20 декабря 2001
125

ЯСНОВИДЯЩИЙ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Дин КУНЦ
ЯСНОВИДЯЩИЙ


ОNLINЕ БИБЛИОТЕКА httр://www.bеstlibrаry.ru


Чтобы скоротать время, проводимое в ожидании прихода благородного рыцаря
(Вам, леди, которые почему-либо, выпали из моей памяти), а также Герде,
которая никогда не выходит у меня из головы, посвящаю

КНИГА ПЕРВАЯ

ГОРЫ...

Глава 1

Сэндоу сидел в своем кабинете, где царил ужасающий беспорядок. Стол его
завален был старинными фолиантами, страницы которых пожелтели, а местами
даже потрескались от времени. Книг этих он не читал и не намеревался
заняться этим в ближайшем будущем, поскольку знал их на память, слово в
слово. Просто на рабочем столе Потрясателя Сэндоу всегда лежал ворох книг -
отчасти для того, чтобы любой вошедший, еще стоя на пороге, понял, что
хозяин пребывает в трудах, а отчасти просто потому, что Сэндоу приятен был
запах старинной ветхой бумаги. Он навевал романтическое настроение,
пробуждая воспоминания о давным-давно ушедших временах, о канувших в небытие
тайнах, о погибших мирах...
Сэндоу помешивал ложечкой в чашке с шоколадом. Это был довольно редкий
для здешних широт напиток, да и ложечка под стать ему диковинная - с ручкой
в виде злобной оскаленной волчьей морды. Не прерывая своего занятия, он
глядел в окно на спящую деревушку Фердайн, мало-помалу выступавшую из
утреннего тумана. Каменные домики еще не подавали признаков жизни. Лишь
кое-где слегка курились, выдыхая вчерашнее тепло, каминные трубы, над
другими крышами вовсе не было видно дыма. И только под застрехами уже
копошились в своих гнездах полусонные птахи, щебеча по-утреннему. Словом,
зрелище пока не слишком впечатляло, но Потрясатель Сэндоу, человек
неприхотливый и безмерно терпеливый, остался вполне доволен.
Вскоре тут могут произойти грандиозные события. Сейчас же самое время
запастись терпением и собраться с силами, дабы достойно противостоять
испытаниям, которые богам угодно будет ему ниспослать...
На востоке в тумане уже образовался просвет, сквозь который явственно
проступали силуэты Бани-бальских гор, чем-то похожих на солдат, марширующих
к Фердайну со стороны моря. Солнечный свет окрашивал их в странные
зеленоватые тона. Чудилось, будто изумрудные пики вонзаются в самое небо. И
неудивительно, ведь горы эти были вторыми по высоте во всем полушарии...
К востоку же от Фердайна лежал Заоблачный хребет - единственный, чьи
циклопические вершины могли посрамить Банибалы. Эти сверхъестественной
высоты горы до половины скрывал густейший туман. Там, в молочно-белой его
пелене, покоились горестные останки тех сорвиголов из Фердайна, кто
отважился бросить вызов этим исполинам, чтобы узреть с высоты восточные
земли. Подвиг сей удался лишь двум экспедициям, одна из которых благоразумно
прошла несколько сот миль на юг, где горный хребет был чуть менее
впечатляющим.
Потрясатель Сэндоу наслаждался волшебной красой великих Банибальских гор,
которые утреннее солнце окрашивало в самые причудливые цвета, когда по крыше
затопотали тяжеленные сапожищи Мэйса. Сэндоу весь подобрался и прислушался.
Здоровяк Мэйс опрометью бежал к слуховому окну и чуть ли не кубарем скатился
по чердачной лестнице. Затем он протопотал по коридору третьего этажа, вот
заскрипела лестница, ведущая с третьего этажа на второй, потом та же участь
постигла следующий лестничный марш - и огромный кулак Мэйса с такой силой
забарабанил в дверь кабинета, что, казалось, она вот-вот слетит с петель.
- Будет, будет! - отозвался Потрясатель Сэндоу. - Входи, Мэйс!
Дверь открылась, и в кабинет вошел молодой великан. Буйства Мэйса как не
бывало - на лице его застыло выражение благоговейного почтения. Он окинул
взором заваленный книгами рабочий стол и груды причудливого имущества
Сэндоу, прекрасно отдавая себе отчет в том, что ему никогда не постичь
истинного предназначения сих экзотических устройств. Мэйс не был
Потрясателем, и ему не суждено было когда-либо им стать.
- Ты что, язык проглотил? - спросил Сэндоу, безуспешно силясь скрыть
улыбку - ах как трудно быть серьезным и суровым поутру, да еще в обществе
такого комичного добряка, как Мэйс!
- Нет, господин. - Мэйс помотал огромной кудлатой головой, отчего длинные
его волосы пришли в еще больший беспорядок. - Он тут, при мне...
- Тогда говори скорее, на каком именно участке Банибал находятся сейчас
люди генерала?
Мэйс оторопел. Он даже потряс головой, словно пытаясь заставить ее лучше
соображать.
- Но откуда вам-то известно об их приближении? - спросил он.
- Мое волшебство тут ни при чем, - ответил Потрясатель. - Мэйс, мальчик
мой, я понял все, как только услышал топот твоих кованых сапожищ по
ступеням. Справедливо полагаю, ты не затем покинул свой сторожевой пост,
чтобы поведать мне о восходе солнца и пробуждении пташек...
- Еще бы, конечно же нет!
Мэйс поспешно подошел к самому столу Сэндоу, располагавшемуся в эркере,
присел на корточки - впрочем, и в таком положении он возвышался над сидящим
Потрясателем - и указал в окошко на расположенный милях в трех к югу
перевал, именуемый Клеткой:
- Они во-он там, Потрясатель, и, похоже, их там сотни...
- А-а-а, теперь и я вижу, - сказал Потрясатель. - Однако они что-то
слишком уж пестро одеты, особенно если учитывать их миссию. А ты какого
мнения?
- Будь я их противником, нанес бы по этому отряду сокрушительный удар,
прежде чем они успели бы спуститься в долину.
Сэндоу нахмурился и принялся поглаживать лоб, как всегда делал, когда
размышлял. Бледное и изможденное лицо его сделалось серьезным.
- Да, это не делает им чести как солдатам. Мы не станем следовать их
примеру при выборе облачения...
- Стало быть, вы принимаете вызов? - спросил Мэйс, настороженно глядя в
лицо господина.
- Полагаю, да, - ответил Потрясатель. - Кое-что надобно приобретать - в
основном это касается знаний и опыта, но не только...
Тут дверь кабинета снова открылась, и вошел Грегор.
- Досточтимый учитель! - Голос юноши звучал полунасмешливо-полусерьезно.
- Опасаюсь, что завтрашний день сулит великую печаль - придется нам
возносить молитвы за душу новопреставленного. Я проснулся оттого, что по
крыше словно слон протопал, и даже не сразу понял, что это наш обожаемый
Мэйс... Хрупкие стропила, похоже, не выдержали и... Ах, ты здесь, Мэйс? От
души благодарю богов за то, что крыша осталась цела!
Мэйс заворчал и поднялся, голова его почти уперлась в потолок.
- Ежели бы я и в самом деле собрался проломить крышу, можешь быть уверен,
рассчитал бы все наперед, чтобы пролететь аккурат через твою спальню и
прихватить по дороге тебя!
Грегор с улыбкой подошел поближе к окну и принялся созерцать цепочку
солдат, спускающихся по склону.
Потрясатель Сэндоу с любовью глядел на мальчика. Он любил и Мэйса, и
Грегора, словно родных сыновей, и все же на долю Грегора приходилось чуть
больше любви... Как ни ужасно, но именно так оно и было. Мэйс, несомненно,
миляга, но все же он никоим образом не Потрясатель. Иное дело хрупкий,
светловолосый Грегор. Этот настоящий... Никакой отец и никакой отчим не смог
бы управить своими привязанностями в том случае, если только один из сыновей
верно следует по его стопам...
- Пестрая команда, а? - хмыкнул Грегор.
- Я всю эту команду в два счета пострелял бы, будь у меня достаточно
стрел и добрый лук, - сказал Мэйс.
- А вот я бы на твоем месте так не горячился, - остудил его пыл Грегор. -
Это же наши старые друзья.
- Полно, полно! - Потрясатель Сэндоу предостерегающе поднял руки. - Ваша
братская перебранка однажды закончится потасовкой, но сегодняшний день для
этого явно неподходящий. Нам многое предстоит сделать.
Понятливый Мэйс тотчас же направился готовить столы для гостей, а Грегор
пошел в спальню, дабы облачиться во что-нибудь более презентабельное, нежели
ночная сорочка.
В течение следующего часа Потрясатель Сэндоу терпеливо наблюдал за
войсками, входящими в узкую долину, где и располагался Фердайн. Яркие
знамена развевались на ветру. Их несли на высоких шестах четверо молодых
людей, облаченных в малиновые мундиры. `Какие дураки, - подумал он. -
Дураки, тупицы, недоучки...`
Но с помощью его чар некоторые из них, возможно, и смогут преодолеть
Заоблачный хребет. Может быть, кое-кому из них и суждено увидеть
таинственные земли, лежащие к востоку от гор, куда прежде проникли лишь две
экспедиции. Может быть... Впрочем, ставок на это он делать не намеревался.

Глава 2

За два часа до полудня пехотинцы уже стояли у ворот дома Потрясателя
Сэндоу. Все обитатели улицы потихоньку наблюдали за ними, благоразумно
скрываясь за занавесками или притаившись в темных коридорах. В причудливой
униформе солдат соседствовали самые яркие цвета - желтый, синий и красный,
при этом на ногах у них красовались зеленые ботфорты, на плечах -
снежно-белые плащи, но все это великолепие было заляпано грязью, а людям
явно требовался отдых. О том, чтобы переправить лошадей через Банибалы,
нечего было и думать, без них же переход крайне усложнялся - слишком большое
расстояние следовало пройти пешком. Солдаты обливались потом, лица их
почернели от дорожной пыли, да и одежда порядком перепачкалась, а пышные
рукава, во многих местах изорванные в клочья, свисали живописными
лохмотьями.
С солдатами пришли и два офицера - капитан и главнокомандующий; первый
был молод, а второй - почти ровесник самого Потрясателя. Они отделились от
отряда и направились прямиком к дверям дома Сэндоу. Не успел железный
дверной молоток в третий раз стукнуть по дощечке, как Мэйс широко распахнул
двери, глядя на гостей с высоты своего двухметрового роста.
- Потрясатель ожидает вас. Входите.
Офицеры помешкали, недоуменно переглядываясь, потом смущенно вошли,
косясь на огромную фигуру молодого ученика.. Трудно было судить, что
произвело на них более сильное впечатление - вид гиганта Мэйса или же
сообщение о том, что Потрясатель их ожидает. Однако, когда Мэйс пригласил их
в кабинет и усадил, попросив подождать Потрясателя, они стали вертеться
словно ужи на сковородке, и даже эль, поданный им в керамических кружках,
едва пригубили.
Минуту спустя вошел Потрясатель в сопровождении Грегора. Одеты оба были
весьма эффектно. Ученик облачился в серое одеяние, весьма напоминавшее
монашескую рясу. На шее у него красовалась массивная серебряная цепь, другая
такая же обвивала талию. Однако одежда его призвана была не столько поразить
воображение гостей, сколько оттенить великолепие загадочного и роскошного
наряда самого Потрясателя. Сэндоу щеголял в балахоне столь
непроницаемо-черного цвета, что ткань на складках отливала металлической
синевой. Седые его волосы и совершенно черная борода живописно ниспадали на
отложной воротник, расшитый древними магическими знаками, которые приводили
в священный трепет непосвященных. На руках Потрясателя поблескивали шелковые
перчатки цвета свежепролитой крови.
Оба офицера дружно встали и поклонились, а когда Потрясатель знаком
пригласил их вновь присесть, вздохнули с явным облегчением.
- Прошу, как можно меньше формальностей, - сказал старик. - Тем паче что
я лицо сугубо неофициальное.
- Мы искренне благодарны вам и за гостеприимство, и за добрый эль, -
почтительно произнес главнокомандующий. - Меня зовут Солвон Рихтер, а это
капитан Йэн Бельмондо - он служит под моим началом в войске генерала Дарка
вот уже несколько месяцев.
Потрясатель в свою очередь представил Мэйса и Грегора, в полном
соответствии с ритуалами, уместными в подобной ситуации.
- Ну, а теперь, - произнес Потрясатель, - поведайте, какого рода дело
привело вас ко мне?
- Простите за то, что тороплю события, - сказал Рихтер, - но сперва мне
необходимо узнать, отчего наш визит не стал для вас неожиданностью. Ваш
ученик, Мэйс, сказал нам, что вы нас ожидали.
- Я, как вам известно, Потрясатель, - улыбнулся Сэндоу. - А Потрясателям
многое ведомо.
- Но мне с трудом верится в то, что вам дано знать о происходящем по ту
сторону Банибал! - воскликнул молодой Бельмондо.
- Однако временами возможно и такое, - принялся объяснять Потрясатель
Сэндоу. - Ведь я упражняюсь ежедневно, таким образом наращивая свою силу.
Так вот, ваш отряд я заметил два дня тому назад, то есть еще до того, как вы
достигли предгорий Банибал.
Старик Рихтер одобрительно закивал.
- Несомненно, генерал избрал из всех Потрясателей достойнейшего, -
констатировал он.
- Итак, если вы не желаете еще по кружечке эля, то можно перейти к делу,
- сказал Сэндоу. - Чего же надобно от меня досточтимому генералу?
- Но если вы смогли увидеть нас двое суток назад с западной стороны
Банибал, - вступил в разговор Бельмондо, - то несомненно знаете, с какой
целью мы прибыли сюда!
Потрясатель понимающе улыбнулся:
- Как вам известно, сила Потрясателя одновременно в чем-то неизмеримо
велика, а в чем-то весьма ограничена. Да, я видел направляющееся сюда
войско, уловил и кое-что лежащее на поверхности сознания солдат - в
частности, что вскоре мы предпримем попытку пересечь Заоблачный хребет. Но
этим, увы, дело и ограничилось. Мне не удалось уловить деталей, подобно
подслеповатому человеку, который без спасительных очков хотя и может увидеть
книжную, страницу, но не способен сфокусировать взгляд, чтобы прочесть
написанное.
Рихтер поднес к губам кружку и сделал добрый глоток.
- Мы полагаемся на вашу абсолютную честность, добрый Потрясатель, и на
ваше молчание, равно как и на молчание ваших учеников...
- Это я могу вам обещать, - заверил его Потрясатель Сэндоу.
- Прекрасно. Сюда, в Фердайн, так же как и в другие поселения, отрезанные
Банибалами от просторов континента, новости доходят медленно. Не сомневаюсь,
что вы еще не слышали о пограничных инцидентах между Дарклендом и соседней
Орагонией. Орагония испытывает незыблемость наших границ, и хотя на большее
пока не отваживается, уже несколько десятков наших отрядов полегло в
схватках...
- Странно, - пожал плечами Потрясатель Сэндоу, - ведь Орагония и по
природным, и по людским ресурсам уступает Даркленду и несомненно проиграла
бы войну, если, конечно, намеревается-таки ее развязать...
- Слушайте дальше, - продолжил Рихтер. - Наши шпионы в Орагонии
докладывают о странных событиях, происходящих там в последние месяцы. На
улицах вражеской столицы в предрассветные часы они заметили некие колесные
устройства, которые двигались сами собой, без помощи лошадей...
Воцарилась гнетущая тишина, нарушаемая лишь шарканьем по полу огромных
подошв Мэйса. Наконец юноша не выдержал:
- Не может быть! Легенды о самодвижущихся колесницах - это байки для
детей!
- А вот шпионы наши иного мнения, - возразил главнокомандующий. - Однако
и это еще не все. Они докладывают, что во дворце у Джерри Мэтабейна, короля
Орагонии, имеется летающая машина, чудом пережившая Небытие. Мы располагаем
тремя независимыми друг от друга свидетельствами - трое шпионов в один голос
утверждают, что видели, как машина эта кружит над дворцовыми бастионами, а
частенько облетает и весь холм, на котором стоит дворец Джерри. Машина
невелика - выдержит разве что двоих, она овальной формы, очень гладкая и на
солнце сверкает, словно отполированное серебро, а по небу летает, издавая
легкое жужжание.
Взгляд Потрясателя Сэндоу устремился на книги, лежащие на его рабочем
столе, и в памяти всплыли отрывки, которые прежде он считал чистейшим
вымыслом. Книги эти также пережили Великое Небытие - это было наследие
забытых веков, тех самых, когда не воздвиглись еще высочайшие горы там, где
прежде простирались равнины, когда не переменились еще очертания океанов и
джунгли буйно зеленели там, где теперь царствовало бесплодие пустынь, а
сочные луга не ушли еще на дно морей... Итак, если с тех времен сохранились
книги, почему бы не сохраниться и еще чему-нибудь? Вполне возможно, что
летающие машины и безлошадные колесницы, о которых поведал Рихтер, вовсе не
порождение легенд, а реальность! Старый Потрясатель ощутил во всем теле от
будоражащего предчувствия дрожь - ничего подобного он не испытывал по
крайней мере лет двадцать...
- И генерал хочет, чтобы мы сопровождали ваш отряд и пересекли вместе с
вами Заоблачный хребет, дабы по ту сторону его поискать подобные чудеса?
Рихтер склонил голову:
- Нам известно, что экспедиции из Орагонии пересекли Заоблачный хребет в
том его месте, которое зовется Грозовым перевалом, и, углубившись в
неизведанные земли миль на двести, обнаружили земли, где все эти диковинки
лежали нетронутые. Мы же намереваемся пересечь горы здесь, в районе водопада
Шатога, а потом идти на север. Если орагонцы и впрямь затевают на севере
широкомасштабную военную операцию, то мы вскоре нападем на их след. На
первый взгляд у нашего плана множество изъянов, но у нас есть скальные
голуби-крикуны, а это замечательные птички! Мы существенно сузим круг
поисков, прибегнув к воздушной разведке...
- И к моей магии, - докончил за него Потрясатель. - Ведь именно так вы
планируете без особых проблем обнаружить кладезь древних механизмов?
- Вы должны идти с нами! - страстно воскликнул Бельмондо. - Если в вашем
сердце живет любовь к родному Даркленду, если вам не чужда национальная
гордость...
- Мне чуждо и то, и другое, - бесстрастно ответил Потрясатель. - Видимо,
боги милостивы к вам, коль скоро вы руководствуетесь в жизни столь
поверхностными понятиями. Но спешу успокоить вас: я принимаю ваше
предложение. И пересеку вместе с вами Заоблачный хребет, но только из тех
соображений, что генерал милосердный и добрый правитель, а Джерри Мэтабейн
диктатор и тиран. Потрясателям в Орагонии, насколько мне известно, и не
снилась такая свобода, как тут, в Даркленде. Король содержит их там в
комфортабельном рабстве, и я вовсе не желаю видеть Джерри своим господином.
Капитана Бельмондо, казалось, потрясло столь откровенное презрение к
патриотизму, но главнокомандующий явно был мудрее.
- Если ваши интересы совпадают с интересами Даркленда, - сказал он, - то
меня не волнуют истинные мотивы ваших поступков. Будете ли вы готовы
выступить рано поутру? Моим людям нужно отдохнуть, ведь переход предстоит
весьма утомительный.
- На рассвете? Прекрасно, - кивнул Потрясатель. - Но сперва позвольте
сделать несколько замечаний. Нам тотчас же бросились в глаза весьма
причудливые костюмы, в которых изволят щеголять ваши солдаты. Как нам
представляется, костюмы эти чересчур пышны для лазания по скалам и слишком
пестры для путешествий по неведомым землям - слишком уж они яркие и
приметные...
Рихтер откровенно смутился:
- Н-ну, это наша парадная форма. Генерал пожелал, чтобы мы прибыли сюда
именно в таком облачении сразу по двум причинам. Во-первых, нам предстояло
перейти Банибалы по довольно легко проходимому перевалу, для чего вовсе не
требовалось особого снаряжения, и поэтому имелась возможность вступить в
поселок при параде. Во-вторых, таким образом генерал решил усыпить
бдительность орагонских шпионов, ежели таковые есть в столице Даркленда. Их
нисколько не должен был насторожить такой откровенный маневр отряда, а вот
выступление войска, экипированного для восхождения на Заоблачный хребет,
напротив, тотчас же привлекло бы их внимание. Все необходимое снаряжение и
походную форму мы везем в тележках, а кое-что солдаты несут за плечами в
рюкзаках.
- Но ведь Заоблачный хребет непреодолим! - впервые за все время разговора
подал голос Грегор. - Посылал ли генерал малый отряд пехотинцев, чтобы хотя
бы попытаться...
- В этом не было надобности, - ответил Бельмондо. - Мы ведь все
банибальцы - вы, должно быть, знаете, что это означает.
- Разумеется, - улыбнулся Потрясатель Сэндоу, не скрывая восхищения. -
Поговаривают, будто ваши навыки скалолазания выше всяческих похвал и по
отвесной стене вам взобраться ничуть не труднее, чем обычному смертному
пройти по улочкам Фердайна...
- Угу, - кивнул Рихтер. - Правда, улочки Фердайна - сущее наказание. Они
словно специально созданы для умалишенных да коз...
И кабинет Сэндоу впервые за все время визита огласился громким смехом -
настал конец досадной напряженности, и все встало на свои места.
Чуть позднее, после непринужденного разговора и пары кружек ароматного
эля, Рихтер и молодой Бельмондо удалились, дабы проследить за тем, как
расквартировывают солдат в двух самых просторных гостиницах Фердайна. Перед
уходом они условились, что будут на рассвете поджидать Потрясателя у ворот
его дома, откуда и направятся к горам, лежащим на востоке.
- Я по-прежнему против вашего участия в экспедиции, - сказал Грегор,
когда они остались одни. - Вы в преклонных летах, и, хотя все еще бодры и
ловки, подобный переход будет для вас нелегок...
- Однако ты, невзирая на некоторые успехи в учении, все еще не можешь
заменить меня, - сказал мальчику Потрясатель. - К тому же учти: когда
состаришься, то сам не прочь будешь рискнуть руками и ногами ради того лишь,
чтобы переменить обстановку. Да что там, ты головы не пожалеешь, если
впереди замаячит нечто более увлекательное, чем сидение тут, в Фердайне,
занятия комнатной магией и каждодневное любование восходом!
- Не переживай, - прогудел Мэйс. - Если хозяину придется нелегко, я
просто понесу его - мне это раз плюнуть.
- Уверен, тебе это раз плюнуть, Мэйс, - улыбнулся Сэндоу. - Хотя, надо
признаться, это не слишком достойный способ передвижения для уважающего себя
Потрясателя. - И, потянув за шнурки своего черного одеяния, прибавил:
- Пора вылезать из этих идиотских костюмов. Здесь не на кого больше
производить впечатление...

Глава 3

Сэндоу сам не знал, отчего так чутко спит, - то ли явление это чисто
возрастное, то ли так необычно проявляют себя его сверхъестественные
способности. По утрам, стоило первому робкому лучику пробиться сквозь
тяжелые шторы его спальни, он тотчас пробуждался и немедленно вставал. По
ночам же, когда Мэйс или Грегор на цыпочках направлялись в ванную,
Потрясатель всякий раз просыпался. Это было сущее проклятие. Однако этой
ночью оно обернулось благословением.
Когда Сэндоу открыл глаза, было совершенно темно. Он лежал, не шевелясь и
чутко прислушиваясь - кто-то шел по коридору второго этажа. Потом скрипнули
двери комнаты Мэйса, а вскоре распахнулась дверь и в собственную его
спальню. Рывком сев в постели, Потрясатель увидел мерцание. Казалось, во
тьме мигает крошечное и неверное пламя свечи. Вот Сэндоу различил темный
мужской силуэт - это явно был незнакомец. Прежде чем Потрясатель успел
раскрыть рот, чтобы окликнуть его, непрошеный гость швырнул то, что держал в
руках, прямо в изножье постели Сэндоу, и выскользнул в коридор.
Сэндоу выпрыгнул из постели, схватил один из башмаков, которые ставил
обычно под ночной столик, и быстро затушил пламя. Затем, стремительно сунув
ноги в башмаки, метнулся к дверям - и в этот самый миг чуть было не оглох от
ужасающего грохота. Сэндоу успел заметить, как из-под двери, ведущей в
спальню Грегора, вырвалось пламя. Саму же дверь сорвало с петель и швырнуло
через весь коридор к противоположной стене. Коридор тотчас же наполнился
клубами едкого дыма. Потрясатель судорожно закашлялся.
- Грегор! - выкрикнул он, но не услышал ответа.
Зато за его спиной раздался тяжелый топот Мэйса. Это было слабым, но все
же утешением: этот, по крайней мере, жив-здоров, а вот другой... Сердце
Сэндоу сжалось от ужаса.
Мэйс тем временем пулей влетел в самое пекло, окликая юношу по имени. Он
готов был к тому, что найдет лишь горестные останки своего сводного брата...
Однако, когда задыхающийся Сэндоу пробрался сквозь дым к дверям, оттуда
вынырнул торжествующий Мэйс, едва видимый в сизых клубах.
- Его там нет! - сказал гигант. - Его вообще не было в спальне, когда это
случилось!
- Хвала богам! - искренне вырвалось у Потрясателя, который вовсе не
отличался религиозностью.
На лестнице, ведущей с первого этажа на второй, уже слышались торопливые
шаги, - и вот появился Грегор. Волосы юноши были взлохмачены, глаза
расширены от ужаса, а из свежей раны на лбу сочилась алая кровь.
- Вы целы? - первым делом спросил он.
- Да, - ответил Потрясатель. - А вот ты ранен...
- Там был человек, - взволнованно заговорил Грегор. - Ночью я проснулся и
понял, что не прочь перекусить, вот и отправился вниз, на кухню. Как раз
прикончил сандвич и дожевывал добрый ломоть пирога, когда грохнуло. Я тотчас
бросился к лестнице - и нос к носу с кем-то столкнулся. Я даже понять не
успел, кто это - вы, Мэйс или кто-то еще, как он шарахнул меня по лбу чем-то
- может, даже черенком ножа - и выскочил на улицу. Я не стал гнаться за
ним...
Потрясатель внимательно обследовал рану, оказавшуюся пустяковой.
- Давайте-ка отворим окна - тут совершенно нечем дышать, - сказал он. -
Потом спустимся в кухню, выпьем по кружечке эля и потолкуем. А у меня в
комнате есть одна штука, которая может представлять интерес.
- Трубочка со светящимся содержимым?
- Да, Мэйс. Я, правда, успел заметить лишь какое-то мерцание, а форму не
разглядел, не было времени.
- Полагаете, такая же взорвалась в спальне Грегора? - спросил великан.
- Похоже на то. Мэйс глубоко вздохнул:
- Точно такую же зашвырнули и ко мне в комнату. От стука я проснулся,
зажег свет и поднял ее с пола. Поначалу я не понял, что это, но заметил
обгоревший фитилек - до самой трубочки оставалось не более дюйма. Чистейшая
случайность - негодный фитиль. Но если бы не это, бомба разорвалась бы прямо
у меня в руках!

Глава 4

- Трубочка под завязку начинена порохом, и, когда фитилек догорает, пламя
проникает в крошечное отверстие на пробке, в результате чего происходит
направленный взрыв, - рассуждал Сэндоу, сидя в кухне за столом вместе с
обоими приемными сыновьями.
Все попивали эль, а на столе подле них лежали две неразорвавшиеся
трубочки.
- Но ведь искусство получать порох давным-давно утрачено! То и дело
кто-либо объявляет, будто овладел этим секретом, но ничего путного еще ни у
кого не вышло. Ведь даже древние орудия, созданные еще до Великого Небытия и
чудом дошедшие до нас, нельзя использовать - их просто нечем заряжать!
- Это так, Грегор, - согласился Сэндоу. - Но я убежден в том, что эти
жуткие штуки, равно как и та, которая неминуемо должна была тебя прикончить,
ежели бы не твой неуемный аппетит, родом не из нашего Даркленда. Они попали
сюда прямиком из Орагонии, куда в свою очередь кто-то приволок их из тех
самых таинственных восточных районов, расположенных позади Заоблачного
хребта.
- Шпионы! - рявкнул Мэйс и с размаху стукнул огромным кулаком по
столешнице, отчего трубочки подпрыгнули.
- Сомневаюсь, чтобы эти штуки могли взорваться от сотрясения при ударе, -
спокойно сказал Грегор, - но если тебе так уж невтерпеж проверить, прошу,
сделай это подальше от дома. - Потом он обратился к учителю:
- Вам не кажется, что наш друг-горилла недалек от истины? Вполне
вероятно, орагонские шпионы прибыли сюда именно для того, чтобы помешать нам
присоединиться к экспедиции...
- Все говорит в пользу этой гипотезы, - поддержал юношу Потрясатель
Сэндоу. - Теперь нам известно, что среди банибальцев главнокомандующего
Рихтера скрывается изменник, а потому нам следует быть много внимательнее,
чем прежде. Но кто-то должен оповестить главнокомандующего о случившемся.
- Это сделаю я! - воскликнул Грегор, порывисто вскакивая из-за стола.
Но Мэйс сграбастал его и легко, словно пушинку, швырнул в кресло.
- Оставайся-ка лучше здесь, с учителем, - сказал он. - Я сам схожу и
повидаюсь с главнокомандующим Рихтером, а если на пути или в гостинице мне
встретится кто-то подозрительный, я разделаюсь с ним по-свойски. Наш душегуб
вряд ли еще раз явится сюда - он либо понимает, что впредь мы будем
настороже, либо считает нас мертвыми, что ничуть не хуже.
Грегор начал было возражать, но Потрясатель принял сторону молодого
великана, положив тем самым конец спору. Втайне старик не мог нарадоваться
на своих молодцов. Мало того, что Грегор был настоящим Потрясателем, чьи
силы только еще просыпались, юноша обладал к тому же и бесстрашием, и
истинной отвагой. А ведь Сэндоу прекрасно знал, что Потрясатели в
большинстве своем - сухари и отшельники, коим совершенно чужды такие
добродетели, как элементарная храбрость. Грегор же был совершенно не таков.
А Мэйс... Да, и это щедрый дар судьбы. Нечасто встретишь такого гиганта, в
котором физическая сила и быстрота реакции счастливо сочетаются со смекалкой
и умом. Спору нет, Мэйс порой кажется увальнем, но под этой маской кроется
человек расчетливый и очень сообразительный.
- Тогда иди, - сказал Потрясатель. - Каждая минута промедления может
стоить жизни и самому Рихтеру, и кому-то из его людей. Убийца, особенно если
он поймет, что здесь потерпел неудачу, скорее всего попытается нанести урон
войску, чтобы вынудить главнокомандующего послать за подкреплением.
Мэйс встал и направился к дверям, на ходу пристегивая к поясу ножны с
устрашающим кинжалом. Миг - и его уже нет...
Не напрасно главнокомандующий Рихтер шутил накануне, что здешние улочки
хороши лишь для коз да идиотов. Дело именно так и обстояло, более того: две
дороги были даже перегорожены, чтобы кто-нибудь не вздумал, чего доброго,
предпринять попытку проехать по ним на телеге, запряженной лошадью. Лошадь
неминуемо споткнулась бы на крутейшем склоне и опрокинула повозку еще на
середине спуска. Именно одна из этих дорог и вела к постоялому двору
Стентона. С вершины холма, где стоял сейчас Мэйс в тени сосновой рощицы,
дорога эта казалась идеальным местом, где может скрываться злоумышленник.
Всякий отваживающийся спуститься по этой дороге должен был знать одну
маленькую хитрость - следовало идти как можно медленнее, в противном случае
неосмотрительный пешеход рисковал пулей слететь вниз и с размаху врезаться
прямо в стену гостиницы, переломав при этом руки, ноги или все кости разом.
В эти предутренние часы дело обстояло еще хуже - булыжная мостовая покрылась
росой. Камни и сами по себе были довольно скользкими, напоминая пузырчатое
стекло или лед, теперь же по ним было скатиться легче легкого, словно по
ледяной горке. Все это великолепие освещал единственный укрепленный на шесте
факел, по обе стороны которого метались смутные тени - поистине, тут могла
бы скрыться целая армия, не то что одинокий убийца...
Мэйс безмолвно обругал себя за трусость и решительно начал спускаться.
Ведь даже если злоумышленник и заподозрил, что кто-либо из обитателей дома
Сэндоу остался в живых и что этот некто направляется к Рихтеру, дабы
предупредить его об опасности, вряд ли он станет поджидать его именно
здесь...
И Мэйс действительно добрался до тяжелых деревянных ворот гостиницы,
никого не встретив на пути. Он часто дышал, но внешне оставался совершенно
спокоен. Юноша легко открыл массивную дверь черного хода и вошел в
полутемный коридор, миновав кухню и кладовую. Вестибюль скупо освещали
масляные лампы. Мэйс направился прямо туда и остановился у конторки. С
минуту поколебавшись, он взял журнал регистрации посетителей, быстро
пролистав страницы, отыскал имя главнокомандующего Рихтера и номер его
комнаты, а потом положил журнал на прежнее место.
Лестницу освещали мерцающие свечи в стеклянных стаканчиках, открытых
сверху, дабы обеспечить доступ воздуха. Мэйс быстро отыскал комнату
главнокомандующего и негромко, но настойчиво постучал.
Дверь со скрипом отворилась, и показалось пышущее здоровьем лицо
Бельмондо. Капитан явно был изумлен неожиданным явлением гостя в столь
неурочный час.
- Рихтер здесь? - спросил Мэйс. Он не хотел слишком долго стоять под
дверью, опасаясь попасться на глаза преступнику.
- Да, - кивнул Бельмондо. - Но он спит. Чего тебе надо?
- Я хочу повидать его. Немедленно.
- Уж и не знаю... - забормотал Бельмондо. Но Мэйс решительно отстранил
молодого капитана и прошел в комнату, затем не менее решительно притворил за
собой дверь, изумив Бельмондо еще пуще.
- Не надо зажигать света, - предупредил он. - Разбудите поскорее
главнокомандующего!
- Но это против правил! - возразил капитан.
- Орагонские шпионы, полагаю, вовсе не намерены придерживаться ваших
правил, а среди ваших солдат как минимум один из них!
Мэйса выводила из себя военная дисциплинированность молодого капитана,
ведь в доме Потрясателя порядки были совсем иные.
- Так ты говоришь - шпионы? - недоверчиво переспросил Бельмондо.
- Послушай, да разбуди же ты меня, в конце концов! - раздался вдруг голос
главнокомандующего. - Тогда мне, по крайней мере, не придется делать вид,
будто я сплю, и исподтишка подслушивать ваш разговор.
Мэйс утробно хохотнул, а вот Бельмондо, похоже, не усмотрел в словах
главнокомандующего ровным счетом ничего смешного. Он был по-прежнему крайне
смущен.
- Зажги свет! - приказал капитану Рихтер.
- Нет! - твердо возразил Мэйс. - Лучше нам поговорить в темноте. Нельзя
допустить, чтобы кто-нибудь с улицы заметил огонь в вашем окне или из
коридора полоску света из-под двери...
- Звучит устрашающе... - пробормотал Рихтер.
- На самом деле все так и есть. - И в полной темноте, почти не видя
собеседника, Мэйс в красках живописал Рихтеру все, что случилось в доме
Потрясателя. Изложив затем все соображения Сэндоу по поводу динамитных
шашек, он прибавил:
- Как полагает учитель, злоумышленник может прийти сюда и сделать тут
свое черное дело, особенно когда поймет, что первая его попытка потерпела
крах.
- Возможно, он и не подозревает о провале, - предположил Рихтер, -
полагая, что Потрясатель мертв.
- Наверняка он прислушивался, ожидая трех взрывов одного за другим, -
возразил Мэйс. - Услышал же он лишь один, и рисковать не станет. Впрочем,
если хотите вверить жизни своих людей воле судеб, то можете оставить слова
мои без внимания...
- И не подумаю, - ответил Рихтер. Внимательно слушая молодого великана,
он торопливо одевался - посему с самого начала не оставалось сомнений, что
он отнесся к его сообщению со всей серьезностью. Бельмондо же путался в
складках своей ночной сорочки и в неожиданно нахлынувших сообщениях о
неведомых изменниках и шпионах. Он метался по комнате, пытаясь всем видом
своим изобразить полнейшую готовность действовать, но то и дело ронял вещи и
чуть было не упал, угодив ногой мимо штанины.
- Потрясатель предлагает вам разделить ваших людей на три группы,
приставив к каждой троих сторожей, причем как минимум троих, чтобы в случае,
если одним из них окажется преступник, ему не удалось бы беспрепятственно
умертвить спящих.
- Сержант Кроулер расположился на втором этаже. Он, как никто другой,
сумеет распорядиться по этой части. Кстати, он поможет нам увидеть все в
чуть более светлых тонах...
- Великолепно.
И они покинули комнату - Мэйс и Рихтер шли впереди, а Бельмондо едва
поспевал за ними, на ходу застегивая рубашку. Он был в одном сапоге, второй
впопыхах оставил в комнате. На втором этаже они прошли в дальний конец скупо
освещенного коридора и тихонько постучали в двери последней комнаты. Им
отворил низкорослый мужчина с квадратной челюстью. Он протер глаза,
ошарашенно поглядел на пришедших и спросил:
- Что стряслось, командир Рихтер?
- Впусти нас и закрой дверь! - шепнул главнокомандующий.
Мужчины один за другим проскользнули в темную комнату, и Мэйс вновь слово
в слово повторил свой рассказ о таинственном убийце и динамитных шашках.
- Черт подери! Хотел бы я сам отыскать мерзавца, затесавшегося среди моих
ребят! Разорвал бы этого выродка пополам, а половинки сбросил бы в пропасть
с Грозового перевала! Клянусь небом!
Сержант впал в ярость и потрясал напоминающими кувалды кулаками. Сперва
Мэйсу сержант Кроулер показался толстяком, но теперь юноша видел, что он
крепко сбит. Сейчас, когда кулаки его были сжаты, под кожей рук явственно
вырисовывались бицепсы толщиной с добрые корабельные канаты, а когда сержант
стискивал зубы, на шее отчетливо проступали тугие мускулы. `Да, - рассудил
про себя Мэйс, - этот человек и вправду способен разорвать противника
пополам...`
- Он наверняка умен и не позволит запросто изобличить себя, - сказал
главнокомандующий Рихтер. - Самое большое, на что мы можем сейчас
рассчитывать, - это уберечь людей. Путешествие нам и без того предстоит
многотрудное и опасное, а теперь, когда нам известно, что в наших рядах
враг, оно сильно усложняется. Впрочем, если нам не удастся его тотчас
отыскать, то следует пуститься в путь как можно скорее.
Сержант Кроулер сунул руки в рукава мундира - все остальное он уже успел
на себя натянуть.
- Надо пойти и растолкать ребят. Чем скорее все соберутся вместе, тем
спокойнее будет у меня на душе.
С каждой стороны коридора располагалось по десять комнат. В первых
четырех по каждой стороне солдаты, спящие по двое, послушно принялись
одеваться, спросонья не понимая, чему обязаны столь ранним пробуждением.
Однако в остальных шести комнатах по каждой стороне коридора, где отдыхали
двадцать четыре человека, командиров поджидали весьма неприятные сюрпризы.
- Командир! - сдавленно вскрикнул Кроулер, приоткрыв двери в пятую
комнату. - Скорей сюда!
В голосе квадратного человека было нечто такое, что заставило всех
незамедлительно поспешить на его зов.
- Что там? - спросил Рихтер, глядя на трясущегося бледного Кроулера.
- Там... Там мертвецы!
На кроватях лежали навзничь два трупа, устремив в потолок расширенные от
ужаса незрячие глаза. В мерцающем свете лампы, прихваченной Кроулером,
кровь, которой залито было все вокруг, казалась черной...
- У обоих перерезано горло, - сказал Кроулер. - Какой-то вонючий подонок
перерезал им, сонным, глотки от уха до уха!
Голос сержанта был ужасен. Ручищи его так стиснули спинку стула, что ни в
чем не повинное дерево затрещало.
- В другие комнаты, скорее! - приказал Рихтер. И они разделились, чтобы
ускорить процедуру, ибо предстояло проверить еще целых одиннадцать номеров.
В каждом из них они обнаружили по два безжизненных тела, спокойно лежащих на
кроватях, залитых кровью, - ею забрызганы были и пол, и стены...
Когда все четверо вновь встретились в коридоре, молодой Бельмондо трясся
словно в лихорадке - ему было совсем худо. Остальных же обуревала злоба.
Нервы у них оказались покрепче, чем у молодого капитана, посему падать в
обморок от этого жуткого зрелища они не собирались. В душах Рихтера и Мэйса
бушевала холодная ярость, с виду никак не проявляющаяся, но сулящая
неминуемую гибель тому, на кого была направлена. Сержант Кроулер,
вспыльчивый по натуре и привыкший действовать, крушил мебель, не находя
иного выхода своей злости. Внушал опасения цвет его лица - оно сделалось
темно-пурпурным.
- Но почему он не перебил всех на этаже? - спросил Рихтер.
- Возможно, мы спугнули его, - ответил Кроулер. - Убийца наверняка
обладает острым слухом - такова уж у него профессия...
- Надо поскорее разбудить солдат на третьем этаже, - сказал

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован