02 марта 2006
1316

Выступление на международной конференции `Россия-Евросоюз: перспективы `Соглашения о партнерстве и сотрудничестве`

Большое спасибо, г-н Председатель, за предоставленную мне возможность высту-пить здесь сегодня. Я хотел бы сказать несколько слов о позициях, заявленных авторами предшествующих докладов, а затем кратко ответить на некоторые из поставленных в повестке дня вопросов. Мне кажется, что наиболее вероятным вариантом выглядит простая пролонгация Соглашения о партнерстве и сотрудничестве в 2007 году. Однако "стояние на месте" в любом динамически и политически развивающемся обществе - это фактическое движение назад. Я считаю, что в нынешнем виде Соглашение о партнерстве и сотрудничестве в значительной мере себя исчерпало, и поэтому его переработка, которая технически вполне реализуема (и на которой настаивает комитет "Россия в объединенной Европе"), весьма желательна. Скорее всего, однако, переработка этого соглашения бюрократическими структурами обеих сторон приведет лишь к тому, что будет создана видимость движения вперед, но реального движения не произойдет. Если мы посмотрим на принятые в прошлом году в Москве четыре т.н. "дорожные карты", то не увидим в них ничего свидетельствующего о том, что подписанты ориентированы на сколь либо вменяемое выполнение тех норм и тех обязательств, которые они на себя принимают. В документах нет ни сроков, ни ответственных, ни даже самих дел, которые предполагаются быть выполненными. Переработка и совершенствования Соглашений может поэтому стать некоей бюрократической игрой, которая никому не нужна.

На мой взгляд, рациональней оставить его в нынешнем состоянии, чтобы всем была видна его неадекватность, либо же перейти к чему-то более совершенному - а именно к соглашению, ориентированному как говорила г-жа Арбатова, на понимание того, что Россия может вступить в ЕС. Разумеется, не немедленно; не сегодня и не завтра и не через десять лет, но в перспективе. В связи с этим я хотел бы обратить внимание на то, что двумя важнейшими пунктами в новых документах были бы: со стороны Европейского Союза - четкая формулировка о том, что Россия является европейской страной (не констатация того, что она велика по территории, не тот факт, что у нее большое население, и не то, что ее территория находится по большей части в Азии, и не то, что сами россияне считают себя носителями иных, отличных от европейских, ценностей); со стороны России - заявление о том, что Россия не только уважает европейские ценности, но и видит тот прогресс, который достигнут Европой под влиянием развития структур Европейского Союза, и что она не исключает возможности подачи заявки на членство в ЕС на приемлемых для себя условиях. Если бы эти два пункта были заявлены каждой из сторон, это могло бы серьезно способствовать укреплению взаимопонимания и дальнейшего движения на пути сближению.

Теперь относительно отдельных вопросов стратегического партнерства между ЕС и Россией.

Во-первых, о торговле, о которой сегодня говорил один из первых выступавших. Это, разумеется, очень важный момент, но он не обязательно предполагает "стратегическоe партнерствo". Мы помним, как эшелоны с советскими товарами шли в Германию 22 июня 1941 года. Торговля была очень развита, но никакого стратегического партнерства не было. Стратегическое партнерство, о котором сегодня так много говорят, предполагает взаимность. В наши дни Европейский Союз имеет своим стратегическим партнером только Соединенные Штаты Америки (и наоборот), потому что эти страны разделяют общие ценности, имеют огромный товарооборот, их бизнес-структуры тесно переплетены, имеется свобода передвижения граждан, и - что особенно важно - обе они четко следуют каждая своим законам. В нашем же случае Европа является стратегическим партнером России в экономическом ключе, но сама Россия вряд ли является стратегическим партерном для Европы. И я не думаю, что европейские политики скажут это в любой иной аудитории, кроме аудитории, наполовину состоящей из россиян, в которой они связаны рамками политкорректности.

Во-вторых, в новых документах, если они будут приняты, могут и должны звучать проблемы прав человека, но не должно фиксироваться оценки российской политической системы. Г-н Делягин прав, говоря о недопустимости менторского тона.

В-третьих, я уверен, что тема терроризма не должна появиться в этих документах. Да, существует сегодня террористический психоз, но зрелость политиков - и в России, и в Европе, да и в других странах заключается не в том, чтобы радостно присоединиться к сформировавшейся уже команде психопатов, а в том, чтобы первыми преодолеть этот дурацкий синдром.

В-четвертых, важность вопроса энергодиалога тоже не должна преувеличиваться. Как здесь отмечалось, в 70-е годы, когда война между Востоком и Западом могла начаться со дня на день, проблема энергопоставок даже не возникала. Сегодня этот вопрос также не самый актуальный.

И последние два момента, на которых я хочу остановиться, связаны с восточно-европейскими странами и их влиянием на европейскую политику в отношении России. Сегодня, к сожалению, в ряде из них действительно предпринимаются действия, направленные на некую конфронтацию с Россией. Отчасти политику этих стран можно понять, и, возможно, "градус" критики в их направлении со стороны России излишне высок, но так или иначе мне кажется, что со временем государственные деятели этих стран должны прийти к тому, что только дружественная Европе Россия, только сближающаяся с Европой Россия, вполне безопасна для них. И чем больше будет возникать истерик по отношению к России в Восточной Европе, тем выше вероятность переориентации России с Европы на других партнеров, и тем сомнительнее безопасность самих восточно-европейских государств. К этой теме близок и вопрос по поводу НАТО. Абсолютно верно было сегодня отмечено, что проблема НАТО и проблема ЕС - это две разные проблемы, однако в то же время главный стратегический партнер Европейского Союза - Соединенные Штаты - очень жестко ставят в наши дни тему соотношения между НАТО и Европейским Союзом. Так, например, в связи с переговорами о вступлении в ЕС Турции в Вашингтоне выработана очень четкая точка зрения о том, что членство в НАТО и членство в ЕС должны фактически совпадать. Турции, как члену НАТО, должно по сути быть "зарезервировано" место в ЕС. Украине, если она будет принята в НАТО, тоже, возможно, уготовано место в Европейском Союзе. На мой взгляд, это очень опасная точка зрения, она подменяет проблемы. К тому же Соединенные Штаты, сами являющиеся членом НАТО, по-моему, пока не имеют планов стать очередным, "двадцать каким-то" членом ЕС, и подчиняться Брюсселю. Темы НАТО и ЕС должны быть разведены. В интересах и европейских, и российских политиков рассматривать отношения между собой как двусторонние отношения, а не как политическую игру, ход которой диктуется Вашингтоном.

Спасибо за внимание.




Prof. Vladislav Inozemtsev, Director, Centre for Post-Industrial Studies

Thank you very much, Mr. Chairman, for the opportunity to address this audience today. I would like to say a few words about the positions stated by the previous speakers, and then to respond very briefly to some points mentioned in our agenda. When talking about the perspectives of the PCA, one must cast the prolongation of the agreement as the most probable scenario. But to stand still in the time of changes seems more like stepping back. I think that the relationships have now outgrown the current PCA, and there are good arguments, as Dr. Arbatova of the Committee "Russia in United Europe" insists, for modifying of this agreement. But I think that if the agreement is modified by bureaucratic structures from both sides, it will show some progress while in fact there will be no movement at all. If one looks at the "road maps" adopted in Moscow last year, the impression will be that it isn"t about efficient implementation of its provisions. There are no responsibilities identified, there are no deadlines, there"s nothing there. So if one talks about that type of "modification", it seems to be a game of the bureaucrats, which is totally unproductive. It would be more rational either to leave the agreement as it is now, so that everyone can see that it"s inadequate, or we need to take a real step forward and come to an agreement which is truly efficient. As Dr. Arbatova has already pointed out, it must be either based on the assumption that Russia is willing to join the EU sometimes in the future, although not today or tomorrow, and on the other hand, that EU is ready to consider Russia as a potential member of the Union. However, the EU must strictly formulate that Russia is a European country and - despite its greatness in terms of territory and population, and despite the fact that most of Russia is located in Asia, and despite that Russians believe that they are the bearers of different values, which are not entirely European - there are no barriers forbidding Russia to join the EU. The EU has to state that very clearly. Yet on the other hand, it would be reasonable for Russia to declare that it recognizes and respects not only the European values, but it also honours the progress that has been achieved in Europe due to the European integ-ration, and Russia leaves the door open to file an application for EU membership, of course, under certain circumstances. This has never been done in the past, neither by Russia nor by the European Union. Should this happen, it may promote mutual under-standing and will be a step forward towards better relationships.

Now on the subject of strategic partnership between Europe and Russia.

First of all, I think that trade which has been mentioned by one of our speakers earlier today, is of course important, but it doesn"t create any "strategic partnership". On June 22, 1941 trade was flourishing between the Soviet Union and Germany but there was no strategic partnership between them. Today EU"s only strategic partner is the United States, and vice versa. Europe and the U.S. share common values, they have very tight interaction between businesses, a huge trade turnover, and - what is of much greater importance - they both obey the laws which were duly adopted. For Russia, Europe is its strategic economic counterpart, but as for Europe, Russia is one of its many trading partners. I don"t think that European businesspeople and statesmen would admit that Russia is their "strategic partner", unless if addressing an audience consisting primarily of Russians, and doing so because of political correctness.

Secondly, the dialogue concerning human rights must be brought forward. Of course, there must be no assessment or rating of the Russian political system in this respect included into the new PCA. Europe should reject the very possibility to address Russia with the tone currently used by many Europeans, as Dr. Delyagin has noted.

Thirdly, as the "War on Terror" is concerned, I believe one shouldn"t mention it in any principal European-Russian treaties or agreements. Today there exists a terrorist scare, proliferated, first of all, by the neocons from the George W. Bush"s administration. But I think that inder current conditions the wisdom of a politician - either European or Russian - is reflected by his or her decision not to join this chorus of psychopats, but to overcome the syndrom of imminent terrorist "danger". There are numerous problems posing much bigger challenges for all of us.

Forthly, there is little need to speculate around the "energy dialogue". Even in the 1970s when West and East were on the verge of war, there was no need for such a dialogue, because there were no problems with the energy supply from the Soviet Union. Today the situation is much less tense, and no one needs to present it as aggravating.

And two final remarks regarding the Eastern European countries" attitudes to Russia and its policy. Some policymakers in these countries are obsessed with our "confrontation", and sometimes one should understand them. Their criticism of Russia often seems too sharp, but I think that they will eventually realize that their countries will become safe and prosperous only if Russia integrated into the European structures, only if Europe expands further to the East. But today their policies may produce quite opposite results: the more we hear European criticism, especially unfounded one, the more Russia is looking towards Asia - and this may result in consequences no one of us needs. Another question stands close to this one - the NATO problem. In recent years Europe"s strategic partner, the Unites States, is stating rather clearly that NATO and EU membership must at some point coincide, if not overlap. These speculations aim first of all to advocate the Turkey"s membership in the European Union Americans are now obsessed with. They insist that Turkey, a long-time U.S. ally, should be admitted to the EU, and so, maybe, should Ukraine if it joins NATO in coming years. Such an approach, I think, is totally counterproductive. It"s not for the U.S. to teach Europeans how to integrate. And I haven"t heard that the U.S. wants to joint the EU on the grounds it also is a NATO member. So in the relationships between Russia and the EU the NATO question must be put aside. These relationships are in fact intra-European, and both Moscow and Brussels deserve not to be taught from Washington, DC how to manage them.

Thank you, dear ladies and gentlemen, for you patience.

http://www.inozemtsev.net
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован