01 июля 2006
802

Выступление на ХIII-й ежегодной конференции `АЛТАЙ`

Политический процесс в России и роль России в мире)


Барнаул, 1 июля 2006 года

Уважаемые коллеги!

Прежде всего мне хотелось бы поблагодарить Владимира Александровича за приглашение выступить на этом представительном форуме.

Я постараюсь быть не очень многословным, чтобы оставить больше времени для дискуссии. Основная мысль большинства прозвучавших здесь докладов (в том числе, насколько я понял, и тех, что были сделаны на утреннем заседании, на котором я не присутствовал) заключалась в том, что реализация национальных проектов нынешним правительством оставляет желать лучшего. Практически каждый докладчик обращал внимание на непрофессио-нализм нашего правящего класса, нашей политической "элиты", на сомнительность и на непроработанность задач, целей и средств их достижения.

В целом, многое сказано здесь справедливо и правильно. "Национальные проекты" в том виде, в каком они известны обществу, действительно представляют собой частную инициативу правительства. Это попытка "заткн-уть" кое-какие вопиющие "дыры". Совершенно не очевидно, что это "затыкание" будет успешным и что группа проектов, явно ограниченных во времени 2008 годом и преследующих электоральные цели, принесет какие-то значимые результаты. Поэтому я не буду касаться вопросов, связанных с политической целесообразностью, некомпетентностью в разработке конкретных мер и даже с возможностями, которые исполнение этих программ открывает для коррупции. Достаточно сказать, что на многих информационных сайтах вчера были опубликованы сообщения о результатах проверки Счетной палатой хода исполнения национального проекта по здравоохранению. В отчете "отмечается", что за полгода закуплено различной техники, которой для нужд здравоохранения в общем-то не требуется, на сумму в 2 миллиарда 600 миллионов рублей. Эта констатация ведомства г-на Степашина показывает не очень, мягко говоря, высокую эффективность проекта - но, замечу, даже злоупотреблением это названо не было. Вот лишь один из примеров реализации программ, и очень мало шансов, что дальше дело пойдет как-то иначе.

Но я хотел бы остановиться в своем выступлении на несколько иной проблеме - на конку-рентоспособности России в современном мире и роли "национальных проектов" в решении соответствующей задачи. Эта тема весьма актуальна потому, что в стране, которая ищет свой путь на мировые рынки, ищет свое место в мировой экономике, любые реформы, любые действия правительства в той или иной мере должны быть направлены на повышение конкурентоспособности, на расширение возможностей для влияния на экономические процессы, происходящие в мире. И здесь существуют два обстоятельства, на которые я хотел бы обратить ваше внимание.

Во-первых, все "национальные проекты", о которых мы знаем (в области здравоохранения, образования, сельского хозяйства, жилья), задуманы и реализуются в социальной сфере. Это давно известные слабые места российской и еще советской экономики. Возникает вопрос: что может дать стране с точки зрения ее конкурентоспособности пусть даже относительно успешное решение этих проблем?

Ведь что такое конкурентоспособность? Из чего она складывается в тех или иных странах? Известно немало примеров, когда в разные исторические периоды (например, в годы после Второй мировой войны) отдельные государства добивались больших успехов в своем экономическом развитии и даже выходили в мировые лидеры. Что было инструментом такого развития? Мощный прорыв в научно-интеллектуаль-ной сфере, завоевание лидирующих позиций в производстве высокотехнологичных товаров - вплоть до монополизации высокотехнологичного рынка, как это было сделано Соединенными Штатами. Везде за такими успехами скрывалась громадная работа. В США еще в 50-60-х годах XX века развивались предпосылки для масштабного прорыва в области образования и информатизации. В Европе в 60-70-е годы осуществлялись (в том числе и при активном государственном участии) широкие программы по развитию наукоемких отраслей промышленности - классическим примером является подъем европейского авиастроения.

Примеров много, и в каждом из них мы видим, как четко была сфокусирована правительственная политика. Известны успехи Юго-Восточной Азии, толчком к которым послужила индустриализация. Что лежало в основе? Дешевые кредитные средства, достаточно большая свобода в сфере выбора приложения этих средств, открытость экономики (это отдельная тема, и я еще затрону ее), а также серьезные государственные усилия, направленные на закупку новых технологий, их адаптацию и использование для выхода на рынок с дешевым и качественным индустриальным продуктом.

Во всех этих случаях - как ни кощунственно это звучит - залогом конкурентых преимуществ были низкие социальные расходы; напротив, высокие затраты в социальной сфере никогда не были основанием для повышения конкурентоспособности индустриальных стран. Давайте говорить откровенно. Сегодня основной задачей российской экономики является переход от сугубо добывающей модели к индустриальному хозяйству. Иными словами, нужно добиться, чтобы поку-патели, приходя в супермаркеты в Голландии, Франции, США, Бразилии или где-нибудь еще, выбирали приглянувшийся им товар, покупали его, а отходя от кассы видели, что на этом товаре написано "Made in Russia", а не "Сде-лано в Малайзии", "Сде-лано в Сингапуре", "Сде-лано в Китае", как сейчас. Это и станет критерием успешности проекта повышения конкурентоспособности российской экономики. Но пока мы экспортируем на мировой рынок только нефть, газ и металлы, проблема конкурентоспособности вообще не стоит, так как не обязательно быть конкурентоспособным, если ты экспортируешь товары, на которые устанавливается единая мировая цена, да и спрос на которые устойчиво превышает предложение. Энергоносители являются дефицитным товаром, и поэтому любой его объем, выброшенный на рынок, будет куплен по достаточно высоким ценам. В данном случае рост конкурентоспособности не то что невозможен, а даже и не нужен.

Поэтому (еще раз повторю) когда речь заходит о повышении конкурентоспособности, мы должны понимать, что эта задача предполагает совсем иную расстановку акцентов. В первую очередь необходимы: а) достаточно простой - и даже упрощенный посредством государственного участия - до-ступ к источникам капитала для выгодных проектов; б) гораздо большая, многократно больше, чем сейчас, социальная мобильность, которая - как здесь правильно говорили - в последние годы только снижается; в) совершенно иная, гораздо более развитая инфраструктура. Если мы возьмем тот же Китай (к которому я отношусь без особого восторга), то увидим, что одна из важнейших функций государства заключается там в реализации инфраструктурных проектов. Вы посмотрите на китайские дороги, развязки, аэропорты, на развитие транспорта, информационных сетей! В России этого вообще не происходит, и это вселяет тревогу.

Итак, выполнение (хотя бы частичное) всех национальных проектов не принесет ничего качественно нового населению России. Конечно, той части граждан, которые причастны к их реализации, эти проекты дадут гораздо больше, чем всем прочим, но весь возможный позитивный эффект не имеет к повышению конкурентоспособности России никакого отношения.

Даже если поднимется уровень образованности нашей молодежи, само содержание образования, получаемого в школьных классах и студенческих аудиториях, малоприменимо даже к российским реалиям, не говоря уже об общемировых.

Да-же если улучшится здоровье населения, это не изменит ситуацию, когда 45-50-летним мужчинам (пусть и здоровым) почти невозможно найти работу.

Сегодня мы не используем в полной мере даже тех возможностей, которые имеем. Конечно, хорошо, если возможностей будет больше, но сможем ли мы их использовать? Это совершенно не очевидно. При этом, хочу заметить, одним из факторов, негативно влияющих на конкурентоспособность, станет нарастание бюджетных проблем, неизбежное при широкой реализации "национальных проектов". В их нынешнем виде "национальные проекты" очень дороги. Да, они стоят меньше, чем, например, покупка одной только "Сибнефти", но в любом случае "изыскание" в бюджете 5-6 миллиардов долларов (а я уверен, что эта сумма в ходе реализации проектов увеличится так же, как это было при реализации закона о льготах) потребует возмещения этих денег из каких-то источников. В результате мы получим увеличение налогового бремени, рост государственного регулирования, новые требования к налоговым службам и таможне по сбо-ру доходов. Тем самым по всем позициям, способным действительно повысить конкурентоспособность, - по снижению налогов, увеличению мобильности населения, снижению нагрузки на бизнес - властями будет спровоцирован регресс - со всеми вытекающими последствиями.

Такова первая часть моего выступления. Я думаю, что сами по себе "национальные проекты" базируются на правильной идее, на желании решить определенные проблемы, которые очевидным образом накопились в нашем обществе, но к повышению конкурентоспособности эта кампания никакого отношения не имеет.

Я считаю - и это во-вторых, - что становлению в России современной конурентоспособной экономики препятствует, в частности, непонимание нашей властной элитой того, что же представляет собой конкурентоспособность. Чем больше я думаю об этом, чем больше читаю выступления наших руководителей о "национальных проектах", тем больше убеждаюсь в этом непонимании.

Соотнесите риторику нашего правительства и место отечественной экономики в мире. Современная Россия - это одна из наиболее открытых в экономическом отношении стран. Отношение экспорта и импорта к ВВП у нас очень велико - даже выше, чем в других странах (в 4 раза по сравнению с Японией, например). Но если экономика страны достаточно открыта, то почему с 1 июля мы предпринимаем безумные шаги в сфере финансовой либерализации? Ведь в той ситуации, в какой находится сегодня Россия, такие шаги и в страшном сне не приснятся ответственному правительству. Что же подразумевает под конкурентоспособностью наша политическая "элита"? Максимум, что предполагают в сокровенных своих мечтах наши власти, - это то, что наш "конкурентоспособный" "АвтоВаз" начнет когда-нибудь потихонечку вытеснять дорогие иномарки, зажатые государственными пошлинами, с отечественного рынка. Но ни одна страна, которая достигла значительных успехов в своем экономическом развитии за последние 50 лет, никогда не понимала конкурентоспособность таким образом! Ведь существует мировой рынок - не национальный, а именно мировой, - и конкурентоспособность российской экономики - это ее конкурентоспособность в мире. Конкурентоспособность в пределах страны достигается легко: путем повышения пошлин. Именно поэтому доходная часть бюджета Российской Федерации на 56%, прямо или косвенно, со-ставлена из таможенных или внешнеторговых платежей, тогда как в Соединенных Штатах - на 0,3%.

Если мы хотим повысить конкурентоспособность, нужно начать финансирование отдельных компаний, предприятий (частных или государственных - не принципиально), способных производить то-вары, которые могли бы пользоваться спросом и за пределами нашего государства. Я не говорю о поддерживаемой государством экономи-ческой экспансии, но если мы вспомним, например, 60-70-е годы XX века, подъем Японии и стран Юго-Восточной Азии, то увидим, что экономика этих стр-ан была очень сильно огосударствлена. В Японии до 1986 года одновременно существовало несколько валютных курсов. Если ко-мпания, частная или государственная, подавала заявку в Банк Японии, то иностранная валюта продавалась ей по курсу в три раза ниже рыночного. Но это делалось только при условии, что, получая соответствующее оборудование или технологию, компания брала на себя обязательство реализовать часть своей продук-ции на внешнем рынке. Через 20 лет Япония контролировала почти 50% мирового рынка мотоциклов, радиоаппаратуры, офисной техники и т. д. То же самое проделал и Китай - причем практически теми же способами. Сегодня в Китае практически нет легального механизма репатри-ации прибыли иностранных инвесторов, кроме как через вывоз китайских товаров за границу. Мы же в том, что касается государственного регулирования, идем против всех известных канонов, которые использовались любой успешной страной, выходившей на мировой рынок. Я этого совершенно не понимаю.

Я полагаю, что для наращивания конкурентоспособности нужно либо открываться мировому рынку в качестве активных экспортеров и промоутеров своих промышленных товаров (что на сегодняшний день напрочь у нас отсутствует), либо "имитировать" мировой рынок внутри страны (на что, похоже, у нас не хватает квалификации управляющего класса и жесткой политической воли). Что же касается национальных проектов, то, к сожалению, трудно их связывать с повышением конкурентоспособности. И даже наоборот - само повышение конкурентоспособности могло бы стать очень важным национальным проектом. Но тогда в качестве главного приоритета не затевались бы программы наращивания социальных расходов. Скорее всего, они вовсе не стояли бы на первом плане. В том же Китае, например, социальная за-щита населения многократно уступает российским параметрам - и, несмотря на это, конкурентоспособность Китая остается одной из самых высоких.

Не может быть развитой системы социального обеспечения в стране с неконкурентоспособной экономикой. Мне кажется, что и тут мы начали не с того конца, - хотя, конечно же, часть доходов, получаемых сегодня от продажи энергоресурсов, можно и нужно направить на развитие социальной сферы. Никто не спорит, что ны-нешние "национальные проекты" полезны и оправданны, но они не указывают пути дальнейшего развития. Большого "национального проекта", в котором нуждается Россия, пока так и не намечено. Что касается конкурентоспособности, то в наши дни она не обеспечивается теми методами, которые взяло на вооружение российское правительство, не заглядывающее при определении своих приоритетов дальше 2008 года.

Спасибо за внимание.

http://www.inozemtsev.net
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован