Эксклюзив
Карпенков Степан Харланович
27 ноября 2020
312

Закат светлого будущего

Сталинское засилье, растянувшееся на долгие мучительные десятилетия, с каждым годом всё больше и больше превращалось в леденящую, невыносимую стужу. И на русской земле в суровых, северных краях замерзали лесорубы, вчерашние крестьяне, разлучённые со своей семьёй и утопавшие по пояс в снегу на лесоповале. Замерзали и погибали и землекопы с киркой в руках, выгнанные в сильные морозы из родного дома и дававшие злосчастные кубометры промёрзшего насквозь грунта. Замерзало и помирало от холода и голода томившееся в тюрьмах великое множество и других «врагов народа», безвинных людей, лишённых свободы и измождённых неволей и тяжёлым, непосильным трудом…

 После жестокого сталинского режима наконец-то наступила долгожданная оттепель – через суровую твердыню бандитского самовластия начали пробиваться нежные ростки надежды на лучшую жизнь, которую вселяли сначала Георгий Маленков, ослабивший налоговое бремя для крестьян, а потом и Никита Хрущёв, стремившийся повернуть огромную махину советской власти лицом к народу.

Дальнейшего потепления и наступления настоящей весны без затяжных заморозков, когда после долгого зимнего сна природа преображается и всё тянется к свету, конечно же, ждали крестьяне, составлявшее подавляющее большинство населения и якобы свободные, а на самом деле, попавшие по воле самозванцев в колхозную кабалу. Причём кабалу беспросветную, которой никогда не было на земле русской, даже при крепостном праве.

Надеялись на лучшую жизнь все люди, где бы они не находились и чем бы они не занимались: и глубоко несчастные невольники, безвинные, но оказавшиеся за тюремной решёткой и жаждущие свободы, и простые жители, городские и сельские, которых сталинское, кровавое, репрессивное колесо обошло стороной. Исключения не составляли даже некоторые «слуги народа» и прикормленные партийные «мудрецы», жившие не так уж вольготно, но у которых всё же проснулась совесть, и которые осознали, что всё же человечнее и, несомненно, лучше совершать добрые дела, чем служить верой и правдой дьяволу зла…

Потепление ощутили и некоторые «провидцы» от партии, хотя, пригретые властью, они не испытали на себе в полной мере всех «прелестей» сталинской вакханалии и жили припеваючи, ни в чём себе не отказывая. Эти вероломные партийные «прорицатели», академий не кончавшие, поспешили заявить «тёмному народу», что тогдашнее поколение будет жить при коммунизме. И что каждый советский гражданин вне зависимости от своих способностей будет получать по потребностям, или, другими словами, будет пить и есть от пуза. Однако при таком смелом и опрометчивом заявлении они не учли простую истину, известную каждому школьнику: удовлетворить все материальные потребности даже одного человека – задача заманчивая и соблазнительная, но никогда не решаемая и по своей сути лукавая. Не менее лукавой оказалась и другая «светлая» затея, когда сельским жителям, едва сводившим концы с концами, было обещано приблизить деревенские условия жизни к городским. Однако такое радужное обещание кремлёвской власти осталось на бумаге, в партийных директивах и памяти народной, а подтянуть деревню к городу так и не удалось.

Большие надежды возлагались на науку, которая в то время всеобщего потепления щедро финансировалась государством, несмотря на все трудности переходного периода от «развитого социализма к коммунизму» в отдельно взятой стране. В Москве и других крупных городах открывались многие новые научно-исследовательские институты, оснащённые современным оборудованием для проведения экспериментальных исследований на высоком технологическом уровне и для разработок с практическим выходом. В ближайшем Подмосковье, прямо на природе в спешном порядке возводились благоустроенные научные городки для плодотворной работы и проживания высококвалифицированных молодых специалистов.

Не меньшее внимание уделялось и отечественному образованию. Оно было бесплатным для всех слоёв населения, и его уровень был относительно высоким на всех стадиях обучения, включая высшее профессиональное. Увеличивался приём студентов во все высшие учебные заведения, в которых, кроме обучения, проводилась серьёзная научная работа. В научно-исследовательских и учебных институтах создавалась материально-техническая база экспериментальных исследований и появилась уникальная возможность свободного научного поиска. Педагоги и учёные получали достойную зарплату и были в почёте. Поэтому неслучайно многие молодые люди старались прилежно учиться в средней школе, чтобы поступить в институт или в университет. И они, конечно же, мечтали заниматься наукой, надеясь, что в ближайшем будущем она решит основные земные проблемы человеческого бытия…

Однако хрущёвская оттепель быстро закончились. Так случилось, что она не перешла в настоящую весну, когда природа оживает, когда всё вокруг и везде зеленеет, расцветает и благоухает.  И великие мечты о всеобщем благоденствии, и радужные надежды на лучшую жизнь начали постепенно таять с наступлением затянувшейся распутицы, позднее названной в народе брежневским застоем. Молодые люди продолжали по-прежнему сначала учиться, а потом и работать, но жизнь заметно не улучшалась. Все работали много и как могли, но получали мало и не испытывали радость от своего труда.

Мечты остались лишь мечтами, и возлагаемые на науку надежды во многом не оправдались. Некоторые заманчивые физические идеи, казавшиеся перспективными и технологически вполне доступными для реализации, так и остались достоянием фантастики. Да к тому же, далеко не всегда выделяемые на науки огромные финансовые средства использовались рационально и эффективно, с пользой для дела. Например, за многие десятилетия были потрачены астрономические суммы денег на фундаментальные исследования и разработку термоядерного реактора. Однако действующий рабочий реактор, который производил бы дешёвую энергию без вредного воздействия на окружающую среду, до сих пор не создан. Потрачены немалые деньги на обнаружение гипотетической, вездесущей, элементарной частицы нейтрино и на поиск внеземных цивилизаций. Ещё один пример бесполезной траты чрезмерно больших бюджетных средств – в начале восьмидесятых годов в Подмосковье для ускорителя заряженных частиц был построен кольцевой тоннель, по своим размерам сравнимый с кольцевой линией московского метро. Такой огромный тоннель оказался не востребованным и никому не нужным, хотя были закопаны в землю немыслимо большие материальные и финансовые ресурсы. Безрассудно тратились бюджетные средства на оборонный комплекс, космическую индустрию и атомную промышленность, которая во многих цивилизованных странах свёртывается, дабы не оставлять опасного радиоактивного наследства своим потомкам. При этих и других бессмысленных и баснословных тратах не выделялось достаточно средств на прикладные исследования с практическим выходом, в недрах которых зарождаются наукоёмкие технологии производства высококачественной продукции. Поэтому отечественная промышленность продолжала выпускать низкокачественную продукцию, товары широкого потребления, не пользовавшиеся широким покупательским спросом, хотя на некоторых из них и стоял знак качества, для производителей означавший, что сделать лучше они не могут. Низким качеством отличались преимущественно товары повседневного спроса, хотя в то время многие ведущие отрасли промышленности, где под началом выдающихся организаторов прикладных исследований внедрялись научно-технологические разработки, производили и высококачественную продукцию – отечественные самолёты, вертолёты, приборы и многое другое считались лучшими в мире.

Проходили долгие годы брежневского застоя, и советская махина сначала медленно, а потом всё быстрее и быстрее скатывалась вниз по наклонной плоскости. И чтобы она совсем не провалилась в пропасть, была предпринята очередная попытка поставить всё на свои места: промышленности предписывалось повысить качество продукции, а сельскому хозяйству – обеспечить продовольствием население всей страны и тем самым отказаться от импорта зерна, которое в больших объёмах уже не первый год и давно закупалось за рубежом. Для решения этих важнейших государственных задач по инициативе Михаила Горбачёва, взошедшего в 1985 году на партийный олимп власти, была объявлена перестройка с целью реформирования государственного управления, промышленности и сельского хозяйства…

За всю длинную историю нашего отечества от начала октябрьского переворота семнадцатого года среди всех главных властителей огромной большевицкой и партийной пирамиды только один Михаил Сергеевич Горбачёв имел солидное образование, высшее профессиональное. После окончания средней школы с серебряной медалью он поступил на юридический факультет Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, где прилежно учился и по завершении учёбы получил диплом с отличием.

Михаил Горбачёв, как высокообразованный и благомыслящий человек, находясь на самом высоком посту власти, понимал, что только через мирные реформы, а не через кровопролитные репрессии, которые широко практиковалось на русской земле при его партийном предшественнике на троне, при сталинском режиме, можно вывести страну из глубокого кризиса. Он осознавал, что надо искать научно-обоснованный путь экономического оздоровления страны. Поэтому он принял правильное и логически обоснованное решение – обратиться к учёным. В то время наука отечественная и мировая была на подъёме, и во многих естественно-научных и технических отраслях, где критерий истины – эксперимент и опыт, были достигнуты выдающиеся результаты с практическим выходом. И все просвещённые люди всё больше убеждались в том, что естественные науки и технические отрасли приносят зримые и незримые плоды. В этой связи попытка Михаила Горбачёва, молодого и энергичного партийного руководителя, решить экономические проблемы, опираясь на научные достижения, была вполне обоснована и целесообразна…

Советским экономистам-учёным, членам академии наук, в том числе и академику А.Г. Аганбегяну, советнику генерального секретаря центрального комитета партии М.С. Горбачёва по вопросам экономики в годы перестройки, никто не мешал на научной основе доказать экономическую несостоятельность социалистической утопии. Однако этого не случилось – таких логически и научно обоснованных доказательств ни он, ни другие отечественные «учёные», академики-экономисты не представили. Да и представить они не смогли, так как достигли заоблачных академических высот, опираясь в угоду дремучей власти на марксизм-ленинизм и не познав его разрушительной силы.

В частности, подобных аргументированных доказательств утопии «светлого будущего» не следовало из диссертаций Т.И. Заславской, будущего академика, одного из авторов порочного и безумного замысла ликвидации «неперспективных деревень». Трудно сказать, пробудилась ли совесть уважаемых учёных, получивших самые высокие академические звания, и осознали ли они свою ответственность перед обществом, о которой прозревшая Т.И. Заславская позднее говорила: «Будучи одним из всего одиннадцати академиков-экономистов и получая высокую зарплату от государства, я считаю себя персонально ответственной за состояние экономики и общества». А состояние советской экономики всем благомыслящим и просвещённым людям было известно: совсем невысокое качество отечественных промышленных товаров широкого потребления, очень низкая производительность труда, хронический дефицит продовольственных товаров, даже самых жизненно необходимых, плачевное состояние колхозов и совхозов, повсеместное разорение деревень и сёл, сокращение численности населения и стремительное вымирание русской нации.

Советские «экономисты», пригретые властью, оказались не способными решить принципиально важную задачу – вскрыть причины экономической несостоятельности коммунистической утопии, внедрённой на российской земле большевицкими полуобразованными самозванцами, одержимыми демоном власти. По-видимому, они не изучали философских трудов наших соотечественников, в том числе Ивана Александровича Ильина, выдающегося русского философа, профессора Московского университета, учёного с мировым именем, доказавшего несостоятельность и даже пагубность социализма и коммунизма. Некоторые из них не знали досконально и в совершенстве предмета своих научных изысканий – промышленного производства и сельского хозяйства, главных составляющих экономики. Не знали они по-настоящему и крестьянской жизни, каким тяжким трудом добывается хлеб насущный, и, сидя в своих роскошных академических кабинетах, зашторенных от внешнего мира, изобретали якобы теории, которые годились разве что для подобных же теорий, далёких от практики и реальной жизни и никому не нужных. Советские «учёные» не только в области экономики, но и в других гуманитарных отраслях, включая историю и философию, вырастали на прославлении утопического «единственно верного» марксизма-ленинизма и получали незаслуженно высокие учёные степени и звания. Поэтому с таким богатым «научным» багажом они, конечно же, не смогли предложить разумных идей выхода страны из затянувшегося кризиса, захлестнувшего все сферы деятельности человека на русской земле…

Смелая попытка Михаила Горбачёва, обладавшего всей полнотой советской власти, улучшить жизнь народа путём реформирования при сохранении общественного строя с прежней командно-партийной системой не увенчалась успехом. Преодолеть экономическую разруху даже с привлечением советских «учёных», экономистов так и не удалось, как не удалось решить эту важнейшую задачу и в ближайшем будущем после падения коммунистического единовластия, когда многое было разрушено и не было сохранено всё лучшее из прежнего общественного строя...

Объявленная Михаилом Горбачёвым гласность, вылившаяся в почти полное снятие прежней жёсткой партийной цензуры, способствовала появлению смелых высказываний и открытых публикаций, иногда не совсем взвешенных и продуманных, но убеждающих широкие слои населения в том, что так дальше жить нельзя. Неоднократно подвергался критике, далеко не всегда справедливой, и сам инициатор гласности. В частности, деятельность Михаила Горбачёва, главы советского государства, начиная с 1987 года, открыто критиковал Борис Ельцин, будущий президент России, что никак не способствовало объединению усилий для успешного проведения реформ, нацеленных на оздоровление отечественной экономики. Свободой слова и плюрализмом мнений сразу же воспользовались многие благомыслящие люди, правдоискатели, вполне справедливо критиковавшие существовавший общественный строй и доказывавшие пагубность партийного самовластия.

Свободой суждений, сползающей в пропасть произвола, и свободой принятия решений незамедлительно и сразу же воспользовались и партийные властители союзных республик, решившие самостоятельно управлять вне зависимости от союзного центра и обещавшие народу златые горы и реки, полные вина. Хотя они не отличались высокой образованностью и большим умом, но их скудных знаний и весьма посредственных способностей хватило, чтобы усвоить известную с древнейших времён истину – лучше быть первым в деревне, чем вторым в городе. Окончательно победило их стремление властвовать в независимых государствах, а что даст для народа такая власть и к чему она приведёт, их не интересовало. Их не волновало и то, что с отделением республик будут нарушены хозяйственные связи между предприятиями, налаженные в течение десятилетий, и что прекратится производство продукции и, как следствие, сразу же возникнет ещё больший дефицит продовольственных и непродовольственных товаров, что неизбежно повлечёт за собой массовую безработицу. Прикрываясь лицемерным лозунгом лукавой демократии и пользуясь ослаблением централизованной власти, республиканские партийные «вожди» без царя в голове добились своей цели – стали доморощенными царьками…

В 1990 году была принята Декларация независимости всех пятнадцати союзных республик и некоторых их субъектов. Разворачивался так называемый «парад суверенитетов». К началу следующего года союзная партийная власть значительно ослабла и потеряла прежние свои полномочия. Нерушимый Советский Союз оказался в неустойчивом, расшатанном состоянии, и всё предвещало, что он рухнет в ближайшее время подобно Вавилонской башне, построенной на зыбкой почве партийного единовластия. Поспешное необдуманное заявление Б.Н. Ельцина «берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить» послужило поводом для того, что не только республиканские, но и местные партийные царьки, хорошо усвоившие немудрёное правило разделять и властвовать, решили под шумок растащить Россию на части, организовав независимые республики: Уральскую, Иркутскую, Карачай и другие. Главной целью местных активных царьков при таком разделении единой России была независимая от центра власть, а вовсе не забота об улучшении жизни народа. Как показали дальнейшие события, попытка раздробить Россию на удельные княжества не удалась.

К началу 1991 года обострился до крайности кризис отечественного промышленного производства товаров. Существенно сократились валютные доходы от экспорта нефти. Заметно сократились и поставки колхозами и совхозами сельскохозяйственной продукции, включая хлеб, по невыгодным для них закупочным ценам. Всё это вместе взятое привело к острому дефициту основных продовольственных товаров повседневного спроса – полки всех магазинов стремительно пустели, а многие люди оказались без работы и без средств существования...

Несмотря на внутреннее критически тяжёлое экономическое положение, советское государство, расшатанное и ослабленное, по-прежнему направляло немалые материальные и финансовые средства коммунистическим собратьям на Запад, в страны третьего мира и оказывало экономическую помощь Кубе и Вьетнаму…

В феврале 1991 года Борис Ельцин, выступая в прямом эфире по телевидению, заявил об отмежевании от позиции и политики Президента СССР М.С. Горбачёва. Перспективу развития России он сформулировал в категоричной форме: делать самостоятельные шаги в сторону углубления реформ. Таким заявлением сразу же воспользовались республиканские власти, заключив двухсторонние договоры о сотрудничестве, минуя союзный центр, оказавшийся им не нужным...

В июне 1991 года Борис Ельцин был избран президентом РСФСР, позднее названной Российской Федерацией. В его ближайшем окружении появились не общепризнанные профессионалы своего дела (коих было немало при прежнем общественном строе): государственники с большим опытом управления, талантливые и способные руководители успешно развивавшихся производственных отраслей, выдающиеся учёные с мировым именем, – а молодые реформаторы: Егор Гайдар, Анатолий Чубайс, Александр Шохин и другие, – экономисты, мало кому известные, но смело и открыто заявлявшие, что знают, как вывести страну из экономического кризиса.

Вскоре все эти новоявленные «реформаторы» от науки без какого-либо опыта управления и не владевшие в достаточной мере ни теорией, ни практикой промышленного производства и сельского хозяйства, основных составляющих экономики, заняли высокие государственные посты. И от их действий в структуре некомпетентной власти и их законодательных инициатив во многом зависело будущее страны, которое, как показали дальнейшие события того времени, не стало светлым, а помрачилось от вопиющего криминала. И в дальнейшем этим самоуверенным «реформаторам» доверяли ключевые государственные посты во властных структурах.

В частности, «экономиста» Анатолия Чубайса, «прославившегося» провальной, позорной приватизацией и развалом энергетики, совершенно далёкого от технических наук, в 2008 году назначили генеральным директором Российской корпорацией нанотехнологий, сразу отличившейся не новыми научно-техническими разработками и их промышленным внедрением в производство, а многомиллиардными тратами денег, сопровождаемыми уголовными делами.

Другой «экономист» – Александр Шохин тоже не оказался за бортом власти – занял высокий государственный пост и одновременно стал президентом «Высшей школы экономики» с громким статусом национального исследовательского университета. Этой скороспелой школе, в отличие от классических университетов, где немало талантливых педагогов и учёных с мировым именем, при протежировании дремучей власти доверили за баснословную плату из бюджета разрабатывать «инновационные» проекты реформаций для многих сфер деятельности, включая отечественное образование, качество которого после их внедрения резко снизилось. В этом же оригинальном вузе, кроме того, за большие родительские деньги выдают дипломы экономистов, многие из которых не могут найти работу, так как рынок труда такими «специалистами» давно переполнен, и они никому не нужны, не востребованы и пополняют многомиллионные ряды безработных…

Среди «экономистов», пригретых властью и не обременённых фундаментальными знаниями  о природе и человеке, особой оригинальностью отличился глобалист Герман Греф, оседлавший верного коня с названием «Сбербанк» и не оценивший всех достоинств базовых знаний, включая математику. Для достоверности изложения приведём цитату из его речи:

 – «Хорошая новость заключается в том, что в этом мире нужны будут не только математики и программисты. Более того, я думаю, их всё меньше и меньше нужно будет. Поэтому, когда мы пытаемся сказать, что мы сейчас будем развивать специальности «математик» и «программист», мы попадаем ровно в такую же ловушку, как у нас было какое-то время назад с юристами и экономистами... Не нужны нам математические школы. По-моему, это пережиток прошлого. Я категорический противник математических школ, потому что математические школы – это там, где отбирают людей и пичкают их одним монопредметом. Так было в Советском Союзе, и мне кажется, что это не очень хороший опыт».

Из этой «хорошей новости» Грефа, противоречивой по смыслу и изложенной на ломанном русском языке с грамматическими ошибками, следует, что математики и программисты «всё меньше нужны будут», а математические школы – это пережиток прошлого. С ними, по мнению автора «новости», мы попадаем в такую же ловушку, как с экономистами и юристами некоторое время назад. Так однозначно утверждая, он явно лукавит, ведь подобные ловушки существуют и сейчас, где массово штампуют «специалистов» с «дипломом государственного образца» без профессиональных знаний, необходимых для производственной деятельности. И среди них по-прежнему лидирует «Высшая школа экономики», председатель попечительского совета которой – Герман Греф, сторонник глобализации, побеждённый демоном «искусственного интеллекта». В этом школе за «образовательные услуги» взимаются немалые деньги из родительского кармана. При этом ректор школы Кузьминов не оставляет себя в обиде – его доходы составляют десятки миллионов рублей (для сравнения, зарплата профессора Московского государственного университета, где дают глубокие фундаментальные знания, исчисляется не миллионами, а всего лишь тысячами)…

Что касается другой «хорошей новости» – «не нужны нам математические школы», то совершенно очевидно, что они совсем не нужны автору этой «новости» и подобным ему «менеджерам» и «экономистам», без особого труда пробившимся во власть. Однако это вовсе не означает, что они не нужны обществу и государству, чтобы стать на цивилизованный путь развития. В качестве примера можно назвать лишь одну школу, открытую по инициативе академика А.Н. Колмогорова (1903–1987), выдающегося математика с мировым именем. Ныне она называется Специализированный учебно-научный центр МГУ. В этом уникальном центре не «пичкают математикой», а дают глубокие знания по всем основным предметам, и хорошо подготовленные школьники свободно поступают не только в Московский университет, но и в другие ведущие вузы, и затем становятся высококлассными специалистами, широко востребованными в разных отраслях науки, образования и современного производства.

Будучи аспирантом физического факультета МГУ, мне посчастливилось принимать экзамены у одарённых школьников для отбора их в эту школу и вести занятия во время летней выездной сессии, где читали лекции академики А.Н. Колмогоров и П.С. Александров. Со знанием дела могу утверждать: весь учебный процесс в этой математической школе организован на очень высоком научно-методическом уровне. И чем больше откроется подобных школ, тем выше будет уровень отечественного образования, которое в последние годы оказалось на грани падения в пропасть по воле «экономистов» и «модернизаторов», едва научившихся считать до десяти...

Всем благомыслящим и просвещённым людям понятно, что фундаментальные и профессиональные знания определяют развитие общества, а скороспелые «экономисты» и «юристы» пополняют многочисленные ряды безработных. И чтобы избавится от такой рукотворной беды, нужны специалисты с достойным образованием, когда на государственном уровне уделяется большое внимание фундаментальным знаниям, включая математику. Только на основе таких базовых знаний возможна подготовка специалистов высокой квалификации, способных возродить отечественное производство высокотехнологичной промышленной продукции и поднять сельское хозяйства.

В начале девяностых годов прошлого века, в смутное время криминального передела собственности и чудовищного раздела высоких властных полномочий, оказались не у дел многие люди труда и благочестия, многие выдающиеся руководители производства и многие высококвалифицированные специалисты в разных отраслях хозяйства. Например, оказался за бортом новоявленной власти и Николай Иванович Рыжков, государственник, опытный организатор и руководитель производства. Он прошёл длинный трудовой путь от инженера до генерального директора крупнейшего завода Уралмаш и занимал при перестройке высокий государственный пост председателя Совета министров СССР. В отличие от академических «экономистов» и партийных полуобразованных функционеров он хорошо усвоил на практике, что фундаментальная основа экономики – это производство, а не пространные рассуждения экономистов об экономике ради экономики, которая весьма далека от реальной жизни. Подобные околонаучные рассуждения, как сделать экономику экономной, легли в основу реформ, предложенных «экономистами», пробившимися к власти через «науку», основанную на марксизме-ленинизме, но не осознавшими его пагубность и великую разрушительную силу...

Проведённые реформы «экономистами» от науки, ориентированные на приватизацию, шоковую терапию, свободный рынок, который «ставит всё на свои места», на зарубежные кредиты и на другие «инновации», при протежировании некомпетентной, дремучей власти не позволили решить самую главную задачу – сохранить всё лучшее от прежней партийной системы управления, а привели к полному экономическому хаосу. При этом экономика советская превратилась в экономику криминальную, при которой в мутной среде вопиющего беззакония вылавливали золотую рыбку всякие проходимцы, мгновенно обогатившиеся при резком обнищании народа и стремительном вымирании русской нации…

Чтобы вывести страну из затянувшегося экономического кризиса необходимо восстановить государственность на всех уровнях многоступенчатого управления. Только в таком случае каждый гражданин будет заниматься своим делом, а стратегию развития государства будут определять не «экономисты» и не «менеджеры» с дипломом государственного образца, а высококлассные специалисты, владеющие фундаментальными и профессиональными знаниями, необходимыми для производственной деятельности, составляющей основу реальной экономики.

Библиографические ссылки

Карпенков С.Х. К истории одного преступления // Уничтоженные как класс. М.: ООО «Традиция», 2020. С. 3 – 65.

Карпенков С.Х. Русский богатырь на троне. М.: ООО «Традиция», 2019. – 144 с.

Карпенков С.Х. Стратегия спасения. Из бездны большевизма к великой

России. М.: ООО «Традиция», 2018. – 416 с.

Карпенков С.Х. Незабытое прошлое. М.: Директ-Медиа, 2015. – 483 с.    

Карпенков С.Х. Воробьёвы кручи. М.: Директ-Медиа, 2015. – 443 с.

Карпенков С.Х. Экология: учебник  в 2-х кн. Кн. 1 – 431 с. Кн. 2 – 521 с. М.: Директ-Медиа, 2017.

Степан Харланович Карпенков

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован