24 августа 2004
2183

Юрий Находкин: Искусство жить без губернатора, или диспозиция перед назначением

Несмотря на то что межклановая борьба в Калининградской области длится вот уже десяток лет, говорить о достижении устойчивого равновесия в ней не приходится.

Люди перетекают из одной экономико-политической группировки в другую, меняются вожди и задачи.

Сегодня под трясиной внешнего спокойствия скрываются предельно враждебные и конфликтные действия. Причина очевидна: Москва дала понять, что готова играть по "особым" правилам в Калининградской области, пока не понятно - по каким, но по "особым".

Каждый из участников внутри региона и извне понимает "особость" по-своему: от объявления Калининграда заграничной российской (или, вернее, русскоязычной) территорией, что интересно для бизнесменов, желающих застраховать свои капиталы от тоталитарного чиновничества и не менять при этом национальности и языка, до введения мелких узкокорпоративных налоговых льгот, позволяющих откачивать деньги из РФ.

При этом в перспективе, как бы ни повернулась "особость", все большую ценность в области приобретают земля, инфраструктура, влияние и кадровый ресурс. Вокруг всех этих вещей и возникают конкурентные отношения, а вслед - и борьба. Каждая из описываемых ниже групп подходит к собственному утверждению все более системно, проводя своих в главы муниципальных образований, формируя пулы кандидатов в депутаты местных законодательных собраний, финансируя собственные разведку, контрразведку, "армию", судей, силовиков, инспекторов, ревизоров, подкупая СМИ и конкретных журналистов.

Такой системности не было еще четыре года назад, единственный тогда - Юрий Савенко озаботился "пакетным" избранием горсовета и влиянием на СМИ и федеральные кадровые назначения.
Единая Россия

С группы Савенко, самой сегодня могущественной (можно привести примеры кадровых назначений федералов, выборы руководителя Ассоциации муниципальных образований и т.д.), и начнем. Она сложилась вокруг харизматичной фигуры мэра на фоне традиционного противостояния с губернатором.

Владимир Егоров, с приходом во власть совершивший уйму ошибок, оттолкнул от себя большую часть элиты. Юрий Савенко, бывший в оппозиции еще при прежнем губернаторе Горбенко, умело подтянул элиту к себе. Но дальше сработала чисто человеческая черта Юрия Алексеевича: внутренне он стремится уйти от власти!

Каждые, даже выигранные вчистую, выборы для Савенко - вынужденные, он понимает и принимает любую коммунальную проблему, но в политике тяготится опасением "не оправдать надежд". Поэтому, когда последовало московское предложение представлять власть Кремля в регионе, а заодно оседлать политическую перспективу, Савенко "ушел на крыло".

Более того, он так и не решился на открытое противостояние с губернатором (от которого мэр только выиграл бы), что, особенно в момент острого конфликта калининградской элиты с вице-губернатором Владимиром Пироговым, вызвало сначала недоумение, а затем разочарование части сторонников Савенко.

После того как произошло резкое охлаждение отношения Москвы к Савенко, лишь немногие соратники "бились" за мэра, поведение остальных Юрий Алексеевич посчитал предательством. Став пристрастной политической фигурой, поделившей элиту на "своих" и "чужих".

К "своим" относятся Александр Ярошук, хозяин строительных компаний, руководитель городской организации "Единой России", Александр Дацышин, в недавнем прошлом совладелец рыбодобывающей компании "РыбФОР", кандидат в депутаты Госдумы от "Единой России", а ныне главный федеральный инспектор. За ними - Юрий Находкин, недавний хозяин "Атлантрыбфлота", продавший пакет акций москвичам, теперь - свободный строитель, возглавляющий в "Единой Росси" экономический блок.

На другом полюсе в "партии власти" - руководитель исполкома "Единой России", бывший при Горбенко первым вице-губернатором, затем (до Дацышина) главным федеральным инспектором, генерал милиции Александр Саканов. Против внешних врагов все они готовы объединиться легко, но, по-моему, поводы для внутреннего конфликта постоянно присутствуют.

Юрий Шалимов, секретарь политсовета "Единой России", в прошлом вице-губернатор по сельскому хозяйству при Горбенко, является фигурой компромисса. Он одинаково близок к Саканову (тот очень давно продвигал Шалимова, помогал "замять" скандал с покупкой сельхозтехники, будучи главным федеральным инспектором) и к Савенко-Ярошуку-Дацышину-Находкину (у них финансовый и организационный ресурс).

Силовую поддержку оказывает Сергей Кириченко, глава областного УВД. Группа действует последовательно. Сначала захватили полную власть внутри партии. Дискреди тировав Шлыка, они лишили Егорова малейшего влияния в "Единой России", превратили недавнего лидера Константина Полякова во временного руководителя фракции в облдуме. "Откорректировали" местные партячейки. Привлекли большинство действующих депутатов во фракцию, правда, не добившись от них соблюдения партийной дисциплины. Стали собственниками телекомпании "Дюна", выстроили отношения с одними СМИ ("Калининградская правда", ГТРК "Янтарь", ТРК "Премьер", "Калининградская Вечерка", "Страна - Калининград"), добились лояльного нейтралитета со стороны других (НТРК "Каскад", "Комсомольская правда", "АиФ", "Дворник", "Калининградские новые колеса").

Но реального уважения со стороны журналистов и бизнеса пока не заслужили, а только подтолкнули часть предпринимателей к созданию любых альтернатив сложившейся "Единой России" на территории области. Поражением группы можно назвать уход Чепеля с поста президента ФК "Балтика", она была очевидна, но Савенко слишком долго искал человека взамен.

Основная сегодняшняя задача для "единороссов" - добиться досрочной отставки Владимира Егорова, в этом случае, используя большинство в нынешней облдуме, они смогут настаивать на назначении своей кандидатуры.
Порт

В политику портовики вмешались вынужденно. В 2000-м они были близки к Горбенко. Того мучил кредит "Дрезднер банка". Морской торговый порт предложил поднять почти мертвый на тот момент "Балтптицепром", оставляя в госсобственности, за счет его активов погасить кредит.

Портовики вложили в птицефабрику 700 тыс. своих долларов, но к власти пришла команда Егорова, которая элементарно "кинула" всех кредиторов "Балтптицепрома", начиная с "Дрезднер банка", немецких поставщиков оборудования, "Сбербанка" и заканчивая портом.

Провал в размере невозвратных 700 тыс. долларов дал повод соратникам Егорова попытаться свалить порт. Владимир Пирогов, на тот момент вице-губернатор, подтянул в регион бывшего криминального авторитета (по сообщениям СМИ) Александра Скоробогатько, совладельца Новороссийского торгового порта. Скоробогатько стал сенатором от нашей области и при помощи администрации получил контракт на освоение перспективного порта в Балтийске.

Портовики защищались, начав антиегоровскую кампанию. Они были одни (ни Савенко, ни СПП, ни депутаты облдумы впрямую не выступили против губернатора) и сумели добиться идеологической победы: сегодня история с "Балтптицепромом" воспринимается поражением Егорова, а вариант разрешения кризиса, предложенный портом, доминирует.

В конфликте порт продемонстрировал умение мыслить, исходя из интересов государства и области. Следующим шагом стала проба сил на выборах. Порт поддержал кандидата в депутаты Госдумы "народного" адвоката Юрия Шитикова. Несмотря на отсутствие денег, Шитиков занял почетное четвертое место.

Затем выборы в Багратионовске. На них порт (и "Единая Россия") поддержали Владимира Нескоромного, тот выиграл первый тур, но окончательно пока не победил. Зато в ходе кампании был доказан подкуп избирателей Шлыком (впервые в области), результаты второго тура отменили.

Владимир Егоров, кинутый вдруг "командой" и союзниками, сейчас пытается заручиться поддержкой порта. Портовики получили от Егорова доступ к госсобственности: областным комитетом по имуществу руководит Николай Мухин, он близок руководству торгового порта. Пока портовики боролись с губернатором, идеи их были верны: государству - государственное, частному капиталу - собственность за реальные деньги. Посмотрим, насколько их взгляды принципиальны. Отчетливо это будет видно на примере калининградских судостроительного завода и кондитерской фабрики, приватизация которых состоится в середине декабря.

Что представляет из себя "группа порта"? Калининградский морской торговый это один из немногих частных портов России. Крупнейшими калининградскими акционерами второго (после "ЛУКойла") налогоплательщика области являются Андрей Колесник, Владислав Дорофеев и Владимир Калиниченко.

Колесник, выходец из спецслужб, был чемпионом СССР по рукопашному бою. Работа в спецподразделениях, к сожалению для Колесника, была почетна, но не позволяла прокормить семью. Первые большие деньги Колесник заработал на боях без правил за границей (они и пошли на приватизацию порта). Дорофеев был профессором КГТУ, рассчитывал сопромат для иностранных кораблей, на чем также заработал достаточно, чтобы вложить в порт. Калиниченко стал директором, не имея собственных акций (он потомственный портовик), но его талант менеджера заставил собственников включить его в состав акционеров.

Первоочередная задача "группы" - получение инструмента влияния на областную политику, чего-то, что позволит "защитить бизнес".
Отморозки

На сегодня социологические опросы выделяют четырех политиков, имеющих существенный рейтинг: Савенко, Егоров, Владимир Никитин (депутат Госдумы) и Витаутас Лопата.

Само по себе то, что Лопата попал в четверку, говорит о том, что люди устали от "политиков, облаченных властью". Витаутас Лопата, перенявший и раздвинувший границы избирателей Игоря Рудникова, - сам себе партия в рамках области, своеобразный Жириновский местного розлива. Он против всех: Савенко, Егоров, Никитин для него плохи хотя бы тем, что прикоснулись к власти. Свою часть протестников он уже собрал, стоит отметить, что с монетаризацией льгот, реформой ЖКХ, иными резкими шагами власти количество их будет лишь расти.

Однако, по-моему, для таких политиков усиление влияния - поражение. Как только они начинают за что-то отвечать, пафос уходит, а песочные замки рушатся. Но сегодня Рудников-Лопата-Березовский - особый протестный клан, нашедший прямую экономическую выгоду в своей особости. Он вне ситуации, вне раскладов, его факторы развития внешние, поэтому отношу его к одиночкам внутри региона. На мой взгляд, конечная цель этого клана - отделение области от России. Рано или поздно к этому клану окончательно присоединится Соломон Гинзбург.
СПП

Звездными для Союза промышленников и предпринимателей (СПП) Калининградской области были 2000-2002 годы. Сплотили бизнесменов драматические и важные для каждого события: выборы губернатора и попытка отмены областных таможенных льгот в начале 2001-го.

Лидер СПП Борис Овчинников на тот момент был человеком-глыбой, собравшим вокруг себя как бизнесменов перестроечных времен (Анатолий Кириллов, Валерий Атаманов, Александр Гирзекорн), так и новую поросль (Александр Ярошук, Николай Власенко, Александр Рольбинов, Александр Мусевич). В тот момент объединенные промышленники были единственными, кто мог вести содержательный экономический диалог от лица области. И степень внимания к их словам была высока. К сожалению, губернатор Егоров не смог (а вернее, не захотел) воспользоваться сплоченностью бизнеса.

Его глаза, уши, мозг того времени - вице-губернатор Владимир Пирогов вел личную войну с Овчинниковым и считал, что сам единолично способен предложить региону стратегию. В результате на свет появилась Федеральная программа развития области - по сути, набор коммерческих проектов, никак не связанных между собой, финансирование которых должно было осуществляться за счет российского бюджета. Этот набор включал в себя и экономически спорные объекты, как, например, ТЭЦ-2. А ведь в тот период Москва готова была принять любые правила экономического поведения в области. Но быстро поняла, что центров влияния несколько, а администрация не отражает всех интересов региона.

Вернемся к СПП. Овчинникова в некоторой степени подвела демократичность. Кремль предложил превратить СПП в ядро "Единой России", придав свободному товариществу партийную окраску. Далеко не все бизнесмены соглашались (а сейчас тем более) лечь в прокрустово ложе партии власти. Опросив коллег, Овчинников выбрал внепартийность. Сначала кто-то нашел свой личный ход в администрацию области, потом чиновникам потребовалась от бизнесменов представительность . С администрацией стали находить взаимопонимание союзы (например, союз рыбопромышленников в лице тогда его руководителя Александра Дацышина).

Следом наступило расхождение интересов торговцев и промышленников. Представители торговли стали все большее внимание уделять друг другу и необходимым друг для друга законам в рамках Калининградского делового клуба. Юные бизнесмены оперились, у них появились собственные политические амбиции: Ярошук и Мусевич стали депутатами горсовета, тот же Ярошук первым с головой ушел в "Единую Россию" и возглавил городское отделение партии.

Потом началась работа над новой редакцией закона об ОЭЗ, важного для всех, и СПП вновь ненадолго сплотился. Он был обречен действовать совместно с обладминистрацией, к тому же аллерген Пирогов был выдворен из власти. Все идеи, рожденные СПП, озвучивали калининградские чиновники, присваивая себе политические лавры. Роль бизнесменов стала не очевидна.

И раскол СПП забрезжил на горизонте. В результате торговцы пошли своей дорогой в рамках Балтийского делового клуба, "Единая Россия" создала свой экономический совет, его возглавил Юрий Находкин, который пытается изобрести велосипед (в десятый раз экономическую стратегию региона, будто хоть одна старая реализована), большая часть промышленных предприятий осталась пока в СПП. Как и следовало ожидать, размельчение на отдельные группы снизило совместное влияние бизнеса и внутри региона, и вовне.
Чужаки

Есть кланы, даже если давно пришедшие в наш регион, продолжающие смотреть на него издалека. Кто-то, как "Продукты питания" или "Телебалт", куют громадные даже по российским меркам деньги, пользуясь Законом "Об ОЭЗ", и стараются равномерно платить всем, самостоятельно не вмешиваясь в политику. Кто-то - наоборот. О них и речь.

Андрей Крайний, бывший военный журналист "Комсомолки", затем коммерсант, хозяин тарного комбината, а ныне руководитель государственного рыбного порта, обладает достаточными связями, чтобы претендовать на должность назначенного губернатора. В жестокой борьбе с Леонидом Горбенко за право быть руководителем порта победил Крайний. Но эта борьба произошла в другой стране: тогда губернаторы избирались.

Думаю, ошибаются те, кто заявляет, что Крайний рассчитывал на приватизацию госпорта. Ситуация, когда рыбный порт внесен в список стратегически важных и неприватизируемых, выгоднее для избрания. Другое дело, что, похоже, у Крайнего существовали договоренности о серьезных инфраструктурных вложениях в порт со стороны крупных российских предприятий (речь идет о "дочке" "Газпрома" "Сибуре"). Сейчас такие вложения не помогут получению поста губернатора. До принятия Кремлем решения по этому вопросу остается совсем немного времени. А Крайний сначала должен победить в конкурсе на должность директора рыбного порта в начале декабря. Ведь до сих пор формально он лишь исполняет обязанности.

И хотя со сменой руководства ситуация в порту объективно улучшилась (в него всерьез стали приходить рыбачки на погрузку-разгрузку), она еще очень далека от идеальной. Получилось - вместо удобной стартовой площадки Крайний приобрел головную боль. Ведь главным условием для возможного назначения (или неназначения) стали успехи (или недоработки) в деятельности госпорта, а не уровень связей. Отмечу, что внутри области Крайний сам по себе, ни с одной группой влияния он не сблизился, сохранив, в общем, ровные отношения.

Зато бывший вице-премьер правительства РФ Владимир Щербаков сумел настроить против себя и простых калининградцев, и бизнес-элиту. Причина проста: хозяин "Автотора" ведет себя в области, словно временщик. Ни автосборочные предприятия, входящие в группу "Автотора", ни сельскохозяйственные не платят столько налогов, сколько можно не платить, продолжая зарабатывать деньги. Свои вопросы Щербаков решает кулуарно, поставляя "БМВ" ко двору, лично договариваясь с депутатами облдумы. Общественное мнение он начисто игнорирует. Выращивание рапса под Зеленоградском, убивающее почву, зато приносящее полновесные евро от поставок в Европу, - еще не повод, чтобы вкладывать деньги в развитие района.

Щербаков получил серьезного врага в лице местной "Единой России", когда попытался добиться досрочного снятия Савенко с поста мэра. По-барски Щербаков был готов уступить в мэры своего директора автосборки Владимира Рындина. Даже Егоров, всегда трепетно поддерживавший "Автотор", с гневом обрушился на него, когда был назван вместе со своей администрацией неспособным управлять регионом.

Но факт, что Щербаков еще с правительственных времен вхож во многие кабинеты, поэтому может продавить выгодную для себя поправочку в новый вариант Закона "Об ОЭЗ" или близкого лично ему потенциального губернатора. Таких на примете у Щербакова двое: бывший министр по налогам и сборам Геннадий Букаев, связанный с крупнейшими российскими олигархами и оставшийся сегодня не у дел, и действующий заместитель полпреда по Северо-Западу Андрей Степанов. Правда, непонятно, что мешает Степанову, обладающему высоким статусом и личным знакомством с Путиным, реализовывать любые государственные проекты на территории региона, что может ему добавить звание губернатора.

Особняком стоит "ЛУКойл". В пределах области он, безусловно, крупнейший налогоплательщик и продолжает наращивать объемы производства. В рамках России "ЛУКойл" - почти государственная компания или, скажем, государственно-ориентированная. Работает с обладминистрацией лучше или хуже в зависимости от периода, но постоянно. Не складывает яиц в одну корзину, контролируя и влияя на местные выборы всех уровней и ветвей власти. Но в глобальных вопросах четко готов выполнить распоряжения Москвы. По большому счету "ЛУКойл" - серьезнейшая пуповина, связывающая область со страной, поэтому послушность местного отделения понятна.
Остатки команды Егорова

Даже сам Владимир Егоров уже не верит, что может быть назначен президентом на второй срок. Как ни парадоксально, именно поэтому в последние несколько месяцев он пытается быть нормальным губернатором, насколько хватает его сил и знаний. Команда кукловодов разбежалась, иногда порыкивая из-за угла на вчерашнего вождя.

Владимир Пирогов поработал наемным менеджером в Москве у Александра Скоробогатько, не добившись особых успехов, посчитал, что способен на политреванш внутри родной области, и вернулся. Занял кресло председателя совета директоров НТРК "Каскад", чьим фактическим хозяином является Скоробогатько и его банк ("РГБ"). Последовательно отстаивает интересы Новороссийского морского торгового порта и без прежнего вице-губернаторского обожания оценивает действия Егорова. Очевидно, что если и будет играть в политике области хоть какую-то роль Владимир Пирогов, то лишь сблизившись с Гинзбургом, а затем с Лопатой.

Дмитрий Иванов и Георгий Арутюнян, захватившие "хапком" куски калининградской собственности: "Балтптицепром", "Калининградхлебопродукт", Дом Советов, Управление механизации, Калининградский судоремонтный завод, Калининградскую кондитерскую фабрику, обвально лишаются легко нажитой собственности. Егоров лишил их благосклонности, через суды предприятия возвращаются государству. Иванов с Арутюняном, словно за соломинку, пытаются заручиться поддержкой Савенко, но, понимая, что с их репутацией остаться для работы в области - сложно, ищут варианты финансово выгодного возвращения в Москву.

По сути, Егоров остался вдвоем с Цикелем. И тот рядом лишь потому, что его собственные перспективы туманны. Пока никто из потенциальных губернаторов не горит желанием сохранить Цикеля на прежней должности. Еще у Егорова есть родственники. Он всерьез озабочен сохранением бизнеса для зятя и сына.

Одно радует: сегодня все кланы столь усилились и так привыкли жить почти без губернатора, что после любого назначения никто из них не получит контрольного пакета в области, они будут вынуждены заранее искать друг с другом компромисс.


www.dvornik.ru

24.08.2004

Арсений Махлов
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован