13 октября 2004
635

Я МОГ УНИЧТОЖИТЬ БАСАЕВА - СКАЗАЛ КОМАНДУЮЩИЙ ВНУТРЕННИМИ ВОЙСКАМИ МОСКОВСКОГО ОКРУГА ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИК АРКАДИЙ БАСКАЕВ

Когда слышу, что генералы сплошь вороваты и готовы сбагрить хоть солдатские портянки, хоть `Град`, вспоминаю Баскаева. Когда убеждают, что генералы во время боев отсиживаются в тылу и матюгами посылают на шквальный огонь не нюхавших пороха мальчиков, - вспоминаю Баскаева. А уж когда кремлевские политики и послушные им высокие военные чины начинают нести полную чушь о какой-то чудом возродившейся армии и на редкость удачном ее реформировании - еду к Баскаеву. Просто поговорить - кабинет у него не прослушивается, проверено.
Сказать, что он не плут, не хапуга, не трус и не глупец, - значит обидеть его зряшно и непростительно. Он такой, каким и должен быть настоящий российский генерал, если мы еще верим в порядочность, воинский долг и офицерскую честь.
Он командовал взводом, ротой, батальоном, в 31 год стал командиром полка и почти мгновенно - комдивом и генерал-майором. Теперь генерал-полковник, командующий.
Встречаемся мы с ним непременно в какие-нибудь окаянные дни - то в августе 91-го, то в октябре 93-го, а теперь вот сейчас
- Аркадий Георгиевич, мы узнали о вторжении в Дагестан боевиков Хаттаба и Басаева, а также о выдвижении федеральных войск и начале боевых действий из телевидения и радио. А вы?

- Из шифротелеграммы главкомата внутренних войск. Лично для меня ничего удивительного в этом не было - неужели двух лет было мало, чтобы досконально знать, что в целом ряде сел ваххабиты не только стали жить по законам шариата и фактически отмежевались от республиканской и федеральной власти? Ладно, Аллах с ними - жили бы себе и жили. Но ведь МВД и спецслужбы знали в деталях, какие мощные укрепрайоны там создаются - бетонные блиндажи, траншеи, тоннели, доты, окопы по всему периметру каждого села. Да одного бетона для всех этих сооружений, по самым скромным подсчетам, понадобилось не менее сотни тонн. А горы оружия, которые поставлялись из Чечни? Информация об этом регулярно поступала и правительству, и администрации президента. Никакой реакции, никакой политической воли, чтобы отдать четкий и недвусмысленный приказ: задушить эту заразу в самом зародыше. Передо мной как командующим все это время ставилась одна задача: быть в готовности перебросить войска в Дагестан. Словом, сидели на бочке с порохом и ждали: взорвется - не взорвется? Дождались.

- Видимо, удивления в тот день вы не испытали?

- Я перестал удивляться после Хасавюртовских соглашений - вывели войска из Чечни и махнули на нее рукой. Кто мне сейчас скажет, в чем состояла политика России в Чечне, да и на всем Кавказе? Не было такой политики. - Помните, прошла информация о том, что Степашин в бытность его министром внутренних дел посетил те ваххабитские села, которые потом пришлось брать штурмом? Он очень мило побеседовал с тамошними жителями и уехал. И министр, и его свита ничего странного там не заметили. Это что - фантазии журналистов?

- Нет, это подлинный факт. Только не думайте, что Степашин ничего не увидел и ничего не понял. Ему стало ясно главное - уговорами ваххабитов не уломать. Что, посылать на их усмирение дагестанскую милицию? Наивно. Еще более наивно было требовать от Степашина приказа штурмовать эти села. В конце концов молчали же правительство Дагестана, его Госсовет. Ни одной просьбы к федеральному центру - помогите, мол, усмирить неверных. И только вторжение боевиков из Чечни развязало нам руки. Еще раз повторяю: в первые дни и недели можно было и без пролития крови охладить горячие головы сепаратистов. Да что вспоминать прошлое...

- Давайте вспомним недавнее время, когда вы были военным комендантом Грозного, да и всей республики.

- Да, с 1 июля 95-го года я стал и комендантом, и заместителем командующего группировкой федеральных войск. Командующим, как вы помните, был генерал Романов - я у него, кстати, был вчера в госпитале, поздравлял с днем рождения. Скоты, взорвали, искалечили такого человека! Не знаю, может быть, Анатолий жену понимает, но ни меня, ни Куликова, ни Рушайло он не узнал. Горько, но это так.

- Итак, Грозный. Какой тогда была обстановка на чеченских фронтах?

- Пожалуй, это был самый стабильный для нас период. Федеральные войска контролировали практически всю республику - боевики были загнаны в горы. Уже через месяц случилось маленькое чудо - российские военные могли ночью спокойно прогуливаться по Грозному. Можете мне поверить - именно тогда остатки дудаевского войска можно было добить в горах. Не дали. Кто, почему - ищите ответ сами.

Именно в то время я проводил с Масхадовым и Удуговым переговоры, на которых был один главный вопрос - сдача противником оружия. Переговоры шли трудно, нервозно. Кто-то из вашего брата писал, что Масхадов - человек выдержанный, спокойный, тактичный. Это заблуждение. Видели бы вы, как он взрывался, орал, стучал кулаком по столу! Я тоже человек горячий, не сдерживался - ты, говорю, полковник, а я генерал-лейтенант, чего орешь? Представьте себе, удавалось угомонить. Нет, из меня переговорщик плохой - попросил Романова меня подменить. Смотрю, Анатолий Александрович глотнет рюмку валерьянки, пару таблеток съест и тогда уже идет беседовать.

Я уверен - с Масхадовым мы бы еще поорали, но договорились бы непременно: полное разоружение! Конечно, Радуев или Басаев на это бы не пошли, но масштабной войне был бы конец.

4 октября я улетел в Москву, а через день, 6-го, машину Романова разнесло в клочья, выжил он чудом. Все! Нет никаких переговоров! Все по-прежнему - война!

- Давайте пофантазируем: кто убрал Романова?

- Это опасные фантазии. Давайте их упростим - те, кому страшен, невыгоден мир. Тому же Басаеву. Тому же Радуеву.

- Аркадий Георгиевич, один вопрос кочует из газеты в газету, фантазируют: как можно было ликвидировать Басаева? Вариантов бесчисленно.

- Ладно, расскажу я вам одну конкретную историю: я мог убить Басаева. Не лично, конечно, а мои люди по моему приказу. Да, вот во время переговоров мы встречали машину с Масхадовым и его охраной на первом после гор российском блокпосту. Вечером везли обратно - Масхадов впереди, машина с моим спецназом позади. Уговор такой - как только доезжают до чеченского поста, машина Масхадова мигает всеми фарами, а наша тут же разворачивается. И вот где-то в середине сентября мой майор, провожавший Масхадова, в условленном месте мигания фар не заметил и поехал дальше - мало ли что могло случиться? Въезжают в какое-то крохотное село, останавливаются возле дома. Наш майор своим глазам не верит - у ступенек стоят Дудаев - он тогда еще был жив, - Басаев, Удугов. Тут же подъезжают машины со многими полевыми командирами. И сразу крик Масхадова: убирайся!

Майор мигом развернулся, доехал до Грозного, влетает ко мне с докладом: товарищ генерал, срочно поднимите авиацию, пара ракет - и мы все их командование угробим - конец тогда войне! И, главное, Басаев не уйдет. Тут же сидит Романов, вскакивает, бросается к телефону. Чтобы было понятнее: именно в тот месяц командующий - не удивляйтесь - был лишен права поднимать в воздух боевую авиацию. Только с разрешения полномочного представителя президента Лобова. Вот Романов ему и звонит, докладывает и едва не умоляет: надо поднять в воздух штурмовик или вертолеты, нельзя в войне такой шанс упускать! Лобов: а вы уверены, что там Басаев? И Масхадов? И Дудаев? Может, вашему майору померещилось? Романов давит: разрешите поднять самолет. Лобов долго молчит, потом недовольно цедит: позвоню. Десять минут, двадцать, тридцать - мы с Романовым с ума сходим. Послать туда батальон спецназа? Танки? Ну хоть что-то то надо делать! Наконец звонок Лобова и сразу его крик: `Отставить! Вы меня поняли - отставить! Никаких самолетов! Это приказ. Все!`

- Что сказал Романов?

- Это не для печати. И вообще - не думайте больше об этом. А знаете, на следующий же день разведка доложила - помимо верхушки боевиков там были все до единого командующие фронтов! И нам запретили их уничтожить. Это в условиях войны!

- Аркадий Георгиевич, а ведь теперь мне легче поверить в то, что войну в Чечне мы проиграли.

- Гораздо хуже - это была капитуляция. Полная и безоговорочная. Договор в Хасавюрте тому подтверждение. И самое невероятное - он сразу был засекречен. Я, командующий округом, его в глаза не видел.

- Вернемся в день сегодняшний - после вашего рассказа легче понять, что всех нас ждет. Смотрите - каждый день нас все настойчивее убеждают, что наземная операция в Чечне непременно состоится, министр обороны сообщает, что уже разработаны четыре ее варианта. Что вы об этом думаете?

- Если на это решаться - упаси Бог повторить преступные ошибки 94 - 95-х годов. Это первое. Второе - никто нам больше не простит огромных потерь личного состава и гибели мирного населения. Сегодня нам регулярно сообщают, сколько самолетов бомбили объекты в Чечне, сколько ракетно-бомбовых ударов было нанесено. А сколько погибло мирных, ни в чем не повинных жителей? Опять молчание. Тогда ответьте: чего это ради десятки тысяч людей бегут в Ингушетию? Толпятся на границе с Дагестаном?

И еще меня тревожит главное: к масштабной наземной операции в Чечне войска не готовы. Я уже не первый год говорю, что такие задачи нельзя поручать восемнадцатилетним пацанам - ведь их встретят профессиональные, натасканные, отлично экипированнные и хорошо вооруженные боевики. Не так давно Степашин предложил создать мобильные бригады внутренних войск МВД, укомплектованные только контрактниками, только профессионалами войны. Бригады такие созданы, но служат в них все те же мальчишки. Это что - очередная наша глупость? Или что-то похуже? Что, никто не хочет служить по контракту? Платите им хотя бы по сто долларов в мирное время и обеспечьте хотя бы простеньким жильем - захотят, пойдут.

- Месяц назад с экрана телевизора министр финансов Касьянов уверял, что военнослужащие, участвующие в боевых действиях на Кавказе, будут получать по тысяче долларов. Получают?

- Лично я такого документа не видел. Еще одна фантазия Минфина.

- Из Московского округа ВВ тоже отправляют в Дагестан?

- В начале сентября я проводил туда Софринскую бригаду. Это уже после окончания боевых действий в Дагестане - мои ребята пока перекрывают границу с Чечней. Мы отобрали наиболее боеспособных ребят - 400 офицеров, прапорщиков и контрактников плюс 800 солдат срочников, отслуживших не менее года. Повезли с собой и бэтээры, и БМП, в личном оружии, причем самом современном, недостатка не было.

- Видимо, были вопросы и солдат, и офицеров и о денежном довольствии, и о льготной выслуге лет. Что вы им отвечали?

- Ссылался на обещания правительства, которые пока ничем не подкреплены. Как солдату платили 30 рублей в месяц - так и платят. Как получал взводный 1200 рублей - так и получает. И о льготной выслуге пока молчок - в Чечне хоть она выручала.

- И с такой голытьбой собираются проводить наземную операцию в Чечне? Посылать в наступление или держать оборону?

Вошел адъютант, положил на стол шифровку - Софринскую бригаду подняли по тревоге.

- Надо к ним ехать, - сказал Баскаев, прощаясь.

И уже в дверях вполголоса:
- Я его найду. Вот увидишь.


`Новая газета Понедельник` 04.10.1999http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован