02 декабря 2004
4388

Юрий Шефлер владелец S.P.I. : `Цель кампании против `Союзплодимпорта` - отнять бизнес...`

О группе S.P.I. чаще говорят в связи с известной тяжбой вокруг прав на марки водки `Столичная`, `Московская` и др. При этом мало кто упоминает, что S.P.I. - крупнейший по обороту производитель водки в России с глобальной сбытовой сетью и глобальными планами. 80% акций группы принадлежат ее основателю - Юрию Шефлеру. Интервью нашему журналу - один из первых подробных рассказов Шефлера о своем бизнесе.



`Ко`: Юрий Викторович, расскажите, как вы стали водочным магнатом?

Юрий Шефлер: Вложить деньги в алкогольный бизнес меня побудил бывший генеральный директор завода `Кристалл` Владимир Ямников. Он был увлечен идеей создания крупной международной компании, которая могла бы на равных конкурировать с ведущими западными производителями алкоголя - такими, как, например, Pernod Ricard. А для этого надо было практически заново наладить продвижение советских водочных брэндов - `Столичной`, `Московской` и др. - как на Западе, так и в России. Совладельцем `СПИ` я стал в конце 90-х. К тому времени сложился консорциум новых совладельцев компании.

`Ко`: И кто участвовал в этом консорциуме?

Ю.Ш.: Ну, например, структуры, связанные с МЕНАТЕПом, ОНЭКСИМбанком. Была фирма `Консто`, которой владел Лев Геллер из банка `Деловая Россия`. Я баллотировался в совет директоров `СПИ` от `Роствесталко` и был избран его председателем.

`Ко`: На этом собрании присутствовал Бадри Патаркацишвили. Он был вашим партнером?

Ю.Ш.: Никогда не был. Да и участия в работе совета директоров никогда не принимал. Я сейчас даже не помню, кого именно он представлял. По-моему, МЕНАТЕП.

`Ко`: А каким образом у `СПИ` появились новые совладельцы?

Ю.Ш.: К тому времени акции компании можно было свободно купить на рынке. Ведь как происходила ее приватизация? В 1991 году государственная компания `Союзплодоимпорт` была преобразована в одноименное внешнеторговое акционерное общество. 25% акций ВАО `СПИ` получил трудовой коллектив, а остальные 75% были распределены среди нескольких госпредприятий, с которыми работала `СПИ`. Это были не только водочные заводы - московский и калужский `Кристалл`, самарский `Родник`, иркутский `Кедр`, `Туласпирт`, но и такие непрофильные организации, как Латвийское морское пароходство и объединение `Артемовск-соль`. В середине 1990-х эти акционеры начали распродавать свои доли.

`Ко`: Вы возглавляли совет директоров `Внуковских авиалиний`. Почему вы оставили этот бизнес, ведь он был достаточно успешным - только 1996 год компания закончила с прибылью в 45 млрд неденоминированных рублей?

Ю.Ш.: В 1995 году фирма, в которой я был совладельцем, выиграла тендер по покупке контрольного пакета `Внуковских авиалиний`, которые контролировали 60% внутренних перевозок. У меня была идея создать мощную авиационную компанию, объединив в один холдинг `Аэрофлот` и `Внуковские авиалинии`. Когда по ряду объективных и субъективных причин сделать это не удалось, я вышел из состава акционеров `Внуковских авиалиний`.

`Ко`: Группа S.P.I. владеет калининградским заводом на пару с РВВК. Как началось ваше партнерство?

Ю.Ш.: РВВК искала производственную базу, поскольку создавала свой водочный брэнд - `Флагман`. С владельцами компании у меня были давние дружеские отношения, и я предложил им приобрести завод на паях. РВВК купила 19% акций компании `Роствесталко`. Потом мы переименовали этот завод в `СПИ-РВВК`. Кстати, 25% акций завода осталось у государства.

`Ко`: В 1999 году по каналам МВД проходила информация, согласно которой вы будто бы являлись соучредителем компаний `Альфа Спиритс Групп` и `Уорлд Спиритс`. Известно, что эти компании некогда входили в холдинг Allied Management, на базе которого образовалась РВВК...

Ю.Ш.: Я никогда не был совладельцем этих компаний, и с РВВК меня связывают исключительно партнерские отношения.



`$300 тыс. были нормальной ценой...`

`Ко`: Юрий Викторович, почему в 1997 году вы решили учредить ЗАО `Союзплодимпорт`, которое затем выкупило торговые марки у ВАО `Союзплодоимпорт`?

Ю.Ш.: На ВАО `Союзплодоимпорт` висели большие советские долги - только бюджету и Минфину ВАО задолжало десятки миллионов рублей. А были еще миллионные долги перед зарубежными партнерами. Я предложил акционерам помощь в разрешении кризисной ситуации, но отклика не нашел. Тогда появилась идея создать ЗАО, с тем чтобы продолжить бизнес. Тем не менее впоследствии мы погасили порядка $10 млн долгов ВАО.

`Ко`: А почему сумма сделки составила всего $300 тысяч? Ваши противники утверждают, что на самом деле марки `Союзплодоимпорта` стоили гораздо больше.

Ю.Ш.: Марки к 1997 году не стоили ничего. Чтобы понять почему, надо обратиться к истории. В 1991 году с подачи Министерства сельского хозяйства товарный знак `Столичная` был аннулирован, и водка в течение пяти лет производилась многочисленными заводами под так называемым государственным контролем. Через пять лет брэнд `Столичная` практически перестал существовать, потому что потребители не воспринимали его нечто стабильное.

Тогда царил настоящий хаос: все выпускали водку в разном дизайне, зачастую ее качество не соответствовало ГОСТу. Причем именно некачественная водка пошла на Запад, в результате чего зарубежный рынок в течение трех - шести лет был развален радикально. Только на складах в Европе скопилось около 3 млн дал водки, ее никто не хотел брать. Потоком шла поддельная водка с Украины и из Латвии.

Когда в 1997 году товарные знаки в России были восстановлены, они не представляли никакого интереса, потому что полки магазинов были забиты нелегальной продукцией. А на Западе все права на `Столичную`, `Московскую` и другие брэнды уже не принадлежали России: они были еще в начале 90-х разбазарены Минсельхозом и МВЭС. Поэтому $300 тыс. были рыночной ценой. Учтите к тому же, что в стране был дефолт.

`Ко`: И как вы исправили ситуацию за границей?

Ю.Ш.: Мы потратили почти $50 млн, чтобы выкупить права на товарные знаки. Начали развивать оптово-розничную сбытовую сеть и за пять лет сделали из `Столичной` глобальный брэнд. Сейчас мы продаем свою водку в 76 странах мира, причем в 25 странах у нас собственные торговые фирмы, работающие с розницей напрямую.

`Ко`: Зачем `СПИ` в 1999 году занялась скупкой акций московского `Кристалла`?

Ю.Ш.: Мы делали это в рамках нашей стратегии развития. Но купить удалось только 6%.

`Ко`: Почему в конце 2001 года вы решили прекратить лицензионное производство `Столичной` и других марок в России и занялись отечественным рынком сами?

Ю.Ш.: Начался новый этап продвижения брэнда `Столичная`. Сначала мы боролись с нелегальными производителями. На это ушло почти четыре года и несколько миллионов долларов. Мы смогли направить производство водки в относительно цивилизованное русло. Но брэнд по-настоящему существует только в том случае, когда его владелец может контролировать качество продукции на всех этапах производства и когда есть единый дизайн, упаковка, стратегия ценообразования и развития. Как можно было выполнить все эти требования, если на всей территории России `Столичную` по нашей лицензии разливали около 100 предприятий? Поэтому мы вынуждены были сконцентрировать производство на собственных заводах и заняться продажами `Столичной` самостоятельно.



`За рубежом наши марки надежно защищены...`

`Ко`: Юрий Викторович, но этим решением вы фактически настроили против себя государство в лице Минсельхоза...

Ю.Ш.: Во-первых, за этим конфликтом стоят интересы не государства, а группы чиновников из спецслужб, некогда работавших в советских внешнеторговых учреждениях, а сейчас связанных с водочным бизнесом. А во-вторых, началось все это еще при правительстве Примакова, когда мы начали борьбу против контрафактной продукции.

Я уже говорил, что до 1997 года у большинства советских марок владельца не было. Поэтому водку разливали кто хотел и из чего хотел, приклеивая на бутылки этикетки `Столичной`, `Московской` и др. 60% рынка было заполнено именно такой водкой подпольного производства. Когда у этих марок появился...

Когда у `Столичной` и других марок появился хозяин - ЗАО `Союзплодимпорт`, к нам обратилось правительство Кириенко с просьбой навести порядок на алкогольном рынке, поскольку нелегальная водка в основном разливалась под нашими товарными знаками. Именно тогда вместе с прокуратурой мы начали борьбу с нелегалами. Было возбуждено более 100 уголовных дел. Потом именно это нам и аукнулось!

Первый визит представителей спецслужб в компанию состоялся в конце 1998 года. Тогда старший оперуполномоченный ГУБЭП Садовников, явившись в ЗАО `Союзплодимпорт`, попросил разрешить ему ознакомиться с документами по экспортным поставкам и другой хозяйственной деятельности. Затем последовало предложение о помощи, которую некая ассоциация `Холмс` якобы могла оказать нам в борьбе с нелегальными производителями. А дальше - еще более `интересное` предложение: продать несколько марок. На вопрос: `Кому?` - последовал ответ: `Потом узнаете`. Мы, естественно, отказались, и именно после этого было возбуждено первое уголовное дело. Оно, конечно, развалилось. Потом были новые уголовные дела, но и они не были доведены до конца. Атаки на `Союзплодимпорт` активизировались после писем министра внутренних дел Рушайло и генпрокурора Устинова на имя Владимира Путина. И закончилось все, как вы знаете, незаконным отъемом собственности на знаки - когда по письму замминистра сельского хозяйства Логинова и при поддержке прокуратуры Роспатент переписал знаки на Минсельхоз. Цель этой кампании понятна - отнять у нас бизнес.

`Ко`: Как реагировал президент Путин на ваше официальное письмо, которое вы отправили сразу после этого события? (Письмо было подписано гендиректором ЗАО `Союзплодимпорт` Андреем Скурихиным. - Прим. `Ко`.)

Ю.Ш.: Никак. Никакой реакции не последовало - даже простого ответного звонка из президентской администрации. Вероятно, наше обращение до Путина даже не дошло.

`Ко`: И что вы теперь собираетесь делать?

Ю.Ш.: Будем добиваться правды. Год, пять, десять лет - сколько потребуется. В самом крайнем случае перенесем производство за границу: в Латвию на LB, на Украину, где в советское время несколько заводов выпускали `Столичную`. Но я надеюсь, что до этого дело не дойдет.

Понимаете, мы не просто отстаиваем свои коммерческие интересы. В стране создан первый прецедент пересмотра результатов приватизации, произошла настоящая экспроприация собственности. После этого ни один предприниматель не может быть спокойным за свой бизнес. Именно в нашей неуверенности в завтрашнем дне, в отпечатанном в генетической памяти страхе, что `и за мной придут`, всегда была сила чиновников.

Вы что думаете, на нас все остановится? Да теперь любое предприятие нефтяной или газовой промышленности, металлургии - какой угодно отрасли - можно будет отнять. Стоит только `разобраться` в истории его приватизации. Это как цепная реакция: запустить легко, а остановить невозможно.

`Ко`: Но вам все-таки пришлось как-то пересмотреть планы на текущий год?

Ю.Ш.: Что касается наших планов в России, то именно в нашу страну мы собирались

`Ко`: Вы считаете, что начинается новый конфликт бизнеса и власти?

Ю.Ш.: Некогда крупный бизнес пытался делать политику в стране, и это порождало определенные конфликты. По идее бизнесмены не должны вмешиваться в политику, но, к сожалению, это правило действует только в цивилизованных странах. В России, где многие государственные институты не работают и где слаба судебная система, мы вынуждены сами отстаивать свои права, а значит, волей-неволей участвовать в политической жизни. Посмотрите: как только одних `равноудалили` от политики, на освободившиеся места тут же устремились другие. Появился новый слой, претендующий на власть, - `люди в погонах`, занимающие чиновничьи кабинеты. Хотя история показала, что в роли управленцев `комиссары` гораздо менее эффективны, чем профессиональные менеджеры. Это породило очередной конфликт: новое чиновничество попыталось подмять бизнес под себя, зарегулировать его, навязать свои неофициальные правила игры. Именно с этим мы все и вынуждены теперь бороться.

`Ко`: Вам пришлось как-то пересмотреть планы на текущий год?

Ю.Ш.: Что касается планов в России, то именно в нашу страну мы собирались инвестировать значительные суммы. Кроме того, в бюджеты разного уровня планировалось заплатить около $100 млн налогов. Правда, сейчас эти цифры могут быть cкорректированы. И виной тому - непрекращающееся давление чиновников.

`Ко`: А как обстоят ваши дела на Западе?

Ю.Ш.: За рубежом наши товарные знаки надежно защищены. Там мы продолжаем успешно продавать свою продукцию. Мы собираемся увеличить экспортные поставки с 2,5 млн дал в 2001 году до 3,2 млн в нынешнем. Кроме того, мы планируем вложить порядка $100 млн в конкретные проекты во Франции, в Англии, Польше и Литве. Это и новые предприятия, и всемирно известные брэнды.

`Ко`: Неужели конфликт в России никак не повлиял на ваши отношения с зарубежными дистрибуторами?

Ю.Ш.: Ни один из них не высказал намерения пересмотреть контракты с группой S.P.I. За рубежом наши товарные знаки защищены надежно.

`Ко`: Вы считаете, что это новый конфликт бизнеса и власти?

Это явление порождает очередной конфликт: новое чиновничество пытается подмять бизнес под себя, зарегулировать его, диктовать свои неофициальные правила игры. Именно с этим мы все и вынуждены бороться. И в стороне от этой борьбы не должны оставаться ни крупные бизнесмены, ни средние, ни мелкие. Это угроза для всего общества.

Посмотрите: в нашей стране, как в политической лаборатории, проходили проверку временем практически все мыслимые общественные уклады. Мы пережили и диктатуру, и тоталитаризм. Мировой опыт свидетельствует, что для страны и ее народа нет ничего гуманнее и эффективнее, чем демократия и либеральные ценности. Поэтому граждане России - как, может быть, ни один другой народ - заслуживают того, чтобы пользоваться тем же набором прав, что и любой европеец. Более того, я надеюсь, что настанет время, когда учиться соблюдению прав человека будут у нас. А для этого наша страна должна сделать решительный шаг вперед. Такие понятия, как `государство для гражданина`, а не `гражданин для государства`, `власть находится на службе у народа`, а не наоборот, должны стать для общества аксиомами.

`Ко`: Каким вам видится алкогольный рынок России в ближайшие годы?

Ю.Ш.: Знаете, на Западе алкогольный бизнес считается красивым и престижным.



S.P.I. - конкурент мировых гигантов

Оборот в 2002 году (план) - $680 млн

Структура группы:

- ЗАО `Союзплодимпорт` (владелец 43 торговых марок водки, в том числе `Столичная` и `Московская`);

- ликероводочные заводы `СПИ-РВВК` (Калининград), Latvijas Balsams (Рига), спиртоводочное объединение `Талвис` (Тамбовская обл.);

- собственные оптово-розничные сети в 25 странах мира;

- непрофильный бизнес (банк, строительная компания, агропромышленная фирма)

Стратегия - развитие S.P.I. как международной торгово-промышленной алкогольной компании

Сильные места - глобальная сбытовая сеть, собственное спиртовое производство

Слабые места - неурегулированный конфликт с Минсельхозом по поводу торговых марок

Конкуренты - `Росспиртпром` в России, Absolut, Finlandia и Smirnoff за рубежом

Планы - покупка заводов в Восточной Европе, создание новых и приобретение всемирно известных брэндов



Резюме Юрия Шефлера

Возраст - 35 лет

Профессиональный опыт:

- с 1998 г. не занимает никаких должностей, управляет группой S.P.I. как акционер (80% акций);

- 1997 г. - председатель совета директоров ВАО `Союзплодоимпорт`;

- 1995-97 гг. - председатель совета директоров АО `Внуковские авиалинии`;

- 1993-97 гг. - член совета директоров Торгового дома `Садко-Аркада`

Образование - Московский институт народного хозяйства им. Плеханова

Личная информация - женат, имеет 14-летнюю дочь и годовалого сына. В течение15 лет занимается горнолыжным спортом

(14.03.2002)

Виктор Прохоров
ЗАО `Издательский дом `Курьер`. 2004http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован