19 декабря 2001
167

Я - ДОРОГА



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Василий СПРИНСКИЙ

Я - ДОРОГА...




Это - только одно из моих имен, данных мне людьми. Но что такое эти
имена? Жалкие колебания воздуха, или замысловатые насекомые букв их
письменности - всего лишь отражения моей истинной сущности, всеобъемлющей
и вечной. Отражения - но одновременно и неотъемлемые части Меня, ибо целое
складывается из самых мелких и на первый взгляд абсолютно ничтожных
частичек.
Я - не просто дорога, я сплав всех путей, безразлично, длинных или
коротких, ведущих все существующее к различным целям, и в конечном счете -
к Итогу, чье имя также только лишь частично раскрывает его истинную суть.
Я могу выглядеть как громадное благоустроенное шоссе, и как звериная
тропа в дебрях непроходимых джунглей. Я - направление солнечного луча,
вырвавшегося из пылающих звездных недр на просторы Вселенной и канал для
яда в змеином зубе. Я - воля множества людей, избирающих для себя великого
вождя и кривой разряд молнии в вечерних тучах. Я огненный столб
вулканического извержения и спиральная бороздка на пластинке, хранящая
голос давно умершего человека. Я - электрический ток, пробегающий по телу
связанного человека, что сидит на неудобном стуле и чистый экран монитора
с одиноко мигающей черточкой курсора. Я - русло полноводной реки и мост
через эту реку. Я линяющая кошачья шерсть и орбита, по которой планеты
движутся вокруг своих звезд, а те в свою очередь, увлекаемые силой
всемирного тяготения, несутся вместе с галактиками и шаровыми скоплениями
прочь от неведомой точки Большого Взрыва.
Я - Дорога.
Бесчисленные части мои пронизывают собой Вселенную, не давая ей
превратиться в скопление одиноких элементарных частиц, связывая их собой в
один непредставимо громадный организм Мироздания. И даже сами частицы в
глубине своей тоже являются мной - реликтовыми одномерными суперструнами,
свернутыми в чудовищно плотные клубки, обладающие немыслимой силой.
Я - Одна-Во-Всем и Все-В-Одном. Некоторые, ограниченные умы могут
сказать, что это слишком скучно - в течении Вечности находиться наедине с
самим собой.
Они неправы.
Ведь я в любой момент могу стать любой из своих частей,
взаимодействуя с ними, рождая их, и погибая вместе с ними, напиваясь с
ними в придорожных барах и рассказывая им истории из своей жизни,
случившиеся в разных мирах и состояниях души, продавая им эти рассказы и
получая за них когда - приличное вознаграждение, а когда и
благодарственный храп внимающих мне слушателей.
Вот одна из этих историй...


Ехал аптекарь на белом коне
По делу, и как ни странно,
Дьявол припомнил друга: Смерть
В Откровениях Иоанна.
Колридж `Мысли дьявола`

1. ЖЕРТВА

Ночь. Ветреная осенняя ночь. Узкая полоска шоссе, вцепившегося в
крутую скалу, чья вершина, скрытая во тьме, казалось пытается соскрести с
неба редкие пятна звезд, а подножие яростно гложут океанские волны.
Шоссе вжалось в отвесный базальт в каком-то десятке метров над так
называемым уровнем моря. Правда, всей злобной мощи океана не хватает на
то, чтобы волны захлестнули узкую полоску асфальта, но соленые брызги,
поднятые ветром с гребней разбивающихся о скалы волн, сыплются дождем на
шоссе и на спину человека, бессильно склонившегося над открытым капотом
старенького `фольксвагена`.
Алан Дост промок и замерз до такой степени, когда ненависть к
заглохшему двигателю и самому себе уступает место тихой покорности судьбе,
и только где-то в глубине что-то тихо повторяет `Господи, ну почему именно
я и именно здесь?` Да, разумеется, некого, кроме самого себя винить в том,
что тебе захотелось в одиночку проехаться лунной ночью по старой дороге
над бушующим морем. Да, романтика... но она хороша когда тебе двадцать, а
не вдвое больше. И что теперь? В море, конечно, не смоет, но и шансов на
то, что кто-то, еще более сумасшедший чем он, появится за полночь на этом
шоссе, практически нет. Новый туннель пронзает теперь гору, соединяя его
родной город с курортным районом широким удобным шоссе, сокращая
расстояние чуть ли не вдвое по сравнению с этой дорогой, огибающей ту же
гору вокруг.
Садится аккумулятор. Черт, и зачем переноска жрет столько энергии?
Что же это может быть? Стартер крутится, свечи вроде в порядке... может,
все-таки насос? ЧЕРТОВЫ ВОЛНЫ!!! Эдак зальет всю машину, и тогда я уж
точно останусь тут ночевать. Хорошо еще, что одел пальто. Обогрева
никакого, весь мокрый, так и загнуться недолго. Господи, ну почему именно
со мной такое?! Ладно, хватит, еще десяток качков, может это все-таки
насос... спасибо, хоть луна есть, вообще ничего не разглядел бы без лампы.
Так, а это что? Неужели... Хвала тебе, Господи, что кроме меня еще есть на
свете идиоты, способные на ночные прогулки!
В километре за спиной Алана скала изгибалась небольшой дугой, образуя
внизу слабое подобие бухточки, и там, действительно, следуя за изгибами
шоссе то гасли, то вновь разгорались яркие огни фар. Машина двигалась
довольно быстро, очевидно водитель хорошо знал все повороты извилистой
трассы. Рев моря поглощал все посторонние шумы - мотора совершенно не было
слышно. Алан поспешно включил аварийную сигнализацию, и выйдя на середину
дороги, прямо под слепящие потоки света, принялся размахивать руками над
головой, моля бога, чтобы водитель не проехал мимо.
Видимо его молитвы были услышаны. Автомобиль тормозил. Стена света от
его фар практически ослепила Алана. За этим светом он не различал даже
контуров остановившейся машины, но это было совершенно неважно. Главное,
его заметили, а значит окажут хоть какую-то помощь.
Очередная волна разбилась о скалу, холодные брызги вновь промочили
брюки и пальто Алана, и осыпались дождем самоцветов на шоссе и на стекла
спортивного `понтиака`, белого, как снежная буря.
Боковое стекло неслышно скользнуло вниз. Молодой, лет 25 парень в
зеркальных очках взглянул на слегка опешившего Алана.
- Какие-то проблемы? - поинтересовался водитель.
Алан Дост постепенно приходил в себя. Нет, не то, чтобы... но
все-таки достаточно необычно, чтобы такая машина ездила ночью по этому
шоссе, и уж тем более, остановилась на его просьбу. Такие машины, сколько
помнил себя Алан, довольно редко появлялись в этих краях, проносясь по
улицам точно призрак, скрывая за тонированными стеклами водителя и его
спутников. Эти машины были уделом лишь весьма состоятельных людей, которых
мало интересовала окружающая жизнь.
Но, несмотря на это, сидевший за рулем парень позволил себе
поинтересоваться его проблемой, и этот шанс нельзя было упускать.
Ветер бросил на них очередную порцию водяной пыли. Мельчайшие
капельки покрыли радужными точками зеркальные линзы очков водителя. Уголки
губ его дрогнули и поползли вверх. Казалось, он наслаждался новой
ситуацией, с интересом рассматривая неуверенно мявшегося неудачника.
Алан наконец овладел собой.
- Добрый вечер, - произнес он. - Не будете ли вы так любезны оказать
мне посильную помощь? Заглох мотор, никак не могу запустить.
- С таким-то прибоем? - скептически хмыкнул парень. - Да у тебя там
наверное уже бассейн с акулами. Но посмотреть можно. Хоть какое-то, да
развлечение.
Алан стиснул зубы, но промолчал. Ладно, пусть считает это
развлечением, лишь бы помог завести. А капот действительно надо было хоть
на минуту прикрыть - все меньше воды попало бы внутрь.
Тем временем парень выбрался из уютного кресла и направился к его
`жучку`. Дост автоматически отметил, во что был одет водитель - джинсы,
тонкая кожаная куртка - ничего сверхэкстравагантного, разве что сама
машина... Через пару секунд они склонились над мотором.
- Так, искра есть... свечи в порядке... дай-ка ключи, попробую
завести... стартер в норме... так. Слушай, а ты бензин в нее заливать не
пробовал?
Алан мгновенно оказался рядом с парнем, что сидел на его месте. Тот с
интересом разглядывал приборный щиток. Увидев Алана, он ткнул пальцем в
указатель топлива.
Стрелка намертво уперлась в самый край красной части шкалы. Бак был
безнадежно пуст.
Алану хотелось провалиться сквозь скалу, только бы не видеть никого
рядом.
Парень смотрел на него в упор, однако в его взгляде не было ничего
издевательского.
- Да не волнуйся ты так, - добродушно произнес он, - со всяким
случается.
- Ну, и что мне теперь делать? - жалобно проговорил Дост. - Вы не
сможете выделить мне пару литров... естественно, не за так...
- Не получится, - ответил парень, - бак у меня хитрый, ты до него
просто не доберешься.
- В таком случае не могли бы вы хотя бы отбуксировать меня к
ближайшему телефону? Там я уж как-нибудь сам...
- Знаешь, буксировать тебя я тоже не буду, - медленно проговорил
парень, вылезая из `жучка` и возвращая его хозяину ключи. - Мы можем
поступить проще, - сказал он, открывая дверцу `понтиака`. - Мы можем
подвезти тебя до дома - ты же из этого городишки? Машину закрой как
следует, и садись к нам. Элли, ты не против? - поинтересовался он,
обращаясь к невидимой попутчице.
- Мне-то что, Крис, пусть садится, - ответил низкий, однако не
лишенный мелодичности голос.
- Ну, ты слышал? - обратился Крис к следовавшему за ним по пятам
Досту. - Быстрей закрывай машину, да полезай к нам. Здесь становится
прохладно.
Боясь поверить в удачу, Алан бросился исполнять сказанное ему Крисом.
- Сигнализацию включить не забудь, - донесся до него голос парня.


Изнутри `понтиак` выглядел еще роскошней чем снаружи. Правда, заднее
сиденье, на котором расположился Алан было чисто символическим и двум
пассажирам там уже было бы тесно, но ведь спортивные машины и не
предназначены для перевозки пассажиров. Водитель и штурман, а больше
никого и не нужно. Мягчайшие кожаные кресла, приборная панель из дерева,
мигает разноцветными огоньками цифровая контрольная панель, громкий
рок-н-ролл из динамиков - все признаки дорогого автомобиля, прокатиться в
котором было давней мечтой Алана.
А Крис, кажется, решил воплотить ее сейчас в полной мере.
`Понтиак` стартовал легко и уверенно, стрелка спидометра качалась
где-то на восьмидесяти милях и Алан непроизвольно вжимался в сиденье,
цепляясь за боковые ручки на крутых поворотах дороги. Свет мощных фар
заливал шоссе, превращая ночь в день, а дорога петляла, то скрываясь за
выступом скалы, то извиваясь гигантской змеей, но несмотря на все это,
Крис вел машину с некоей небрежной уверенностью, так, словно сам когда-то
построил эту дорогу.
Алана, однако, смущали зеркальные очки Криса. По его представлениям
они вряд ли были уместны ночью, несмотря на искусственное море света.
Однако, хозяин - барин, везет, и ладно. Еще минут десять и они на месте.
Утром он займется `фольксвагеном` всерьез, а сейчас поскорее бы добраться
до постели и спать, спать... Теплая кабина `понтиака` и его мягкое,
плавное движение незаметно привели к тому, что утомленный Алан в какой-то
миг задремал, полностью доверившись подобравшему его парню.
Очнулся он от вернувшегося ощущения влажной прохлады. Секунду-другую
приходил в себя, пытаясь вспомнить, где же он находится. В `понтиаке`
кроме него никого не было. Освещение было выключено, мотор не работал, обе
дверцы были открыты. Алан беспокойно осмотрелся.
Они все еще находились на горной трассе. Ветер прогнал последние
ошметки облаков и полная луна отдавала земле всю мощь отраженного ею
солнечного света. Внизу по-прежнему ревел и ярился океан.
Крис и Элли неподвижно стояли у каменного парапета, ограждавшего
обрыв. Присмотревшись к местности, Алан отметил, что они остановились в
наивысшей точке шоссе - до моря сейчас было метров сорок по вертикали. За
рычанием волн не было слышно, разговаривают ли сейчас те, кто подобрали
его на дороге, или просто смотрят на море, но в душе Алана зачем-то
зашевелилось некое неприятное чувство, словно где-то внутри медленно
проползла холодная влажная змея, случайно коснувшись его сердца...
Крис повернулся и неспешным шагом направился к машине. Подойдя на
расстояние, где его голос мог быть услышан Аланом, Крис обратился к нему:
- Послушай, Эль тут мне подсказала одну интересную мысль касательно
тебя. Мы ведь забыли договориться о том, как ты будешь рассчитываться за
доставку тебя в город. Надо бы решить вопрос, как ты считаешь?
- Рассчитываться? Да, да, конечно же... - словно спохватившись
заговорил Алан. - Сколько вам нужно? Поверьте, за такую услугу я не
поскуплюсь! Сколько вы хотите? - Дост судорожно шарил по карманам в
поисках бумажника.
Крис с интересом смотрел на него. Наверное, так в зоопарках люди
смотрят на странные и нелепые ужимки обезьян, что никак не могут найти
применения своим рукам.
Алан, не в силах развернуться на узком заднем сиденьи спортивной
машины, неуклюже выбрался наружу и наконец извлек бумажник из глубокого
брючного кармана. Порывшись, он достал оттуда хрустящую полусотенную
купюру и протянул ее парню.
- Надеюсь, это удовлетворит вас? - заискивающе спросил он. -
Поверьте, я знаю, что люди, делающие добро ближним, заслуживают
благодарности не только на словах!
- Мне не нужны твои деньги, - тихо проговорил парень в зеркальных
очках.
Дост замер, точно в столбняке.
- Вам... что? - только и смог произнести он, все еще протягивая Крису
деньги, - но ведь вы же сами говорили... только что... - рука его
постепенно опускалась вниз, пальцы, сжимавшие купюру мелко подрагивали.
- Мне не нужны деньги, - повторил Крис. - Поверь, я не зарабатываю
себе не жизнь таким образом. Сколько, по-твоему, стоит эта машина? -
спросил он у оторопевшего Алана, и, не дожидаясь, пока тот откроет рот,
закончил: - Сто двадцать тысяч.
Зрачки у Алана на мгновение расширились.
- Ты влез внутрь, даже не соизволив снять свои грязные ботинки. С
пальто твоего натекла такая лужа, что в ней утонет бегемот. И плюс ко
всему этому, мы еще везли тебя целых пятнадцать миль. В общем, извини, но
нам придется тебя убить.
Дост даже не заметил, как бумажник выпал у него из пальцев. Перед
глазами все поплыло, в голове мутилось, язык отказывался повиноваться.
Чудовищным усилием воли он выдавил из себя:
- К-как это? В-ведь вы же сами предложили подвезти... - голос его
вновь сорвался.
Крис с усмешкой посмотрел на него.
- Подвезти? - словно вспоминая что-то давно позабытое, проговорил он.
- Да, подвезти. Но ты же не сказал нам, в каком именно виде ты хочешь
оказаться дома. Сказать тебе, в каком? Ладно, не буду, ты и сам это
прекрасно знаешь. Иначе вряд ли поехал бы на ночь глядя на своей развалюхе
в такое место. Нет, чтобы спокойно умереть дома, так ведь еще забрался
черт знает куда, свою машину угробил, да еще и чужую загадил. Не говоря
уже о том, что нам с Эль пришлось выдерживать твое общество целых
пятнадцать минут!
- Много текста, Крис, - раздался голос неслышно подошедшей Элли. -
Нам пора ехать дальше. Не знаю, как тебя зовут, - обратилась она к Алану,
- но мне кажется, что ты нас задерживаешь. Крис, можно я сама его прикончу
- все быстрее будет!
Алан почувствовал, как его колени начинают предательски разъезжаться.
Ноги уже не держали его. Однако, упасть ему не дали.
Рука Криса схватила его за шиворот, легонько встряхнув. Не грубо, но
так, чтобы он смог прийти в себя. Хотя сейчас ему больше всего хотелось
совершенно обратного.
- Да нет уж, постарайся не падать в обморок, - услышал он голос
парня. - Что за интерес выкидывать с обрыва бесчувственное тело! Наделал
дел, так хоть постарайся вести себя пристойно! - Извини, Эль, - продолжал
он, - но тебе я его не отдам. Он же все-таки загадил именно МОЮ машину, а
на тебя так даже и внимания не обратил.
- Вот именно! - взвилась девушка. - Это похуже всякого оскорбления!
Слегка собравшийся с мыслями Алан решил вмешаться в этот безумный
спор:
- Послушайте, а нельзя ли все это решить каким-то более мирным
способом? - обратился он к спорившим. - Это же настоящее безумие - вот
так, посреди ночи...
Ответом ему был громкий, издевательский смех.
- А ты что думал? Какой нормальный станет подвозить посреди ночи
такого урода как ты? Да нам просто захотелось малость развлечься - и вот,
такой случай! У тебя была когда-нибудь параноидная шизофрения? Нет? Тогда
тебе не понять. Ладно, действительно, что это мы? Как бы ты предпочел
умереть - быстро, медленно, мучительно, легко? Тело сохранить, уничтожить,
спрятать или надругаться? Времени действительно мало, так что думай
быстрее. Эй, я сказал, думай, а не теряй сознание! Что за хилый клиент
пошел!
Дост в очередной раз попытался закатить глаза и упасть в обморок,
однако, удар в челюсть вывел его из этого состояния. Кажется, он
действительно попал в переделку, господи, почему в этом мире столько
психов, почему именно со мной...
Однако, надо что-то делать. Надо решаться!
И он решился.
Резко рванувшись вправо, он оказался вне пределов досягаемости рук
Криса, и, подпрыгнув на месте точно вспугнутый заяц, изо всех сил помчался
к повороту шоссе, стремясь укрыться за выступом скалы.
Эль дернулась было следом за ним, но Крис остановил ее, легко
прикоснувшись к плечу. Девушка гневно взглянула было на него, но Крис
оставался спокоен. За зеркальными очками не было видно глаз, но губы
кривились в довольной усмешке.
- Ну что ж, кажется вечер начинает удаваться! - удовлетворенно
проговорил он. - А парень-то не глуп, собирается укрыться среди камней.
Ладно, пусть побегает, тем приятнее будет его убить. А то я уж совсем
хотел в нем разочароваться.
Алану было не до размышлений. Животный ужас гнал его вперед. Он
чувствовал, что эта парочка ненормальных вряд ли оставит его в покое и
потому старался изо всех сил убраться от них как можно дальше. Главное -
добраться до поворота, там старая осыпь. Среди огромных валунов можно
спрятаться даже от отряда полиции. Лишь бы у них не было пистолета...
Пистолет у Криса был, однако он не спешил им воспользоваться. Еще бы,
все самое интересное только началось, зачем же лишать себя удовольствия
так быстро? Нет, мы пойдем иным путем...
До спасительного поворота Алану оставалось два-три метра, когда,
словно желая помочь ему, за спиной вдруг вспыхнул яркий свет.
От неожиданности он втянул голову в плечи и еще быстрее заработал
ногами. Вот наконец и долгожданный поворот... где же эта чертова осыпь?
После яркого света фар даже при полной луне различить что-либо вокруг
довольно непросто... проклятье! До камней еще метров тридцать, только бы
успеть добраться до них...
Этого ему не дали. Победно завывая турбиной, `понтиак` вынырнул из-за
поворота, издевательски освещая дорогу Алану. Дост на собственной шкуре
понял сейчас, как чувствуют себя зайцы, убегая от машины с охотниками.
До спасительной осыпи оставалось еще метров десять, а четырехколесный
монстр цвета смерти уже обжигает его спину теплом радиатора. Длинная тень
Алана стрелой-указателем рвалась из-под его ног, словно пытаясь сбежать от
хозяина-неудачника.
Дост понимал, что ему уже не успеть к спасительной осыпи, но ноги, не
желавшие повиноваться разуму, упорно несли его вперед, прочь, прочь от
ужасной машины и ее сумасшедших хозяев. Внезапно тень его резко скакнула
вправо, указывая теперь не прямо, а куда-то на поднимавшуюся рядом скалу.
Беглец непроизвольно обернулся.
`Понтиак` явно собрался его обогнать, глумливо поморгав левым
поворотом. Это, впрочем, не слишком успокоило Алана.
Между тем автомобиль догнал его и уравнял скорость. Из правого окна
высунулся улыбающийся Крис.
- Слушай, а ведь я почти разочаровался в тебе, - обратился он к
Алану.
Дост уже окончательно утратил способность соображать, и только
согласно кивнул, не прекращая бега, отметив правда, что парень уступил
место за рулем своей подруге. Другая же часть его мозга подсказывала, что
до скал осталось всего ничего. Еще пару секунд - и он постарается
скрыться. Преследователям придется выйти из машины, на это потребуется
опять же несколько секунд, так нужных ему сейчас... а тем временем он
сможет укрыться в каменном хаосе. Иначе ему конец.
Но и преследователь казалось знал, что он собирается сейчас сделать.
Каменные глыбы уже совсем рядом и Дост в отчаянном прыжке бросился
вправо, к спасительной щели. Еще несколько прыжков - и он в
безопасности... относительной, конечно, но все же...
Нетренированный организм все сильнее давал о себе знать. В боку
нещадно кололо, перед глазами плыли красные круги, дышать становилось все
труднее.
- Слушай, ты не устал? - донесся до него голос Криса.
Нельзя отвлекаться, нельзя. Чуть не так поставишь ногу,
поскользнешься на гладком камне - и все. Почему так тяжело дышать? И
откуда в горле столько соленой... КРОВЬ! Это моя кровь! Течет по спине...
и ноги... что же это?...
Алан был еще жив, когда Элли и Крис приблизились к нему.
Тяжелый бундесверовский нож пронзил его правое легкое. Алан повалился
на камни лицом вниз, когда ноги перестали его слушаться.
Крис с некоторым усилием вытащил нож из спины своей жертвы,
критически осмотрел запачканное в крови лезвие, тщательно вытер его о
пальто Алана, еще раз осмотрел, и хмыкнув, вложил его в кожаные ножны.
Тем временем Эль, видимо заметив, что Алан еще дышит, поддев его
носком сапога, перевернула тело на спину.
Послышался слабый стон.
- Вы... - хрипя и захлебываясь собственной кровью, с натугой выдавил
он. - За... что?
Крис присел над ним, стараясь не запачкаться в крови, которой натекло
уже довольно много.
- Я же объяснял тебе, - терпеливо произнес он, - нечего садиться в
чужую машину, если не уверен, что тебе хотят сделать только то, чего
хочешь ты сам. А вообще-то спасибо за прекрасную компанию и достойно
проведенный вместе вечер. Надеюсь, ты как следует запомнишь его. Не могли
бы мы сделать вам напоследок хоть что-то приятное? - вежливо
поинтересовался Крис.
Затуманенный болью взгляд Алана сфокусировался на девушке, задумчиво
поигрывавшей трехгранным кинжалом. Дост хотел произнести напоследок
какое-нибудь ужасное проклятие, адресованное этой парочке, но кровь,
заполнившая его легкие и горло помешала этому.
Алан с трудом приподнял левую руку и негнущимся пальцем указал на
девушку.
- Э-э-э... - донеслось шипение последнего воздуха, покидавшего его
легкие.
- Эль, он просит, чтобы ты прекратила его страдания, - расшифровал
этот звук Крис, поднимаясь. - Кажется, это действительно последнее, что мы
можем сделать для него. Ты ведь не обижаешься на нас, ведь нет? -
обратился он к Алану, над которым теперь склонилась Элли.
Алан тихо хрюкнул.
- Что-что? Ладно, будем считать, что ты с нами согласен. Эль, он
действительно хотел сказать, что не в обиде на нас. Все-таки, мне кажется,
ты слишком быстро перерезала ему глотку - может быть еще немного
пообщались бы. Довольна ли ты, солнце мое? - вопросил он девушку.
Та как раз заканчивала протирать свой кинжал о лацкан пальто Доста.
Убедившись, что лезвие вновь сияет чистой полировкой, она подошла к Крису
и нежно поцеловала его в лоб.
- Никогда нельзя быть довольным, иначе пропадет сам смысл жизни, -
отозвалась она. - Но все равно, спасибо, что позволил принять участие в
охоте. Как приятно, что я помогла ему освободиться от этого тяжелого и
старого тела! Фу! Потный, влажный...
- Совершенно с тобой согласен, малыш, - произнес Крис. Я рад, что
тебе понравилось.
Острый кинжал перекочевал за пояс Эль, и освободив руки для объятий,
они слились в жарком поцелуе, совершенно не стесняясь тела, лежащего рядом
на камнях.
`Понтиак` мчался по автобану на восток. Девушка тихо подремывала в
уютном облегающем кресле. Они обогнали какой-то грузовик. Свет фар его на
мгновение залил салон `понтиака`, просочившись сквозь тонированные стекла.
Эль вздрогнула, потянулась и лениво произнесла сквозь дрему:
- А все-таки зря ты не позволил мне выстрелить в него первой!



2. КРИС

...Стрелка указателя топлива стремится прижаться к левому краю шкалы,
точно крыса, загнанная в угол оголодавшим терьером. С деньгами ситуация
почти похожая - их вообще нет. Еще километров 15-20 - и машина встанет
навсегда. Черт, неужели опять придется ее менять? А я уже успел к ней
привязаться. Не очень новая белая `мицубиси`, зато удобная как водяной
матрац. Такое впечатление, что она специально, словно подлизываясь,
старалась угождать мне во всем, за что даже удостоилась от меня
собственного имени - Мицуи. За полтора месяца мы словно сроднились,
однако, всему приходит конец. Например, возможности залить бензин в бак.
Хотя впрочем... Если проехать мимо остановки на Николаевской трассе,
ситуация возможно изменится в лучшую сторону. Всегда найдется кто-то,
уставший ждать мифический 68-й маршрут. Машиной это стоит пятерку - на 10
литров вполне хватит. А тем более, у того, кто готов заплатить мне эти
деньги, в кошельке наверняка раз в десять больше... я уж как-нибудь сумею
ими распорядиться... впоследствии. Ладно, пусть только попробуют меня
остановить... в противном случае, действительно придется проехать на
остатке бензина до упора и попробовать сменить экипаж. Нет, нельзя, чтобы
в магазинах вот так свободно продавали подобные ножи! Великолепная
заточка, длинное хищное лезвие с канавкой, отличный баланс, полая рукоять,
в которой хранится еще некоторое количество чертовски полезных
предметов... сто тридцать за всю радость, очки пришлось продать. Потянула
меня нелегкая проехать мимо этого магазинчика! Хозяину, кажется, вообще
наплевать, что, и главное кому он все это продает. Для покупки боевого
`кольта` или `парабеллума` достаточно справки, что ты не наркоман и не
псих, а холодное оружие - просто в свободной продаже. Страшно представить,
что может случиться, если такая игрушка попадет в неокрепшие детские
руки...
Однако, кажется не все так плохо, как представлялось. На остановке
толпа народа, человек шесть отчаянно машут пролетающим мимо машинам. Тем
лучше, у меня будет выбор. Всегда приятно чувствовать себя выше
окружающих, так страстно желающих отдать тебе свои деньги.
Та-ак. Мужик, ты слишком здоровый для меня... мимо. Три дородных
тетки. Под вашим весом машина просто утонет в мягком асфальте... мимо.
Парочка не то армян, не то чеченов, мне с вами еще в дальнейшем работать,
не портить же себе отношения с вашими общинами... мимо. О! Вот ты мне
нравишься! Ну-ка, ну-ка, что ты нам скажешь?
Девчонка, стоявшая с протянутой рукой чуть дальше остановки, похоже,
несколько удивилась, что водитель, имевший возможность выбора, в конце
концов остановился именно на ней. Однако, остановился.
- До Фонтанки возьмешь? - спросила она.
Водитель прищурил глаз и посмотрел на нее, безмолвно интересуясь ее
кредитоспособностью. Однако 68 автобус, по-видимому, разделил печальную
участь мамонтов и динозавров, и потому она быстро произнесла:
- Да не волнуйся, заплачу. Сам знаешь...
Еще секунду парень изучающе смотрел на нее, а потом, словно придя к
решению, мотнул головой в сторону дверцы, приглашая садиться.
`В конце концов, лучше нее вряд ли что-то еще подвернется, а так хоть
какие-то, но деньги. Да и сам объект... На вид - лет 18, прическа `охота
на мамонта`, плейер с наушниками, майка с дурацкой надписью по-английски
`ХРИСТОС ЛЮБИТ МЕНЯ`, юбка, больше похожая на широкий пояс... типичная
студенточка из пригорода. Спешит попасть домой. Ладно, поможем...`
- А можно я вперед сяду? - поинтересовалась она.
`Вперед? Отлично, задача вовсе упростилась! Кажется нам с Мицуи
придется поездить еще немного, и это радует. Слушай, девочка, садись
быстрее, а то на нас уже обращают внимание армяне. Еще немного и они
начнут приставать ко мне, чтобы я подобрал и их. Не хочу!
Прекрасно! Дверь наконец захлопнулась и мы резко стартовали с места.
В зеркало я успел разглядеть недовольные лица кавказской национальности,
от которых сбежала почти пойманная ими машина.
Ничего, ребята, не отчаивайтесь, вас тоже подберут... позднее. А
сейчас можно спокойно ехать вперед. Дорога уже пустая, все, кто мог
вернулись с работы. Можно расслабиться и получать удовольствие от быстрой
езды. `Пинк Флойд` на полную мощность, газ до отказа - и вперед.
Пассажирка, кажется, в восторге. Я - тоже.
Интересно, зачем это я останавливаюсь? Гипновоздействие, или что
похуже, жадность, например? И не красавица ведь, хотя сложение - дай бог
мне такое, в смысле мускулатуры... Короткие темно-рыжие волосы, через все
горло тянется тонкая белая полоска давнего шрама. Не иначе, бандитка с
большой дороги. Откуда ты взялась здесь, посреди дороги? Пешком с моря
идешь, или высадили откуда-то? Ладно, спросим, раз уж остановились. В
крайнем случае - обхамлю.`
- Гвардейское, пятерка, - прозвучала короткая, емкая фраза. Я даже
рта не успел раскрыть. Ну что ж, пятерка - это уже серьезно, это даже
прилично.
- Едем, - согласился я. Девушка кивнула, и еще даже не сев в машину,
протянула мне хрустящую бумажку. Уважаю. Однако убивать не одну, а двух
женщин вдесятеро сложнее. Ладно, справимся. Не впервые, в конце концов.
Трасса продолжала разворачивать передо мной свои серые изгибы.
Впереди показалась зеленая полоса - прибрежный лесной массив. Я уже
прикидывал, где и под каким предлогом мне лучше будет съехать с дороги для
выполнения вышеупомянутого действа, когда девчонка с плейером внезапно
обратилась ко мне:
- Вы уж простите меня, - начала она, - но только у меня сейчас нет
денег.
- Вот уж, обрадовала... - недовольно буркнул я. - И что теперь с
тобой делать? Высаживать или убивать? (Всегда полезно непосредственно
перед актом сказать нечто подобное. Клиента это успокаивает.)
- Да нет, зачем высаживать? - ответила она, нимало не смущаясь второй
пассажирки, продолжила она. - Я же сказала, что могу расплатиться с
вами... немного по-другому, вон там, в лесу... если вы не против.
- Я-то не против, а вот как на это посмотрят пассажиры? -
поинтересовался я, уже съезжая с дороги на разбитый проселок в тень
деревьев, густо переплетших свои кроны.
- Никак, - ответила вторая пассажирка. Кажется, ей это было глубоко
безразлично. В зеркале я увидел не слишком довольную гримаску, на
мгновение искривившую ее губы в презрительной усмешке, но и только. Через
секунду ее лицо вновь не выражало ничего.
Мы остановились. Место тихое, глухое. В самый раз для задуманного
нами обоими.
- Выходить будешь? - в последний раз обратился я ко второй девушке,
обернувшись к ней.
- Лень, - отрубила она, и отвернулась к окну, с интересом
рассматривая окружающий лес.
`Ну что ж, лень, так лень. Пока что все идет прекрасно`.
- Только недолго, - предупредил я хозяйку плейера.
- Как скажешь, - согласилась она. - Кресло откидывать будешь?
Щадя чувства второй пассажирки, я сделал это только наполовину, уже
чувствуя, как тонкие пальцы уверенно приступают к делу. Девочка работала
довольно уверенно, можно сказать профессионально.
Расслабившись, я попытался представить себе свои дальнейшие действия.
Закончив творящееся безобразие, я выйду из машины, под предлогом слегка
проветриться, а затем...
Скосил глаза на сидевшую сзади девушку. Кажется, ее совершенно не
интересовало происходящее. Я вновь уставился в потолок, размышляя о
лживости и неблагодарности женщин, привыкших ставить свои естественные
качества и способности выше денег, коих у них сроду не водилось.
Почувствовав приближение кульминационного момента, левой рукой я
легко сдавил сверху шею девицы.
Внезапно левый глаз уловил смутное, полузаметное движение руки моей
второй пассажирки.
Тело среагировало быстрее. Даже не успев удивиться, я молниеносно
развернулся на месте, и мой `вальтер` смотрел теперь своим дулом точно в
то место, где сходились брови моей второй пассажирки.
Ее рука с тонким трехгранным кинжалом застыла сантиметрах в тридцати
от моего горла. Правильно говорил один мой приятель - рука всегда должна
быть с оружием, или хотя бы неподалеку от него - иногда может помочь. Как
например сейчас.
По-видимому, нападавшая не предполагала возможности подобного
ответного действия, что повергло ее в легкий шок. Как впрочем и бедную
студенточку, которая, увидав краем глаза, что происходит вокруг, в ужасе
подпрыгнула, чуть не проломив головой крышу, и попыталась завизжать.
Однако, я оборвал это в зародыше, ледяным тоном приказав ей привести меня
в порядок.
Дрожа, она подчинилась.
Тем временем, агрессивная девчонка немного пришла в себя. Кинжал я у
нее отобрал, однако неизвестно, сколько еще подобных предметов скрыто в ее
одежде. Я уже собрался было предложить ей выйти из машины и сдать оружие,
когда она вдруг обратилась ко мне:
- Слушай, если уж я не смогла справиться с тобой, может прикончим ее?
- она качнула головой в сторону безденежной девицы, которая, услышав эти
слова громко, пронзительно завизжала, забыв даже обо мне.
Визг длился недолго.
Не обращая внимания на по-прежнему нацеленный на нее пистолет, это
милое создание коротко и резко рубануло ее по горлу ребром ладони.
Жестоко, но действенно. Визг сменился глухим бульканьем и кашлем.
Покончив с паникой, она продолжила:
- Так как? Или ты хочешь сказать, что просто подвозил ее и меня за
деньги? Это же будет неправдой, у тебя на лице написано, что ты хотел с
нами сделать - сперва с ней, потом со мной. Нельзя с такими глазами быть
убийцей.
Я почувствовал необходимость прервать это откровение.
- Хорошо. Если ты так этого хочешь, можешь выйти из машины, а
студентка пусть тебя обыщет. И без резких движений, я человек нервный,
могу неправильно отреагировать. Ясно? Ну, тогда вылезайте!
Не выпуская их из-под прицела, я выбрался наружу.
На удивление, у нее не оказалось ничего, кроме чуть не оцарапавшего
меня кинжала. Студенточка, завершив обыск, смотрела на меня умоляющим
взором - отпустите мол, сама пешком дойду, лишь бы не с вами.
Я оценивающе посмотрел на них. Хорошая парочка подобралась, да только
наполовину безденежная. Уложить их сейчас обоих...
Не могу. Студентку могу, а вот вторую - никак. Ладно, попробуем
по-другому.
- А зовут-то тебя как? - поинтересовался я у юной культуристки.
- Елена, - последовал ответ, - или Элли, как больше нравится.
- Элли, - задумчиво протянул я. - Это значит, гуляла маленькая Элли
по дороге из желтого кирпича, пока не встретила людоеда. А людоед взял, да
и воспитал из Элли другого людоеда. Я правильно излагаю?
- Почти, - коротко ответила она.
- Я вот смотрю, - продолжал я, уже обращаясь к студентке, - у тебя на
майке написано `ХРИСТОС ЛЮБИТ МЕНЯ`. Мое имя Крис, но только я тебя сейчас
не люблю, более того, сейчас тебе предстоит незабываемая встреча с моим
тезкой, так что расслабься и веди себя спокойно. А то будет больно.
Интересно, почему это люди так не любят, когда их убивают? Студентка
не была исключением. Несмотря на разбитое горло, она вновь попыталась
завопить, но я вовремя удержал ее от этого необдуманного поступка,
прострелив ей грудь. Выстрел здесь в это время года гораздо более обычен
нежели женский крик - сезон охоты, как-никак. Тело, отброшенное ударом
пули, свалилось около дерева. Девчонка судорожно пыталась зажать дыру в
груди, через которую вытекала ее ярко-алая пузырящаяся жизнь. Это меня
развеселило.
- Крис, ты не мог бы вернуть мне кинжал, - послышался голос Элли. -
Да не волнуйся, не трону я тебя. Думаешь, мне не хочется развлечься?
Странно, но от Элли действительно больше не исходило никакой
опасности. Сейчас она просто не могла причинить мне вред.
- Предупреждали же меня мудрые люди - не бери к себе в машину
посторонних, - произнес я, доставая свой новый нож. - Держи. Он еще не
пробовал крови, да и удобней твоего кинжала. Не побрезгуешь?
Насмешливо взглянув на меня, Элли приняла бундесверовский нож.
Взвесив его в руке, и для пробы слегка крутнув в разные стороны, она
приблизилась к умирающей девушке, некоторое время смотрела на нее, а затем
резко взмахнула рукой поперек ее шеи.
Тяжелое, остро отточенное лезвие легко прошло сквозь сухожилия, почти
отделив голову от туловища.
Несмотря на обилие крови, Элли каким-то чудом удалось не испачкаться.
Посмотрев на дело рук своих, она неторопливо, как на бойне, разрубила
позвонки и подняв за волосы голову, взглянула в ее остекленевшие глаза.
- И надо же было тебе садиться в машину к этому монстру, - сказала
она. - Видишь, к чему это привело? А вроде неглупая девушка была.
Затем, не выпуская из рук добычу, Элли повернулась ко мне.
- Ты не думаешь, что с этим надо сделать что-то красивое? - спросила
она.
- А что ты предлагаешь? - поинтересовался я.
- Ну, например надеть ее голову на вон то сухое дерево, - сообщила
Элли. - Этакий пейзаж `Утро в сосновом бору`. Только не говори, что тебе
это неприятно, или я не понимаю, зачем у тебя этот нож. Этому лесу явно
недостает руки хорошего художника.
Та-ак. Слушай, девочка, ты мне нравишься все больше. Услыхав такую
реплику с места я даже не сразу смог подобрать достойный ответ. Однако,
надо как-то выходить из ситуации, маньяк я в конце концов, или
обыкновенный дебил?
- Когда это ты узнала, что она была художником? - поинтересовался я.
- Ладно, вот тебе лес, вот тебе руки, - я указал на лежащее тело, -
выбирай какую захочешь. С головой можешь делать все что угодно, только я
вообще-то задумывал несколько иную картину. `Весна`. Представляешь, дерево
с молодыми почками... кишочками и прочей требухой. Лучше даже несколько
деревьев для реалистичности происходящего... молодой сок сочится по коре
дерева, застывая бурыми потеками, рядом лежит кожа, сброшенная какой-то
змеей... В общем, все расцветает.
- И обновляется, - закончила Элли. - Слушай, а у тебя недурной вкус.
Начнем?
- Только сперва посмотрю, нет ли у нее чего полезного, - проговорил
я.
- Ладно, обыскивай, - согласилась Элли, - а я пока займусь этим
деревом. Думаю, ему это понравится.
Интересно, что это я с ней так быстро сошелся? И надо же было тогда
остановиться! А может действительно надо было? Ладно, пока займемся телом.
Нет, ну почему это женщины всегда склонны к обману?
На шее... вернее, на том месте, где у девушки была шея, на коричневом
шнурке висел плоский замшевый мешочек. Плотно застегнутый - кровь из
пришедшегося точно над ним пулевого отверстия залила его снаружи, но

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован