12 октября 2004
86

ЯКОВЛЕВ: ХОД СЕЙЧАС ЗА СОЕДИНЕННЫМИ ШТАТАМИ

Интервью Главнокомандующего ракетными войсками стратегического назначения Российской федерации Владимира Яковлева ведущему программы `Подробности` Сергею Пашкову (РТР).
Пашков: Есть такая штука: концепция взаимной уязвимости. Парадоксально, но факт. Лучшая гарантия мира, это осознание сторонами своей отнюдь не 100% защищенности, когда никто не уверен в результате схватки, то этой схватки, скорее всего, не будет. Все это одинаково действенно и для деревенской драки, и для ядерного сдерживания сверхдержав. Умный дерется только тогда, когда знает, что победит, а если нет, то предпочитает худой мир доброй драке. По такому принципу строились стратегические отношения СССР и США, России и США. Разрушить эти отношения может система противоракетной обороны Штатов, зонтик от возможной ядерной угрозы. Стоит им развернуть этот зонтик, как Вашингтон станет заведомо сильнее и менее уязвимее, чем Москва. Задача нашей дипломатии не допустить этого. И Владимир Путин предлагает Биллу Клинтону резко сократить число ядерных боеголовок. Сократить, но не выходить из договора по ПРО от 1972 года. Об этом сегодня путин и Клинтон говорили в столице Брунея. Сможем ли мы настоять на своем, сможем ли мы что-то противопоставить американскому ядерному зонтику, если он все-таки будет создан. Об этом мы сегодня имеем возможность поговорить с Главнокомандующим ракетными войсками стратегического назначения генералом армии Владимиром Яковлевым.
Здравствуйте, Владимир Николаевич.

Яковлев: Добрый вечер.

Пашков: Итак, первый вопрос. Сможем ли мы убедить американцев в необходимости не выходить из договора по ПРО и сократить ядерные боеголовки?

Яковлев: Ну, на сегодняшний день стремление к обладанию ядерным оружием наоборот не ослабевает в мире, а наоборот возрастает. И второе, по сравнению с тем периодом холодной войны, когда принципы боевого применения и планирования применения ядерного оружия сохранялись, они сохраняются в таком же ракурсе и сейчас. И на сегодняшний день ядерное оружие остается у всех стран `ядерного клуба` как высшим инструментом стратегической стабильности, и высшим инструментом вооруженных сил.

Пашков: А почему Путин сегодня именно предлагает Клинтону остановиться вот именно на такой схеме: сократить ядерные боеголовки и сохранить договор по ПРО?

Яковлев: Ну, во-первых, в том, что это оружие остается именно высшим приоритетом в безопасности государства, это подчеркнул президент этим своим заявлением. Второе, на сегодняшний день неопределенность в договорах по стратегическим наступательным вооружениям и в том числе по разрыву договора ПРО, к сожалению, довольно зашла в такой тупик. Ведь фактически мы сделали свой последний ход в апреле, ратифицировав договор СНВ-2, а Соединенные Штаты ратифицировали его в январе 1996 года. То есть, это как в шахматной партии, мы сейчас сделали ход, ход сейчас остается за Соединенными Штатами. Мы предложили, ведь президент предлагает это второй раз, выйти на уровень полутора тысяч боевых блоков. Мы предлагаем выйти на этот уровень, но ведь со стороны Соединенных Штатов остаются цифры 2-2,5 тысячи.

Пашков: Они говорят, что это им позволит сохранить вот эту триаду: ядерные боеголовки в море, на суше и в воздухе.

Яковлев: Ну, есть определенные модели и определенные расчеты, которые с той же степенью эффективности проводят и наша сторона и обратная сторона. И тот анализ, который мы имеем, анализ развития стран ядерного клуба, анализ развития стран `ядерного клуба`, анализ развития их ядерных сил, анализ развития тех стран, которые потенциально могут обладать ядерным оружием и средствами доставки, показывает, что именно полторы тысячи боеприпасов, если это будет достигнуто со стороны Соединенных Штатов и России, это будет наиболее оптимальный вариант при условии совершенствования и развития систем боевого управления стратегическими ядерными силами России.

Пашков: Вот об этом мы поговорим чуть позже. А вот сейчас меня, просто как гражданина этой страны, беспокоит вопрос, а если все-таки американцы взломают договор по ПРО от 1972 года, если они развернут это ядерный зонтик, сумеем ли мы что-то противопоставить им? Десять лет назад это называлось `асимметричным ответом на планы по созданию ПРО`.

Яковлев: Ну, говорить о том, что мы опять что-то противопоставим, это значит опять уходить в очередной виток холодной войны, только на новом этапе.

Пашков: А есть варианты?

Яковлев: Безусловно, безусловно, технические и военные варианты есть. Об этих вариантах много говорилось, об этих вариантах говорилось и в рамках изменения принципов боевого оснащения боевых ракетных комплексов, предлагались и другие варианты, и есть еще в заделе принципы изменения боевого оснащения. Эти варианты есть, но это опять же виток конфронтации, виток гонки вооружения.

Пашков: Вот я как раз и хотел узнать, а можно ли нам избежать витка конфронтации в том случае, если американцы настоят на своем и развернут ПРО? Неизбежна ли `холодная` война в этом случае?

Яковлев: Ну, вот именно предложение президента оно и направлено на то, что бы продолжить диалог в данном направлении, каким образом вести диалог. Если сейчас будет разрыв в договоре по ПРО 1972 года, если не будут ратифицированы, в чем вероятность довольно велика, СНВ-2, то возможен разрыв всей системы договоров. Это значит очередная гонка вооружения, это значит очередное развитие и совершенствование ядерных средств, к чему никто не желает... и никто не желает такого направления. Потому что это, в общем-то, колоссальные средства, которые тратятся для того, что бы обеспечить сдерживание друг против друга. Второй вариант, по которому может пойти развиваться событие, это возможны определенные рамочные соглашения. Рамочные соглашения, которые сейчас и предлагаются в рамках 1,5 тысяч боевых блоков. Но с изменением принципов инспекции, с сокращением количества инспекции, и возможно, со снятием ограничения на развития составляющей сейчас наземной, морской или авиационной, потому что сейчас ограничения эти заложены в договорах СНВ-1 и СНВ-2.

Пашков: Владимир Николаевич, а вот есть критики, в данном случае, инициативы президента Путина, которые представляют версию его инициатив в Брунее таким образом, что президент Путин предложил Соединенным Штатам сократить количество ядерных боеголовок ниже уровня 1,5 тысячи штук из-за того, что Россия просто не может содержать такое количество ядерного потенциала, что у нас не обновляется парк ядерных ракет, что мы не выпускаем достаточное количество `Тополей`, и просто у нас... мы не в состоянии, у нас нет денег.

Яковлев: Ну, у нас критиковать очень многие умеют и очень эффектно выглядят некоторый раз в этом направлении. Безусловно, есть определенные экономические ограничения на развитие группировки, но существуют еще и другие принципы. Потому что потенциальные возможности тех ракет, которые сейчас стоят на боевом дежурстве, во-первых, они дают возможность продлить их гарантийные сроки значительно более на длительные сроки, это до 20, до 30, и даже до 35 лет, и они будут выполнять эти задачи с определенной степенью технического риска. Они будут выполнять эти задачи. Второе, потенциальные возможности перспективного комплекса `Тополь-М` или того же `Тополя` позволяют изменить вообще принцип применения группировки наземной составляющей, и поэтому мы можем парировать эти вещи. Но я уже говорил, что если мы начнем опять парировать, это приведет, в общем-то, к нежелательному развитию ситуации, и мы будем, в общем-то, две ядерные державы показывать другим... какой пример, когда мы говорим о вообще не распространении ядерного оружия и максимальном сокращении ядерного оружия.

Пашков: А правда, что говорят, что для того, что бы нам поддерживать приоритет сил с Соединенными Штатами Америки нам надо вводить в год где-то 60 комплексов `Тополь-М`? Вводится в год 6 или 9 комплексов.

Яковлев: Ну, к сожалению, можно говорить о разных темпах ввода. Есть две ветви, по которым мы ведем. Это первая ветвь, по которой мы ведем, это продление гарантийных сроков и удержание группировки за счет продления гарантийных сроков. И второе, это модернизация. Если, максимально продляя сроки комплексов, мы можем эти комплексы удержать на боевом дежурстве и в группировке, сохраняя баланс, определенный баланс сил и средств с Соединенными Штатами...

Пашков: ... то нам нет смысла тратиться...

Яковлев: ...да, мы будем постепенно, снизив темпы модернизации, там не 60, а планировалось сначала до 20, потом 40-50, но мы можем снизить темпы и поддерживать этот баланс в течение довольно длительного времени, по крайней мере, до 2010-2012 года.

Пашков: Почему я спрашиваю, потому что сейчас все говорят о грядущем сокращении вооруженных сил. Министерство обороны сокращает, по-моему, свои силы в ближайшие шесть лет на 360 тысяч человек, если я не ошибаюсь.

Яковлев: Да.

Пашков: И на 60 тысяч человек должно ваше ведомство РВСМ тоже должно сократить свой штатный состав. Как вы к этому относитесь, не подорвет ли это устойчивость нашу?

Яковлев: Здесь есть один вопрос. Это, в общем-то, тяжелая, но объективная необходимость. Вероятно по этому пути надо было идти еще и раньше, хотя мы шли по этому пути с 1990 года по 2000 год, мы сократили вооруженные силы приблизительно в 2,5 раза. Но кроме чисто количественных показателей, и чисто такого механического сокращения, есть еще проблема механизма реализации сокращения. Потому что мы всегда предполагали, что если мы будем сокращать численность, то эти средства останутся в войсках для социальных вопросов военнослужащих или для поддержания вооружения и военной техники. И, к сожалению, этого не произошло. И на сегодняшний день именно стоит вопрос о том, что бы провести... найти такой механизм сокращения, который бы учитывал, во-первых, удельный вес стоимости содержания каждого военнослужащего в соответствии с организационно-штатными структурами. И, по моему мнению, необходимо идти не по такому количественному сокращению, просто сокращать штатные должности, а необходимо идти по сокращению средств на содержание определенного объема определенной организационно-штатной структуры. Вот если мы пойдем по пути сокращения средств, дав возможность решать эту задачу, например, главнокомандующему, командующему армии, то мы, вероятно, добьемся большего результата и сможем найти более эффективные способы. Есть еще один аспект. Очень серьезный аспект, связанный с проблемой, в частности, сокращения ракетных войск. Потому что все понимают, что то ядерное оружие, которое находится в руках у ракетчиков, обладает кроме разрушительной мощи и той силы сдерживания, она обладает еще и особой опасностью. И для того, что бы решать задачу сокращения, надо в первую очередь обезопасить оружие, вывезти ее из боевого состава, и только после этого решать задачу сокращения штатной численности личного состава, потому что удержать, удержать эту безопасность именно могут только те люди, которые знают и понимают, что это за оружие.

Пашков: Владимир Николаевич, у нас буквально 10 секунд. Вопрос такой, на засыпку: говорят о том, что скоро будет штатский министр обороны, даже называют имя Секретаря Совета Безопасности - Сергей Иванов. Вы что-то слышали об этом?

Яковлев: Ну, у нас средства массовой информации всегда больше знает, чем наши официальные органы.

Пашков: Спасибо, Владимир Николаевич. В гостях у программы `Подробности` был главнокомандующий ракетными войсками стратегического назначения генерал армии Владимир Яковлев.



15.11.2000http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован