11 апреля 2003
1249

Яков Уринсон: `Убийцы издержек обосновались в РАО `ЕЭС России`.

На последнем заседании совета директоров РАО так и не был принят финансовый план холдинга на текущий год. Обстоятельствами такого решения, а также подробностями финансовой "кухни" со "Временем МН" делится зампредседателя правления РАО "ЕЭС России" ЯКОВ УРИНСОН.

"Время МН": - Яков Моисеевич, почему финплан РАО на 2003 г. был сверстан с дефицитом в 2, 6 млрд рублей? Вас уже заподозрили в желании добиться повышения абонентной платы за функционирование и развитие Единой энергосистемы?

Яков Уринсон: - Первый проект плана исходил из прогноза повышения абонплаты и объема полезного отпуска электроэнергии на 2003 г. Но после рассмотрения в ведомствах и правительстве по решению Федеральной энергокомиссии (ФЭК) ставку абонплаты нам дали существенно ниже - не 9, 5 коп., а всего лишь 8, 5 коп. за каждый потребленный киловатт-час. В то же время нам вписали дополнительные расходы. В частности, мы теперь должны зарезервировать для "Камчатскэнерго" 2 млрд руб., чтобы наша "дочка" смогла погасить свои огромные долги за мазут. При таком соотношении доходов и расходов (по инвестпрограмме их снизить невозможно, ведь они утверждаются правительством по каждой стройке) и появился небаланс в 2, 6 млрд руб. Это всего лишь 3% оборота холдинга. Мы предлагали для ликвидации небаланса привлечь дешевый кредит на кассовые разрывы, его нам дал бы любой банк.

"Время МН": - Но директора рекомендовали вам снижать издержки и повышать доходы.

Яков Уринсон: - Теперь мы какие-то расходы снизим, а по ряду доходных статей постараемся набрать больше средств. Мы можем, допустим, заказать меньше исследований, экспертиз, меньше зарегистрировать имущества или оценить его. Но если понадобится, то привлечем и кредиты.

"Время МН": - Насколько прозрачны ваши доходы и расходы для ФЭК? Зампред правления Андрей Раппопорт как-то заметил, что комиссия утверждает даже такую мелкую статью, как расход туалетной бумаги в офисе РАО.

Яков Уринсон: - У нас 100-процентная прозрачность для контролирующих органов. В холдинге выстроена достаточно строгая процедура: в обязательном порядке применяются положения о бюджетировании расходов, о планировании, о бухгалтерской отчетности, о казначейском исполнении бюджета. Мы три года делаем международный аудит.

Что касается мелочей вроде туалетной бумаги, то, да, мы даем ФЭК подробный отчет о канцелярских расходах. С учетом детальной расшифровки по статьям доходов и расходов представляем в ФЭК толстенный том объемом более тысячи страниц. Причем закупки обязательно проводятся на тендерной основе, иначе комиссия может нас спросить: а почему вы приобретаете по такой цене, если, допустим, в таком-то магазине она другая? То же самое касается зарплаты сотрудников: ФЭК может спросить, почему, например, у бухгалтера РАО "ЕЭС России" такой оклад. Тогда мы должны представить справку: сегодня на московском рынке труда бухгалтер стоит столько, финансовый менеджер - столько, а уборщица - столько. Такие проверки комиссия проводит регулярно.

При этом, однако, должен поделиться принципиальным соображением - пока работает затратный принцип ценообразования, не будет никаких стимулов экономить. И никакой контроль ситуацию не изменит. Замечу, кстати, что подобными проверками при советской власти занимались и Госплан, и народный контроль, и ОБХСС, и КГБ. И экономика от этого эффективней не стала.

"Время МН": - В обществе ходят легенды о заработках управленцев РАО.

Яков Уринсон: - Их также рассматривает совет директоров "ЕЭС России" и утверждает ФЭК. На последнее заседание совета директоров мы представили информацию, сколько на рынке труда в Москве стоят нужные нам специалисты. Одна из рекрутинговых фирм по нашему заказу проанализировала этот рынок и дала, в частности, справку о том, какова зарплата у нас и в других крупных компаниях, имеющих головной офис в Москве: "Металлоинвест", "Норильский никель", "СУАЛ Холдинг", "ЮКОС" и другие. Например, в РАО есть должность - директор направления (по статусу он ниже члена правления, но выше начальника департамента. - Ред. ). Всего их шесть. С учетом надбавок они получают в месяц 2555 долл. В других компаниях их заработки составляют около 16 тыс. долл. Начальник департамента у нас получает 2221 долл., в других компаниях - под 7 тыс. долларов.

"Время МН": - Вы реализуете программу снижения издержек уже не первый год. Каковы ее результаты в 2002 г.? Что намечается сделать в этом году?

Яков Уринсон: - Нам удалось в прошлом году сэкономить в целом по группе компаний холдинга 13, 8 млрд руб. Начиная с 2002 г. ФЭК получила право не снижать тариф на размер полученной нами экономии, которую мы теперь можем тратить по согласованию с комиссией. Например, на Рязанской ГРЭС придумали оптимальную угольную смесь, которая меньше зашлаковывает решетки в котлах. От этого получится бешеная экономия - и на трудозатратах, и на выбросах. Но необходимо потратиться на приобретение оборудования. ФЭК оставила станции прежний тариф, чтобы она окупила затраты. Региональные энергокомпании могут сильно сэкономить, избавившись от массы непрофильных предприятий. А также проводя ремонтные работы не хозспособом, а привлекая подрядчиков, да еще и на основе тендеров. Кроме того, мы требуем от дочерних компаний переходить от планово-предупредительного ремонта оборудования к ремонту по диагностике. Закупки топлива также ведутся на тендерной основе, что тоже дает приличную экономию. Но все эти меры пока еще реализуются с помощью административных рычагов.

А сейчас холдинг перешел к следующей стадии управления издержками: мы создали команду так называемых cost-killers ("убийцы издержек". - Ред.). Проанализировали опыт работы аналогичной команды у Алексея Мордашева на "Север-стали", зарубежный опыт. Наша команда молодых, энергичных, с незамутненной головой сотрудников три месяца провела на Конаковской ГРЭС. И выяснилось, что даже после двух лет реализации программы сокращения издержек на станции еще остались приличные резервы экономии. Мы рассчитываем "добрать" 8-12% сокращения издержек. А скоро команда переедет в Пермь, где будет работать с федеральной станцией и региональной энергокомпанией.

Когда электростанции и АО-энерго выйдут на реальный рынок, он окажется гораздо более жестким контролером снижения издержек, чем любой ФЭК, РЭК, Минэнерго, Минэкономразвития и все они, вместе взятые. Поэтому уже сейчас всех своих управленцев мы учим работать в условиях рынка. В том числе используя опыт, полученный командой cost-killers.

"Время МН": - В прошлогоднем докладе ФЭК правительству был приведен прогноз - при росте тарифов в 2002 г. на 35% возможен не только рост инфляции, но даже спад ВВП - в 2003 г. Поэтому аппетиты РАО "ЕЭС", "Газпрома" и МПС были урезаны до 20-30%.На этот год энергетикам установили планку в 14%. Как бы вы прокомментировали это?

Яков Уринсон: - На днях я встретил в печати утверждение, что энергетики якобы сознательно завышают издержки, поэтому тарифы на электроэнергию вообще повышать не надо. И даже рост цен на газ, который неизбежен, энергетики переживут "безболезненно". Но чудес, как известно, не бывает. РАО "ЕЭС России" покупает у "Газпрома" газ в объеме утвержденных лимитов, но их не хватает для обеспечения балансовой загрузки мощностей. Приходится докупать "сверхлимитный" газ, уже по более высокой цене. Региональным энергокомиссиям хорошо известны расходы на сверхлимитные закупки газа. Но при утверждении тарифов региональным энергокомпаниям РЭКи учитывают эти закупки по регулируемым ценам, потому что нет четкого правового статуса рынка газа в стране. Считается, что продавать газ по нерегулируемым ценам могут только независимые производители. Получается, что наши издержки на топливо не завышаются, а занижаются. Если в этих условиях повысить цену на газ, а тарифы на электроэнергию не менять, энергокомпании будут работать в убыток.

Почему-то все считают, что в тарифах разбирается каждый. Так же, как в футболе, в медицине. А это очень серьезная материя. Итак, давно известна формула: сумма произведений количества товаров и услуг на их цену всегда равна произведению массы денег в обращении на скорость их обращения. Если правая часть формулы (спрос) растет быстрее, чем левая ( предложение ), как ни меняй тарифы монополистов, товары и услуги дорожают независимо от них. Вот такое "экономическое чудо". В 2001 г. индекс потребительских цен (инфляция) составил 118, 6%, индекс цен производителей - лишь 110, 7%. Как при этом ни поднимай тарифы на энергию, газ и транспорт, инфляция в результате никак не изменится. Поскольку цены в рыночной экономике определяются соотношением спроса и предложения. Но были и другие годы, 1995-й, например: индекс потребительских цен - 230%, индекс цен производителей - аж 270%. В этом случае любое изменение цены товара тут же сказывалось на инфляции. То же самое было в 2000 г.-120% и 131, 6% соответственно.

Любое тарифное регулирование имеет две стороны: не погубить производителя-монополиста и не угробить потребителей - население, отрасли экономики. Искусство регулятора состоит в том, чтобы найти компромисс между интересами и производителей, и потребителей. Но для этого надо проявлять не только живое творчество и чудеса дипломатии, но и глубоко знать экономическую теорию.

"Время МН": - Можно ли в нашей ситуации существенно повышать тарифы для населения?

Яков Уринсон: - Борьба за низкие тарифы для населения - это на самом деле борьба за дешевую электроэнергию для богатых за счет бедных. Ведь богатые потребляют гораздо больше электроэнергии. Поэтому за счет ее дешевизны они получают дотаций куда больше, чем бедные. РАО "ЕЭС" выступает за то, чтобы тариф был экономически оправданным, а малообеспеченные получали бы дотации за потребление по социальной норме.

11.04.2003
http://www.rao-ees.ru/ru/news/speech/execspeech/show.cgi?110403urinson.htm
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован