Эксклюзив
Панина Елена Владимировна
31 октября 2017
636

Выступление Е.В.Паниной на парламентских слушаниях: "100-летие революции 1917 года в России: международные аспекты"

Елена Владимировна Панина - профессор, д.э.н., депутат, член Комитета по международным делам, руководитель Рабочей группы по подготовке парламентских слушаний
Main %d0%bf%d1%81 3

Действительно, когда мы сегодня рассматриваем все вопросы, связанные со 100-летием русской революции, включая и февральскую, и октябрьскую, и я бы, даже взяли и раньше период, мы не можем обойти вниманием аспекты внешнего влияния на революционные процессы и особенно на последующую за революцией Гражданскую войну.

Безусловно, вот давайте сразу оговоримся, причины революции были внутренними. Это, конечно, колоссальные внутренние противоречия, которые сложились к тому времени в стране и которые из первой русской революции ещё не были решены.

Ну, надо сказать, что, конечно (и об этом говорил и Владимир Вольфович Жириновский), где-то к началу XX века, к 1913 году, Россия делала колоссальные успехи в экономике, но тем не менее многие противоречия были не преодолены. Ну и к этому добавилась, конечно, полнейшая неспособность царского государственного аппарата сохранить контроль над буквально надорвавшейся в ходе войны страной.

Надо сказать, что процветала страшная коррупция, особенно в сфере оборонных заказов. И если накануне, в первые дни войны, в начале войны, крупные промышленники создали военно-промышленные комитеты, которые пытались как-то упорядочить, оздоровить практику военных заказов, то и это не получилось. Они были оттеснены от принятия реальных решений коррумпированной высшей бюрократией.

Вот всё это наслаивалось одно на другое. Притом что оформились два заговора: один вокруг Земгора (князь Львов, Рябушинский, Гучков), другой - это социалисты (Керенский, Чхеидзе, Скобелев). Но причины, конечно, были внутренними, но не без внешнего влияния.

И вот я хочу привести слова историка русской армии, который жил в эмиграции и писал много по поводу и русской армии, и революции. Это Антон Антонович Керсновский. Он писал так: "Можно и должно говорить о происках врагов России. Важно то, что эти происки нашли слишком благоприятную почву. Интриги были английские, золото было немецкое, но ничтожество и предатели были свои, русские. Не будь их, России не были бы страшны все козни преисподней". Ну, кстати, наверное, это можно сказать и о разрушении Советского Союза.

Хочу сразу, конечно, здесь принципиальное отличие дать. Сегодня очень много говорят, проводят параллелей начала нашего, XXI века, с началом XX века, говорят о цветной революции. Всё-таки мы не будем сравнивать революционные события и Великую революцию, которая произошла в начале XX века, с цветной революцией, как мы её понимаем в сегодняшнем восприятии.

Россия перед Февральской революцией - это не банановая республика, которая могла бы поддаваться прямому манипулированию. Россия в тот период времени, как, впрочем, и сейчас... Россия в тот период времени была мировой державой, одним из ключевых игроков мировой политики. И исход, ход и исход первой мировой войны в значительной мере, конечно, зависел от позиции России. Поэтому напрямую выводить революцию, событие всемирного масштаба, из закулисных действий западных дипломатов и спецслужб, которые имели место быть, безусловно, это было бы всё-таки наивно. По крайней мере, наивно.

Но тем не менее вот попытки использовать революционные потрясения для ослабления России, они начались ведь ещё задолго до 1917 года. Очень интересно и показательно в период первой русской революции 1905 -1907 годов, как поддерживалась деятельность террористических организаций на территории Российской империи. В первую очередь, боевая организация эсеров, которой руководил небезызвестный Савенков. Шли миллионы, миллионы франков, особенно после какого-нибудь очередного убийства. Вот из мемуаров Савенкова: "В Женеве после убийства Плеве, министра внутренних дел, царило радостное оживление. В боевую организацию поступали многочисленные денежные пожертвования".

Надо сказать, что и многие издания, газеты (и "Революционная Россия" эсеров, и "Рабочая мысль", и "Искра"), они издавались все за рубежом (в Женеве, Берлине, Лейпциге, Мюнхене) и перевозились в Россию. В общем, шла достаточно серьёзная информационная война.

Информационная война ещё была и она... Вот тоже есть аналогия как бы с сегодняшним днём. Она велась во всех газетах, не только зарубежных, но и российских. Демонизировалась власть. Нужно было власть демонизировать, скомпрометировать любым способом.

Появлялись мерзкие карикатуры на Николая II и на вообще всю царскую семью. На протяжении всей Первой мировой войны, если уже говорить о позиции наших союзников по войне, значит, по Антанте, то Англию, которая, в общем-то, играла тут ведущую роль вот этого влияния такого на события в России, её беспокоило не то, что тяжёлое поражение у России было как союзника её на фронтах, а возможное послевоенное усиление России, в смысле в случае победы. И поэтому вот радость по поводу революционных, произошедшей революции среди правящих кругов Англии, на мой взгляд, она была даже неприличной. Ллойд Джордж, премьер-министр, узнав об отречении Николая II, воскликнул: "Одна из целей войны теперь достигнута". И уже 23 декабря 1917 года на англо-французских переговорах в Париже было принято решение о разграничении зоны интересов по территории бывшей Российской империи. И ведущие страны Запада, плюс Япония, они уже не скрывали своих планов расчленения России. Вот сейчас некоторые архивы в Америке тоже рассекречены. Так вот в 1918 году Госдепартамент США составил карту России, на ней граница нашей страны ограничивалась только Среднерусской возвышенностью - территория 1000  километров в длину и 500 в ширину. Всё, это даже меньше Московского княжества. Было и заключено также тайное соглашение о разделе влияния. Ну, и, как известно, конечно, и гражданская война, она началась с чего - она началась мятежом Чехословацкого корпуса в мае 1918 года. И никто иной, как первый президент Чехословакии Томаш Масарик в 1920-е годы называл Чехословацкий корпус автономной армией, но в то же время и составной частью французской армии. Мы зависели в денежном отношении, писал он, от Франции и Антанты. То есть и здесь было вмешательство очень активное, и надо сказать, что именно с конца 1918 года гражданская война приобрела особенно ожесточённые формы. Все революции - это кровь. Все революции - это жестокость, гражданские войны особенно. Но, конечно, гражданская война в России не была бы столь кровавой и ожесточённой, если бы не примешалась здесь военная иностранная интервенция и очень серьёзное вмешательство западных кругов. Вообще надо сказать, что то, что мы говорим об интервенции, с невиданной жестокостью и цинизмом английские, французские, американские, японские интервенты грабили наши города и сёла и расправлялись с местным населением. Результатом стало социально-экономическая катастрофа России. К 1922 году страна опустилась по экономическому потенциалу до уровня начала XVIII века. И, конечно, не следует забывать, что в значительной степени экономика России была разрушена оружием, поставленным вчерашними союзниками России по Антанте.

И вот это всё привело вообще к сплочению людей, которые начали уже борьбу не только за как гражданская война, и мы говорим всегда, это классовое противостояние, но здесь же началась война за сохранение страны, за сохранение своей страны как независимой державы и за сохранение её вообще на карте мира. И революция, потом последующая гражданская война и восстановление страны, они показали жизнестойкость российского социума и особенно русского народа. Потому что несмотря на распад государства, несмотря на тяжелейшую гражданскую войну, вооружённую интервенцию, разруху, коллапс экономики, насильственное уничтожение духовных, моральных основ общества, наш народ не только сумел это всё пережить, но смог на обломках Российской империи восстановить, построить ещё большее мощное государственное образование - Советский Союз, практически в границах Российской империи.

И поэтому, конечно, Геннадий Андреевич, когда вы говорите, что это всё сделано под руководством Коммунистической партии, не будем отрицать, что, да, была советская власть, да, было руководство Компартии, но это, конечно, ещё и колоссальная жизнестойкость нашего народа, просто героическая жизнестойкость, жизнеутверждение и мужество в тяжёлые трудные времена выходить вот из таких ситуаций и становиться ещё более сильными и более мощными.

И, конечно, ещё подводя итог своему выступлению, я хотела бы сказать. Значение революции 1917 года оно очевидно, это значение, конечно, всемирно историческое. Если это не обсуждают сегодня на Западе, как сказал господин Кьеза в своём выступлении, то, в общем-то, сегодня во всех ведущих университетах мира преподаётся и действительно и труды Ленина, изданные, и преподаётся и история русской революции, и, конечно, люди знают, интересуются этим моментом.

Но ведь эта революция положила ещё и начало тому, что было создано, что является, наверное, главным завоеванием XX века всего Запада - это создание социального государства. Социальное государство, которое изменило жизни целых народов многих стран мира, которое возникло и на Востоке, и на Западе. Потому что до этого не было ни рабочего дня установленного сокращённого, ни социальных льгот, ни много чего из того, что мы сегодня считаем почему-то как завоевание именно западной культуры. Пришло это вместе с Советским Союзом и после революции октября, Октябрьской революции.

Вообще 100-летие Октябрьской революции наводит ещё на какую мысль - это праздник, который демонстрирует значение духовного начала всякого великого дела. Вот нет великой идеи, нет великого дела. Идея лежит в основе всякого успеха, а вот отсутствие её - это основа всякого провала и разложения. Нам, наверное, в сегодняшние наши дни есть о чём подумать в этом плане.

И последнее, что я хотела бы сказать по поводу, ну, не совсем правильно памятника называть. Ольга Мироновна, дело в том, что у нас нет до сих пор, 100 лет прошло, но нет до сих пор в стране не памятника, где стояли бы в обнимку там белые, красные, а мемориала, посвящённого тем событиям, в которых отражены были бы объективно, не политизировано всетрагизм, трагизм того времени, итоги, что из этого произошло, как вышла страна из этой всей ситуации. Вот такой мемориал, наверное, всё-таки должен быть создан, но на создание такого мемориала должно быть, безусловно, общественное согласие.

И я хочу призвать, здесь очень много молодёжи. Вот мы сейчас должны сделать всё возможное, чтобы наша страна, которую всё время подталкивают к очередным революционным потрясениям, сумела достичь этого согласия, и никогда, чтобы мы не переживали больше никаких революций, такой крови и такой жестокости, а решали проблемы нашего развития эволюционным путём.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован