28 октября 2006
988

ЮЛИЙ ЗЫСЛИН ЗАЖИГАЕТ

Рубрика "Атланты" существует в журнале "Алеф" уже несколько лет. За это время ее постоянная ведущая Марина Гордон рассказала читателям практически обо всех мало-мальски известных бардах, кумирах шестидесятников и не только. Но оказалось, что тема далеко не исчерпана. Из далекой Америки нам пришло письмо от Юлия Зыслина. Оказалось, что Юлий - бард, родился в Москве, на Тверской, 14, в доме Елисеева. Так сложилась его судьба, что последние десять лет он живет в США, но не прерывает связи с русской поэзией, делая все возможное, чтобы сохранить традицию Серебряного века. Среди его инициатив - ежегодные Вашингтонские цветаевские костры, Первый американский фестиваль авторской песни на стихи Марины Цветаевой, закладка "Аллеи русских поэтов" в Вашингтоне. Сегодня гость журнала "Алеф" Юлий Зыслин делится с читателями своими воспоминаниями.
Цветаевские костры в Вашингтоне Рубрика "Атланты" существует в журнале "Алеф" уже несколько лет. За это время ее постоянная ведущая Марина Гордон рассказала читателям практически обо всех мало-мальски известных бардах, кумирах шестидесятников и не только. Но оказалось, что тема далеко не исчерпана. Из далекой Америки нам пришло письмо от Юлия Зыслина. Оказалось, что Юлий - бард, родился в Москве, на Тверской, 14, в доме Елисеева. Так сложилась его судьба, что последние десять лет он живет в США, но не прерывает связи с русской поэзией, делая все возможное, чтобы сохранить традицию Серебряного века. Среди его инициатив - ежегодные Вашингтонские цветаевские костры, Первый американский фестиваль авторской песни на стихи Марины Цветаевой, закладка "Аллеи русских поэтов" в Вашингтоне. Сегодня гость журнала "Алеф" Юлий Зыслин делится с читателями своими воспоминаниями. Последние из могиканКогда-то давно, в прошлой жизни, я работал конструктором на Московском электроламповом заводе. А для души организовал музыкально-поэтический клуб "Свеча". Члены клуба выступали с песнями в Москве и гастролировали по России. Однажды ко мне подошел мой коллега, конструктор Давид Бойм, ветеран Великой Отечественной войны. Дело было на нашем заводском "Бродвее" - так называли длиннющий, метров пятьсот, коридор, который был местом прогулок, встреч и обмена новостями. Давид обратился ко мне с просьбой: - Юлик, я знаю, ты песни поешь. А мог бы написать нам песню? - Кому это - нам? - удивился я. - Понимаешь, - Давид явно волновался, и его еврейский акцент стал сразу сильнее, - я родился на Волыни, в местечке Купеле. Немцы уничтожили там всех евреев. В живых остались только 16 человек - те, кто служил тогда в армии или учился в больших городах. Раз в году мы, последние купелевцы, собираемся вместе, вспоминаем наших погибших родных. Нужна песня для этих встреч. - Хорошо. Попробую. Давай слова. - Слова будут, - отозвался Давид. - Среди нас есть поэт, Хаим Бейдер (его сын Владимир Бейдер - журналист, живет в Израиле. - Ред.). Я его попрошу. Скоро я получил текст будущей песни. Чувствовалась опытная рука - даже припев был выписан, да еще и в другом размере по отношению к запеву. В нем были такие слова:

Сколько бы судьба нас ни штормила, Я к тебе иду всегда вослед - К той земле, которая вскормила, К дому, где познал я белый свет.

Еврея, у которого Катастрофа оставила в душе кровавую рану, эти строки не могли не тронуть. Песня получилась как плач о погибших. Я назвал ее "Воспоминание о Купеле", хотя она, конечно, была посвящена всем разоренным и уничтоженным еврейским местечкам, включая латвийскую Креславку, родину моей мамы Израильские камушкиВ Израиле зелень везде, и горы, горы, горы. Солнце жарит, а в домах и квартирах прохладно. Я остановился у племянника в Маале-Адумим - ласковом, спокойном городке. Здесь на местном кладбище похоронены мои брат с сестрой и шурин. Я побывал у них. Помню их голоса и лица: живые, родные. А перед глазами - могильные плиты. Странно привыкать к мысли, что те, кого любил, теперь стали частью семейной истории На следующий день в сопровождении Иосифа, друга и неизменного гида, отправился на Масличную гору. В Иерусалиме всюду, куда ни кинешь взгляд, - тусклый, серовато-бежевый, торжественный, древний тысячелетний камень. С Масличной горы открылся незабываемый вид на город. Обуревал какой-то трепет: святые места, глубокая старина. "Возьми несколько камушков на память", - сказал Иосиф. Помню, как у Стены Плача душа сжалась в комок. Держась за Стену и закрыв глаза, мысленно попросил здоровья всем близким и мира Израилю... Недалеко от иерусалимского рынка расположено несколько русских книжных лавок. Зайдя в одну из них, я набрал два пакета книг по русской и еврейской поэзии для музея в Вашингтоне. Вечером был концерт. Пришли московские друзья и коллеги, а еще Нафтали Зислин, мой брат и ровесник. В России его звали Анатолием. Но там мы не были знакомы, впервые увиделись в Израиле. Он профессор цветочных наук: специализируется на выращивании роз. Такого букета, какой он принес, я в жизни не видел. Его дедушка, а стало быть, и мой родич Шауль-Дов Зислин приехал в Палестину из России еще в 30-х годах и был раввином в Тель-Авиве. Это дед сказал Анатолию, когда они встретились, что его настоящее имя Нафтали. Сам Толик, рано лишившись родителей, хлебнул в жизни горюшка. Родился в Ленинграде, жил в Ташкенте, а в 1957 году один перебрался через Европу в Израиль. Была еще одна незабываемая встреча: я повидался с тремя своими двоюродными сестрами, у которых родители погибли в Катастрофе. Старшая из них пережила гетто в Двинске. Сейчас ей 86 лет. Она недавно написала на идише свои воспоминания о гетто. Да, только сейчас, более полувека спустя, узники нашли в себе силы заговорить о том, что им довелось пережить. А сколько из них так и ушли - молча Другая сестра перевела воспоминания на русский и английский. Переводы находятся в архиве моей семьи. А те два камешка, подобранные по дороге на вершину Масличной горы - один побольше, другой поменьше, - лежат на моем вашингтонском письменном столе как память об Израиле и символ вечности.

Автор - Марина Гордон
www.alefmagazine.com
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован