24 декабря 2005
1004

Юрий Кетов: Как обеспечить национальную безопасность на Северном Кавказе (правовые аспекты и проблемы)

Самым сложным регионом Российской Федерации с точки зрения геополитической угрозы является Северный Кавказ. Именно здесь происходят самые серьезные вооруженные конфликты и террористические акты. Именно здесь сформировался очаг вооруженного сепаратизма, радикального этнического национализма и религиозного экстремизма. Именно здесь наиболее мощно проявляется феномен массового выхода населения из правового пространства. Как отмечает Председатель Государственного совета Республики Дагестан, "несмотря на принимаемые меры и общее снижение количества совершенных преступлений, растет число особо тяжких их видов, включая террористические акты, убийства, разбои, грабежи и преступления насильственного характера. К сожалению, отмечается снижение их раскрываемости. Активизировалось экстремистское подполье. Не спадает уровень организованной преступности. Это свидетельствует о том, что преступный мир навязал нам жестокую и бескомпромиссную войну. Преступные действия террористов и экстремистов направлены на совершение крупных акций с массовой гибелью людей, на физическое устранение сотрудников правоохранительных органов и лиц, занимающих высокое общественное положение. Тем самым они пытаются посеять среди людей панику, страх, недоверие к государству и таким образом сломить волю дагестанского народа к созидательному труду, подорвать основы стабильности в обществе"1.
Наличие политической, экономической и социальной нестабильности на Северном Кавказе обусловливается рядом причин, главными из которых являются:
- размывание единого правового пространства России;
- продолжение падения уровня жизни населения;
- осложнение внутриполитической обстановки в Дагестане, Северной Осетии, Ингушетии и Чечне;
- усиление влияния идей исламского фундаментализма;
- формирование в регионе структур, способных составить опасную конкуренцию федеральным и местным государственным органам, расшатать основополагающие принципы общего с Российской Федерацией политического, экономического и территориального пространства.
Наиболее важными вопросами обеспечения безопасности в субъектах Северо-Кавказского региона, требующими первоочередного разрешения, являются2:
- в Ростовской области: проблемы экономической и социальной стабильности (шахтеры, казаки, другие социальные слои);
- для Краснодарского края: проблемы ограничения миграционных потоков и ужесточения пограничного режима;
- для Ставропольского края: решение вопроса о статусе приграничных с Чечней территорий и организация защиты от бандформирований;
- для республик Ингушетия и Северная Осетия-Алания: проблемы преодоления осетино-ингушского конфликта и практическая реализация закона о реабилитации репрессированных народов;
- для республики Дагестан: жесткое воспрепятствование распространению ваххабизма и его глубокой политизации;
- для Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии: сохранение национального мира и территориальной целостности;
- для Адыгеи: резкое снижение криминогенности обстановки.
В целом среди населения этих территорий русские, украинцы и белорусы составляют 74%, а в "горских республиках" - 27%3.
Геополитические интересы "горских республик" во многом схожи и заключаются в стремлении к единству горцев и преодолению внутренних конфликтов и раздробленности, поиску геополитической идеи - основы единого государства или конфедерации; идеи исламского государства, бросившего вызов северокавказской властной элите, ориентированной на Россию. Наибольшему влиянию исламистов подвержена Республика Дагестан, где на сегодня активно действуют до 2,5 тысячи их представителей4. Почвой для взращивания такой идеи стали антирусские и антироссийские настроения. Надо признать, что сегодня русскоязычная культура утрачивает на Северном Кавказе свое доминирование. Например, в Послании Президента Ингушетии отмечается, что более 90% детей приходят в школу без знания русского языка5. В культурном пространстве региона более значимыми становятся как местные этнические культуры, так и мировые культурные модели, связанные с исламской или "восточной" традицией. Но пока Северный Кавказ остается в европейском культурном поле и попытки демонтировать российское (русское) и европейское присутствие в культурном облике северокавказских народов не имеют особого успеха.
Серьезную угрозу представляет экстремизм фундаментализма (ваххабизм), который считает вполне допустимым использование террора и насилия для достижения поставленных им целей. Активизация деятельности в странах ближнего и дальнего зарубежья экстремистских мусульманских кругов, усиление позиций воинствующего ислама и его влияние на формирование общественно-политических настроений в ряде южных регионов России за последние годы выросли в реальную проблему. Экспортируемый из-за рубежа ваххабизм в основном является не более как религиозно-идеологической надстройкой основных целей ведущих западных и исламских государств, направленных на развал Российской Федерации, исключение ее влияния на экономические и политические процессы, происходящие на Кавказе, в том числе на участие в распределении энергоресурсов региона.
Наличие на руках у населения большого количества оружия и имеющаяся возможность беспрепятственно скрываться на территории Чеченской Республики Ичкерии порождает активизацию преступных группировок. В регионе по оценочным данным действуют около 30 организованных преступных группировок, занимающихся разбоями, похищениями людей, диверсиями, нападениями на сотрудников и объекты федеральных силовых ведомств. По данным правоохранительных органов, 80% террористических актов, каждое пятое бандитское нападение, шестая часть всего изъятого в России огнестрельного оружия приходится на Северный Кавказ. Основными районами действия криминальных структур являются Чечня и прилегающие к ней территории Дагестана, Ингушетии и Ставропольского края.
Несмотря на значительные усилия органов государственной власти различного уровня по нормализации общественно-политической обстановки на Северном Кавказе, он по-прежнему является одним из регионов, в котором осуществляется подготовка бандитов на территориях, подконтрольных лидерам незаконных вооруженных формирований. При этом именно население Северного Кавказа больше всего страдает от ухудшающейся криминогенной обстановки в регионе (из 24 самых крупных террористических актов, произошедших в мире за последнее десятилетие, 13 так или иначе связаны с событиями в Чечне, 12 (половина) были на территории России, 6 из них - на территории Северного Кавказа6. 38% респондентов в ходе опроса, проводившегося Фондом общественного мнения в ноябре 2002 года, связали захват заложников в Москве во время печально известного мюзикла "Норд-Ост" с ситуацией в Чечне)7.
Нестабильность на Северном Кавказе ведет к распаду экономики региона, возникновению этнических и религиозных конфликтов, политическим устремлениям определенных социальных слоев, к подрыву территориальной целостности государства, ухудшению криминальной обстановки, ослаблению авторитета государственной власти России на уровне региона, в стране в целом и на международном уровне. Причем указанные процессы развиваются по типу цепной реакции (ибо тесно взаимосвязаны друг с другом), способствуют росту фундаменталистских настроений, росту отчужденности и негативизма в отношении российской власти, ослабляют безопасность и государственный суверенитет России на ее южных границах.
Ситуация усугубляется ухудшением социального самочувствия населения, возникновением социально-психологического дискомфорта, социальной дезориентации огромных масс людей, которые, пытаясь определить причину своих бед, часто ищут виновников среди инородцев, чужаков, мигрантов. В итоге сформировалось чувство неприязни к инонациональным представителям. Быстрый отказ от идеи интернационализма спровоцировал рост национализма, утрату идеологических, морально-этических и психологических противовесов проявлению межнациональной розни и вражды.
В последнее десятилетие среди части северокавказского народа сформировался психологический комплекс прошлого унижения и современного превосходства, что имело следствием ослабление их лояльности к России. Для части населения установка на интеграцию в общероссийском пространстве оказалась слабее, чем ставка на радикальный вариант полного суверенитета на этнической основе. Этот конфликтный политический проект был взят на вооружение сторонниками этнического национализма.
При разработке стратегии национальной безопасности в регионе следует учитывать, что Кавказ исторически является конфликтной зоной. Конкуренция по освоению данных регионов шла между кочевниками и оседлыми земледельцами, славянами и тюрками, Россией и Османской империей. При этом славянское население (в том числе русское), изначально пришлое здесь, чересполосно расселялось с местными этническими группами: дагестанская (1 258 498 человек), вайнахская (1 026 819 чел.), тюркская (742 000 чел.), абхазо-адыгская (566 059 чел.)8.
Между названными кавказскими этническими группами осуществляется жесткая конкуренция за доминирование в кавказских регионах, при этом демографический потенциал вайнахско-дагестанского ареала примерно вчетверо больше, чем адыгского. Вайнахско-дагестанская группа играла и продолжает играть доминирующую роль в идеологическом плане.
Попытки консолидации предпринимались неоднократно: первая - шейхом Мансуром в 1785-1791 годах, вторая - Шамилем в XIX веке, третья - в 1917-1918 годах, когда была провозглашена независимая от России Горская республика, ликвидированная впоследствии Деникиным. Четвертая попытка предпринимается в настоящий момент. Эти попытки во многом объединяет единая цель - борьба с общим врагом, роль которого отводилась России9.
В настоящее время источник конфликтности Северного Кавказа, как считает группа экспертов, обусловлен критическим уровнем противоречий в сфере национально-государственного устройства и межэтнических отношений; конкуренцией этнических и политических сил за перераспределение власти и ресурсов (земли, производственных мощностей, источников финансовых поступлений). Эта конкуренция имеет весьма разнообразные формы практического выражения: движения за реабилитацию репрессированных народов, повышение статуса народа в иерархии национально-государственных образований, за выход той или иной территории из состава Российской Федерации и т.п. В этой связи печально известны осетино-ингушский и чечено-дагестанский конфликты; проблемы народов, разделенных границами между двумя или даже тремя государственными образованиями* .
Названные факторы привели к стремлению некоторых субъектов РФ изменить свой статус как в составе Федерации (например, преобразование Адыгейской автономной области в автономную республику; развитие тенденций в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии по образованию однонациональных автономий и т.д.), так и направленности на выход из состава России (официальное заявление в 1991 г. о суверенитете Чеченской республики). Активизировалась деятельность этнополитических организаций (например, Международной черкесской ассоциации, общества "Адыге Хасэ", Кавказско-Черноморской ассамблеи тюркоязычных народов).
Высокая степень конфликтности в кавказских регионах обусловлена не только полиэтничным составом населения, но и противопоставлением двух мировых религий - ислама и христианства. В принципе, распространение традиционного ислама на Северном Кавказе может способствовать стабилизации ситуации в регионе, но проблема заключается в том, что религиозная деятельность осуществляется, как правило, зарубежными исламскими центрами и отчасти направляется зарубежными силами, преследующими не столько религиозные, сколько геополитические цели. По данным МВД России, в оказании финансово-материальной помощи чеченским боевикам в 2002 году было задействовано более 60 международных исламских экстремистских организаций, 100 иностранных фирм и 10 банковских групп10 .
Смысл их деятельности состоит в том, чтобы превратить российский Северный Кавказ в составную часть мусульманского мира С геополитической точки зрения это означает включение в "расширенный Ближний и Средний Восток" и, как следствие, серьезную угрозу национальным интересам России и стабильности на Северном Кавказе.
Зарубежными организациями разжигается вражда между проживающими на Северном Кавказе разными конфессиями: шиитами и суннитами. За границей сунниты населяют Турцию, Сирию, Иорданию, Ливан, Объединенные Арабские Эмираты, а также Афганистан и Пакистан. Шииты - Иран и Азербайджан. В Ираке представители данных конфессий проживают чересполосно. С одной стороны, неоднократно заявляется о поддержке мусульманского движения в мусульманских кавказских регионах, в частности, готовности принять активное участие в урегулировании нагорно-карабахского конфликта, в том числе и военными средствами. С другой стороны, Иран претендует на активную военно-политическую роль в регионе и в случае ослабления России готов стать объединителем исламских фундаменталистских сил.
Таким образом, ослабление влияния России на Кавказе в долгосрочном плане может привести к заполнению этой геостратегической "ниши" Турцией. В меньшей степени это вероятно для Ирана. Такая перспектива угрожает РФ возможностью столкновения российских интересов на Кавказе с интересами Запада через натовскую Турцию с ее идеями пантюркизма в сочетании с массированной финансовой помощью со стороны аравийских нефтяных монархий, и в первую очередь Саудовской Аравии11.
Здесь следует вспомнить другой конфликтный фактор, обусловленный нерешенностью проблемы границ. В процессе национально-государственного деления и создания административно-территориальных единиц не учитывались этнические особенности расселения народов на Северном Кавказе. За семьдесят лет существования России в составе СССР границы субъектов Федерации неоднократно изменялись, и порой непродуманно.
Таким образом, главными внешнеполитическими и внутренними государственными интересами России являются обеспечение национальной безопасности и внутренней стабильности государства; сохранение территориальной целостности и предотвращение угрозы развития сепаратизма и территориального распада; охрана конституционного строя; обеспечение правового регулирования взаимоотношений "Центр-регионы" и внутрирегиональных отношений во всех сферах жизнедеятельности. Это возможно, если политические решения будут учитывать как общероссийские интересы, так и интересы народов всех кавказских регионов.
Стратегическая значимость Кавказа для России имеет геополитический характер, ибо Кавказ является своеобразным связующим звеном между Европой и Центральной и Передней Азией, он имеет выход к системе трех морей (Черного, Азовского и Каспийского).
В то же время другой особенностью Кавказа является своеобразная изолированность новых независимых кавказских государств и российских республик, что обусловлено отсутствием международных контактных узлов, где сходились бы границы нескольких государств, затрудненностью связи данных политических субъектов с внешним миром и между собой, сильной экономической, а теперь еще политической и военно-стратегической зависимостью от транзита через территории соседних стран12.
Многие кавказские республики, как отмечают эксперты, являются географическими тупиками. Например, в Адыгею, Карачай, Черкесию можно попасть только через территорию российской части Северного Кавказа, а в Балкарию - только через Россию и Кабарду. Путь в Ингушетию из России идет или через Кабарду и Северную Осетию или Дагестан и Чечню. Чрезвычайно изолирована от внешнего мира и Армения. Это общее свойство геополитического положения Кавказа для российских республик усугубляется трудностью выхода к морю. В этом отношении они зависимы от России. В случае же отрыва от нее изоляция северокавказских республик усилится, поскольку внешнее сообщение для них, помимо российской территории, возможно только через Дагестан, Азербайджан и Турцию, что представляет собой долгий путь, пролегающий через политически нестабильные районы13.
Изолированность Кавказа усугубляется, по мнению Л.С. Рубан, крайней уязвимостью его коммуникаций. Основная масса пассажиров и грузов в кавказском направлении проходит через узкую ростовскую горловину, а затем распределяется по двум региональным магистралям: восточной, более мощной, и западной, обладающей меньшей пропускной способностью, пролегающей на значительном протяжении вдоль черноморского побережья и потому более уязвимой. Такая конфигурация коммуникаций практически невозможна для экономического и политического маневра закавказских государств. Например, Армения после разрыва отношений с Азербайджаном не смогла обеспечивать свои потребности по доставке грузов по ненадежной железной дороге через Грузию, а Азербайджан лишился, в свою очередь, сообщения с Нахичеванью14.
Многие магистрали не имеют дублеров, а сеть дорог в горах разрежена и привязана к долинам рек и немногочисленным перевалам. Самой крупной местной преградой является Главный Кавказский хребет, который относительно легко можно пересечь только по Военно-Грузинской дороге через Крестовый перевал. В свою очередь, Россия только на небольшом участке выходит к Азово-Черноморскому бассейну, а через него - в Средиземноморье к Гибралтарскому проливу и Суэцкому каналу. Поэтому ее политический интерес заключается в сохранении своих позиций на Северном Кавказе.
В настоящее время специалисты выделяют многочисленные угрозы, которые содержит Северо-Кавказский регион.
В военно-политической сфере:
- давление со стороны ряда национальных общественных объединений на характер отношений региона с государствами, граничащими с Россией;
- политические, экономические и военные действия, нацеленные на подрыв национального единства и независимости России;
- подрывная деятельность, терроризм, подстрекательство к антиконституционным действиям;
- инициирование изменения прохождения государственной границы, нарушения пограничного режима;
- сложности комплектования силовых структур, в том числе частей и соединений пограничной службы на Северном Кавказе;
- разногласия между вооруженными силами и другими военизированными формированиями федерального и местного уровня, конфронтация между военными и гражданским населением.
В экономической сфере:
- расширение неравенства в экономическом развитии республик, краев и областей на Северном Кавказе;
- резкое увеличение доли безработных и социально незащищенных;
- сращивание бизнеса и криминальных структур.
В религиозной сфере:
- нарушение принципов невмешательства государственных органов в деятельность конфессий и религиозных организаций - в дела государства;
- ослабление единства полиэтнического общества путем использования этнических и религиозных противоречий.
В социально-правовой сфере:
- недостаток политических, экономических, социальных и иных гарантий обеспечения конституционных прав и свобод граждан;
- правовой нигилизм со стороны местного населения;
- отсутствие чувства патриотизма, идентификации с Россией;
- распространение шовинизма, реакционных религиозных учений;
- бесконтрольное распространение материалов, инспирирующих насилие, преступления и экстремизм;
- обострение криминогенной ситуации в регионе, рост организованной преступности;
- приток мигрантов из других государств, занимающихся противоправной деятельностью;
- размывание многонациональной культуры, искажение национальных обычаев и образа жизни.
Основная трудность в нейтрализации этих угроз состоит в том, что большинство их проявляется неравномерно в субъектах Северо-Кавказского региона. Поэтому однотипный подход к решению проблем субъектов обречен на провал. Хотя исторически кавказский регион рассматривался в качестве единого объекта государственного управления*, все же он не является единым ни социально, ни политически, ни духовно.
В настоящее время необходимо формировать не просто комплексную стратегию устранения угроз национальной безопасности, но и адаптировать ее к условиям каждого отдельного субъекта Российской Федерации на Северном Кавказе. Элементами таких "локальных" стратегий должны стать: учет исторических культурных традиций и этнополитической ситуации; опыт развития социально-экономических и политических процессов в субъектах региона. Для России это важная задача, ибо с геополитической точки зрения Кавказ будет играть важнейшую роль в структурировании мирового геополитического пространства и становиться ареной напряженной борьбы за влияние в этом регионе. В свою очередь, кавказским народам для того, чтобы сохранить самобытность, культуру, традиции и уклад жизни, необходимо консолидироваться вокруг естественного геополитического центра - России. Иначе произойдет "растаскивание" кавказских народов крупными геополитическими державами.

2005 г.
www.ni-journal.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован