26 июля 2004
160

Выступление Лебедева П.Л. на суде 16 июля 2004 г.

Уважаемый суд!

Я признателен за предоставленную мне возможность в порядке ч.2 ст. 273 УПК РФ выразить свое отношение к изложенному гособвинителем `обвинению`.

Оно адресовано компетентному, беспристрастному и независимому суду.

Ранее, с начала в январе 2004 г. в Жалобе на имя Председателя Верховного суда РФ я выразил свое отношение к сфабрикованному делу, цитирую:

`Мое убеждение в своей заведомой невиновности основано не только на положении части 1 Статьи 49 Конституции РФ. Но, с одной стороны, на уверенности в своей правоте, основанной, как на правовой культуре и соблюдении законов Российской Федерации, так и осознанной необходимостью защиты своих чести, достоинства и репутации, право на охрану и защиту которых, в том числе государством, предусмотрена Статьями 21 и 23 Конституции РФ. С другой стороны, пониманием происходящего, в том числе и уверенностью в незаконности и преступности действий и существования системы `Басманного правосудия Генпрокуратуры`, ее угрозе основным конституционным правам и свободам граждан, являющихся в соответствии со Статьей 2 Конституции РФ - высшей ценностью`.

Поэтому, я буду добиваться, пока не исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты, правосудия в Российской Федерации. Параллельно, использую свои права, предоставленные мне ч.3 ст. 46 Конституции РФ обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, в частности, в Европейский суд по правам человека, Совет Европы, Страсбург`.

Чуть позже, в феврале 2004 г. в дополнении к этой Жалобе я добавил, цитирую:

`Более того, проанализировав многие материалы сфабрикованного дела, и не найдя в нем вообще законных оснований и доказательств `обвинения`, а также, ради приличия, видимости законности оснований для содержания под стражей (если не считать некоторые умышленно сфабрикованные `фальшивки`, которые из-за абсурдности `рассыпятся` в любом компетентном, независимом и беспристрастном суде), с учетом особенно того обстоятельства, что Генпрокуратура больше времени тратит на выяснение моих `связей` со многими добропорядочными людьми как в России, так и, с беспардонным любопытством, за рубежом, репутация которых признана мировым сообществом, я прихожу к обоснованному выводу, что власти репрессируют меня (!?) по политическим, или же, на мой взгляд, сочиненным, или кем-то умело организованным, причинам`.

Изложенное 15 июля сего года гособвинителем `обвинение` - формально мне понятно. Но не понятно в более узком, юридическом, правовом смысле этого слова из-за:

- внутренних, неустранимых, абсурдных противоречий и правовых неопределенностей, содержащихся в обвинении и сфабрикованном деле;

- очевидного отсутствия компетентности авторов в вопросах экономики и бизнес-права из-за наличия огромного количества юридически ничтожных и невежественных выводов и формулировок.



Моя позиция, содержащаяся в многочисленных заявлениях Генпрокурору, Генпрокуратуре известна - выводы обвинения не соответствуют действительности, не основаны на Конституции, законах, материалах дела и фактических обстоятельствах, а в ряде случаев они основаны на искусственной (сфальсифицированной самим обвинением) базе и содержат заведомо ложные и клеветнические выводы и сведения.



Я ношу имя великого древнегреческого философа- Платона, труды которого и его `коллег по цеху` я изучал (полагаю, что после обыска у меня на даче они на месте).

`Коллега` Платона - другой великий философ Спиноза утверждал:



`Невежество - не аргумент`.



Полагаю, что у нас с защитой будет возможность представить суду совсем иное понимание и выводы, отличные от Генеральной прокуратуры.



Особо хочу высказать свое отношение по двум обстоятельствам.

Первое.

Я категорически не приемлю постоянное игнорирование Генпрокуратурой и гособвинителем положений Конституции РФ и решений Конституционного суда РФ по вопросам соответствия и применения норм уголовного судопроизводства Конституции РФ. Считаю своей обязанностью довести до суда свою, гражданина РФ, позицию.

Роль и полномочия Конституционного суда РФ и конституционного судопроизводства, установлены ст. 125 Конституции РФ и федеральным Конституционным законом `О Конституционном суде РФ` от 21 июля 1994г Nо 1-ФКЗ.

Статьей 6 этого закона установлена обязательность решений Конституционного суда РФ на всей территории Российской Федерации, для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан (значит и для меня) и объединений.

Статьей 79 Конституционного закона установлена высшая юридическая сила решений Конституционного суда РФ (включая постановления, заключения и определения), которые являются окончательными, не подлежащими обжалованию и вступают в силу немедленно после их провозглашения, действуют непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

Статьей 81 Конституционного закона, установлены последствия неисполнения решений, цитирую:

`Неисполнение, ненадлежащее исполнение, либо воспрепятствование исполнению решения Конституционного суда РФ влечет ответственность, установленную федеральным законом`.

В связи с изложенным, гособвинитель и Генпрокуратура обязаны исполнять и применять решения Конституционного суда РФ и пытаться разъяснять в суде, что решения Конституционного суда РФ, в отличие от решений Мещанского суда и Мосгорсуда, обжалованию не подлежат, являются для них обязательными, добиваться самой Генпрокуратуре (а не создавать нам препятствия с защитой) их непосредственного применения.

Я убежден, что авторитет судебной власти РФ - это правосудие суда при подчинении Конституции РФ и федеральным законам, а международный авторитет судебной власти РФ - это добросовестное выполнение международных обязательств, в том числе Конвенции о защите прав и основных свобод.

Все иное - фарс!

Второе.

Я также категорически не приемлю и считаю абсолютно недопустимым явлением попытку Генпрокуратуры дискредитировать в суде должностных лиц Федеральной налоговой службы Министерства финансов РФ - вопреки налоговому законодательству, использовать в качестве аргументов обвинения данные сомнительных внештатных экспертов Генпрокуратуры (или, если пользоваться их терминологией, `подставных экспертов` Генпрокуратуры) вместо полагающихся по налоговому законодательству данных актов налоговых проверок, подписанных уполномоченными на то государственными налоговыми служащими, в том числе и ИМНС Nо 5.

Это юридический и фактический абсурд, когда Генпрокуратура, т.е. один государственный орган, априори не доверяет другому государственному органу.

Полагаю, что суд не должен обойти вниманием это обстоятельство.

`Выражаю признательность` Генпрокуратуре за то, что она `поведала` мне (!) о неизвестных мне самому (!) эпизодах и обстоятельствах моей жизни и деятельности.

Спасибо за внимание!

КОНТАКТЫ: Группа МЕNАТЕРhttp://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован