05 марта 2004
2328

`Я постоянно меняю что-то в своих балетах, поскольку я еще жив`

Сегодня премьерой трех балетов Уильяма Форсайта в Мариинском театре открывается IV Международный фестиваль балета "Мариинский" с участием ведущих звезд классического танца из России, США и Италии. На последнем этапе подготовки премьеры, над которой два месяца работали его ассистенты, в Петербург прибыл сам легендарный руководитель Франкфуртского балета Уильям Форсайт. Перед спектаклем с ним побеседовала Мария Ратанова.

- У вас большой опыт работы с академическими балетными театрами. Каковы ваши впечатления от работы с труппой Мариинского театра?

- Мариинские танцовщики великолепны. Я хотел бы вернуться снова как-нибудь в Россию, чтобы продолжить с ними сотрудничество. Для меня большая честь ставить в Петербурге.

- Почему Вы решили возобновить здесь именно эти три балета?

- Потому что это балеты, базирующиеся на классической лексике, хотя и очень сильно отступающие от правил, к которым привыкли в Мариинском. Второй балет в программе, "The Vertiginous Thrill of Exactitude" ("Головокружительное упоение точностью"), вообще является определенной данью традиционному ансамблевому балету, однако поставленной в современной - скоростной и атлетичной - манере.

- Перед премьерой Ульяна Лопаткина, репетировавшая партию солистки в "In The Middle Somewhat Elevated", рассказывала, что хореография была безумно сложна для танцовщиков, которые работали на износ, и к вашему приезду силы их были буквально на пределе...

- Да, это балеты сумасшедшей сложности. Особенно для этой труппы. Здесь работают совершенно другие мышцы, чем в классике. Иной тип движения, чем в классическом балете. Моим репетиторам иногда приходилось долго объяснять артистам, как добиться правильной позы, ухватить верное движение. Но самое сложное - это скорость! Во всех трех балетах нужно двигаться на высокой скорости. Для классических танцовщиков, не привыкших к таким нагрузкам, это настоящее испытание.

- В ваших балетах хореографический ансамбль работает как единый отлаженный механизм, где мужчины и женщины одинаково брутальны. Тем не менее, допускаете ли вы различия полов в ваших балетах?

- В первом балете, "Steptext", есть отчетливые взаимоотношения между полами: здесь женщина танцует с тремя мужчинами, есть дуэты мужчина - женщина и мужчина - мужчина. И в целом движения сохраняют свою принадлежность к тому или иному полу. По крайней мере, я надеюсь, что это так выглядит! А в "The Vertiginous Thrill of Exactitude" танцует ансамбль из трех женщин и двоих мужчин, и здесь разделение между полами даже подчеркнуто костюмом: девушки танцуют в пачках.

- Широко известно, что вы часто меняете текст своих балетов, когда ставите их в новом театре, и постоянно импровизируете. Вдохновили ли Вас мариинские танцовщики на подобные импровизации с текстом? И кто кого больше замучил - вы их или они вас?

- (Хохочет.) Замечательный вопрос. Да, конечно, я постоянно меняю что-то в своих балетах, поскольку я еще жив! К тому же, я работаю с живыми людьми. Танцовщики с разным опытом и талантом вдохновляют меня на разные импровизации. Я смотрю, как они танцуют, и пытаюсь ставить применительно к их особенностям, использовать те их качества, которые могут дополнить мою хореографию. Поэтому я также позволяю солистам импровизировать в процессе репетиций. Это часть моего метода, который, конечно, требует определенной выносливости.

- Возникло ли у вас желание поставить для мариинской труппы оригинальный балет?

- Да, я хотел бы сделать с ними новый балет. Но все-таки что-то более спокойное.

- Вас часто сравнивают с Джорджем Баланчиным, называют его наследником в продолжении неоклассических традиций.

- Баланчин оказал на меня огромное влияние. Я считаю его своим главным учителем и могу сказать, что как хореограф абсолютно все воспринял от него. На все, чего я достиг в хореографии, меня полностью вдохновил Баланчин. Думаю, вы увидите это в моих балетах.

- Как вы ощущаете свой статус в современном балетном мире? Считаете ли вы себя лидером в этой сфере?

- Я считаю себя просто танцовщиком и собираюсь заниматься этим до конца моих дней. Вся моя жизнь - это танец.

- Тем не менее о вас говорят, как о человеке, совершившем революцию в современном балете. И даже у такого великого мастера, как Морис Бежар, можно разглядеть цитату из вашего знаменитого "Solo"...

- Что, правда? Я об этом не знал. Но я совершенно не против! Морис - отличный балетмейстер, пусть цитирует!

- Ваша жена Дана Касперсен - известная солистка труппы Frankfurt Ballet. А ваши дети имеют отношение к балету?

- К балету - нет. Но мой сын обожает брейк-данс.

- Не могли бы вы прокомментировать конфликт, возникший полтора года назад между вами как руководителем Frankfurt Ballet и властями Франкфурта-на-Майне? Собираетесь ли вы покинуть Франкфурт по истечении контракта в 2005 году, и если да, то куда вы переместитесь?

- Спасибо за ваш вопрос. Я хотел бы ответить на него максимально политкорректно, поэтому не буду вдаваться в подробности этой истории. Ситуация сложная и с политической, и с этической точки зрения. Сейчас я планирую создать небольшую труппу на основе моей нынешней труппы Frankfurt Ballet, которую будут финансировать различные частные и государственные фонды. Если все получится, то я надеюсь наладить постоянное партнерство с Франкфуртом, Дрезденом и Берлином. Вот три города, с которыми я собираюсь сотрудничать в ближайшем будущем. А также мы будем продолжать регулярные гастроли в Нью-Йорке, Лондоне и Париже.

- Отразятся ли эти изменения на количественном составе вашей труппы? Что вы будете ставить в ближайшем будущем: инсталляции в трамвайном депо, которыми вы заняты сейчас, или неоклассические балеты по типу тех, которые мы увидим на мариинской премьере?

- Тот тип балетов, которые сейчас будут показаны в Мариинском, для меня уже пройденный этап. В неоклассическом стиле я работал десять-двадцать лет назад, тогда он был для меня основным. Что касается будущего - я не могу его предвидеть!

Американец между Франкфуртом и Петербургом

Выдающийся хореограф-абстракционист Уильям Форсайт родился в 1949-м в Нью-Йорке. Учился в Joffrey Ballet School. В 1973-м стал балетмейстером Штутгартского балета, а в 1984-м - арт-директором Frankfurt Ballet. Неоклассицист Форсайт применил к балету аналитические рассуждения пионера немецкого "выразительного танца" Рудольфа Лабана и теории архитектора-деконструктивиста Даниэля Либескинда. Результатом стал уникальный стиль, прославивший Frankfurt Ballet во всем мире. Сегодня произведения этого самого популярного хореографа планеты входят в репертуар крупнейших театров, включая Парижскую Оперу и New York City Ballet.


05.03.2004

Gzt.Ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован