09 августа 2004
168

Я была женой Нагиева

Книга под таким названием скоро появится в Петербурге. Алиса Шер откровенно рассказывает читателям о жизни с секс-символом

Начало

Мы были вместе восемнадцать лет, но я до сих пор его не знаю. Этот человек навсегда останется для меня загадкой. Богом и дьяволом в одном лице... Иногда мне кажется, что, встретив его, я вытянула самый несчастливый билет в своей жизни. А иногда - наоборот: больше, чем повезло мне, не повезло никому... Путем нехитрой арифметики можно подсчитать, что прошло полжизни, но я по-прежнему жду его звонков, хочу видеть его и разговаривать с ним - так же, как и в самом начале этой истории.

Так начинается эта книга. Но в интервью о Диме и взаимоотношениях с ним Алиса рассказывает мало, объясняя это тем, что не будет раньше времени приоткрывать завесу тайны. Все, что она хотела бы сказать журналистам и читателям, мы скоро сможем прочитать.

Давайте добавим свет, резкость и сделаем максимальное увеличение: перед нами типичный представитель рода женщина-вамп, в народе называемый стерва. Характерные признаки вида налицо: высокая блондинка в темных очках и с ярко-красной помадой. Также вид отличает резкость суждений, вызывающие манеры и подчеркнутая сексуальность.

Как выяснилось, стервы всегда нравились Диме...

Знакомство

Алиса познакомилась с Нагиевым в театральной студии. Там все девочки на него заглядывались. Сам он, казалось, не обращал внимания на будущую жену. Впрочем, их встреча наедине все-таки состоялась. Она-то и стала началом долгих отношений.

Зима, тряский трамвай, везущий нас к Александро-Невской лавре. Мы бродим по заснеженному парку около лавры, разговариваем о жизни и учим друг друга плясать чечетку. Ощущения от сознания, что рядом со мной потрясающе красивый парень, феерические. И, конечно же, я даже не подозреваю, что в этот парк мы еще вернемся, и пытаюсь отогнать глупые мысли, что могу быть в него влюблена.

...Эта ночь закончилась в квартире моей подруги. В четыре часа утра мы - моя приятельница Катька с мужем и я с Нагиевым - все-таки решили лечь спать. Между нами соорудили подобие ширмы из одеяла и простыней. То, что случилось дальше, обычно называют `ночь любви`. Да, это была она: в чужой квартире, рядом с посапывающими друзьями, в Новый год и после приличного количества аперитива... Но почему-то мне никогда и в голову не приходило, что она могла быть лучше, если бы хоть что-то происходило по-другому.

Жена

- То, что я стала Алисой Шер, которой меня знают, - это инициатива и желание Димы. Я себя так не ощущаю, - рассказала Алиса. - Кстати, работа на радио тоже Димино предложение. Но я не публичный человек, и руководить рестораном мне нравится намного больше.

Дима никогда не опаздывал и никогда не подводил людей. Он мог абстрагироваться от любых неприятностей - у него работа. Лет десять он не пьет даже пива, потому что в какой-то момент обнаружил, что это может как-то помешать ему работать с полной отдачей в любое время суток. И еще, конечно, немалую роль играет Димино абсолютное везение. Мы в этом отношении очень разные. Если я когда-нибудь отваживалась прогулять лекцию, то обязательно в этот день встречала преподавателя. Если из восьмидесяти билетов я успевала выучить семьдесят девять, то мне обязательно попадался тот единственный, который я даже не читала. У Димы же в жизни все с точностью до наоборот. На экзамене ему всегда попадался тот единственный билет, который он учил. И это везение, несомненно, ему помогало. В том числе и в достижении своих целей. А цель у него была - слава и деньги.

Когда в начале наших взаимоотношений я его спрашивала:

- Что ты выберешь: карьеру или семью?

Дима не задумываясь отвечал:

- Карьеру, славу и деньги.

Поклонницы

Обожавших Диму женщин всегда вокруг него было в избытке. Алиса принимала это как неизбежное. Не будешь же, в самом деле, обижаться, если профессия такая - быть популярным! Некоторые вещи, впрочем, не могли не раздражать.

В клубе, где работал Дима, я очень боялась заходить в дамскую комнату. Потому что вместе со мной туда обязательно заходила какая-нибудь его поклонница. Я, постоянно держа девушку в поле своего зрения, обычно быстро запиралась в кабинке, либо разворачивалась на 180 градусов. Меня преследовала мысль, что не сегодня-завтра какая-нибудь сумасшедшая обязательно обольет меня кислотой или покалечит. Ведь их глаза светились совершенно ненормальным блеском. Но я и это пережила.

Отдельная статья - эпистолярный жанр. `Я живу в поселке Незнамогдеполь...ского округа... и уверена в том, что наши пути пересекутся, у нас родятся дети, и вообще ты - моя судьба`. Менее уверенные в себе согласны пусть не на полноценную счастливую семью, но хотя бы на ребенка. Больше всего поражают письма, в которых определяются сроки зачатия... Да не шучу я! Серьезно: `19.00, жду в гостинице такой-то, в номере таком-то, с целью зачатия нашего ребенка`. Фотография прилагается.

- Это не выдумка, как может показаться, а реальность, - комментирует Алиса. - Сумасшедших среди поклонниц довольно много. И хотя я не испытываю негативных эмоций по отношению к поклонницам, но все же многие меня удивляют, а некоторые - просто вызывают негодование. С одной стороны, артистом становятся в том числе и ради признания. Слава и любовь - это, не будем лукавить, действительно приятны. Но с другой - я как-то присутствовала на `Кысе`, и конец спектакля ассоциировался у меня с Ходынкой. Толпа затаптывала все, и оказаться один на один с этой массой, по-моему, очень страшно.

О поклонницах Алиса рассказывает в книге много, и хотя над ее историями часто смеешься, но поневоле задумываешься о том, насколько тяжело быть женой секс-символа и шоумена.

ЗА КАДРОМ

В `Окнах` он другой

Не важно, реальны или выдуманы `оконные` истории. В любом случае это истории из жизни... Важно, какие оценки Дима дает всему происходящему. И здесь в моей голове что-то замыкает от несоответствия. Потому что, с одной стороны, комментарии его бесконечно искренни и убедительны, а с другой - я понимаю, что Дима так думать не может. Я-то знаю: реально он живет по-другому, но рассуждает об отношении к женщине, о ревности, об измене с позиции человека безупречной нравственности и кристальной биографии, как будто бы ничего подобного с ним никогда не случалось и даже в теории случиться не могло.

То, о чем Алиса рассказывает в книге и какие оценки дает, показывает Нагиева не всегда с той стороны, с какой мы его знаем. Но автор не боится, что ее обвинят в предвзятости и излишней эмоциональности.

- Эта книга задумывалась как задушевный разговор с подругой, история жизни, рассказанная за чашкой кофе, поэтому многим вещам вполне можно верить. Например, тому, что я до сих пор его люблю.


КП-СПб, 03.08.2004http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован