14 октября 2004
2501

ЯМАДАЕВЫ: `ДАЙТЕ НАМ ПРАВО ВОЕВАТЬ НА СТОРОНЕ РОССИИ`

В Гудермесском районе Чечни у федералов проблем намного меньше, чем в других частях республики. Недаром именно там находится ставка российского постпредства. Город и район относительно безопасны, потому что их контролируют вооруженные формирования братьев Ямадаевых - именно они являются там реальной силой и властью. В прошлую войну Ямадаевы яростно воевали с федералами, зато теперь стали их главными союзниками. Корреспондент газеты `Коммерсант-Daily` Ольга Алленова побеседовала с ом и Сулимом Ямадаевыми.
В прошлую войну вы воевали против федералов. Почему сейчас изменили позиции?

- Армия вела себя вызывающе. Ельцин и Грачев не считались с чеченским народом - Дудаев ведь сначала не заикался о независимости, его мечтой был союзный договор. Мы потеряли многих друзей и решили воевать. А потом поняли, чего стоит та свобода, которая была предоставлена нам на три года. Чеченский народ оказался в полурабском положении, без работы и зарплаты. Все, что у нас есть,- российское, турецкое, арабское. Чеченской осталась только земля, да и ту запоганили. И мы поняли: независимость - это утопия. Сейчас я уверен, что нужно жить с Россией. Только вместе мы сильнее. Воевать против будем только в том случае, если Россия сама не захочет жить с Чечней. Опыт, оружие и люди у нас есть.

Почему возникли разногласия с Масхадовым и Басаевым?

- Мы предлагали Масхадову уйти из Чечни в Турцию, потому что он слабый человек. Там у него был бы дворец и охрана. Идеальные условия по сравнению с теми, в которых он сейчас,- бегает, как лесник, по горам. На это соглашалась и Кусама, его жена. Мы выгнали бы ваххабитов и договорились бы с центром. Но Масхадов отказался. Басаев же на конфликт напросился сам. В 1998 году в Гудермесе было до трех тысяч ваххабитов. И было бы больше, если бы их не остановили. Мы выгнали их из города и сожгли их дома. Шамиль пытался со мной договориться, а потом прислал письмо: `Выбирай - мир или война`. Мы выбрали войну.

Почему так не любите ваххабитов?

- А за что их любить? Мы жили по своим законам, а они хотели нам навязать свои. Это же бывшие наркоманы, отбросы. Нашли легкую дорогу в рай и ринулись по ней. Они ведь просто компенсировали ваххабизмом отсутствие собственного достоинства и гордости.

Какие у вас отношения с полевыми командирами?

- Нормальные. Многие из них уже отказываются воевать. Все ждут, кого Путин назначит в Чечню. От этого зависит, закончится война или нет.

Кого поддерживаете?

- Малика Сайдуллаева. Это грамотный бизнесмен и честный человек, не замешанный в крови.

А почему не Гантамиров или Кадыров?

- С Гантамировым мы встречались. Он мне понравился, но ни он, ни Ямадаев, ни Кадыров, ни Хаджиев не могут возглавить республику. Все это патроны одной обоймы. Все варились в этой каше, и надо еще разбираться, кто больше виноват в чеченской трагедии. Ставку надо делать на тех, кто вообще в этом не замешан. И еще один момент. Масхадов, Басаев и им подобные, несмотря на все их разногласия, едины. Потому что у них общий враг. А мы, те кто по другую сторону,- все порознь. Вот и нужен человек, который сможет нас сплотить.

Насколько затяжной будет война в горах?

- Если Путин сделает неправильную ставку, война будет долгой.

Правильная ставка - это Сайдуллаев?

- Не знаю. Может быть, появится кто-то более способный. В любом случае, если народ будет доволен руководителем, Масхадов и Басаев лишатся поддержки населения. Зачем погибать русскому солдату, когда мы сами можем разобраться? Если право вести войну отдадут нам, то я подниму своих людей, и мы сами разберемся с Хаттабом. Но это должны быть регулярные чеченские формирования. От МВД до ФСБ. Подчиняющиеся центру, но работающие здесь, состоящие из местных чеченцев. А пока у меня в Гудермесе `бандформирования`, потому что официально нас не признают.

Вы действительно обеспечиваете безопасность Гудермесского района?

- В общем-то, да. Сколько раз нам предлагали уйти отсюда, деньги предлагали, но мы не уйдем, это наша земля. А пока мы здесь, боевики сюда не полезут.

Как велики силы боевиков?

- У них достаточно сил. От масштабной операции их удерживает лишь то, что народ не с ними. Но если народ поддержит боевиков, они победят. Я знаю, что если 20 человек Басаева войдут сюда, то от федералов ничего не останется. Они обложились мешками с песком и думают, что это защита. Но если вдруг бой, они за этими мешками и останутся. У Масхадова и Басаева люди есть везде. И если какая-то операция начинается, они как тараканы выбегают из всех щелей и работают по полной программе.

В каком состоянии сейчас Басаев?

- У него началась гангрена. Но к нему привезли врачей, и сейчас ему лучше. Хотя я с ним давно не встречался.

А с федералами у вас какие отношения?

- Сейчас происходят непонятные вещи. Когда войска входили в Чечню, люди радовались, что пришел конец беспределу. Но армия снова бомбит мирные села, причем такие, которые всегда были лояльны к России. И я не понимаю, зачем это делается. На всякий случай, что ли? А солдаты, которые пьют водку и по ночам обстреливают села? Вы видели их знамена? Алые, полосатые, махновские, с медведями, лисами, орлами. Разве это армия? Люди сильно обижены, а Масхадову и Басаеву это выгодно. Я не понимаю федералов.

Если бы я знал, что война повторится, я бы тогда не воевал. Чего мы добились? Тогда мне казалось, что война освободительная, а сейчас я знаю, что это всего лишь борьба за власть и деньги.

Почему вы решили сдать Гудермес, ведь Масхадов приказывал вам обороняться?

- Я перестал выполнять его приказы. Когда Басаев с арабами пошел в Дагестан, я предложил Масхадову перекрыть ваххабитам дорогу назад. Тогда бы их били федералы с одной стороны, а мы - с другой, и мы навсегда избавились бы от этой заразы. И войны не было бы. Но Масхадов боялся ваххабитов. В октябре, когда федералы окружили Гудермес, я еще оставался командующим гарнизоном и бригадным генералом. Я помню, ко мне пришли старики и сказали: `Сулим, не дай нам зимы без крыши над головой`. И я пообещал. Я выводил боевиков из города, а федералов уговаривал не штурмовать Гудермес брат Джабраил (командир местного ополчения.- Ъ). Но когда мы уходили, нас стали бомбить и обстреливать. Я потерял 40 своих ребят. Это был ад, но мы не дали разрушить Гудермес. После этого ушли боевики и из соседних районов. Они говорили: `Раз Сулим ушел, то это неспроста`.

Насколько я знаю, с федералами у вас отношения стали портиться?

- У меня здесь, в Беное, 300 человек. У нас есть оружие, мы готовы к войне с ваххабитами. Но федералы легализовали только 40 человек из моего ополчения, остальных хотят разоружить. Пусть сначала поймают Басаева и Хаттаба, а потом нас разоружают. Мы здесь - реальная сила. Федералы ведь уйдут, и кто тогда защитит наше родовое село?

Вы хотите новой войны?

- Нет, не хотим. Война к хорошему не приводит. К тому же я вообще не понимаю, что сейчас происходит. Три дня назад бомбили Беной, хотя здесь нет ни одного ваххабита. А между тем все прекрасно знают, что Арби Бараев находится в Ермоловке, недалеко от Урус-Мартана, в своем доме. Что Масхадов сейчас живет под Аллероем, возле Гудермеса, а Басаев и Хаттаб - под Сержень-Юртом. Почему их не бомбят и не уничтожают? У нас был хороший план: поставить под ружье несколько тысяч чеченцев, объявить ультиматум арабам. И мы бы с ними разобрались. Но федералы на это не пошли.


`Коммерсант-Daily` 03.05.2000http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован