01 августа 2008
2195

Юрий Мищеряков: Передача: Город за спиной

Ведущие : Виталий Дымарский, Амалия Щербакова

Гости : Юрий Мищеряков

В. ДЫМАРСКИЙ: Здравствуйте, уважаемые слушатели. Сегодня у нас в гостях мэр города Оренбурга Юрий Мищеряков. Сразу же скажу, что вот этот сериал бесед с главами городов России организован с помощью международной Ассоциации "Столицы крупных городов" и Юрий Николаевич открывает сегодня этот сериал и выступает в качестве премьеры и ведут эту программу Амалия Щербакова и Виталий Дымарский, это я. Юрий Николаевич, первый вопрос. Я сразу хочу Вам признаться, что мы с Амалией совершаем одну крупную журналистскую ошибку, что, конечно, разговор о городе, лучше бы. Конечно, вести в самом городе, чтобы посмотреть и своими глазами что-то увидеть. Мы с Амалией никогда в жизни в Оренбурге не были. Поэтому мы Вам предлагаем такую необычную для Вас роль - экскурсовода. Вы нам сейчас расскажете, если сможете, два объекта, как гид, которые бы Вы нам показали. Один объект - которым Вы гордитесь, а второй - это Ваша головная боль.

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Во-первых, сразу хочу пригласить вас в наш город, тем более, что вы никогда не были, думаю, что вы не пожалеете, побывав в нашем городе. Наверное, как и в любом городе, есть то, чем гордятся и жители, и тем более, мэры городов. Есть и то, что вызывает иногда печаль от того, что что-то не так, то, что хотелось бы. Но, наверное, если говорить об объектах, смотря что под объектами понимать.

В. ДЫМАРСКИЙ: Куда бы Вы повели первым делом?

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Показать много. Есть кое-что, тем более, что многие объекты уже являются просто детищем моим, с приходом. Я в 2000 году заступил на должность главы города, хотя до этого 12 лет проработал первым зампредом Горисполкома, с 1975 по 1987 год, тоже в этом городе. Потом так случилось по жизни, 10 лет жил в Москве, а в 2000 году народ позвал назад, поехал пошутить, но шутки вот чем закончились, уже 8 лет глава города. Есть какие-то объекты, будем говорить, уникальные, которых, наверное, нет нигде. Я имею в виду, во всяком случае, в России, да и не знаю, может и в Европе. Есть у нас такой дворец Дом Памяти, там, где у нас зафиксированы все умершие оренбуржцы и зайдя туда, в Дом Памяти, там они запечатлены в книгах, и компьютер стоит.

И любой оренбуржец может нажать и узнать, где, когда дед его, прадед или кто-то из близких родственников когда умер, где захоронен, на каком кладбище, даже место указано. Мы начали с участников войны, потому, что во время войны не только те, кто погибли на фронтах, у нас было порядка 13 госпиталей в городе Оренбурге во время войны и очень много умерших в госпиталях, тех, кто был безызвестный, просто захороненных на кладбище. Не только оренбуржцы. Там ставил памятные знаки, какие-то звёздочки. Причём, мы открывали это на 260-летний юбилей города и с участием большой делегации из Москвы, которая приехала на этот праздник.

Второе. Есть у нас уникальная канатная дорога, которая вас в течение 2-3 минут доставит из Европы в Азию. Это тоже уникальная вещь. Мы ее запустили два года. Вы можете пересечь реку Урал, река рассекает город на Европу и Азию. У нас пешеходный мост, который соединяет правый и левый берег Урала, там есть условный пограничный столб, где молодожёны просят иногда, когда вагон движется, остановиться там. Остановятся, сфотографируются напротив этого пограничного столба. Это вот так.

В. ДЫМАРСКИЙ: Юрий Николаевич, когда Вы рассказывали об этом, Вы улыбались. Вы говорили о приятном. А теперь о неприятном. Что бы Вы показали, как Вашу головную боль?

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Наверное, одна из самых больших моих головных болей - это обманутые вкладчики, которые оказались в нашем городе. Это социальная инициатива известная. Мы как-то, в целом, ситуацию, слава Богу, разрулили. Тем более, что у нас по количеству наименьшее число. Есть у нас один объект, котлован...

В. ДЫМАРСКИЙ: Столько об этом написано. Я хоть в городе не был, но ваши жители написали об этом.

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Это моя боль. Я все время чувствую какое-то клеймо на себе. Потому, что доверился, наверное. Как угодно назвать, аферисты, не аферисты, пригласив их в город. Они. Помимо того, что собрали у людей деньги, мы его начали до того, как они зашли, наоборот, их попросили поучаствовать в этом деле, закончить его, но получилось так, что развезли. Наверное, самое большой негатив. Другого я не слышал. Вопросов в свой адрес...

В. ДЫМАРСКИЙ: Есть, есть. Подождите.

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Я имею в виду из самых значимых таких.

В. ДЫМАРСКИЙ: Действительно. Это понятно по письмам. Что этот котлован просто всем намозолил глаза. Проблема в чем? Именно в обманутых вкладчиках или в том, что изуродован город?

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Изуродован город, это центр города, тот же Арбат, только оренбургский. Пешеходная зона, я в прошлом году подписал распоряжение. Этот котлован разрывает улицы, не даёт людям пройти от начала до конца по этой улице. Это раз. И второе, что в связи с вкладчиками, там есть у нас пять человек, с которыми, действительно, надо рассчитаться, там сумма небольшая. Самое главное, что там задействована социальная инициатива и Генеральная прокуратура наложила арест на этот объект.

А. ЩЕРБАКОВА: Даже закопать нельзя?

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Порядка 25 судов прошло. Мы сейчас, понимая ситуацию, мы приняли решение, как эта комиссия ГКЧП, принять, законсервировать этот объект. И мы сейчас очень активно ведем работу. Ежедневно там 140-150 человек круглые сутки работают. Я думаю, что слово "закопать" неправильно. Такие деньги вложить и закопать, то есть, там два яруса, мы заканчиваем полностью монолит перекрытия и планируем со 2 августа начать укладывать плитку. Ко Дню города 30 августа, я такую задачу поставил, хотя много обещаний уже было инвесторов. Мы думаем закончить эту площадку, благоустроить и на День города провести праздник.

В. ДЫМАРСКИЙ: Тем более, что у вас почти юбилей 265 лет.

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Да. Мы 30 и 31 числа планируем, два дня. Это одно из самых неприятных.

В. ДЫМАРСКИЙ: Мы Вам сейчас подбросим неприятное.

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Давайте.

В. ДЫМАРСКИЙ: Давайте начнем я хронологии. Очень много писем от горожан, от тех, кто побывал в Оренбурге, по проблеме, связанной с заводом, с выбросами газа и говорят, что там чуть ли не паника была у вас где-то некоторое время назад, когда был сильный запах газа и чуть ли люди не эвакуировались из города.

А. ЩЕРБАКОВА: Службы не справлялись со звонками.

В. ДЫМАРСКИЙ: Что здесь происходит? Газ - это, конечно, хорошо в наше время, но когда он по назначению используется.

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Я с 1962 года в городе Оренбурге, я не коренной оренбуржец, но то, о чем Вы говорите...

В. ДЫМАРСКИЙ: Почти.

А. ЩЕРБАКОВА: Ну, город для меня уже родной. То, о чем Вы говорите - это впервые случилось за всю историю нашего газового комплекса. Это не выброс произошел, а несанкционированная врезка. Люди, которые попытались похищать газ. Не газ даже, а конденсат. Врезка была в конденсатный провод. Пытались это сделать ночью и не совсем удачно. И произошел выброс конденсата. Это был первый за всю историю случай. Вы правы, действительно, он причинил столько неприятностей! Во-первых, надо прямо сказать, что мы, наверное, не готовы были просто к тому, что произошло, чтобы в считанные часы оперативно... Не было бы счастья, да несчастье помогло, сейчас мы отрабатываем, проводим тренировки. Причем, это случилось ночью, а не днем, конечно, люди были перепуганы.

В. ДЫМАРСКИЙ: Газзавод стоит в черте города?

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Нет. Газзавод стоит в 26 км от города. Но это не на Газзаводе случилось. Это случилось на газопроводе, на конденсатопроводе. Газзавод после этого месяца через три повторил. Но уже не такого плана, значительно меньше, но тоже произошел выброс. Правда, газовики до последнего отказываются. До сих пор занимаются следственные органы, правоохранительные органы. Там. Действительно, был небольшой выброс на самом заводе, чем причинил большие неприятности северо-западу города, там есть сёла, которые рядом находились.

В. ДЫМАРСКИЙ: Юрий Николаевич, у Вас, как у мэра города, у администрации у вашей, у вас есть какие-то рычаги, механизмы для того, чтобы воздействовать на Газзавод, на все другие предприятия, на частных лиц, с точки зрения экологической, защиты окружающей среды?

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Если говорить о муниципальной власти, то у нас по большому счету, таких рычагов непосредственных нет. Просто их в полномочиях наших нет. Но мы же, как любая власть, не можем сидеть, сложа руки.

В. ДЫМАРСКИЙ: Вы должны куда-то обращаться.

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Конечно. По результатам того, что произошло, конечно, первые, кто вышли на экран, стали извещать, как только рассвело, начали инициировать этот вопрос, вместе с правительством области вместе с Газпромом. Я был на коллегии в большом Газпроме, прилетали сюда, вместе с первым вице-президентом. Вы знаете, что меня, честно говоря, не то, что удивило, я уехал с тяжелейшим чувством после этой коллегии. Может быть, кроме первого вице-президента, первого зама, который понимал то, что произошло в Оренбурге, все остальные службы большого Газпрома пытались просто отмыться. "Да нет, у нас все в порядке". Встает начальник Департамента, который занимается экологией: "Мы сработали вовремя, вовремя перекрыли". Чувство вины перед жителями города за то, что произошло, честно говоря, я не услышал. Это было самое больное, самое обидное.

В. ДЫМАРСКИЙ: А объясняться же Вам.

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Они в Москве все сидят. Правда, прислали комиссию комиссия разбиралась. Служба безопасности, Департамент, встает и говорит: "У нас все нормально, мы охраняем газопроводы". Но если бы они охраняли газопроводы, они не допустили бы несанкционированной врезки. Начали сваливать на МВД, что милиция должна. Сейчас разработаны комплексные мероприятия, они согласованы с правительством области и с нами, с Муниципалитетом, действительно, предусмотрены большие мероприятия в плане безопасности. Даже если вдруг, не приведи Бог, случится, чтобы можно было сделать, чтобы не допустить подобной ситуации. Девять станций дополнительно по исследованию загазованности вокруг города будут стоять стационарные. И целый ряд других мероприятий, вплоть до космоса.

В. ДЫМАРСКИЙ: Помимо этих двух ЧП, о которых Вы сказали, существует мнение, я как раз хотел задать Вам вопрос, проводились ли какие-то исследования, обследования, что Оренбург чуть ли не лидер по числу раковых заболеваний, что существование и функционирование газозавода ежедневно влияет на здоровье горожан. У Вас есть объективные данные на этот счет?

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Действительно, исследования такие проводились и проводятся. Они не останавливаются, если не каждый год, то периодически. Действительно, мы, наверное, в какой-то мере, не знаю, насколько лидеры в целом по стране по онкозаболеваниям, но такой факт есть. Здесь трудно связать это с газом. Вы же знаете, что у нас было испытание первой атомной бомбы. И все связывают это с последствиями того периода 50-х годов. Это атомное испытание. То, что касается газа, есть разные мнения. Во всяком случае, однозначное мнение такое, что газ создает такую среду, которая влияет на онкозаболевания, у меня такой информации нет. Хотя есть целые труды, целые сборники, исследования, они периодически проводятся. Больше связывают это с Тоцком.

В. ДЫМАРСКИЙ: Юрий Николаевич, ещё такой вопрос. Вы сказали, что Вы 8 лет уже как мэр города. Вы выбранный мэр. Скажите честно, как Вы реагируете на возникшие разговоры в последние годы, после принятия решения о фактическом назначении, хотя это формально выборы, губернаторов, разговорам о том, что к такой же процедуре надо переходить на уровне городов и муниципальных образований.

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Резко отрицательно.

В. ДЫМАРСКИЙ: Вы хотите зависеть от народа, от людей, а не от бюрократии?

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Все-таки, муниципальная власть - это последний уровень власти, наиболее близкая к народу. Ниже нас уже нет никого, кто лицом к лицу стоит перед народом. И когда тебя кто-то будет назначать сверху, а народ потом будет спрашивать с тебя, то всегда есть возможность сослаться, кто назначил - с того и спросите. Поэтому, когда вы знаете, что в прошлом году попытались инициировать в начале года ряд целый депутатов ГД, причём, один из них, который мною уважаемый человек, который занимался вплотную местным самоуправлением, когда мне позвонили, не хотел бы называть фамилии этих людей, попросили, чтобы я здорово не возникал в прессе, эмоции свои не высказывал, давайте посмотрим, давайте мы еще здесь... Потому, что я еще являюсь председателем Ассоциации муниципальных образований Оренбургской области, член президиума Конгресса муниципальных образований России. Поэтому, наверное, один из первых, кто узнал, что инициируется этот вопрос.

Я высказался резко отрицательно и до сих пор абсолютно уверен, что особенно главы больших муниципальных образований, столичных городов, можно по разному, можно смотреть на уровне сельских поселений, там другая ситуация, там эту нищету, которую мы создали, надо думать серьёзно о них, как их за уши подтягивать и надо ли там избирать главу, может, там действительно, назначать, когда там пять домов на всё муниципальное образование. Там шла речь только о главах областных центрах. Там не шла речь о муниципальных образованиях. Я думаю, что здесь была больше политическая инициатива, чем экономическая.

В. ДЫМАРСКИЙ: Желание понравится начальству?

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Да. Обобщенный опыт показывает, что основное большинство столичных городов, где у мэров с губернаторами есть какие-то вопросы, какие-то противостояния.

В. ДЫМАРСКИЙ: А у Вас как?

Ю. МИЩЕРЯКОВ: У нас нормально. Нормально. По-разному бывает, но в целом друг друга слышим, понимаем, до глупостей не доходим, как в некоторых городах, на праздники губернатор идёт со своей свитой по одной стороне улицы по тротуару, а мэр со своей свитой - по другому. Мы до такого абсурда не доходили, да у нас и нет причин для этого. Есть понимание, есть рабочая ситуация. Не без этого, бывает и так, что объясняемся. Желание всегда защитить город, получить побольше - это нормальное желание.

Но, в основном, отдать если побольше, то для народа. Мэр не для себя просит. Поэтому и доверие должно быть народа, должно быть города. Если уже доверили, то, будем говорить на моем примере. Мне доверило почти 60% населения города. Я получил полномочия, мандат. Которым я могу, с одной стороны, гордится, а с другой стороны чувство ответственности перед людьми. И второй вопрос, когда тебя назначили в угоду кого-то...

В. ДЫМАРСКИЙ: Могут и снять.

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Может быть, для этого и шел. Ты стал неугодный, завтра тебя взяли и убрали. Мое мнение и мнение моих коллег, учитывая, что я еще являюсь в сообществе международной Ассамблеи, которую Вы уже озвучили, мы здесь общаемся между собой. Я являюсь первым вице-президентом этой Ассамблеи. Я знаю, что мнение моих коллег, если не все сто, то 95% за то, чтобы главы столичных городов избирались всенародно. И это правильно.

В. ДЫМАРСКИЙ: Понятно. Вопросов ещё очень много. Но на первые, самые важные, Вы уже сейчас ответили. И таким образом у нас заканчивается первая половина нашей программы. Мы сейчас прервёмся на короткий выпуск Новостей. После чего продолжим интервью с Ю.Н. Мищеряковым, мэром города Оренбурга, будем продолжать говорить о всех проблемах города, которые должны интересовать всю страну, потому, что проблемы и схожие, и уникальные для Оренбурга, как в любом городе, они есть и мы продолжим беседу через несколько минут.

НОВОСТИ

В. ДЫМАРСКИЙ: Еще раз здравствуйте, уважаемые слушатели. Мы продолжаем. Сегодня у нас в гостях мэр города Оренбурга Юрий Николаевич Мищеряков. Ведут программу Амалия Щербакова, которая до сих пор очень скромно молчала, подготовила вопросы и я с удовольствием передаю ей слово, чтобы она тоже поговорила с мэром.

А. ЩЕРБАКОВА: У меня к Вам один приятный вопрос. До перерыва Вы говорили о том, что люди Вам доверяют. А Вы сами доверяете своему народу? Вы вовлекаете народ в благоустройство города? Вы устраиваете какие-то субботники, вам помогают озеленять город?

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Очень хороший вопрос. Вы знаете, когда в 2000 году избрался, на предшественника что-то говорили там...

В. ДЫМАРСКИЙ: Это наша славная традиция.

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Он достойный человек. он длительное время, почти 14 лет возглавлял город, но, тем не менее, когда я приехал в город после 12 лет, будем говорить, своего отсутствия, я не могу сказать, что я 12 лет не был в городе, т.е. у меня все близкие, все родные проживают в Оренбурге, и сын, кстати, не уехал из Оренбурга, дочь уехала, а сын остался там жить, там и внучки, и все братья, сестры. Безусловно, я приезжал, в год по нескольку раз. Но приезжал всегда с болью, с печалью смотрел на наш город, потому, что я долгое время возглавлял представительство австрийской фирмы в России и мне много доводилось быть за рубежом. Когда побываешь в Испании, в Италии где-то....

В. ДЫМАРСКИЙ: В той же Австрии.

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Да. И возвращаешься в свой город. Кроме печали и обиды больше ничего я не увозил оттуда. Но как-то, наверное, я, правда, в открытую говорил, что мне почему-то казалось, что оренбуржцы как клеймо себе поставили, что их удел жить в неубранном городе, в грязи, в ободранных зданиях, разбитых улицах. Не всегда причина в том, что такой менталитет у оренбуржцев, наверное, это от финансовой составляющей. И самое главное - я для себя поставил задачу, как развернуть людей к своему городу. Это как раз, отвечая на Ваш вопрос. Для меня это было главным - как дать возможность поверить, что наш город может быть не хуже любого другого города.

Когда расставляли приоритеты, чем в первую очередь заняться главе города на фоне того, что я принял от своего предшественника, конечно, мы занялись с приведения в порядок. Первое - это наведение санитарного порядка в городе. Я зачастую поднимал вопросы и видел удивленные глаза своих помощников, когда меня просто не понимали, что я хочу. В кулуарах шептались, что вот, из Москвы приехал, начал качать какие-то порядки, насмотрелся вроде, наболтался по миру, понаездился. Несколько даже примеров. Город погряз в этих мусорных пакетах почему-то.

В. ДЫМАРСКИЙ: Прямо как в Неаполе.

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Не так, конечно. Смысл один - был почасовой вывоз мусора, где-то люди не успевали к автомобилю, оставляли пакеты на улице, собаки растаскивали. Нужно было внедрить элементарный контейнерный метод. Когда я впервые об этом заявил, мне сказали: "Да вы что, мыши, крысы, антисанитария". Надо было ломать многое, просто надо было настроение ломать. К примеру, у нас лифты в 9-этажных домах ходили до 22 часов и всю ночь лифты не ходили. Была такая система. Я начинаю спрашивать, как же так? Не приведи Бог, больные, скорая помощь, да и просто пожилые люди вернулись ночью домой. Как подняться? Была масса таких вопросов, когда мы начали просто с наведения элементарных порядков. И когда мне сказали, что надо минимум 1,5 года, чтобы запустить лифты круглосуточно, надо какие-то миллионы рублей. Я дал полгода, а перевели за три месяца все лифты, так же, как контейнера.

Мы разработали 11 программ, а сегодня уже 17 программ, которые работают в плане благоустройства города. Это и лифты, это и контейнерная, это программа фасадов, балконов. Представьте, я узнал, что у нас около 800 балконов были просто срезаны в силу своей старости, разрушились конструкции. Их просто срезали и никто не восстанавливал эти лифты [балконы], просто реально не было средств. Не потому, что кто-то не хотел. Программа "Дворики". Я думаю, если вы побываете, а я уверен, что вы обязательно побываете в нашем городе. Вы увидите наши дворики, поверьте, что они не хуже московских двориков. Мы за пять лет, с учетом этого года. Уже почти 280 дворов сделали. Почти 50% всех дворов в городе. Прекрасно делаем, многие с фонтанчиками для детей, спортивные комплексы какие-то делаем для разного возраста. Когда люди увидели, что город начал преображаться, город понятия не имел, что такое цветы, кроме бурьяна на газонах. И когда мы сегодня почти 3 млн цветов в городе посадили, если вы побудите не зимой, а летом, вы увидите, какой город цветущий. Люди просто поверили, что город может стать не хуже хорошей столицы нашей России.

В. ДЫМАРСКИЙ: Могу Вам тоже приятное...

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Ну, чего-нибудь скажите.

В. ДЫМАРСКИЙ: Вот из Оренбурга пишут: "Уважаемый Юрий Николаевич! Лицо города за последние годы изменилось кардинально в сторону прекрасного. Большое спасибо". Вот. И ещё несколько писем от оренбуржцев с благодарностью за действительно изменившееся лицо города. Но, в то же время, Вы сказали, что цветы появились в городе, а вот Александр, студент из Оренбурга, может, это очень частный вопрос: "Пустующая земля в Оренбурге зарастает амброзией, полынью и другими сорными травами. Я аллергик и мучаюсь каждое лето. Выкашивают траву только в людных местах"

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Наверное, есть и такие, я не могу отрицать. Безусловно.

В. ДЫМАРСКИЙ: Я думаю, что это частные проблемы.

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Где-то и есть такие пустыри.

В. ДЫМАРСКИЙ: Юрий Николаевич, смотрите, сколько мы с Вами уже беседуем, а я от Вас ни разу не услышал достаточно дежурную в таких случаях фразу. "Денег не хватает". Может, Вам хватает всего?

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Вы одного хоть такого чудного мэра встречали, который бы сказал, что ему хватает денег? Денег не хватает, по-моему, не только мэрии, муниципалитетам. Денег не хватает и губерниям. Но я вам скажу только, что мы сегодня из общего объёма налогооблагаемой базы почти 70% области, губерния перечисляет в федеральный центр. Мы сегодня с рубля заработанного имеем 17 копеек, которые остаются в городе. Но я другое хочу сказать, что в последнее время мы стали получше жить. Во-первых, наполняемость бюджета стала значительно лучше. Второе - помощь региональная, федеральная. Посмотрите, сколько федеральных программ родилось. Первая - капитальный ремонт, фонд, который создали по отселению из ветхого жилья. Когда бы мы такое знали, чтобы Оренбург в год получил 400 млн рублей. Никогда бы не знали. Появилась возможность заниматься капитально. Первый год.

Правда, мы полгода только пробивали бумаги, рождали. И буквально только две недели назад. Но любое начало есть начало. Посмотрите, с дорогами. В прошлом году из федерального центра нам было выделено почти 600 млн рублей на ремонт дорог. Это то, что мы не тратили, я думаю, что за последние 7-8 лет в общей сложности. В этом году, в качестве такого подарка городу, может быть, к юбилею, правительство области, Заксобрание, тоже 400 млн выделили на ремонт дорог. Мы за два года в идеальное состояние приведем все магистрали в городе.

В. ДЫМАРСКИЙ: Посмотрим.

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Конечно, денег, безусловно, не хватает. Но жить стало лучше.

В. ДЫМАРСКИЙ: Интересны взаимоотношения в этом треугольнике - федеральный центр, губерния, город. Татьяна, ваша пенсионерка, из Оренбурга, она критически настроена. Но, на мой взгляд, может, я не прав, немножко наивно пишет: "Если бы наши руководители города были заинтересованы в благоустройстве Оренбурга и повышении благосостояния граждан, они бы не сетовали на то, что в бюджете нет ни на что денег, а добились бы, чтобы федеральный центр не забирал из области почти 70% доходов". Вы можете добиться от федерального центра, чтобы они не забирали 70%? Оставляя область на положении колонии в своем государстве.

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Мы часто слышим такие вопросы от жителей, потому, что область, которая располагает богатыми природными ресурсами...

В. ДЫМАРСКИЙ: Вы же не дотационная область?

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Я сейчас не знаю, было 15, может быть, сейчас если только уменьшилось еще. Мы одни из 15, которые донорами являемся в России. Область практически имеет все природные ресурсы, о газовом комплексе мы уже говорили. Мы сегодня почти 18 млн добываем нефти в Оренбуржье. У нас есть и полиметаллы, у нас есть и металлы, и цветные металлы, и золото. Поэтому, когда люди задают вопросы, говорят: "Как же так? Мы такая богатая область, если мы такие богатые, то почему мы такие бедные?" Наверное, есть закономерный вопрос. Я просто в качестве примера два слова хотел сказать. Когда я только заступил на должность главы города, на личный прием ко мне пришел инвалид войны, пришел и говорит: "Мне квартиру когда дашь? Я стою на очереди". Я говорю: "Дедуль, понимаешь, это не наши полномочия. Вам, инвалидам войны, согласно федеральному закону, должны выделять деньги из Москвы". Он говорит: "Мне наплевать, кто мне будет давать. Я голосовал за тебя. И я тебе доверил этот город. Поэтому ты езжай туда, в Москву, пробивай эти деньги для нас, иди, с губернатором воюй. Но вы мне дайте квартиру". Я к тому, что задает эта жительница. В жизни это совсем по-другому.

В. ДЫМАРСКИЙ: А к кому еще обращаться?

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Самая близкая власть. До Москвы дедуля не доедет. Есть, конечно, вопросы, есть и обиды наши, что федеральный центр немножко... Ну, 70 с лишним процентов забирает из всей налогооблагаемой базы! Ну, а ездить, стучать... Ездим. И правительство области, мы ездим, ставим вопросы, то, что касается экологии, выделение средств. Тоже пытаемся войти. "Чистая вода" тоже. Занимаемся, но это все больше призывы. Когда уже федеральный пирог поделен, то там вписаться уже тяжело.

А. ЩЕРБАКОВА: Юрий Николаевич, скажите, пожалуйста, инвалидам в городе комфортно?

Ю. МИЩЕРЯКОВ: У нас есть городской Совет ветеранов, когда входят и участники, и инвалиды войны. Мне кажется, и не только кажется.

В. ДЫМАРСКИЙ: А не только войны...

Ю. МИЩЕРЯКОВ: И просто инвалиды, все. И труда, и детства, и просто пенсионеры. Я полагаю, они будут слышать нашу передачу и не дадут мне солгать. У нас самые тесные, самые близкие отношения с ними сложились. С ними дороже себе обойдётся не дружить, чем дружить, потому, что они всегда о себе дадут знать. Нет, наверное, такого, что бы мы в квартал один раз не проводили встречу с ними. Мы приглашаем полный зал, это 100-150 человек, это все председатели районных Советов приходят, заранее дают вопросы и я вам скажу, что мы не просто докладываем, мы отчитываемся перед ними. Каждый начальник управления, комитета Департамента выходит на трибуну и они так прочищают порой, если что-то не так! Поэтому за последние пять лет у нас, действительно, очень серьёзные такие, очень хорошие отношения сложились. Причем, обоюдно, мы слышим друг друга.

Они задают вопросы, мы их ставим на контроль, фиксируем, голосуем, определяем даты, я озвучиваю в их присутствии, что вот этот вопрос до такого-то времени обязуемся решить. В частности, пообещали пустить троллейбус до госпиталя. Это был самый большой у них вопрос. Я им сказал: "Потерпите. Во втором квартале мы вам троллейбус пустим". И мы пустили. Власть обещает. И многие вопросы. Ремонтируем квартиры, дома помогаем ремонтировать. Мы отчитываемся перед ними. И они благодарны. И председатель Совета все время благодарит, что у нас есть хороший контакт с городской властью.

В. ДЫМАРСКИЙ: Как Вы нам сказали, Оренбург - это граница между Европой и Азией, мостики, речка протекает. Но это и граница между Россией и Казахстаном. И через эту границу, наверное, это граница и России с Центральной Азией.

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Так оно и есть.

В. ДЫМАРСКИЙ: Я так подозреваю, что в Оренбурге достаточно большое количество мигрантов из стран теперь уже независимых, Центральной Азии. Вот эти мигранты для вас, это проблема или помощь?

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Во-первых, у нас граница с Казахстаном, наверное, самая большая в России из вообще всех границ, почти 1800 км.

В. ДЫМАРСКИЙ: Оренбург же когда-то был казахстанским городом.

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Не просто городом, он столицей Казахстана был. Сначала был Киргизстан, потом Казахстан.

В. ДЫМАРСКИЙ: Слава Богу, без виз.

Ю. МИЩЕРЯКОВ: У нас с нашими добрыми соседями сложились очень теплые отношения. Мы постоянно проводим какие-то форумы, проводим совместно праздники. С Актюбинской областью, сейчас они по-другому называются, но для нас Актюбинская область, Уральская область, часть Кустанайской области затрагиваем. Поэтому здесь чем причиняет нам неприятности? Когда-то это был шелковый путь, теперь, к сожалению, нарко-путь этих всех нарко-баронов. И зачастую наши таможенники, пограничники вскрывают не килограммами, а десятками килограммов героина. Путь остался. Второе - то, что Вы спросили, причиняют ли нам неприятности азиаты. Наверное, сегодня я уже не могу этого сказать. Если еще 7-8 лет назад, когда шла массовая миграция, особенно не столько казахи, с казахами мы все время жили. Казахи у нас четвертые по национальности. У нас почти сто национальностей проживает в городе, в Оренбургской области больше ста.

Казахи у нас четвертые, если даже не третьи сейчас по национальности. Нам больше причиняли, наверное, таджики, узбеки, вот оттуда больше, с той азиатской части. Сегодня значительно меньше. Сегодня многие легализовали своё положение, если они раньше на правах... Через миграционную службу. У нас довольно мощная миграционная служба, учитывая приграничность города и области. Они, как правило, так же, как в Москве. Я в Москве иногда проезжаю по Дмитриевке, посмотреть, сколько их там вдоль обочин стоят, ищут работу. У нас, конечно, такого не увидишь, но на таких непрофессиональных работах, в основном, это на стройках.

В. ДЫМАРСКИЙ: Кстати говоря, очень много дворников появилось у нас. Снова появились дворники. У нас чисто стало.

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Вы абсолютно правы. И сегодня их можно увидеть не только на строительных площадках, но и в коммунальных службах. И сказать, что они нам причиняют какой-то... На сегодня такого нет.

В. ДЫМАРСКИЙ: А местное население как на них реагирует?

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Если не трогать рынки, то в целом ничего. Помогают застраивать город. Единственное, что беспокоит местное население - это попрошайки из Таджикистана. Узбекистана. Понятно, правоохранительные органы принимают меры, а в целом у нас город мирный, почти сто национальностей, мы со всеми дружим.

В. ДЫМАРСКИЙ: Время ужасающе совершенно тает. Вопросов еще очень много. Я хочу Вам такой задать. Опять же, из писем горожан. Где-то написали, что военное училище у вас закрывается. Я хотел бы более общий вопрос задать. Закрывается военное училище, это решение Министерства обороны. А вообще, военные объекты такого рода, училища, военная часть, это на благо идёт населённому пункту, в данном случае городу, или это дополнительная головная боль? Они не мешают и не помогают? Как это? Закрытие училища - это хуже станет для города?

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Безусловно. Во-первых, у нас было два военных высших училища, первое - Высшее Военное авиационное училище, которое заканчивал Юрий Гагарин. А сейчас закрывают Зенитно-ракетное училище. Это знаменитая наша "Зенитка", как ее в народе называют. Она почти 70 лет в городе нашем. Мы, конечно, предпринимали все, особенно правительство области, чтобы сохранить ее. Но, к сожалению, решение Министерства обороны было принято. Первое - наши ребята, которые там учились, 70% - это оренбуржцы. И второе - рабочие места. Да и сам лейбл нашей "Зенитки" был известен не только в Оренбуржья, но и за пределами. Конечно, мы с большим сожалением к этому относимся.

В. ДЫМАРСКИЙ: Понятно.

А. ЩЕРБАКОВА: Юрий Николаевич....

В. ДЫМАРСКИЙ: Чисто женский вопрос, я чувствую.

А. ЩЕРБАКОВА: Скажите, пуховые платки знаменитые Оренбургские, до сих пор у вас производят?

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Производим. Может быть, чуть-чуть поменьше, чем производили когда-то, но они пользуются такой же популярностью. Правда, если раньше 70% шло на экспорт, сегодня значительно меньше, идёт по нашей стране, в основном. Но это визитная карточка Оренбурга. Когда приедете, то увидите на всех улицах.

А. ЩЕРБАКОВА: Обязательно!

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Приглашаю.

В. ДЫМАРСКИЙ: Наше время закончилось. Вопросов еще очень много. Но мы предупреждаем нашим слушателей, что мы договоримся с Юрием Николаевичем, передадим ему эти все вопросы.

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Конечно.

В. ДЫМАРСКИЙ: Очень много чисто конкретных вопросов по каким-то точкам, адресам, по ремонтам помещений. И найдем форму, в которую Вы ответите. Может быть, на сайте Оренбуржском, может быть, на сайте "Эха Москвы", найдем какую-то форму, в которой Юрий Николаевич Мищеряков, я даже не спрашиваю уже его, даёт обещание ответить на эти вопросы.

Ю. МИЩЕРЯКОВ: Посмотрим. Может быть, обычно такие ответы мы даем в своей газете "Вечерний Оренбург" на разворотах. Я тоже, пользуясь случаем, хочу поблагодарить вас за эту встречу, я впервые здесь, на вашей передаче. И заверяю наших горожан, что обязательно рассмотрим каждую просьбу и найдем возможность помочь и поставить в известность.

В. ДЫМАРСКИЙ: Спасибо.

http://www.echo.msk.ru/programs/gorodunderhand/529687-echo.phtml

01.08.2008
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован