Ливан к Средиземному морю, окружая Израиль с севера.

Широкомасштабная гражданская война в Ливане или очередная, уже третья, ливано-израильская война - не за горами. На территории Ливана проходят беспрецедентные волнения, пока еще не перешедшие в перестрелки, но уже обошедшиеся некоторым количеством жертв. Мы можем предполагать самое серьезное развитие событий, тем более что западные миротворцы эвакуируются при первом выстреле в их сторону.

Возможно ли столкновение антииранской коалиции, о которой вы упомянули, с Ираном? В какой форме может произойти это противостояние?

Поверьте, различные заседания, встречи в закрытом режиме, переговоры руководителей разведок и военных ведомств тех стран, о которых я говорил, - вещь отнюдь не эфемерная, хотя, конечно же, ударным звеном этой группы является как раз тот самый Израиль, который на протяжении десятилетий являлся едва ли не главным вероятным противником своих арабских соседей.

Столкновения с Ираном возможны, в частности его столкновения со странами Залива в случае расширения интересов Ирана за пределы островов Абу-Муса, Малый и Большой Томб, сегодня контролируемых Исламской республикой, хотя принадлежат они Объединенным Арабским Эмиратам. Острова эти, во-первых, лежат в центре шельфового нефтегазового поля, а во-вторых, контролируют Ормузский пролив. Это же относится к расширению влияния Ирана в Ираке, в шиитских провинциях Саудовской Аравии, в первую очередь в Восточной провинции, где сосредоточена большая часть нефти и газа королевства, и, наконец, в малых монархиях Персидского залива, ибо известно, что большинство голосов на последних выборах в парламенте Бахрейна, управляемого суннитской династией, уже взяли шииты, составляющие там большинство населения.

В свое время попытка захвата большой мечети в Мекке стоила не только множества жизней, но и разрыва дипломатических отношений между Ираном и Саудовской Аравией. Сегодня, разумеется, отношения восстановлены, и на поверхности все достаточно благостно, но на самом деле конкуренция чрезвычайно жесткая.

С Израилем Иран может столкнуться опосредовано, ведя так называемую войну по доверенности - ту самую войну, которую вела и будет вести "Хизбаллла". Возможно и прямое столкновение, если руководство Ирана не снимет с повестки дня вопрос ликвидации Израиля, что наряду с ядерными амбициями Тегерана, реализуемыми стремительно как в ракетной области, так и в технологиях двойного назначения и в конечном счете в производстве ядерного оружия, безусловно заставит Израиль войти с ним в огневое взаимодействие. Опять-таки не исключено, что этот сценарий удастся изменить, если Иран и Израиль согласуют режим ненападения, даже если у Ирана будет ядерное оружие, которое негласно, но в больших масштабах есть у Израиля, и это позволит конфликту разрешиться.

То, что Иран стал в этом году одним из основных, если не основным игроком в регионе, было предсказуемо?

Да, разумеется. Американские войска своими руками ликвидировали, не желая этого, двух главных соперников Тегерана: саддамовский Ирак и "Талибан" в Афганистане. Таким образом, Иран оказался без основных региональных соперников, сковывавших его силы. В Иране помнят восьмилетнюю войну с применением химического оружия, чрезвычайно жестокую и кровопролитную, которую вели Ирак и Иран в1980-1988 годах.

Что же касается движения "Талибан", то, по сравнению с талибами, даже аятолла Хомейни казался либеральным прозападным политиком.

Убрав этих конкурентов, американцы собственными руками предоставили Ирану возможность расширяться и превращаться в региональную сверхдержаву, имеющую интересы далеко за пределами региона. Не менее могущественную в перспективе, чем Индия, а если говорить только о Ближнем и Среднем Востоке, то и чем Китай. Это полностью соответствовало иранскому политическому и геополитическому мышлению, иранским претензиям на возрождение былого могущества. Персидская империя была первой глобальной империей в истории Ближнего и Среднего Востока, на короткий период включала Египет, часть Греции и Центральную Азию, не говоря уже о значительной части сегодняшнего Пакистана и Афганистана. Разумеется, вернутся к такого рода историческим границам современному Ирану не удастся, но это вовсе не нужно делать меняя границы, достаточно обладать соответствующим политическим, религиозным, культурным и экономическим влиянием.

Еще одно громкое событие уходящего года - победа движения "ХАМАС" на выборах в Палестинской автономии. Чем обернулся прихода экстремистов к власти?

С моей точки зрения, это закономерный и стандартный для развития демократии по американским, англосаксонским моделям результат. Отнюдь не только в Палестине исламисты (в данном случае я не называю их экстремистами, поскольку в целом это исламисты, иногда радикальные исламисты, если говорить о крыле ХАМАС, возглавляемом Халедом Машалем, иногда умеренные, если говорить о крыле, возглавляемом премьер-министром палестинского правительства Ханией) приходят к власти в результате выборов. Выборы на Ближнем Востоке - это лучший друг террориста, исламистской группировки "Братьев мусульман", ХАМАС или любых других организаций, которые действуют в рамках политического ислама. Не выучить этот простейший урок могли только наши американские коллеги, которые, как всегда, многократно наступают на одни и те же грабли.

В данном случае никакой сенсацией победа ХАМАСА не стала. То же самое произошло в Египте, где несколько умерили, опять-таки под американским давлением, жесткие ограничения на приход исламистов к власти. Аналогичные процессы потихоньку происходят на муниципальных выборах в других государствах, в том числе государствах Магриба, где (как, например, в Алжире) исламисты были после жесточайшей кровопролитной гражданской войны изгнаны из власти.

То же самое произошло и в Палестине. Это закономерный итог коррумпированности ФАТХовского правительства, закономерный итог чрезвычайной усталости населения от революционной риторики, в результате которой на протяжении многих лет преступность увеличилась, криминогенная ситуация, рэкет в отношении бизнесменов, жесточайшая конфликтная ситуация с Израилем, деградация в экономике и социальной сфере достигли всеобщего максимума. В этой ситуации голосование за исламистов, которые не были у власти и не отвечали по счетам правительства Арафата, казалось единственной альтернативой. Тем более что голосование было проведено, как и все в арабском мире, кланово - по племенному признаку. Были некоторые племенные кланы, которые проголосовали за ХАМАС, были те, которые проголосовали за ФАТХ, поэтому Палестина действительно находится на грани серьезнейшего кланового конфликта, переходящего в гражданскую войну, и это тоже следствие того, что ХАМАС пришел к власти. Но общая деградация палестинского социума стала главным результатом так называемого мирного процесса, а точнее - террористической войны, которую последние полтора десятилетия по некоторому политическому недоразумению называют мирным процессом.

Перспектива мирного урегулирования арабо-израильского противостояния приблизилась или отдалилась?

Если говорить о противостоянии Израиля с большей частью умеренных суннитских режимов, включая тех, с которыми у него нет дипломатических отношений (в Северной Африке, в странах Аравийского полуострова), урегулирование близко - хотя бы потому, что иранская угроза, шиитская угроза, исламистская угроза заставляют режимы, которые боятся за собственное будущее, практически смотреть на вещи и понимать, что не будущее палестинского народа, а их собственное выживание сегодня под ударом и под угрозой, причем отнюдь не Израиль угрожает этому выживанию.

А в отношениях Израиля с ближайшими соседями?

Что касается отношений Израиля с Ливаном и Сирией, то ни о каком урегулировании сегодня речи быть не может, напротив, ситуация значительно обострилась.

Если же говорить о взаимоотношения Израиля с палестинцами, то никакого урегулирования здесь не будет на протяжении поколений, до той поры, пока палестинцы не обретут национального лидера, который любой ценой, может быть - гражданской войны, большой или малой крови, уничтожит своих соперников. В этом случае Палестина пойдет по пути производительной деятельности во имя будущего палестинцев, а не "революционной борьбы за права палестинского народа", бесконечных претензий к Израилю по территориальным вопросам и финансовым выплатам, бесконечных выпрашиваний миллиардов долларов у мирового сообщества. Иначе Палестина обречена на стагнацию, волна за волной коррумпированные чиновники будут делить все новые и новые уменьшающиеся транши помощи, сама же Палестина постепенно превратится в такой же район нищеты и преступности, наркоторговли, в какой превратились бразильские фавелы, находящиеся по соседству с Рио-де-Жанейро.

Палестинское государство - это уже фантазия, политическая фантазия многочисленных чиновников и журналистов, которые, спекулируя на палестинской проблеме, получают зарплаты в рамках Организации Объединенных Наций, Европейского Союза и многочисленных отделов по мирному урегулированию в государственных департаментах и министерствах иностранных дел.

Существуют ли пути решения палестинской проблемы?

Палестинская проблема сегодня - это уже не урегулирование отношений с Израилем, палестинская проблема - это отсутствие палестинской экономики, которая не в состоянии развиваться вне гарлемского режима непрерывных внешних траншей. Палестинская проблема - это отсутствие режима безопасности, это отсутствие какой бы то ни было власти, способной заняться тем, чтобы подмести мусор на улицах и заасфальтировать их, вместо того чтобы тратить деньги на вооружение.

Российская внешняя политика в регионе может занести себе этот год в актив?

Российская внешняя политика в регионе в виде долгосрочной стратегии отсутствует, как и российская долгосрочная политика в любом другом регионе. Что касается тактики реагирования на происходящее, безусловно, Россия может говорить о том, что мы научились, по крайней мере, реагировать на изменения.

Мы быстро и эффективно отреагировали на ситуацию в Палестине. Как бы ни критиковали российских исполнительных персонажей и всю вертикаль власти в целом за приглашение в Москву представителей ХАМАСа, это был блестящий пиар-ход, который оправдал себя с точки зрения популяризации России на внешнеполитическом поле.

Россия чрезвычайно позитивно взаимодействовала с Ираном, хотя бы потому, что успела не поссориться с ним, в отличие от наших западных коллег, и не пошла у них на поводу. При этом не пойдя на поводу и у иранских коллег, ибо известно, что наши союзники с Запада и наши сателлиты и союзники с Востока с равным успехом пытаются стравить нас и Соединенные Штаты, нас и Запад в целом - с тем чтобы Россия, как и Советский Союз, опять загребала для них каштаны из огня.

Россия сегодня смогла не поддаться на чрезвычайно серьезное искушение послать миротворческий контингент в Ливан. Отправка туда мостостроительных батальонов была чрезвычайно правильным и очень хорошо отформатированным ответом на призывы ливанцев о помощи. Мы помогли Ливану, не беря на себя обязательств, которые невозможно было выполнить, как это сделали европейцы (итальянцы, немцы, французы), в частности, обязательств по разоружению "Хизбаллы", согласно еще прежним резолюциям Организации Объединенных Наций, включая резолюцию 1559.

Мы не стоим сегодня в качестве прослойки между молотом и наковальней ни в одной стране Ближнего и Среднего Востока. Это величайшее достижение современной российской политики - в отличие от политики советской, в ходе которой многочисленные хвосты вертели нашей собакой.

Что может ожидать регион в 2007 году?

Регион будет ожидать серия конфликтов, усиление Ирана, сопротивление усилению Ирана, не исключена сирийско-израильская война, тем более что Сирия для Ирана - то же самое, что Германия для Италии, в конце концов будет сдана в угоду региональным интересам Тегерана. Не исключено, что произойдет гражданская война в Ливане и чрезвычайно серьезный конфликт с участием Израиля, если "Хизбалла" вновь нанесет удар по израильской территории. Можно ожидать волнения в шиитских общинах, в первую очередь в шиитских общинах Залива. Регион стоит на грани распада Судана, и конфликт в Дарфуре, скорее всего, только ужесточится, точно так же, как это произойдет и с югом Судана, который постепенно в качестве страны идет к прекращению своего существования и, скорее всего, на референдуме независимости юга в качестве единого государства перестанет существовать.

В Сомали будет продолжаться война, в которую втянута Эфиопия, но режим "исламских судов", новый "Талибан" Африканского рога на территории Сомали, скорее всего, будет достаточно успешен. Что же касается стран Магриба, то будет подъем исламизма, подъем терроризма, очередные взрывы и попытки взрывов на территории в Марокко, очередные теракты на территории Алжира и, разумеется, усиление смены власти как фактора, который может чрезвычайно серьезным образом повлиять на Ближний Восток и в Омане, где у султана Кабуса нет наследников. Аналогичная ситуация и в Ливии, где Муамарру Кадаффи едва ли будет наследовать кто-либо из его сыновей. Наконец, в Египте, где система этому теоретически не препятствует, сын Мубарака будет усиливаться в качестве приемника своего отца, если история ему даст достаточно времени. Что же касается Палестины, гражданская война, если она там будет, скорее всего распространится на территорию Иордании, поставив под угрозу существование хашимитской монархии. Стоит ожидать усиления радикализма в Афганистане, где "Талибан" отнюдь не разгромлен, усиление радикализма в Пакистане с угрозой окончательной потери правительственного контроля в Белуджистане, Вазиристане на границе территории племен.

Увеличится угроза распространения оружия массового уничтожения, в первую очередь в пакистанской территории. Вероятнее всего, произойдет полный распад и деградация Ирака, при том что Курдское государство на севере не объявлено государством пока исключительно исходя из опасности столкновения с Турцией. Ирак станет зоной еще одной гражданской войны, как сказал иорданский король Абдалла II - "войны всех против всех", где "Аль-Каида" будет соревноваться за контроль за суннитскими территориями вместе с бывшими баасистами и лидерами шейхов и кланов, где будут уничтожаться христианские общины, точно так же, как они почти уничтожены в Палестине и в других регионах исламского мира. Картина безрадостная, но, к сожалению, сегодня ни о каком оптимизме по отношению к Ближнему и Среднему Востоку говорить не приходится.

Неужели нет совсем никаких поводов для оптимизма?

Есть один хороший момент. Цинично, но тем не менее для государственного бюджета Российской Федерации умиротворение Ближнего Востока гораздо менее позитивный фактор, чем для американского потребителя бензина, ибо снижение цен на энергоносители для нашего бюджета катастрофично.

Данная ситуация, за которую, в отличие от 70-80-х годов, мы никак не отвечаем, возникла благодаря американской политике, благодаря тому, что американцы там распространяют демократию с таким же безумным фанатизмом, как мы распространяли марксизм. Эта ситуация спасительна для нашего бюджета, наполняемого все-таки в зависимости от уровня цен на энергоносители, несмотря на все заклинания по высоким технологиям, образованию и еще недобитой науке. К этому стоит добавить, что для нас, с точки зрения чисто эгоистической, не менее важно, что многочисленные террористы в Ираке и Афганистане заняты не нами, а польскими, английскими и американскими войсками.

26.12.06

Полит.ру
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован