26 февраля 2007
2208

За кулисами всеобщего одобрения: неучастие в выборах и консолидация компартии

Предстоящие президентские выборы отличаются от всех предыдущих в российской истории феноменальным количеством избирателей, желающих проголосовать за одного кандидата - действующего президента Владимира Путина. Социологические центры конкурируют друг с другом в определении числа голосов, которые будут ему отданы - 60, 70 или даже 80%?

Еще одно отличие нынешних выборов - наличие политических партий, общественных движений и объединений граждан, принципиально не участвующих в выборах, а также призывающих не ходить на выборы россиян.

6 марта в Санкт-Петербурге состоялся митинг, участники которого - коммунисты, Комитет единых действий в защиту социально-трудовых прав трудящихся, анархисты, представители некоторых муниципальных образований города - призывали горожан не ходить на выборы. Как сообщил "Росбалт", участники митинга стояли с плакатами: "При явке ниже 50% выборы не состоятся", "Не нужен Путин?", "Не голосуй!", "А слабо вообще без Президента?", "14 марта бойкот выборов". Причинами протеста были названы: превращение России в полицейское государство, развал системы ЖКХ, препятствование властей организации гражданских акций и широкомасштабная уплотнительная застройка в Питере.

В Москве митинг под лозунгом "Народ против диктатуры - за Россию без Путина" состоится 10 марта на Пушкинской площади. Организаторы митинга - движение "За права человека", движение "Российские радикалы" и Комитет антивоенных действий, Антивоенный клуб и другие организации. Как заявил "Эху Москвы" руководитель общественного движения "За права человека" Лев Пономарев, на митинге выступят люди, призывающие к бойкоту выборов и люди, которые призывают голосовать против всех, также придут те, кто выступает сейчас за единственного демократического депутата - Ирину Хакамаду. "В нашей среде нет единства, как окончательно вести себя на выборах, но единство в том, что президент Путин идет на выборы, не выполнив те обещания, которые он дал четыре года назад; на действующего президента в огромной степени работает административный ресурс, поэтому равных условий для других кандидатов государством не создано, - отметил Пономарев. - В этих условиях единственный вариант, который мы для себя видим, голосовать против Путина, а форму голосования пусть выберет для себя каждый избиратель".

По информации "Грани.Ру", участники митинга выступают "за демократию и правовое государство, за свободу слова, против цензуры, за мир и демократию в Чечне, за мирные переговоры между воюющими сторонами, за временную администрацию ООН в Чечне". Другими требованиями митингующих станут "независимость правосудия, освобождение политзаключенных М. Ходорковского, А. Пичугина, П. Лебедева, М. Трепашкина, И. Сутягина".

Подобные акции вряд ли отразятся на явке избирателей на выборы и их результате, тем более, что многие представители правых считают, что люди запуганы и пойдут на выборы не из-за своей гражданской сознательности, а из-за страха, и по этой же причине будут голосовать за В.Путина.

За комментариями МиК обратился к заместителю директора Центра политических технологий Алексею Владимировичу Макаркину.



- Мы говорили с правыми - они говорят, что люди боятся и именно из-за этого пойдут голосовать, в том числе, многие боятся голосовать против всех. Мы говорили с левыми - они нас заверили, что их электорат возмущен творящимся беспределом, и значительная его часть также голосовать не пойдет, а многие будут голосовать против всех. Как Вы прокомментируете это? Какими будут явка и протестное голосование?



Я думаю, что явка будет достаточно большой. И связано это не с тем, что все запуганы. Есть такая субкультура - люди, которые боялись вычеркивать даже Ельцина в 1996 году. Была такая категория старушек, которые шли голосовать за него, думая, что иначе за ними придут, кто-то из НКВД. То есть, как бы понимая, что никакого НКВД уже давно и в природе не существует, люди, которые его боятся, есть. И эта проблема родилась не сегодня. Это проблема всей нашей независимой России.

Есть в стране такая категория людей, которая боится, что любая власть придет и накажет, даже самая демократическая, которая совершенно не собиралась никого наказывать.

Кстати, страха в обществе не ощущается. Определенный страх есть в элитах, в связи с историей с ЮКОСом, с Ходорковским. Но на общество, на широкие слои избирателей это не транслируется. Они никак не могут отождествить себя и свои интересы с интересами элиты, думая: "Вот пускай элита разбирается. А у нас особых проблем как раз с властью нет". Есть с гаишниками, с милиционерами, то есть с самыми младшими представителями власти, а все что повыше, все это существует совершенно в другом измерении для людей.

Что касается того, что не придут левые, то в последнее время идет рост рейтинга Харитонова, который в общем то связан с тем, что есть у нас такой коммунистический избиратель, который всегда голосует за коммунистов. Всегда, в независимости от того, популярные они или нет, кто у них в списке, есть ли в списке у них миллионеры, и это примерно 12%, которые проголосовали за КПРФ в декабре. Вот сейчас левый избиратель пошел. Сначала он был в смятении, он совершенно не понимал, почему Зюганова нет, требуя: "Хотим Зюганова, дайте нам Зюганова!". Но сейчас левые начали усваивать, что на самом деле это такой тактический ход, что Харитонов - это коммунист, и за Харитонова надо идти голосовать. Поэтому сила серьезной коммунистической инерции, она приводит к тому, что растет рейтинг Харитонова.

Еще один момент - для левых избирателей не идти голосовать во многом противоестественно. Они привыкли голосовать всю жизнь. Они голосовали даже в 1993 году, когда были выборы, которые считались заведомо несправедливыми - при Ельцине, сразу после октябрьских событий в Москве. У коммунистов вообще самый дисциплинированный электорат. И сначала дисциплинированный коммунист был в растерянности, но сейчас рост рейтинга Харитонова свидетельствует о том, что очень многие коммунисты, которые первоначально не понимали, за кого проголосовать, все же отыскали своего кандидата. Нормального, выдвинутого компартией, привычного Харитонова.



- А Глазьев тогда где оказывается?



У него самая сложная ситуация. Я понимаю, что сложная ситуация также у Хакамады, но у него самая сложная. Дело в том, что для многих избирателей голосование за "Родину", ранее как голосование за ЛДПР на парламентских выборах, стало неким переходным этапом к голосованию за президента на президентских выборах. Эти избиратели должны были отойти от КПРФ, отойти от оппозиции, но они не могли придти к "Единой России", партии бюрократической, номенклатурной. Поэтому они искали что-то среднее. И уже тот факт, что они ушли от коммунистов, свидетельствовал о том, что они вполне совместимы с президентом и вполне готовы за него проголосовать, а не за кандидата, которого выставит КПРФ. Вот сейчас большинство из них благополучно, сразу после парламентских выборов, а некоторые, думаю, и в ходе парламентской кампании, пришли к президенту. С чем связан явный рост его избирательного рейтинга. Поэтому сейчас Глазьеву приходится доказывать, что он более эффективен, более антиолигархичен, чем президент. Он в принципе говорит сходные с президентом вещи, но вот почему-то за него надо голосовать. Хотя в общем-то различий не очень много. И их надо доказать.

Но при этом, если и ему, и Рогозину на парламентских выборах были созданы самые благоприятные информационные и организационные условия, то теперь ситуация совершенно иная. Электронные СМИ выпускают Глазьева весьма ограниченно, в собственной фракции его свергли, и вот он вместо того, чтобы заниматься президентской кампанией, должен заниматься разборками, связанными с тем, что в Думе пытаются снять табличку с его фамилией, что приходится обороняться от собственной фракции и т.д.

Поэтому я думаю, что все же шансы на второе место выше у Харитонова, как человека, у которого есть реальный левый электорат, который придет на избирательные участки. А избиратели, которые голосовали за Глазьева на парламентских выборах, серьезно расколются. Примерно 50 на 50. Половина проголосуют за Глазьева, половина проголосует за президента. Таким образом, я не вижу причин, которые привели бы к серьезному снижению явки.

Президентский электорат придет голосовать за своего кандидата, многие голосующие за ЛДПР и "Родину" также придут к президенту. К нему же перейдет значительная часть СПС-совцев. Харитонов возьмет значительную часть ортодоксального коммунистического электората. И, в общем, все окажутся вполне пристроенными. И я не думаю, что есть причины, которые повлияют на снижение явки или увеличение протестного голосования.



- А проект "Родина"? Как сложится его судьба? Почему такое эффективное начало привело к такому плачевному концу? Непрофессионалы взялись?



Взялись профессионалы, причем решать конкретную задачу - она заключалась в том, чтобы отобрать голоса на парламентских выборах у коммунистов. Задача выполнена. А теперь Кремль ставит перед "Родиной" другую вполне конкретную задачу. "Родина" не должна мешать президенту Путину в ходе кампании, не должна выдвигать Глазьева, должна была подержать вначале такую символическую фигуру как Геращенко, а потом, когда Рогозин высказался за президента, начать поддерживать его кандидатуру. Вот такая задача у "Родины" была с точки зрения Кремля.

В Думе "Родина" будет играть роль запасной "партии власти". Будет в чем-то критиковать "Единую Россию", требовать восстановления смертной казни, строить более антизападную линию, но ни в чем не противоречить Кремлю. "Мало ли пригодимся". Вот такая их линия.

Сергей Глазьев в этой ситуации оказался слишком амбициозным. Он действительно всерьез думал, что он главный на левом фланге. И он действительно всерьез поверил в то, что у него есть собственный сильный ресурс - есть организация, харизма, ну все это началось рассыпаться. Его организация начала уходить от него стремительно, а харизма держалась во многом на СМИ. И если он начал значительно меньше появляться в СМИ, то и рейтинг его застыл. А того постоянного избирателя, ортодоксального, который намерен проголосовать за него в любой случае, у него почти нет. Очень многие считают, что Глазьев, конечно, хорош как парламентарий. Но в президенты еще ему выдвигаться рановато, естественно от тех, кто голосует за "Родину". Поэтому в этой нише занимает место Харитонов, который гораздо менее яркий, но имеющий избирателей, которых у Глазьева явно не хватает.



- Ну а как Вы считаете, левая оппозиция вообще имеет перспективу в стране?



Есть брэнд КПРФ на этом площадке, поэтому Харитонов - человек абсолютно не неизвестный, ни лидер, все равно сейчас опережает по опросам Глазьева. То есть, есть тот круг людей, который все равно голосует за коммунистов, в любом случае. Другой структурированной левой оппозиции я пока не вижу.



- Ну а КПРФ имеет перспективу? Ведь поражение на выборах, хотя оно и было искусственным, все же произошло.



КПРФ сохранила ядро, и сейчас все будет зависеть от экономики. Если в экономике все будет хорошо, то это ядро будет постепенно сокращаться, в том числе поэтому, что это ядро очень старое, великовозрастное, поэтому оно будет сокращаться по объективным причинам, и молодежь не будет туда идти. Если же в стране будут расти протестные настроения, то часть коммунистов уйдет в глухую оппозицию. Сейчас они отказались утверждать в Думе Фрадкова, и даже отказались говорить с ним о чем-либо.

Поэтому если в стране будут серьезные экономические проблемы, то избиратель пойдет в первую очередь к тем, кто был наиболее резок, непримирим. Вот, коммунисты и пытаются такую карту разыграть, но это задача достаточно длительная. Сейчас они хотят продержаться, перегруппироваться, и в случае ухудшения экономической ситуации попытаются перехватить инициативу. И у них сохраняется значительный электорат.

09.03.04

МиК
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован