20 февраля 2006
1602

Яков Уринсон: `В ТЭС - только частные деньги`

Реформа российский энергетики вступает в заключительную фазу. Через пять лет цены на электроэнергию должны формироваться по рыночным принципам, а тепловая энергетика, на которую сегодня приходится до 70% выработки электроэнергии в России, будет развиваться исключительно за счет частных инвестиций. О целях, которые ставит перед собой команда Анатолия Чубайса, рассказывает заместитель председателя правления РАО "ЕЭС России" Яков Уринсон.

- В ноябре 2005 года на конференции "РАО "ЕЭС России" - открытая компания" Анатолий Чубайс призвал государство инвестировать средства в развитие энергетики. А теперь он говорит о возможной продаже акций генерирующих энергетических компаний на западных биржах. Чем объясняется такое изменение позиции?

- И тогда, и сейчас Чубайс говорил абсолютно одно и то же. А суть заключается в следующем: и у государства, и у частных компаний есть свои интересы в энергетике. Функция государства - формирование нормативно-правовой среды для естественных монополий, тарифное регулирование, обеспечение недискриминационного доступа к инфраструктуре и развитие тех компаний, которые остаются под контролем государства.

Например, Федеральная сетевая компания (ФСК) - в ней государству должно принадлежать 75 процентов плюс одна акция. Сейчас ФСК является стопроцентной "дочкой" РАО "ЕЭС России", которое, в свою очередь, на 52 процента принадлежит государству. В соответствии с программой реформы ФСК выделяется из РАО и в ее собственность передаются магистральные сети, которые ранее находились в составе АО-энерго. В их уставном капитале значительные доли принадлежат частным инвесторам. А значит, доля государства в ФСК окажется ниже 50 процентов. Расчеты показывают: государству, чтобы получить в ФСК пакет в размере 75 процентов плюс одна акция, надо вложить примерно 150 миллиардов рублей. На эту сумму надо внести государственную собственность или выкупить акции. Идея Чубайса состоит в том, что эти деньги нужно направить на инвестирование сетевого комплекса, строительство сетей, трансформаторных подстанций и так далее.

Или Системный оператор - Центральное диспетчерское управление ЕЭС России ( СО-ЦДУ). Эта компания есть и будет в стопроцентной собственности государства. И государство должно вкладывать в СО-ЦДУ средства, чтобы поднять уровень диспетчерского управления.

Далее, ГидроОГК - единственная из генерирующих компаний оптового рынка, которая должна контролироваться государством. Государство будет докупать ее акции с тем, чтобы получить пакет 50 процентов плюс одна акция. Сегодня есть целый ряд хороших проектов строительства крупных ГЭС на севере и востоке страны, эффективных малых ГЭС на Северном Кавказе. Поэтому деньги от выкупа государством акций ГидроОГК напрямую должны направляться на инвестиции в развитие гидроэнергетики.

А вот все, что касается тепловой генерации, должно инвестироваться только за счет частных денег. Здесь могут быть самые разные формы привлечения частных инвестиций. Первая - это дополнительные эмиссии акций тепловых генерирующих компаний, в том числе и IPO. Вторая - частные кредиты. Они могут быть сделаны напрямую, может быть, с разными формами гарантирования, можно привлекать кредиты международных финансовых организаций с контргарантиями государства. При этом государство должно дать отмашку процессу дальнейшего изменения структуры собственности в шести тепловых ОГК и четырнадцати тепловых ТГК. В любом случае, стимулируя привлечение частных инвесторов, государство снимает с себя огромное бремя инвестиций в теплоэнергетику.

По нашим расчетам, в 2007-2020 годах ежегодная потребность электроэнергетики в инвестициях составляет около 20 миллиардов долларов. В том числе в сети - 7-7,5 миллиарда, в гидроэнергетику - 4,5-5, в тепловую энергетику - не менее 5,5-6, в автономную генерацию - 2-2,5 миллиарда. Львиная доля инвестиций в тепловые станции должна быть сделана за счет привлечения частных инвесторов.

- А почему надо делать упор на частных инвесторов, если сейчас у государства нет проблем с деньгами - есть стабфонд, есть профицит бюджета?

- Текущий профицит бюджета - это инструмент оживления экономики. Если, конечно, мы хотим, чтобы дальше снижалась инфляция - а сейчас она чуть-чуть снижается, хотя и медленнее, чем хотелось бы. А снижать инфляцию надо, потому что масштабных инвестиций ни в одну отрасль, в особенности в энергетику, где большие сроки строительства и окупаемости проектов, не будет при инфляции больше 10 процентов. Очень мало проектов, которые окупаются на принципах проектного финансирования при двузначной инфляции. Это понятно: ведь надо не просто "отбить" вложенные деньги, но и перекрыть обесценение денег за весь период окупаемости при таком уровне инфляции. А рентабельность проектов выше 10 процентов сегодня очень редкое дело.

- Анатолий Чубайс говорит, что за счет допэмиссий акций энергетических компаний можно привлечь три миллиарда долларов в течение двух лет. Разве на эти деньги много построишь?

- Три миллиарда долларов - это в три раза больше, чем тарифные инвестиции в новое строительство в целом по холдингу РАО "ЕЭС России" в 2005 году. Напомню, что мы пустили тогда четвертый гидроагрегат Бурейской ГЭС мощностью 333 мегаватта, блок Калининградской ТЭЦ-2 в 450 мегаватт и так далее. Сегодня через тариф мы получаем деньги для поддержания действующих мощностей, на минимально необходимую замену совсем устаревшего оборудования. Все инвестиционные вложения компаний холдинга РАО "ЕЭС России" в 2005 году составили 4,4 миллиарда долларов, из них только один миллиард - в новое строительство. Деньги, привлеченные за счет допэмиссий, будут направлены на создание новых мощностей. Причем в основном тепловых с парогазовым циклом. А парогазовая технология - это огромная экономия топлива, почти на треть, и повышение КПД с 38,5 до 52 процентов и более. За три миллиарда долларов можно ввести около 3000 мегаватт таких мощностей.

В 2006 году весь объем инвестиций холдинга РАО "ЕЭС России" составит 4,8 миллиарда долларов. Если к такой сумме тарифных инвестиций в 2007-м и 2008 году добавить по полтора миллиарда, то в ближайшее время проживем. Ну а потом процесс пойдет куда более активно.

- Непременным условием привлечения инвестиций и успешного проведения допэмиссий Чубайс называет либерализацию тарифов. Речь идет о полной отмене тарифного регулирования в энергетике?

- Нет. Тарифное регулирование останется в естественно-монопольных секторах. Тарифы на сетевые услуги и услуги диспетчеризации всегда будет устанавливать государство. Что касается тарифа на собственно электроэнергию, то он постепенно будет либерализован. Условие либерализации - завершение процесса превращения сегодняшних генерирующих компаний в операционные частные компании, не аффилированные друг с другом. Тогда можно будет перейти к либерализованным ценам на электроэнергию на рынке.

- То есть сначала приватизация, а потом либерализация цен на электроэнергию?

- По-другому просто невозможно. Для этого необходимо, чтобы энергокомпании, прежде всего тепловые, были абсолютно свободны в выборе инвестиционных проектов. Второе - надо избавиться от перекрестного субсидирования, когда за население платит промышленность. Она несет дополнительные издержки в размере 60 миллиардов рублей в год, и, если мы эту нагрузку снизим, промышленность станет более конкурентоспособной, появятся новые рабочие места, новые зарплаты. Здесь нужна помощь бюджета - государство, устанавливая заниженные тарифы для населения на протяжении нескольких лет, породило эту проблему, государство должно ее решить. За три года ее решить можно. Для этого нужно выделять из федерального и региональных бюджетов примерно по 20 миллиардов рублей в год, чтобы, сдерживая темпы роста тарифов для промышленности, субсидировать тарифы для населения.

Совершенно очевидно, что все население не сможет сразу платить по экономически обоснованному тарифу. Поэтому мы говорим, что нужно ввести социальную норму потребления электроэнергии. В пределах этой нормы население должно платить по льготным ценам, а все, что сверх нормы, - по экономически обоснованному тарифу.

Решив эти две задачи - создание на энергетическом рынке компаний-игроков и ликвидация перекрестного субсидирования, - можно переходить к либерализации тарифов на генерацию. Этот процесс понемногу разворачивается. Сейчас до 15 процентов электроэнергии на оптовом рынке продается в секторе свободной торговли, где тарифы устанавливаются как равновесные, в результате конкуренции между генерирующими компаниями. За два года - 2004-й и 2005-й - объем сделок в секторе свободной торговли оптового рынка электроэнергии превысил 5 миллиардов долларов. Причем все это время свободные цены здесь были ниже, чем в регулируемом секторе.

С 1 апреля оптовый рынок переходит к регулируемым двусторонним договорам, которые будут заключаться между потребителями и поставщиками. Постепенно объем поставок по регулируемым ценам будет снижаться. После того как в 2008 году РАО "ЕЭС России" будет реорганизовано и генерирующие компании перестанут быть аффилированными между собой, они начнут по-настоящему конкурировать на рынке. Думаю, на либерализацию цен на оптовом рынке уйдет от трех до пяти лет.

- Долгосрочные договоры на поставку электроэнергии на оптовом рынке будут заключаться по тарифам, которые действуют сейчас?

- Пока в регулируемых договорах будут использоваться тарифы, которые устанавливаются для оптового рынка Федеральной службой по тарифам. И постепенно эти тарифы будут замещаться свободными ценами. Сначала это будет разрешено крупным потребителям, потом и другим.

- А эти тарифы будут привлекательны для потенциальных инвесторов?

- Конечно. Сейчас они непривлекательны, потому что тариф не предусматривает возврата на вложенный капитал. Пока этого нет, инвестор не рассчитывает "отбить" свои деньги через тариф. Поэтому правительство приняло решение о механизме гарантирования инвестиций. То есть государство отберет несколько нужных ему проектов и скажет инвестору: "Если ты вложишься в строительство новой электростанции и не сумеешь окупить свои затраты через тариф, который я установило, недополученную разницу я тебе компенсирую". Гарантом выступит Системный оператор, который через надбавку к тарифу возместит инвестору средства, вложенные в строительство станции.

- Речь идет о проектах, связанных с введением новых мощностей?

- Да. Пакет этих проектов сейчас детально обсуждается, и я думаю, что он будет утвержден правительством в ближайшее время. Потом по каждому из них будет объявлен конкурс среди инвесторов.

- Потребителей больше волнует возможность того, что после либерализации энергетического рынка цены на электроэнергию резко поднимутся.

- Есть ведь мировой опыт, опыт стран, где было регулирование - например, в Англии при Маргарет Тэтчер, в Венгрии, в Казахстане. А после его отмены тариф сначала делает скачок, потом уходит вниз. Ведь электроэнергия ничем не отличается от хлеба, масла, станков - цены доходят до равновесного уровня, а потом в результате конкуренции начинают снижаться. Подругому не бывает.

- Но равновесный уровень может оказаться очень высоким.

- Не может. Потому что мы не за один шаг отпускаем тарифы - на это уйдет три-пять лет. На оптовом рынке, постепенно заменяя регулируемые цены свободными, мы демпфируем эти эффекты. А чтобы скачок не был слишком большим, для этого есть регулятор - государство.

Чтобы избежать влияния монопольных факторов на цену на региональных рынках, мы наряду с территориальными генерирующими компаниями создали ОГК, они сформированы по экстерриториальному принципу. В них собраны станции, которые расположены не рядом друг с другом, а по всей стране. На разработку оптимальной конфигурации ОГК и ТГК с учетом рыночной силы создаваемых компаний ушло три года.

- Не получится ли, что местные рынки будут контролироваться всего двумя компаниями - ОГК и местной ТГК?

- Нет, рынок будет построен совсем по-другому. Все ОГК будут обязаны продать свою электроэнергию на оптовый рынок. Между производителями и потребителями электроэнергии будут заключаться финансовые договоры, а не договоры на покупку конкретного объема электроэнергии у конкретного поставщика. Любой потребитель, купивший на рынке больше энергии, чем смог потребить, может избавиться от излишков, сам выступить продавцом. И наоборот, поставщик не обязательно продает выработанную им электроэнергию, он может докупить ее у другого производителя. Сговор между таким числом участников невозможен, к тому же есть координатор торгов - Администратор торговой системы, который знает спрос и предложение и отсекает тех производителей, которые не укладываются в максимально допустимую рынком цену. В этих условиях, как нам кажется, не может быть эффекта монопольной цены.



"Эксперт"
20.02.2006
http://www.chubais.ru/cgi-bin/cms/friends.cgi?news=00000004602
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован