Эксклюзив
Пляйс Яков Андреевич
01 ноября 2017
707

Выстуление Я.А. Пляйса на парламентских слушаниях по 100-летию революции 1917 года в России: "Позитивное и негативное воздействие теории и практики советского и иного социализма на мир"

Main i

О великих событиях, особенно о событиях всемирно-исторического масштаба, к которым, вне всякого сомнения, относится и Октябрьская революция 1917 года в России, всегда спорят и еще долго будут спорить. При этом спорящие нередко занимают диаметрально противоположные позиции (либо все белое, либо все черное или, что еще хуже – было белое, стало черным), забывая при этом, что история любой страны всегда многоцветная, что при оценке исторических событий нельзя руководствоваться принципом или «все хорошо», или «все плохо».

Диалектика исторического развития любой страны невероятно сложна и, чтобы извлечь необходимые уроки (что, безусловно, необходимо), надо учитывать максимально возможную сумму достоверных фактов, не отвергая те из них, которые противоречат взглядам или концепциям авторов. При этом надо также помнить, что отношение к истории всегда весьма субъективно, относительно и потому неполно. В том числе из-за того, что в ней много тайного, скрытого, подспудного, что оно замешано на субъективных эмоциях.

Мое следующее принципиально важное замечание состоит в том, что российская история XX века была во многом трагична. Прежде всего потому, что социальные революции, произошедшие у нас в этом веке, были разнонаправленными, фактически контрреволюциями по отношению к предыдущим. Иначе говоря, они не дополняли, не развивали предшествующие, а ниспровергали то, что создали те, которые происходили раньше. Октябрьская революция 1917 года сокрушила идеалы Февральской того же года и заодно достижения революции 1905-1907 годов, а либеральная революция 1990-х годов, ничтоже сумяшися, расправилась с идеалами Октября и заодно с советским социализмом. Разрушить до основания, а затем… Именно в этом смысле последующие революции были антиподами предыдущих и разворачивали нашу историю в обратном направлении, круша созданное ранее. Надо ли доказывать, что это не только тормозило наше движение вперед, но и отбрасывало нас далеко назад. Достаточно вспомнить, насколько нас отбросила либеральная революция 1990-х годов.  Отсюда вывод: с контрреволюциями в России надо покончить раз и навсегда. Иначе толку никакого не будет.

Но тормозило наше развитие не только это, а еще и серьезные недостатки в нашей внутренней и внешней политике. О последней и пойдет речь дальше.

 

* * *

О позитивном воздействии социализма на мир и на международные отношения сказано и написано очень много. И за годы советской власти, и даже после. Поэтому нет особой необходимости подробно останавливаться на этой теме. Тем не менее, обобщая, можно по этому вопросу констатировать следующее.

Прежде всего надо сказать о том, что, порыв Советской России к социальной справедливости оказал серьезное влияние на внутреннюю политику стран классического капитализма. Установка на социальное и иное равенство, которую декларировала Октябрьская революция, быстро приобрела сначала европейскую, а затем и всемирную популярность. Сделать мир и заодно международные отношения более справедливыми стало лозунгами ХХ века.

Далее надо отметить, что большой заслугой СССР было оказание всемерной поддержки народам колониальных и полуколониальных стран в их борьбе за национальное и социальное освобождение. А после достижения независимости наша страна оказывала огромную помощь этим странам в создании современной по тем временам экономики (прежде всего промышленности), социальной инфраструктуры и пр. Особая помощь оказывалась Китаю.

Внедрение цивилизационных институтов и цивилизационных форм жизни в Центральной Азии также является достижением Советского Союза. При этом надо отметить, что в основном это осуществлялось за счет России

Исключительно важным достижением советского социализма было и то, что российское общество, в целом (а не только Центрально-азиатские народы) кардинально, качественно изменилось в цивилизационном отношении. Значительная цивилизационная отсталость, которая отделяла нас от передовых европейских народов многие столетия и которую пытались преодолеть, начиная с Петра I, практически все российские правители, была в основном преодолена в годы Советской власти. Сегодня у нас качественно иное, по сравнению с 1917 годом более высокоразвитое общество и в целом вполне сравнимое с западными.

Раскол мира на два противоборствующих антагонистических лагеря, случившийся в октябре 1917 года, имел не только негативное воздействие, но и позитивное.

Позитивное воздействие биполярности состояло и в том, что в политике СССР мир видел реальную альтернативу, понимая, что кроме капитализма и его империалистической политики есть еще мир социализма с его политикой поддержки борьбы народов, борющихся за свое национальное и социальное освобождение, за более справедливые международные отношения.

Переходя к негативному воздействию, надо отметить, прежде всего, что в результате жесткой конфронтации мир достаточно часто оказывался на грани тотального взаимного уничтожения. В связи с этим достаточно вспомнить Карибский кризис 1962 года. Однако такая конфронтация была не только следствием советской внешней политики, но и антагонистической политики США и их западных союзников.

Но главное, о чем хотелось бы сказать в связи с негативным воздействием теории и практики советского и иного социализма на мир, заключается не в этом. Оно состоит в том, что, исходя из своей идеологической теоретической доктрины создания модели такого социального устройства, которая была идеалом и примером для всего мира, Советская Россия, а затем уже СССР стремился реализовать эту доктрину на практике. И дело не столько в том, что СССР продвигал эту идею и концепцию, обосновывая ее гуманистическую прогрессивную сущность, и в том, как он это делал, т.е. как он реально занимался экспортом революции, начавшимся сразу же после Октября 1917 года.

Инициировав в 1919 году создание Коммунистического интернационала и всемерно способствуя образованию коммунистических, рабочих и других левых партий везде, где это было возможно, всеми мерами поддерживая и стимулируя борьбу этих партий против действующих в их странах режимов, СССР фактически занимался экспортом революции и подрывной деятельностью, вмешательством во внутренние дела других стран.

Совершенно очевидно, что эти страны не могли оставить такую деятельность без последствий, т.е. не реагировать на нее не только преследуя коммунистов и других левых, запрещая их деятельность, но и организуя контрработу против СССР.

Подрывную деятельность СССР против стран Запада, на мой взгляд, следует отнести к негативному воздействию теории и практики советского социализма на мир. Такая деятельность серьезно обостряла международные отношения, дестабилизировала их.

Объективности ради следует заметить, что подрывной деятельностью в различных видах и формах против других государств, особенно против неприятельских, занимались и занимаются все государства, в том числе сегодня. (Вспомним, для примера, так называемые «цветные революции», а на самом деле государственные перевороты, которые интенсивно организуют США и их союзники в республиках бывшего СССР и в странах Ближнего Востока).  Однако масштабы деятельности Советского Союза против стран Запада были не только несопоставимы с тем, что делалось прежде, в том числе царской Россией, но и характер этой деятельности был необычным, так как в ее основе лежала идеология, направленная против сущности капиталистического строя. Это, во-первых. Во-вторых, основным орудием подрывной деятельности были целые организации – политические партии. Все это в совокупности создавало серьезную угрозу для западных стран. По мере развития СССР и расширения его возможностей эта угроза росла, побуждая Запад искать эффективные контрсредства и контрдействия.

Особенно активно СССР вел себя на международной арене после Второй мировой войны, превратившись в сверхдержаву. Концепция некапиталистического пути развития, или пути развития к социализму минуя капитализм, оказания всемерной поддержки народам, борющимся за свое национальное и социальное освобождение, очень дорого обошлась СССР[1], вела к перенапряжению его сил и возможностей и, в конечном счете, на мой взгляд, была одной из причин его крушения. Поэтому нереалистичные внешнеполитические концепции, (особенно основанные на догматической теории) очень дорого обошлись нашей стране, фактически стоили ей жизни.

Здесь мне хотелось бы обратить особое внимание на одно крайне важное обстоятельство. Состоит оно в том, что извечные законы формирования и развития международных отношений, особенно отношений между великими державами предполагают борьбу между ними за свои национально-государственные интересы. В арсенал средств этой борьбы входит и подрывная деятельность. Ее цель состоит не только в том, чтобы добиться определенных преимуществ для своей страны, но и насколько возможно распространить свою модель по внешнему миру. Это связано не только с СССР (моделью советского социализма) или США (демократия по-американски), но и с восходящей новой сверхдержавой – Китаем («Новая эра социализма с китайской спецификой»). На последнем аспекте хотелось бы остановиться особо.

На состоявшемся 18-24 октября 2017 года 19-м съезде КПК говорилось не только о том, что за последние несколько лет Китай перешел от роли игрока на международной арене к лидеру, определяющему повестку глобальных процессов, но и о том, что необходимо сформировать более справедливые международные отношения нового типа, основой которых являлись бы сотрудничество и взаимный выигрыш. Говорилось и о том, что на примере китайского пути человечеству будет продемонстрирована новая модель развития в его поиске к лучшему общественному строю.

«Мы должны, – говорил на съезде председатель КНР Си Цзиньпин в своем программном выступлении, – относиться друг к другу с уважением, проводить равноправные консультации, решительно отказаться от менталитета холодной войны и политики силы… Разногласия надо решать через диалог и партнерство, а не конфронтацию и блоковое мышление».[2]

Объявляя на съезде о «новой эре социализма с китайской спецификой», Си Цзиньпин утверждал в своем программном докладе, что Китай «ни при каких обстоятельствах не откажется от своих законных прав», но и не станет жертвовать интересами других стран ради собственной выгоды». Какого бы уровня в своем развитии ни достиг Китай, он никогда не будет претендовать на гегемонию», – заявил председатель КНР.[3]

По мнению эксперта международного клуба «Валдай», главного научного сотрудника Центра по изучению мировых проблем при агентстве «Синьхуа» Шэн Шиляна, Китай хочет дружить со всеми. Было бы неверно считать, что Пекин претендует на одну из ведущих ролей в системе глобального управления. «Нас преждевременно выдвинули к центру мировой арены: пока у страны для этого мало опыта и возможностей», – считает Шэн Шилян. «Возможно, – отметил он далее, –наш опыт мог бы стать моделью для других развивающихся стран, но – подчеркну – лишь одной из возможных моделей. При несомненных успехах у Китая остается еще много внутренних проблем, над которыми нужно работать. Наша главная задача – сделать процветающим собственный народ. И в конечном счете эта цель является приоритетом наших внешнеполитических устремлений. И тогда процветающий Китай сможет предложить миру какую-то альтернативу». [4]

Не утруждая далее читателя новыми цитированиями, отмечу, что Китай начинает вести себя примерно также, как вели и ведут себя все другие сверхдержавы. По-другому и быть не может, потому что в таком поведении есть определенная логика, вытекающая из природы, статуса и жизнедеятельности сверхдержавы.

Заканчивая свои размышления, отмечу, что особое значение в стратегии и тактике всякой сверхдержавы играет идеологическое содержание ее внешнеполитической концепции. Чрезмерная идеологизация внешнеполитической деятельности наносит большой вред. (В скобках замечу, что идеологическая основа внешнеполитической деятельности, безусловно, необходима, но чрезмерная идеологизация вредна) В каждом случае, о которых говорилось выше, это содержание было идеалистическим, фактически утопическим и очень дорогостоящим, но, чтобы быть притягивающим, привлекательным, оно должно было быть таким. В конечном счете утопичность становилась очевидной, в ней разочаровывались, но затем все повторялось. Именно в этом, главным образом, состоит негативное содержание теории и практики советского социализма на мир.

Еще один существенный парадокс международных отношений состоит в том, что, несмотря на драматический опыт недавней биполярности (США – СССР), мир в очередной раз движется к этому же состоянию. Однако это будет биполярность другого типа. При всех опасностях, проблемах и сложностях, которые связаны с этим состоянием, оно все же яснее и определеннее, чем хаос и неопределенность многополярного мира. Парадокс состоит в том, что при всех опасностях и сложностях биполярного мира он более предсказуем, чем многополярный.

Но это уже другая тема и для другой конференции.

 

 

[2] К. Волков. Китай озвучил планы. Российская газета. 2017. 19 октября.

[3] Е. Забродина. Пекин без претензий. Российская газета. 2017. 20 октября.

[4] Там же.

 

Я.А. Пляйс

д.и.н., д.п.н., профессор

Департамента политологии

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован