19 февраля 2007
1538

Выступление аудитора Счетной палаты РФ Панского В.Г. на парламентских слушаниях

Уважаемые участники парламентских слушаний!
Во-первых, спасибо за приглашение и за возможность выступить. Я хотел бы сказать, что мне сегодня сложно выступать, потому что я вроде бы приглашен как бывший министр финансов и как аудитор Счетной Палаты должен выступать, но в то же время я должен сказать, что позиция коллегии Счетной Палаты, а мы обсуждали на коллегии все замечания, которые мы представили в Государственную Думу по Бюджетному кодексу, совпали, так сказать, с моей позицией. Я не буду останавливаться на позиции Счетной Палаты, поскольку здесь присутствует заместитель председателя, я думаю, что он выступит, я хотел бы остановиться на наиболее принципиальных вопросах.
Во-первых, я должен сказать, что, безусловно, кодекс нужен. Ни у кого, наверное, из присутствующих сегодня на слушаниях не вызывает сомнения эта постановка вопроса. Сегодня, к сожалению, нет единого нормативного документа, законодательного документа, который регулировал бы все бюджетные процессы в стране. Есть, к сожалению, устаревшие законы, которые уже сегодня не могут быть действительными. Есть постановления Правительства, есть указы Президента, но такого единого законодательного документа нет, и я согласен с Ириной Сергеевной о том, что он нужен, и как можно быстрее его нужно принимать.
В то же время я должен сказать, что, и опять же я соглашусь с госпожой Флягиной, что поспешать надо не торопясь, потому что это документ, который должен быть принят. Он будет и обязан жить не одно десятилетие. Малейшие отступления от существующего положения или же неувязки, а их сегодня очень много в проекте Бюджетного кодекса, они не позволят вообще стать ему тем документом, которого мы ждем.
Я не буду говорить о многих вопросах и неувязках, которые там есть, заключение наше есть в Государственной Думе, мне хотелось бы остановиться буквально на нескольких вопросах, которые носят, я считаю, принципиальный характер, несмотря на то, что Государственная Дума приняла в первом чтении уже проект этого документа. Все-таки к вопросам политики, бюджетной политики, к вопросам экологического построения этого документа, я думаю, что надо еще вернуться. Здесь нельзя просто постатейно вносить поправки, потому что нужны принципиальные, на мой взгляд, изменения в этот документ.
О чем идет речь в первую очередь? Речь идет, и все разработчики этого документа говорили об этом, самый главный вопрос, который должен быть решен, и я считаю, что он сегодня не решен в проекте Бюджетного кодекса, - это вопрос бюджетных взаимоотношений субъектов Федерации, федерального бюджета и бюджетов субъектов Федерации, и местных бюджетов. Без решения этой проблемы вообще принятие этого кодекса теряет всякий смысл.
Другое дело, Оксана Генриховна в своем вступительном слове сказала, что рабочая группа уже какие-то поправки внесла в этот документ, но, как я понял, что эти поправки все-таки касаются порядка выдачи или оказания финансовой помощи по факту, а не касаются принципиальных вопросов вообще: кто нуждается в такой поддержке, на каких принципах строится такая поддержка, как, и Правительство правильно настаивает на том, что должен быть образован фонд, но как он должен быть образован, на каких условиях и на каких принципах.
Вы посмотрите бюджетные процессы последних лет, начиная с бюджета 1992 года. Камнем преткновения и в Думе, и в Совете Федерации особенно, вставал вопрос о том, что все, большинство Думы и Совет Федерации, все буквально недовольны тем принципом, на котором сегодня строится образование фонда финансовой поддержки, и методология выделения средств из этого фонда. Но каждый раз времени не хватает, бюджет надо принимать, пусть плохой, давайте, и наше уважаемое Федеральное Собрание, я так понимаю, исходит из того, что без бюджета жить нельзя, лучше такой бюджет, чем никакой, будет следующий бюджет - на следующем бюджете мы поправим и внесем, сделаем такой фонд финансовой поддержки, который всех устроит: и федеральный центр, и субъекты Федерации.
Я думаю, что если мы опять будем откладывать это, опять все это будет повторяться. Исходя из этого, думается, что именно в Бюджетном кодексе должно быть прописано: если это фонд финансовой поддержки, значит четко должно быть сказано, что это фонд финансовой поддержки; если он есть, тогда должна четко быть прописана методология его образования, как он образуется, чтобы потом, при принятии бюджета каждый год не было споров. Все это должно быть заложено в кодексе. Это должен быть документ прямого действия, он не должен отсылать нас к каким-то специальным законам, которые будут когда-то приняты. А когда они будут приняты? Если мы примем Бюджетный кодекс без этого, то кто знает, сколько времени потом понадобится для того, чтобы разработать эти законы. А если эта проблема не решена в Бюджетном кодексе, то вообще в его разработке и принятии просто нет необходимости. Это один из серьезнейших вопросов.
Что еще хотелось бы сказать? Бюджетный кодекс строится в соответствии с методологией и расчетами, которые заложены в Налоговый кодекс, который тоже принят сегодня в первом чтении. Что надо сказать? Есть отдельные шероховатости. То, что есть в Налоговом кодексе, в Бюджетном кодексе отражения не нашло. Но это мелочи, все это можно поправить. Вопрос в том, что Налоговый кодекс сегодня показывает, даже проект бюджета 1998 года показывает, что Налоговый кодекс ухудшает положение субъектов Федерации. Я не буду приводить много цифр, вы знаете, какое распределение сегодня, в 1997 году, в бюджете 1998 года заложено. Это говорит о том, что число так называемых дотационных регионов будет не уменьшаться, а увеличиваться, потому что такое будет распределение налогов. Проблема эта не будет ослабевать в ближайшие годы, если Налоговый кодекс будет принят в том виде, в каком он есть, а Бюджетный кодекс пойдет за ним.
Второй вопрос, на котором мне хотелось бы остановиться. Это вопрос кассового исполнения бюджета или казначейского исполнения бюджета. Здесь, в Бюджетном кодексе, это опять же не положение прямого действия. Опять ставится вопрос о том, и Оксана Генриховна сказала, что уже вроде бы и решения приняты, чтобы счета перевести в учреждения Центрального Банка Российской Федерации. Я думаю, что речь не об этом должна идти. Речь должна идти о том, что, не отрицая необходимость принятия специального закона о казначейской форме исполнения федерального бюджета, речь должна идти о том, что казначейство - это прежде всего банк, который должен исполнять. То есть, не должно быть вообще ни Центрального Банка, не должно быть коммерческих банков. Казначейство - оно единственное должно заниматься исполнением бюджета. И это в кодексе должно быть четко прописано.
Следующий момент. В кодексе все-таки надо прописать и положения, основные моменты, которые потом найдут отражение в законе, если он не будет до этого времени принят, о казначейской системе исполнения бюджета; положения о том, а как же вообще производится финансирование.
Я думаю, что речь должна идти о том, что бюджетополучатели не должны, за небольшим исключением, за исключением расходов на зарплату, на командировочные, на стипендии и так далее, вообще не должны получать денег как таковых. Они должны получать право на получение денег. А счета по их расходам, которые предусмотрены в бюджете, должны оплачивать органы федерального казначейства. Только так. Иначе мы будем продолжать практику прокручивания денег, разбазаривания денег, прямого воровства и использования денег не по прямому назначению. Только так, и это должно быть прописано в кодексе.
Далее. Второй вопрос. Надо в Бюджетном кодексе прописать и вопрос о том, как, на каких условиях выделяются, непосредственно оплачиваются счета органами федерального казначейства. То есть, речь идет об эффективности использования бюджетных средств. Надо определить, до какой суммы. Я не знаю, может быть, у нас инфляция практически закончена; может быть, уже и в рублях можно и в минимальных заработных платах. Надо определять, на какую сумму бюджетеполучатель имеет право сам принимать решения, кому, у кого покупать тот или иной товар, и т.д. И речь идет о крупных затратах бюджетополучателя, где должен быть тендр и так далее.
То есть, вот эти процессы, мне кажется, все должны быть прописаны в Бюджетном кодексе, иначе это будет опять же декларативный документ.
Что еще? В Бюджетном кодексе есть очень много нововведений. Нововведения, прежде всего, вытекают из Налогового кодекса, но есть и нововведения, которые нельзя отрицать, которые действительно нужны, но эти нововведения существенно меняют финансовую обеспеченность бюджетов всех уровней: и федерального бюджета, бюджетов субъектов Федерации, кстати, и местных бюджетов. Не случайно сегодня был задан вопрос о подоходном налоге. Действительно, в Бюджетном кодексе предусмотрено, что все 100 процентов подоходного налога будут зачисляться в местные бюджеты. Есть такое положение.
Второй вопрос. Меняется структура использования налога на добавленную стоимость. Если сегодня 75 процентов остается в федеральном бюджете, то предлагается 20 процентов от ставки 22. Много и других позиций. Надо себе четко и ясно представить, что это вообще даст. Примут законодатели этот Бюджетный кодекс. Как это отразится на финансовом положении, на экономическом положении всех участников бюджетного процесса?
Мне кажется, что не только принимать, но и обсуждать Бюджетный кодекс без экономических обоснований, без экономической опробации, к чему это приведет, вообще бессмысленно. Иначе мы просто можем принять документ, по которому жить в стране, правильно здесь говорят, ни одно десятилетие, и который мы завтра же начнем пересматривать, как только столкнемся с рассмотрением бюджета на очередной год.
И последнее, что мне хотелось бы сказать. Я не буду на мелких вопросах останавливаться. Есть один, может быть, непринципиальный вопрос, но вопрос, я считаю, очень важный, вопрос терминологии. Не зря представитель Саха-Якутия задал вопрос по поводу того, что по-разному называются фонды, очень много путаницы в бюджете, в Бюджетном кодексе.
Мне хотелось бы поднять один вопрос из этой терминологии. Это вопрос, как называть бюджеты субъектов Федерации. Есть понятие "бюджет субъекта Федерации". Когда читаешь, создается впечатление, и это вытекает из логики, из Конституции, что бюджет субъекта Федерации охватывает весь комплекс бюджетов. Субъект Федерации - это не только центральная власть - Правительство области или президент республики, входящие в состав России. Нет. Субъект Федерации - это имеется в виду, что это именно центральная часть. Местные бюджеты. Сегодня все равны. Нельзя сегодня говорить: республиканские бюджеты и областные бюджеты. Раньше по крайней мере была четкость на этот счет. Субъект Российской Федерации - это все-таки бюджеты все. Здесь же имеется в виду именно эта часть бывший областной бюджет. Противоречие Конституции состоит в том, что когда субъекта Федерации бюджет называете, имеете в виду только маленькую часть. Вот в чем дело. Дальше где-то проскакивает понятие "региональный бюджет". Есть такое понятие.
Я не знаю, правильно это или неправильно, но надо с этой терминологией все-таки разобраться. Это вопрос второго и третьего чтения.
Спасибо за внимание.

Материалы предоставлены Комитетом Государственной Думы РФ по бюджету, налогам, банкам и финансам

Материалы подготовлены Агентством экономико-правовых консультаций и деловой информации - "АКДИ Экономика и жизнь" на основе информации Государственной Думы ФС РФ

http://www.akdi.ru/gd/budg_kom/p23-09/p5.HTM
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован